Владимир Куковенко

Владимир Куковенко

Четверг, 07 ноября 2013 08:42

Вопросы по генеалогии рода

Вопрос № 1

В материалах  "Линия Фоминых" я поместил лагерную карточку Ефима Ивановича Куковенко, который умер в немецком концлагере  "шталаг X-B"  в 1943 году.  До призыва в армию  он проживал, как значится в карточке, на хуторе Северный, Краснодарского края Ивановского района.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Родился Ефим Иванович в 1894 году.В плен попал в 1942 г., видимо, тогда и был сфотографирован. В  это время   ему было около  48 лет.

Переписывая данные с этой карточки, мне  пришлось увеличить ее, чтобы разобрать некоторые слова. Заодно я внимательно рассмотрел и фотографию. И был удивлен:  на фотографии представлен мужчина, хотя и  с осунувшимся измученным лицом, но все же никак не соответствующий своему сорокавосьмилетнему возрасту. Он выглядел  значительно моложе - не более чем на  тридцать лет. Как я рассмотрел, у  него ,были черные усы, что  так же не соответствовало его возрасту. К тому же,  в  его  лице   никак не угадывались черты, типичные для  нашего рода.

Вызвала некоторое подозрение и  фамилия его матери, записанная в карточке  как  NAROLENKO, Такая фамилия  никогда не встречалась мне в семейных воспоминаниях.

Можно предположить, что на карточку по ошибке вклеили другую фотографию.  Но, учитывая педантичность   немецких чиновников, такое вряд ли могло произойти. Да и лагерный номер на лагерной карточке и на фотографии совпадают -132.067.

Может быть, я ошибаюсь, но у меня остается единственное логическое объяснение: под именем Ефима Ивановича в немецком концлагере находился другой военнопленный. Каким-то образом к нему попали чужие документы (военный билет) и он был записан в лагерной канцелярии под чужой фамилией.. Видимо, были веские причины скрывать свою настощую.

Я думаю, что военный билет  Ефима Ивановича имел повреждение, и  новый владелец этого билета  не смог разобрать название деревни (Изубря) и района (Руднянский). Поэтому в лагерной карточке правильно была записана только область (Смоленская), район не указан  вовсе, а  вместо Изубри там значилась IZUWRJA и, даже,  какая-то невразумительная ЧУВРЯ  (так записано по-русски его место рождения в другой лагерной карточке).

Сомнение вызывает и адрес проживания семьи: Краснодарский край, Ивановский район, хутор Северный. Никто из моих родственников не упоминал о том, что кто-то из нашей фамилии уехал жить на Юг России. Возможно, это адрес семьи не подлинного Ефима Ивановича, а того человека, который воспользовался его документами.

Что же случилось с Ефимом Ивановичем, и почему его документы оказались у другого человека? Или, все же,   никакой подмены не было?

Чтобы разобраться с этим вопросом, прошу моих родственников помочь с поисками фотографии Ефима Ивановича. Также обращаюсь за помощью  с определением фамилии НАРОЛЕНКО. Действительно ли  такая семья жила в Руднянском районе?

 

 

 

 

Примечание

25 января 2014 года я получил  письмо по электронной почте:от Маханькова Александра

Здравствуйте) Копался я тут тоже в своих корнях, и случайна наткнулся на вашу статью:
http://kukovenko.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=406:voprosy-po-genealogii-roda&catid=25&Itemid=133
Каково же было мое удивление увидеть там под первым вопросом карточку своего прадеда, да еще и с таким описанием) 
У меня другая фамилия, но мать в девичестве как раз Куковенко, и  как раз внучка Ефима Ивановича. Так что я могу развеять все ваши сомнения и насчет того что там сфотографирован кто-то другой, и насчет достоверности документов, а заодно разъяснить откуда Куковенко взялись на хуторе Северном Краснодарского края.  Куковенко  там  много,но они, так же потомки выходцев из Руднянского р-на Смоленской области. (Куковенко обитали в Изубрях и еще двух деревнях) Короче говоря если у вас к генеалогическим поискам еще имеется, напишите, и вам пожалуй смогу помочь, потому как от деда остались мемуары:) и там примерно все описано. 
 
 

Вопрос № 2

В моем архиве имеется фотография, подаренная кем-то из  родственников. Но кто на ней изображен - этого  я не знаю.. Помню хорошо, что такая же фотография имелась у моего деда, поэтому уверен в том, что это один из Куковенко.

Прошу откликнутся тех, кто знает этого человека.

 

 

 

Та же самая фотография, что и выше, но в зеркальном изображении.

Глядя на предыдущую  фотографию, легко понять, что при печатании снимков негатив лежал неправильно. По правилам медали носятся на левой стороне груди, комсомольский значок крепился так же слева, ворот гимнастерки застегивался направо., на правом плече носился ремень портупеи. На подлинном снимке все это оказалось перевернутым.  Поэтому я зеркально перевернул фотографию и представляю ее в том виде, в котором она должна быть.

Примечание

На этот материал было получено электронное письмо от Анатолия Горовцова

Здравствуйте, Владимир!
На вашем семейном сайте, в теме "Список Куковенко/Куковенковых, участников ВОВ" имеется следующая информация:
"38. Куковенко Яков Петрович, 18.10.1909 г.р., д. Изубри Руднянский район Смоленская область. Служил 442 сп, дата смерти 25.01.43 г., захоронены Герлинтц. Плененной Миллерово. Фамилия матери-Воронцова"

Девичья фамилия моей бабушки Воронцова, она родом из д. Ивишни. Возможно мать Якова является родственницей моей бабушки. Может быть у Вас имеются более подробные сведения о семье Якова?

Также позволю себе высказать соображения по теме "Вопросы по генеалогии рода".
Вопрос 2.
Фото сделано после войны, возможно в 1945-46 годах. Изображенный на фото имел отношение к авиации, но не летчик и не офицер. Иначе были бы ордена. Судя по комсомольскому значку, на момент фотографирования ему было менее 28 лет. Медали плохо различимы, но мне показалось следующее:
1. Крайняя правая медаль-"За взятие Вены"
2. Перед ней-"За победу..."
3. Первая слева-"За отвагу"
4. Вторая слева по статусу ношения медалей должна относиться к медалям "За оборону...". На мой взгляд это -"За оборону Ленинграда".
Возможно на фотографии, в более крупном разрешении, можно более точно определить награды.
Если предположить, что фото сделано в 1945 году и принять во внимание участие в обороне одного из городов(1941-1942), т.е. на момент призыва ему исполнилось 18 лет, то на мой взгляд получается следущее.
Изображенный на фотографии родился не ранее 1918 года и не позднее 1923-1924 года.

С уважением, Анатолий Горовцов

***

 

В интернете я нашел  фотографию Куковенко Александра Григорьевича, которую поместил  кто-то из его родственников, пытаясь выяснить его судьбу. Под фотографией были помещены краткие сведения, которые я сохраняю:

Куковенко Александр Григорьевич г. 1920 г.р.

Родился: Смоленская обл. Руднянский р-он д. Казимирово.

Призван  Руднянским РВК , красноармеец , служил на  Западной Украине (до ВОВ)

Пропал без вести в 1941 г. (извещение пришло после освобождения Смоленск. обл по запросу)

 

Фотография эта привлекла мое внимание тем, что Александр Григорьевич удивительно похож на того неизвестного человека, который изображен на моем фото. вытянутое лицо, длинный нос, широкий рот, широко расставленные круглые глаза, широкий подбородок, оттопыренные уши, длинная шея. Похоже, что это один и тот же человек. Или его брат. Даже, не смотря на чрезмерную ретушь, это сходство  все еще заметно.

В статье "Потомки Ивана Фомича Куковенко" приводятся сведения о Григории Ивановиче и его детях. Два его сына, Иван и Александр, пропали без вести  в начале войны. Три других сына , Михаил, Петр и Василий, остались живы. Возможно, что неизвестный на моем фото - кто-то из младших братьев Александра. Но никаких сведений о них в доступных военных архивах мне найти не удалось.

Вопрос №3

В книге военных воспоминаний Шараева Николая Семеновича "Пригорьевская операция" описывается пребывания автора в партизанских отрядах Смоленщины.  Там же есть упоминание о встрече с Петром Сергеевичем Куковенковым, секретарем Глинковского райкома партии (райнный центр Глинка находится между Смоленском и Вязьмой)

На сайте Глинковского районав статье "Солдаты победы" имеется следующая информация о Куковенкове П.С.:

"В годы первых пятилеток в Глинке были построены: льнозавод, сырзавод, промкомбинат, общественная баня; организована машинотракторная станция (МТС), развивалась торговая сеть – сельпо. На 30 декабря 1930 года в районе работали 2 совхоза животноводческого направления и 17 коллективных хозяйств различных направлений.

Высоких показателей в производстве сельхозпродукции добивались колхозы: имени Румянцева–председатель колхоза Куковенков, «Красный городок» – председатель Ковалев, «Красный ударник» – председатель Базылев и другие

........

Но дальнейшее развитие  района и села Глинка прервала Великая Отечественная война. Восемнадцатого июля 1941 года район был оккупирован немцами.

На оккупированной территории с октября 1941 года начал действовать подпольный райком ВКП(б) под руководством секретаря Филиппа Федоровича Зимонина. После того, как Зимонин был отозван в Угранский район, где и погиб в боях, 12 мая 1942 года райком возглавил председатель райисполкома Петр Сергеевич Куковенков.

С февраля 1942 года начал действовать подпольный райком комсомола, возглавляемый Анной Леонидовной Терещенковой, уроженкой деревни Колзаки.

С октября месяца 1941 года повсеместно создаются партизанские отряды, которые возглавили кадровые военные, оставшиеся в тылу в результате ранения. Это капитан Ильичёв Иван Яковлевич, капитан Плешкевич Виктор Петрович, старшие лейтенанты Засыпко Тимофей Николаевич, Юдин Николай Федорович и другие, а также руководители партийных и хозяйственных органов: председатель райисполкома Петр Сергеевич Куковенков, прокурор Петр Ильич Титков и другие.

В начале 1942 года партизанское движение получило большую поддержку населения и значительно расширилось. Приобретая опыт боевых действий, партизанские отряды значительно пополнились и стали более организованными военизированными формированиями.

В конце января и в первой половине февраля 1942 года в район Дорогобужа было сброшено несколько десятков бойцов 4-го воздушного десантного корпуса генерала Александра Федоровича Козонкина. 21 февраля 1942 года в Дорогобужский район прорвались через линию фронта части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Павла Алексеевича Белова. Часть этих войск прибыла в Глинковский  район. 15 февраля 1942 года усилиями партизанских отрядов был освобожден город Дорогобуж, а 23 февраля  был освобожден  районный центр  Глинка.

В результате тесного взаимодействия партизан с регулярными частями Красной Армии к марту-апрелю месяцу  была освобождена территория около 10 тысяч кв. километров. Между Смоленском и Вязьмой возник Дорогобужский партизанский край. Освобождена была и почти вся территория Глинковского района.

Все партизанские отряды были объединены в 1-ю Смоленскую партизанскую дивизию «Дедушка», насчитывающую 5 тысяч 770 человек. Командовал дивизией Иван Яковлевич Ильичев. Дивизия разделена была на три партизанских полка. Глинковский  район защищал 3-й партизанский полк в составе 4-х батальонов, численностью более 2 тыс. человек. Командовал полком Сергей Иванович Иванов.

Зимой 1941-1942 годов партизаны соединения пустили под откос 224 вражеских эшелона, подорвали около 650 мостов и уничтожили 1850 автомашин противника.

С марта по июнь 1942 года в районе действовала советская власть, работали некоторые школы. Был произведен весенний сев. Но силы партизан, воинских частей 1-го кавалерийского корпуса и десантников были неравными. Против них фашистское командование бросило 11 дивизий.

6 июня 1942 года, согласно приказу командования войсками Западного фронта, части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 4-ой воздушной дивизии покинули Дорогобужский партизанский край и с боями вышли на Большую землю.

.........

  1.  КУКОВЕНКОВ Петр Сергеевич, 1903 г.р., д. Голенищево Глинковского р-на Смоленской обл. Служил: 07.1941 г. – 10.1942 г., партизанское движение на Смоленщине, ком. отряда".

 

Как сложилась  дальнейшая судьба Петра Сергеевича  - я выяснить не смог. Поэтому обращаюсь за помощью к родственникам.

 

Вопрос №4

Работая в фондах Государственного Архива Смоленской области (ГАСО), Ярослава Масленкова  сделала фотокопию  очень любопытной телеграммы, отправленной    из Любавич  в Киев. На телеграмме отсутствует дата отправления, но, предположительно, это 1920-1921 год.

 

Киев

Начальнику Штаба 36  бригады ВОХР Андрею Куковенко

Отец опасно болен приезжай немедлено

Петр

Вышеизложенное свидетельствую

Любавичск. Ком. Подпись

 

В то время части ВОХР несли охранную службу на наиболее ответственных стратегических объектах,таких, как железные дороги, мосты, а так же использовались для  подавления крестьянских мятежей. Это были боевые подразделения, по характеру выполняемых  задач  близкие к ЧК и НКВД.  Начальник штаба бригады был весьма значительной величиной  в структурах новой власти.Не исключено, что он имел военное образование.  Но, к сожалению,  пока никаких  дополнительных сведений  об Андрее Куковенко у нас   нет. Не известно, к какой линии нашей фамилии он принадлежал. Могу лишь предположить, что у него был брат Петр, который и послал телеграмму.

В материале «20-е годы. Мобилизация военная и трудовая»   находится  список  военнообязанных 1920 года, где указаны

           Куковенко    Петр Демьянов 1894 г р лесоруб

           Куковенко    Андрей Демьянов 1896 г р здоров отправлен в войска

 

Возможно,  что Андрей Демьянович и есть тот человек, которому адресована телеграмма. Правда, сразу же возникают вопросы. Андрей  в 1920 году  был отправлен в войска и, предположительно, уже в этом году или через год был назначен   начальником штаба бригады.  Видимо, имелись к этому весьма серьезные основания. Но какие? Образование,  личные заслуги, принадлежность к партии большевиков?

Прошу отозваться тех, кто принадлежит к этой линии и рассказать более подробно об Андрее Куковенко.

 

Вопрос №5

В фондах Государственного Архива Смоленской области (ГАСО), Ярослава Масленкова  нашла  списки военнообязанных по селу Изубри, составленному в 1919-1920гг.  Среди прочих фамилий там значится Карпеченко Кузьма Иванов 1899 года рождения.

Женой Кузьмы была сестра моего деда, Мария Алексеевна. Как мне известно, Кузьма Иванович во время ВОВ был уже генералом.

Обращаюсь к потомкам Кузьмы Ивановича с просьбой поделиться  воспоминаниями о своем славном предке.

 

Вопрос №6

В списках награжденных за участие в ВОВ значится КУКОВЕНКО ЗОЯ ВАСИЛЬЕВНА.

  В начале.1943 г. она была представлена к  ордену "За боевые заслуги".

В конце  1944  представлена к ордену  "Красной звезды".

При знакомстве с наградными листами я обратил внимание, что имеются некоторые разночтения в биографических данных Зои Васильевны.

В первом наградном листе  год ее рождений указан как 1920. Призывалась она Быховским РВК Могилевской области. На фронте с 7 декабря 1941 года.

Во втором наградном листе год ее рождения указан как 1916, призывалась она Руднянским РВК Смоленской области, на фронте с июля 1941 года.

К сожалению, в этих наградных листах при их опубликовании на сайте "Подвиг народа" по каким-то причинам скрыт домашний адрес награжденного. Поэтому невозможно судить, где проживала Зоя Васильевна до призыва в армию. А знание этого адреса помогло бы ответить на вопрос, произошла ли путаница с анкетными данными, или все же их было две.

Прошу откликнуться родственников и прояснить вопрос относительно того, идет ли речь об одном человеке, или о двух с одинаковыми именами и отчествами?

Среда, 06 ноября 2013 15:03

Письма

Письма от Ивана Иосифовича (линия Партасов), деревня Изубри.

1

Здравствуйте Владимир Иванович!

Прочитал в Руднянской газете, что Вас   интересует род Куковенковых. Я Куковенков Иван Иосифович, родился в деревне Изубри в 1919 году, все время проживал в дер. Изубри до 1996 года. В 1996 году выехал в Смоленск к сыну.

Деревня Изубри  была очень большая, в ней жило много Куковенковых. В настоящее время деревня на  стадии вымирания. Осталось в деревне около 40 пенсионеров.

Владимир Иванович! Ваш дедушка Филипп Алексеевич выехал из Изубрей перед самой войной или после освобождения Смоленской обл. от немцев, я точно не знаю, так как в это время я служил в армии. Знаю, что он работал на железной дороге в Кубинке. Если это он, то я и моя хозяйка знали его хорошо. Отец твоего отца Алексей*  был хресном отцом  моей супруги Ульяны Филипповны.

*Думаю, что  следует читать не Алексей, а Филипп. Мой прадед Алексей умер в 1932 году. Прим. В.К.

 Он после войны приезжал на Радоницу на кладбище поминать родителей и мы с ним выпивали вместе.

В деревне я самый старший по возрасту, мне в марте 1999 года исполнилось  80 лет. Я знаю в деревне почти всех Куковенковых, которые жили и которые выехали за пределы Смоленской обл.

Несколько слов о своих предках.

Никита Иванович. Это мой дед и отец моего отца Иосифа. У деда Никиты был еще брат Петр Иванович.

У  деда было 6 сынов и 4 дочери.

Сыны:

1. Иосиф (это мой отец)

2. Леон,

3. Тимофей,

4. Константин,

5. Моисей,

6. Василий.

Дочери:

1. Анна,

2.Анисья,

3.Кулина,

4.Екатерина.

Из них в живых нет уже никого, все умерли.

У моего отца Иосифа Никитовича было 5 сынов и 4 дочери.

Сыны: Михаил, Иван, Василий, Петр и Владимир.

Дочери: Ефросинья, Ольга, Евдокия и Параскева.

У меня Ивана 6 детей.

У Михаила 1 дочь (он погиб в войну).

У Василия  сын и дочь (инвалид войны, умер после войны).

У Петра две дочери и один сын.

У Владимира сын и дочь.

У Ефросиньи 3 сына 1 дочь.

У Ольги  2 сына 1 дочь.

У Евдокии 4 сына и 1 дочь.

У Параскевы 1 дочь.

У моих родителей было 27 внуков. У меня 11 внуков и 2 правнука.

Прошу извинения если что не так написал. Пишите что Вас интересует – постараюсь ответить, если позволит здоровье. Возраст преклонный, всегда знаменит плохими последствиями.

Извини, что плохо написал. У меня болят ноги и руки (отложение солей).

До свидания с приветом Иван Иосифович и Ульяна Филипповна.

(ноябрь 1999г.)

 

2

Здравствуйте Владимир Иванович!

Сообщаю, что письмо Ваше получил. Спасибо Вам за Новогодние поздравления и хорошие пожелания. Поздравляем Вас и Вашу супругу  и всех ваших родных с наступающим Новым Годом. Желаем Вам всем крепкого здоровья.

Владимир Иванович, кресным отцом Ульяны Филипповны был ваш прадед Алексей. Мать Ульяны Филипповны когда была жива то говорила, что он был родственником им.

Название газеты Руднянского р-на «Руднянский Голос» и редактор газеты Азаркевич Л.Э. Вы пишите, что в Можайске проживали Фома, Устин и Артем. Я считаю, что они жили в деревне Иззубри и выехали в дер. Казимирово. Эта дер. в 5 км от д. Изубри – там жили Куковенковы. Там было панское имение и пана звали Стефан Куковенко.* Жаль что старики все умерли и узнать,   точно ли звали пана Стефан Куковенко. Спросите у Анатолия знает ли он дер. Казимирово. Может быть ему рассказывал отец что-либо о этой деревне.

* Стефан Куковенко не был помещиком, он принадлежал к одной из линий нашего крестьянского рода. Он жил в Изубрях, потом приобрел надел в Казимирове и перебрался с семьей туда. В Казимирове и в самом деле было дворянское имение, земли которого были распроданы владельцами окрестным крестьянам. Я не знаю, каким количеством земли владел Стефан, но по имеющимся у меня данным, его сын Устин владел 30 десятинами земли, то есть был всего лишь зажиточным крестьянином. Возможно, надел Стефана был более обширным, но со временем был поделен между сыновьями. 

Не совсем понятно мне и то, почему Иван Иосифович ничего не знает о тех Куковенко, которые жили в Казимирове. Ведь его мать, Елена Стефановна, была из Казимирова и принадлежала к той ветви нашей фамилии, которую. называли панами. Прим. В.К.

В отношении рода Куковенковых откуда пошла наша фамилия – ответить на этот вопрос очень трудно не только мне, но и бывшим нашим родителям невозможно.

В основном Куковенковы проживали в дер. Изубри и Казимирово, в деревне Хомино, Бородино  и Мазанники Руднянского р-на. Жили Куковенко по одному хозяину в каждой деревне, все бывшие жители д. Изубря. Все Куковенко занимались сельским хозяйством.

Среди Куковенковых не было ученых, ни врачей, учителей и т.д.*

* Здесь Иван Иосифович ошибается. До революции одним из первых учителей был Осип Лаврентьевич Куковенко, сын моего прапрадеда Лаврентия. Вторым был Артемий Устинович, внук Стефана (пана из Казимирова).  Прим. В.К.

Деревня Изубри была большая: помню я ее как сейчас- было больше 100 домов. Дома были деревянные, крытые соломой. Среди деревни было 2 улицы: с востока на запад протекал ручеек.* От этого ручейка метров 40-50 было две дороги каждая примерно длинной 500-600 метров. По сторонам этих дорог стояли дома, за домами построены сараи, за сараями были огороды в сторону ручейка, а дальше за огородами были сараи – пуни, для хранения сена, гумны или овины – где проводился обмолот ржи и др. сел/хоз культур.

* По воспоминаниям моих родственников этот ручеек назывался Шумила.Прим. В.К.

Деревня была большая, улицы ровные, усаженные деревьями.

Владимир Иванович! Пусть Анатолий Артемович напишет письмо или вы сами в Казимировскую школу. Эта школа была панским имением. Возможно, кто из учителей  знает о судьбе пана. Звать – я хорошо знаю – что его  женщины звали «Стефановка».*  А вот насеет фамилии нужно уточнить.

*. По воспоминаниям внука Стефана, Анатолия Артемовича, этот дом принадлежал их семье. Во время коллективизации семья была выселена,  и в этом доме разместили школу. Дом этот сгорел в войну. Судя по прозвищу Стефана (пан из Казимирова), дом и в самом деле ранее принадлежал помещикам, владельцам поместья Казимировка, и был куплен Стефаном вместе с землей.  Прим. В.К.

Попросите директора школы, если учителя ничего не знают о пане, то может быть еще есть кто живой старшего поколения.

Простите, что плохо  написал – здоровье плохое. Гриппозное состояние.

До свиданья с приветом Иван и Ульяна.

Владимир Иванович! Я хотел бы знать в каком году, или вернее, оказались Куковенковы в Можайске.

В Можайске или пригороде Можайска живет из Изубря Куковенкова Анна Петровна – она старше меня. Я пока адреса не знаю, но постараюсь узнать.

(январь 2000 г.)

 

3

Здравствуйте  Владимир Иванович, Ваша супруга и дети!

Отвечаю на ваши вопросы: отец Ульяны Филипповны: Куковенко  Филипп Сафонович, мать – Куковенко Агафья Григоровна. У них был сын Егор Филиппович (брат Ульяны) и 7 дочерей: Варвара, Ефросинья, Анастасия, Наташа, Анна, Ульяна и Мария. Отец умер молодым в возрасте 40-45 лет Ульяне было 4 или  5 годов. Брат Егор погиб в войну. Из дочерей осталось в живых Ульяна и была жива сестра Наташа. Она жила в Киргизии г. Бешкек. У отца Филиппа был брат Куковенко Тимофей Сафонович. Это отец Николая мужа Анны Петровны, по-деревенски их прозвище Сафонкины. У Николая  был брат Егор Тимофеевич  - он погиб в войну. И было две сестры Анна и Евдокия. Они проживают в Можайском р-не дер. Сергово п/о Павлищево. Фамилия Евдокии по мужу Рябикова. Старшая сестра повидимому умерла.

В годы Гражданской войны и революций из Куковенковых погибли Куковенко Василий Никитович, брат моего отца (мой дядя). Это сын моего прадеда Куковенко Никиты Ивановича. И еще другой Куковенко  Василий Тимофеевич – по прозвищу Телятников. Оба ушли добровольцами и сражались за советскую власть. За белых из Куковенковых никто не воевал.

Раскулачиванию подвергались Мерзляков Петр Константинович и Куковенко Павел – отчество забыл, по-деревенски Бореев. Они же и были репрессированы. Куковенко Павел был расстрелян, а на Мерзлякова известий никаких не было (неужели вам не говорила об этом  Анна Петровна?).*

* Масштабы репрессий и раскулачиваний были значительно шире. Мой дед вспоминал, что из деревни уезжали десятки семей, подвергшихся раскулачиванию. Бросали дома, распродовали оставшееся имущество и покидали родные места, чтобы сохранить себя хотя бы жизнь. Прим.В.К.

В 30-ые годы во время голодовки мы жили на Украине. Но когда приехали обратно домой, то деревенские рассказывали, что очень тяжело  переживали голод. Собирали в лесу липовые листья, клеверные цветки, собирали по полю весной картошку (в деревне называли тошнотики). В голод умерли Куковенко Тит – отчество не знаю и Борисяко  (Борисяко - это прозвище, фамилия - Куковенко. Прим. В.К.) Тимофей Ефремович.

В войну воевали Куковенко Андрей Захарович, Игнат, Михаил, Филипп- это сыны Куковенко Захара Ивановича, - мои  суседи. Все вернулись живыми. Их в деревне называли  Самуськовы.*

ои дедушка и бабушка их называли Самусяками. Прим. В.К.

Куковенко Тихон Тимофеевич- это сын Куковенко Тимофея Никитовича (Телятников), был на фронте, вернулся живым.

Нас по деревенскому прозвищу называли Партасы.

Куковенко Михаил Иосифович,

Куковенко Иван Иосифович  и

 Василий Иосифович – все были на фронте – Михаил погиб.

Василий вернулся инвалидом, я вернулся живым.

Куковенко Леон Никитович (отец) и Куковенко Василий Леонович (сын).  Отец вернулся живым, сын погиб.

Куковенко Моисей Никитович – погиб на войне. Это два брата –Партасовы.

 

Куковенко Захар Петрович,  сын Захара Николай Захарович, Куковенко Моисей Петрович, Куковенко Семен Петрович - по-деревенски назывались Слыши. Захар с сыном погибли, Моисей и Семен вернулись живыми.

Куковенко Василий Петрович, Куковенко Иван Петрович, Куковенко Михаил Петрович – братья. По-деревенски назывались Овсейкины. Иван погиб, Василий и Михаил вернулись инвалидами.

Парфенята: Куковенко Иван Иосифович – погиб на фронте. Куковенко Николай Парфенович (дядя Иванов) тоже погиб.

Куковенко Петр, Стефан, Устин, Антон по отчеству Титовичи, - братья. Погибли Петр и Антон.

Куковенко Андрей Егорович (Овсейкин) погиб на фронте.

Куковенко Петр Демьянович и сын  Куковенко Константин Петрович.  Сын погиб в партизанах, отца немцы сожгли в огне пожара.

О себе: в армию призван  в конце декабря 1939 года. В часть прибыл на 1-е января 1940 г. в г. Новочеркасск. В марте отправили на  Финский фронт. До Москвы доехали и узнали, что война кончилась. И нас отправили в Ленинградскую обл. в 90 Кр. Знаменную дивизию. Летом 1940 г. дивизия перешла эстонскую границу. Служил на острове Эзель и в г. Тарту.

25 мая 1941 г.  дивизия по боевой тревоге выехала в Литву на укрепление гр-цы. Там нас и застала война. Мемельское или Клайпеда по литовски. В бой вступили в 1-ый день войны: боеприпасов не было, и дивизия пошла в отступление. Многие погибли и много попало в плен. В том числе и я. В плену находился в лагере  Берген-Бельцен до самого освобождения, т.е. 14 апреля 1945 г. Нас освободили английские войска. После освобождения еще пришлось год служить в армии в Германии. В 1946 г. из армии демобилизовался. В этом же году связал свою судьбу с Ульяной Филипповной. Все время проживал в дер. Иззубри. Работал в совхозе ветеринаром фельдшером.

Про Осипа и жену нам ничего не известно. Жену Вашего прадеда Алексея звали Христинья.

Напишите как зовут вашу супругу. С какого года рождения ваш отец. Жива ли сестра вашего отца Ирина. В каком году отец выехал из Изубри.

Владимир Иванович, откуда Вам известно, что в дер. жил Иван Самуилович  1891 г. Моим прадедом он никак не мог быть. И если такой был, то это отец (скорее, дед) нашего соседа Захара Ивановича (Самуськова). В дер. рядом в Вашими родными жил Куковенко Константин Павлович (Лавренчики). Мне кажется, что это ваш родственник. У него, Константина, было 3 сестры Полина, Гапуля, а третья не знаю как зовут.

У Константина был сын Иван с 19 года рождения, еще сын Костя, дочь Мария. Иван был на фронте, он умер в Ленинграде, Костя где-то живет на Севере. Мария живет на Изубри. Костя к ней приезжает в гости.

Простите, что плохо написал. До свидания с приветом Иван и Ульяна – привет вашей супруге и всем родным.

 

Владимир Иванович!

Константин Павлович был, по-моемому, двоюродным или троюродным  братеньником вашего деда Филиппа.*

* Константин Павлович, сын учителя, приходился моему деду Филиппк двоюродным братом. Прим. В.К.

Были на войне:

Куковенко Тит Петрович,

Куковенко Максим Петрович,

Куковенко Михаил Петрович.

Это сыны Куковенко Петра Ивановича (Партасова).

(февраль 2000г)

 

4

Здравствуйте Владимир Иванович!

Письмо Ваше получил, спасибо за праздничные поздравления.

Владимир Иванович! В отношении Сафона Петровича нам ничего не известно – мог ли он быть братом Лаврентия или нет. Я Вам в предпоследнем письме писал, что у Лаврентия был брат Павел. У Павла был сын Куковенков Константин Павлович и три сестры. Константин твоему дедушке Филиппу был братенник.

У Ульяны Филипповны  дед Сафон – отчество его она не знает. Как звали бабушку тоже  не знает. А отец Ульяны Филипповны родился в 1878 году.

Насчет Куковенко Ивана Сафоновича  нам ничего не известно.

Никита Иванович Куковенко мой дед.   Жену его, а мою бабушку, звали действительно Елена, по отчеству я  не знаю.

В войну немцы действительно согнали в овин жителей дер. Изубри, в том числе и Ульяну с матерью Агафией Григоровной и хотели их уничтожить. Но спас их  не Леон Куковенко мой дядя, а  Куковенко Александр Парфенович. Он немного знал немецкий язык, мог уговорить их. Он был в плену в Германии в 1-ю войну.

Насчет пребывания в плену я вам писал, что попал в первых числах. Находился в лагере в 60 км от города Ганновер. Лагерь находился в чистом поле обнесен колючей проволокой. В лагере был единственный навес построен для кухни, больше никакой постройки не было. Охраняли немцы. Немцы сильно избивали нас и травили собаками. Но мне повезло. Через некоторое время открылся лазарет для нас пленных и я попал в этот лазарет санитаром.

Начальником лазарета был старый немец фетфебел Ганс Берез очень добрый немец. В лазарете нас никто не бил. В 43 году попал в штрафной концлагерь. В концлагере заболел крупозной пневмонией. Опять попал в лазарет и до конца войны был в этом лазарете.

Товарищи по лагерю и лазарету:

Мелков Иван Васильевич из Подмосковья –Медыни или Рузы, точно не знаю, забыл.

Зернов Василий Александрович из Ярославля.

Латышев Григорий из Белоруссии.

Кравченков Василий Васильевич из Касплянского р-на Смолен. обл.

Казанский Яков Николаевич из Казахстана г. Кентау.

Соседов Петр Романович – из Саратова.

Хоровец Алексей Иванович из Бреста.

 

Фокина Федора Ивановича и его сынов Виктора и Владимира нет. Федор не вернулся с войны, Владимир и Виктор умерли после войны.

Владимир Иванович!

Высылаю фото свое -2 фото.

Фото моей матери Елены Стефановны. И Ульяны Филипповны с ее матерью Агафией Григоровной.  О фото отцов:   моего и Юлина не сохранилось.

Мы с Ульяною приболели.

До свидания.

С приветом Иван и Ульяна. Привет от нас Вашей супруге Дине и детям.

(март 2000 г).

 

Фотографии, присланные Иваном Иосифовичем.

 

Иван Иосифович Куковенко в молодом возрасте

Иван Иосифович Куковенко в пожилом возрасте

Жена Ивана Иосифовича, Ульяна Филипповна (справа), и ее мать Куковенко Агафия Григоровна

Мать Ивана Иосифовича, Елена Стефановна.

 

 

 

 

 

Письмо из Нарофоминска Московской области от Куковенко Николая Георгиевича

 

Здравствуйте, Владимир Иванович.

Даю ответы на то,  что знаю о родовых корнях фамилии Куковенко.

Большая семья Стефана и Домны  была разорена революцией и разбросана. Воспитывался я и жил с малых лет среди чужих людей, поэтому все о родных, что знаю, узнал в основном от самого старшего двоюродного брата Королькова Андрея Ивановича (ныне покойного).

У Стефана с Домной было три сына и пять дочерей: Василий, Георгий, Алексей, Евдокия, Надежда, Елена, Христина, Марина.

Стефан с Домной жили в дер. Казимирово Руднянского р-на Смоленской области. В их доме перед войной была школа. Дом сгорел во время войны 41- 45 г.

 

I.  Сын Стефана  Василий + Елизавета (жена).

Их дети: Нина, Миша, Володя, Зоя, Иван.

Василий был репрессирован в 1937 г. и умер в лагерях (так сказали его сыну Михаилу после ВОВ, после его возвращения с фронта).

Жена Василия Елизавета умерла в 198… году, жила у сына Михаила.

а) дочь Василия Нина + Николай Филимонов.

Муж умер. Нина живет у сына в г. Звенигороде Московской обл. Пошел ей 81-й год. (Адрес). Сын Нины Толя.

б) сын Василия Михаил + Лидия Васильевна (Степанцова).

Дети: Володя, Наташа.

Михаил Васильевич родился 22.IX. 1921 г. участник ВОВ 41-45 гг. После тяжелого ранения вернулся к матери в д. Казимирово, работал учителем, управляющим отделением совхоза, секретарем совхоза.

Жена Лидия Васильевна (г.р.1927 г. училась со мной в одном классе в школе), работала медсестрой, заведующей детским садом, умерла в 1984 г. и похоронена рядом с матерью Михаила Елизаветой в Мозальцево, где живет сейчас  Михаил  (Смоленская обл. Смоленский р-он).

Сын Михаила Владимир окончил Смоленский пединститут, работает в милиции, звание майор, жена его Наташа, дочь  Слава*. Живет в Смоленске.

* Дочь Слава - Ярослава Владимировна Куковенко.Она разместила на сайте  более подробные материалы о  своей семье. См.   "Архив Ярославы Масленковой (Куковенко)"

Дочь Михаила Наташа живет в Смоленске (Адрес), работает на заводе «Кристалл».

в) сын Василия  - Володя (г/р…..?).  Погиб на фронте в ВОВ 41-45 гг.

г) дочь Василия –Зоя (г.р…..?)- участница ВОВ, участвовала в штурме Сапун-горы в Севастополе, капитан медслужбы. Жила после войны в поселке Дзержинский возле г. Люберцы, Московской обл. Работала в аптеке. Трагически умерла. Дочь ее Таня живет там же.

д)  сын Василия -  Иван + Ольга (жена).

Иван (г.р. 1926 или 1927), живет по адресу Смоленская обл. Руднянский  р-он,  п/о Березники.

Дети: дочь Нина, сын  Саша.

 

 

II. Сын Стефана – Георгий + Татьяна.

Георгий жил в д. Казимирово в доме Стефана. Когда Стефана раскулачили и репрессировали, сослав в Соловки, жил в разных местах, спасаясь от репрессии, Арестован 26 сентября 1937 г. в  Смоленске, где он работал возчиком мебельной фабрики Смолгорсовета, а 2  декабря 1937 г. погиб в застенках.

Дела от 24 октября  1955 г. Смоленским судом пересмотрены в отношении Куковенко Георгия Стефановича и он реабилитирован в связи с недоказанностью обвинений. Так написано в справке от 27.02.1992 г., выданной моему брату Петру в Смоленске.

Жена Георгия - Татьяна Шейко, после раскулачивания Стефана скрывалась  от репрессий с тремя детьми в д. Жодь (откуда она была родом (около 10-15 км от г. Рудни), простудилась и умерла в возрасте 28-29 лет. Дети бродяжничали, затем были отданы на воспитание чужим людям в колхозы (д. Казимирово – Александр; д. Слобырево – Николай, Петр – деревня в 5 км от Казимирово).

а) Сын Георгия –Петр (г.р. 15.07.1922 г), с началом ВОВ ушел на фронт, был тяжело ранен, после войны вернулся в г. Смоленск, где он работал перед воной с дядей (по матери), женился, построил шлакобетонный дом, работал водителем автомобиля на товарной станции, затем горгазе, сейчас живет в Смоленске. Жена Петра Тоня (г.р.2.VII. 23г.) работала телефонисткой в Смоленском льнокомбинате, участница ВОВ, умерла 2.X.87 г.

Дети Петра: сын Юра, дочь Эмма.

Сын Юра родился 22 июля 1952 г., жена его Рита.\

Юра кончил Смоленский мединститут, 7 лет работал врачом в г. Сурож Брянской области.  Погиб в дорожно-транспортном происшествии 2 октября 1982 г.(30-ти лет от роду). Остались у него сын Сережа (г.р. 22.04.76). Сережа кончил Брянский машиностроительный институт, сейчас служит в Армии (в г. Смоленске в правительственной связи).

Дочь Петра –Эмма (г.р.5.03.1948г.). Кончила Смоленский  институт, работает в Смоленпроектсельхозстрое. Муж ее Богданов Ал-ндр, сын Павел (г.р. 2.02.1972 г.).

б) сын Георгия – Александр (г.р.1925 г.) воспитывался у чужих людей в д. Казимирово, после освобождения Смоленщины, в 1943 г. призван в Армию. Был пулеметчиком, в Яссо-Кишиневской операции в 1944 г. ранен, умер 4-XI-44  в госпитале в Москве. Кремирован 13-XI-44 и похоронен на территории крематория в братской могиле с вечным огнем возле стен Донского монастыря по адресу (метро Октябрьское,  Донская площадь-3).

в) сын Георгия – Николай (г/р 19- XII-1927г.) воспитывался у чужих людей в дер.  Слобырево (в 3-х километрах от Казимирово). Сейчас деревни уже полностью нет.

После освобождения Смоленщины  в декабре 1944 в возрасте 17 лет призван в Армию. До 1948 г. служил в учебных частях солдатом, сержантом, а в 1948 г. поступил и в 1951 г. окончил Военное Рязанское Автомобильное училище. Служил в разных частях Кантемировской дивизии, в ГДР, в Азербайджане. После службы с 1973 г. и по настоящее время работаю преподавателем в РОСТе (ДОСААФ) по подготовке водителей автомобиля.

Жена Татьяна (г/р 1-XII-36) кончила Смоленский пединститут, с 1958 г. и по настоящее время работает учителем в школе. Детей нет. Живем в Нарофоминске.

 

III. Дочь Стефана – Евдокия +……. (г/р -?, умерла в 1982 г.). Жила в Москве, имела дочь-инвалида Лиду, умершую в…. году.

 

  1. Дочь Стефана – Надежда + Яков Георгиевич Костюченко (муж). Жили в Москве.

Дети их: Валентин и Эмма.

Валентина работал в институте Курчатова, еще не женатым утонул в 60-х годах.

Эмма +Слава (муж), их сын Игорь (г/р…..). Живут в Москве. Надежда и Яков Георгиевич умерли.

 

  1. Дочь Стефана – Елена + Иван Корольков.

Их дети: Андрей, Петр, Алексей, Полина, Анна.

а) Андрей + Антонина Никитишна (жена). Полковник запаса, воевал до ВОВ на Халкин-Голе в Монголии, участник ВОВ. После Армии работал в Московском областном ДОСААФ.

Андрей – самый старший внук Стефана (так мне говорил). Жена Андрея Тоня умерла 25-XII-86 г.

Приемный сын их Анатолий, живет по адресу; (г. Москва ул. Доватора д.6 кв.24. тел. 245-54-92).

Жена Анатолия  Валя умерла, их дочь Света живет в квартире матери, она была разведена с Анатолием. С ним последнее время Андрей.

б) Корольков Петр (76 лет было в 1984 г.) + Зина (жена), живут в Гагарине (ул. Советская д.31). Дети……?

 

 в)  Корольков Алексей + Валя (жена), их дочь Оля. Алексей умер 15-XII-84 г. Адрес (г. Москва 115304 ул. Ереванская- 13 корп.2 кв.109).

г) Полина Ивановна Волкова + ……?

Живет в Можайске (2-ая Набережная -4). Дочь Лена живет в Зеленограде (г. Москва 103573  Панфиловский пр-т д. 1004 кв.477 Сорокина Лена. Тел. 5318093). Дочь Лены Марина.

Сын  Полины Жора умер в 85 г., а сын Леонид живет в Москве.

д) Анна Шутихина + …..

Их дети: дочь Люда, сын Толя (умер в 93).

 

  1. Дочь Стефана –Марина + Яков  Синайко (муж). Жили в Руднянском  р-не Смоленской обл. Их сын Иван Яковлевич Синайко живет…? Смоленская обл. Краснинский р-н, станция Красное.
  2. Дочь Стефана – Кристина +…..?

Дети: Толя, дочь Валя.

Все подробности у своего дяди Толи.

  1. Сын Стефана Алексей + ….?

Алексей умер в 1982 г.

Дети: Рая, Валя, Петр.

 

Примеч. Извини, что так мало знаю, так уже сложилось.

Подробнее, дополнительно узнаешь от Полины Волковой в Можайске.

(апрель 2000 г.)

 

Варшавская Людмила Александровна, директор историко-краеведческого музея.

г.Армянск, Крым.

 

Уважаемый  Владимир Иванович!

Отвечая на ваше письмо собщаю следующее:

Майор  Куковенко Стефан Евсеевич освобождал наш город Армянск 8 апреля 1944 г.

Майор Куковенко Стефан Евсеевич командир 175 отдельного сапёрного батальона 126 Горловской дважды Краснознаменной, ордена Суворова III ст, стрелковой дивизии 2-ой гвардейской армии, 4-го Украинского фронта.

Родился 13 июля 1909 г., русский, уроженец Смоленской обл. Руднянского района, Иваньковского с/с, с. Казимирова, служащий, член ВКП(б) с 1939 г., образование высшее, военное, КУКС при Московском военно-инженерном учмлище в 1942 г., участник Отечественной войны с июня 41 г.

 

Копия боевой характеристики майора Степана Куковенко.

«Майор Куковенко волевой, энергичный хорошо знающий военно-инженерное дело командир. Хорошо разбирается в тактических вопросах, материальной части оружия и минно-подрывного дела. Смелый, решительный, дисциплинированный человек. Решения принимает своевременные, обоснованные и смелые.

13 сентября 1942 г. возглавлял взвод в районе села и балки Купоросное, вступил в неравный бой с противником и разгромил его. В результате был подорван танк противника и уничтожено живой силы до роты.

В районе севернее 1 км г. Бекетовка под его руководством было построено укрепления для 550 СП, которое противник 24 октября превосходящими силами не мог преодолеть, а лично лейтенант Куковенко в этом бою уничтожил 3 танка и 40 солдат противника.

В ночь с 19 на 20 ноября 1942 года в районе Цоца-Берманцок под руководством Куковенко проделано в минных полях противника 36 проколов для наступления 126 СД и ввода в прорыв 4 МК и 4 КК.

В ночь с 13 на 14 февраля 1943 г. наведена  переправа через р. Дон в районе ст. Аксай.

В ночь с 3 на 4 сентября 1943 г. под руководством капитана Куковенко был подорван в районе ст. Бейрак приспособленный каменный дом для обороны противника и в предместье г. Горловки 2 дома. Убито 50 немецких солдат и подорван 1 танк.

При штурме города Мелитополя на поставленных минах под руководством капитана Куковенко подорваны 5 тигров и 12 танков. При прорыве сильно укрепленной обороны противника на Турецком валу капитан Куковенко умно расставил саперный батальон в  штурмовых группах, тем самым обеспечил своевременное проделывание проходов в минных полях и проволочных  заграждениях противника, а сам, находясь в штурмовой группе капитана Сопина (336 СП), 3 ноября 1943 г. первым ворвался в центральную часть вала, где уничтожено два ДОТа и 63 немецких солдата.

Перед штурмом г. Армянска под руководством майора Куковенко, командира175 ОСБ были подготовлены 600 чучел, и в период наступления 8 апреля 1944 г. импровизация была принята противником как действие солдат. Проделаны проходы, расставлены пикеты и во главе штурмовых групп шли солдаты.

Первыми  ворвались в Армянск 2-ой СБ 550 СП лейтенанта Четанюка и саперы майора Куковенко.

24 апреля 1944 г. майор Куковенко, сержант Гредисов, рядовые солдаты Полупанов, Реве уничтожили гарнизон горного ДОТа и захватили его.

Саперами 175 ОСБ под руководством майора Куковенко подготовлены средства для форсирования Северной бухты, а 9 мая с рассвета при упорных боях, под прикрытием артиллерии и авиации, форсировали ее.

Тов. Куковенко постоянно находился под огнем противника и своевременно обеспечивал части дивизии переправами, постройкой мостов, КП, разминированием .

Вывод; достоин выдвижения на должность дивизионного инженера.

Дивизионный инженер 126 СД подполк.  И.Нестеров.

«Утверждаю»

Командир 126 СД Герой СС, генерал-майор А.Казарцев

16 мая 1944 г.

Начальник инж. Войск 2 гв. Армии  гв. Генерал-майор  Брындов

7 июня  1944 г»

 

 

Мне известно, что до мое время Куковенко возглавлял совет ветеранов 126 Горловской дивизии. Пишу Вам адрес нынешнего председателя совета ветеранов:

97407

Февралев Елисей  Фопенович

(адрес) гор. Евпатория

С уважение директор историко-краеведческого музея

Варшавская Людмила Александровна

(март 2000г.)

 

Стефан Евсеевич после войны жил в Симферополе. Умер в 1998 году.(прим. В.К.)

 

Суббота, 02 ноября 2013 10:57

Камни Подмосковья

Так выглядит  ратовкит,  или подмосковный флюорит.

Результаты поездки на выставку минералов и драг. камней.

Результаты поездки на выставку минералов и драг. камней.
 

 

Это так же  флюорит/ратовкит.


При увеличении – видны мелкие кристаллы


 

Минералогический форум

(Интересные фотографии образцов ратовкита)

Вновь удалось посетить ратовкитовые места Тверской области. К сожалению, уран найти не вышло. В прошлый раз желтый налет на ратовките попадался, сейчас не было. По результатам поездки сделан вывод - ратовкит/флюорит встречается в виде следующих проявлений:

1) в смеси с известняком(т.е.настоящий землистый флюорит). В зависимости от содержания флюорита цвет вариирует от светло-сиреневого до фиолетвого и синего:







2) в виде мелких кристалликов сиреневого,синего или фиолетового цвета без примесей,которые покрывают стенки полостей в известняке:













По мере сил и возможностей исследования будут продолжены.
Еще фото, доказывающее кристаллическую структуру найденных образцов флюорита/ратовкита

 

Мне вот тоже посчастливилось побывать в этих краях. Жаль, с Прохожим разминулись.
Вот такие же образцы кристаллического флюорита в трещинах известняка:




В режиме макросъёмки (размер кристаллов 0,1 - 0,3 мм, цвет - от чёрного до бледно розового, а также пятнистые):






Ничего вивианитово-синего, кстати, в этих образцах не наблюдается. Синий оттенок на некоторых фотках в начале этой темы - это явно погрешность цветопередачи.
Также попались красивые образцы с кальцитом (размер кристаллов до 20 мм):










 
 
 
 
 
 
Кажется, ещё не было фотографии плотного зернистого ратовкита с кремнём из карьера на р. Дёржа.
Он по структуре похож на кварцит (но твёрдость как и положено флюориту: кальцит царапает, апатит - нет).




 
 
 
 
 
 

Вот ещё один спрятался  :) (длина кристалла 5 мм):
 
 
 
Воскресенье, 27 октября 2013 15:36

Верея и окрестности

С.А.Поспелов  Верея и окрестности

 Читать в Googl 

http://vk.com/doc9050672_227097133

Понедельник, 14 октября 2013 07:47

Битва под Клушиным. Вопросы без ответов

 

 

 

Польская юбилейная монета  в 10 злотых в честь Клушинского сражения

 

 

Клушинская битва состоялась 4 июля (24 июня ст. ст.) 1610 года  около села Клушино, которое находится в теперешнем Гагаринском районе Смоленской области. Русские войска, которыми руководил Дмитрий Иванович Шуйский, младший брат царя Василия Шуйского, потерпели поражение в битве с    поляками  и были рассеяны. Военная мощь Московского государства была окончательно сломлена. Это позволило польскому гетману Жолкевскому со своими отрядами без  особых усилий дойти до Москвы, свергнуть царя Василия и заставить боярскую Думу  присягнуть польскому королевичу Владиславу.

   По своему значению Клушинская битва стоит наравне с Бородинским сражением. После этой битвы неприятель овладел Москвой и уже помышлял об окончательном уничтожении русской государственности. Но если после Бородинского сражения Россия нашла в себе силы изгнать и разгромить Наполеона, то  последствия Клушинской битвы были значительно трагичней.  Именно после нее на Руси заполыхала кровавая гражданская война, вошедшая в отечественную историю под  названием Смутного времени. Поэтому  неудачную битву под Клушином  можно считать очень важным переломным моментов в ходе русской  истории.

Отечественные историки уделяют Клушинской битве весьма незначительное место. Оно и понятно – унизительное поражение 40-тысячной армии от поляков, которых насчитывалось около 7-ми тысяч,  никак не украшает нашу историю. Нет особых заслуг и у главного воеводы Дмитрия Шуйского, который, как считается,  был неопытен в военных делах, проявил в день битвы крайнюю растерянность и неумение руководить войсками. Ратные подвиги остальных воевод и их отрядов никто не описал, поэтому они остались неизвестными в нашей истории.  Все это и определило отношение историков к этой битве.  До сих пор даже нет подробного описания этой битвы, нет ни карт, ни схем, нет даже памятных знаков на месте сражения..

 

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.8.

В то время как уже Ляпунов поднял восстание в Рязани, войско московское в числе 40000 вместе с шведским, которого было 8000, выступило против поляков по направлению к Смоленску. Кто же был главным воеводою вместо Скопина? Князь Дмитрий Шуйский, обвиняемый в отравлении племянника и без того ненавидимый ратными людьми за гордость! Король, узнав, что в Можайске собирается большое царское войско, отправил навстречу к нему гетмана Жолкевского, который 14 июня осадил Царево-Займище, где засели московские воеводы, Елецкий и Волуев. Здесь соединился с гетманом Зборовский, приведший тех тушинских поляков, которые предпочли службу королевскую службе царю калужскому; несмотря, однако, на это подкрепление, Жолкевский не хотел брать приступом Царево-Займище, зная, что русские, слабые в чистом поле, неодолимы при защите укреплений. Елецкий и Волуев, видя, что Жолковский намерен голодом принудить их к сдаче, послали в Можайск к князю Дмитрию Шуйскому с просьбою об освобождении. Шуйский двинулся и стал у Клушина, истомивши войско походом в сильный жар. Два немца из Делагардиева войска перебежали к полякам и объявили гетману о движении Шуйского; Жолкевский созвал военный совет: рассуждали, что дожидаться неприятеля опасно, потому что место под Царевом-Займищем неудобное; идти навстречу также опасно, потому что тогда Елецкий и Волуев будут с тыла; решились разделить войско: часть оставить у Царева-Займища для сдержания Елецкого и Волуева, и с остальными гетману идти к Клушину против Шуйского. В ночь с 23 на 24 июня вышло польское войско из обоза и на другой день утром напало на Шуйского, разделившись по причине тесноты места на два отряда; один схватился с шведами и заставил Делагарди отступить. Другой отряд поляков напал на московское войско и прогнал часть его, именно конницу, но Шуйский с пехотою засел в деревне Клушине и упорно отбивался, пушки его наносили сильный урон полякам, и исход битвы был очень сомнителен, как вдруг наемные немцы начали передаваться полякам, сперва два, потом шесть и так все больше и больше. Поляки подъезжали к их полкам, кричали: «Kum! Kum!» - и немцы прилетали, как птицы, на клич, а наконец объявили, что все хотят вступить в переговоры с гетманом. Когда уже с обеих сторон дали заложников и начали договариваться, возвратился Делагарди и хотел прервать переговоры, но никак не мог: иноземные наемники обязались соединиться с гетманом, Делагарди же и Горн с небольшим отрядом шведов получили позволение отступить на север, к границам своего государства. Между тем русские, видя, что немцы изменяют, начали собираться в дорогу, срывать наметы; немцы дали знать полякам, что русские бегут, те бросились за ними в погоню и овладели всем обозом. Дмитрий Шуйский, по словам летописца, возвратился в Москву со срамом: «Был он воевода сердца нехраброго, обложенный женствующими вещами, любящий красоту и пищу, а не луков натягивание». Измену наемников летописец приписывает также главному воеводе: немецкие люди просили денег, а он стал откладывать под предлогом, что денег нет, тогда как деньги были. Немецкие люди начали сердиться и послали под Царево-Займище сказать Жолкевскому, чтоб шел не мешкая, а они с ним биться не станут.

      Из-под Клушина Жолкевский возвратился под Царево-Займище и уведомил Елецкого и Волуева о своей победе. Воеводы долго не верили, гетман показывал им знатных пленников, взятых под Клушином. И убедившись в страшной истине, они все еще не хотели сдаваться на имя королевича, а говорили Жолкевскому: «Ступай под Москву: будет Москва ваша, и мы будем готовы присягнуть королевичу». Гетман отвечал: «Когда возьму я вас, то и Москва будет за нами». Воеводы неволею поцеловали крест Владиславу, но гетман с своей стороны, должен был присягнуть: христианскои веры у московских людей не отнимать; престолов божиих не разорять, костелов римских в Московском государстве не ставить; быть Владиславу государем так же, как были и прежние природные государи; боярам и всяких чинов людям быть по-прежнему; в московские города не посылать на воеводство польских и литовских людей и в староство городов не отдавать; у дворян, детей боярских и всяких служилых людей жалованья, поместий и вотчин не отнимать, всем московским людям никакого зла не делать; против тушинского царика промышлять заодно; важна последняя статья: «Как даст бог, добьет челом государю наияснейшему королевичу Владиславу Жигимонтовичу город Смоленск, то Жигимонту королю идти от Смоленска прочь со всеми ратными польскими и литовскими людьми, порухи и насильства на посаде и в уезде не делать, поместья и вотчины в Смоленске и в других городах, которые государю королевичу добили челом, очистить, и городам всем порубежным быть к Московскому государству по-прежнему».

      Жолкевский понимал, что овладеть Москвою можно только именем Владислава и притом только с условием, что последний будет царствовать, как прежние природные государи; понимал, что малейший намек на унижение Московского государства пред Польшею, на нарушение его целости может испортить все дело. Гетман согласился на условия, обеспечивавшие самостоятельность и целость Московского государства, ибо его цель была как можно скорее свергнуть Шуйского и возвести на его место Владислава. Жолкевский должен был выбирать из двух одно: или, уступая требованиям русских, отнять Москву у Шуйского и отдать ее Владиславу; или, не уступая их требованиям, действуя согласно королевским намерениям, усилить Шуйского, вооружить против себя всю землю, стать между двумя огнями, между Москвою и Калугою. Разумеется, гетман выбрал первое.

 

Поляки до сих пор очень  гордятся победой в  Клушинском сражении. Это уже стало как бы частью их героической мифологии. Они гордятся своим гетманом Станиславом Жолкевским, одержавшим эту победу, и  по праву причисляют его к национальным героям за десятки других одержанных побед. Гордятся своей тяжелой кавалерией, так называемыми крылатыми гусарами, перед  мощными  ударами которых не могли устоять не только    русские, но и войска  шведов, австрийцев, турок, татар.

К четырехсотлетию этого сражения была даже выпушена памятная монета в 10 злотых с изображением атаки гусарской конницы.

Казалось бы, с Клушинской битвой все предельно ясно. Известно, когда она произошла, где, каков был ее итог… Но, все же, белых  пятен и здесь достаточно.

 

 

 

1

Начнем с вопроса, казалось бы, далекого от сражения,   - со скорости передвижения войск.

Шведы Петр Петрей и  Юхан Видекинд  писали о том, что Дмитрий Шуйский, находясь в Можайске,  очень торопился на выручку своего отряда, осажденного поляками  в Цареве Займище. К поспешному движению он вынуждал и  Делагарди с Горном, шведских военачальников.   В своей «Истории о великом княжестве Московском» Петрей так описывает события, предшествующие Клушинской битве:

Русский вождь, Дмитрий Шуйский, приступал к шведскому полководцы с такою безотвязною настойчивостью, даже со слезами на глазах, чтобы он поспешил на выручку к бедным осажденным, которые  были цвет русской армии, а теперь, за неимением продовольствия, либо попадут в руки неприятеля, либо умрут с голода, что предложил даже себя в заложники за недоданное жалованье, чтобы только поставить  на ноги войско.

Он надоел графу Якову и наконец упросил его выступить так поспешно, как мы уже сказали; все войско должно было идти восемь миль в самую жару и в полночь прибыло, усталое и истомленное, к месту, по имени Клушино, где ему должно было ночевать;

Поляки в своих мемуарах так же указывают  расстояния в милях. Как считают комментаторы их сочинений, они использовали немецкие мили, которые равны 7.5 км.

Петрей пишет только о шведах, но, по-видимому, стремительный марш-бросок  совершили с ними и русские войска. За сутки они преодолели 8 миль (около 60 километров)! И это вызывает определенное недоверие.  Скорость передвижения пеших войск осталась  неизменной еще со времен древнего Рима. Именно римляне установили норму пешего перехода для своих когорт в 100 стадий, или 18 км. Во время войны 1812 года, хорошо описанной ее участниками, скорость войск  была даже несколько меньшей – от 10 до 15 км в день. Правда, нам известны стремительные марши, которые совершал Суворов,- так называемые Суворовские переходы, протяженностью  до  40 км. Так например, перед битвой при Рымнике  (1789 г.) дивизия Суворова прошла за два дня 70 верст (75 км). Эти переходы очень изматывали солдат, поэтому   делали их  не ежедневно, а лишь в редких случаях, для  быстрого сближения с неприятелем. В остальное же время русские солдатики маршировали неторопливо,  делая всего лишь по  10-15 км в день.

Поэтому марш-бросок, который предприняли русско-шведские войска 3 июля 1610 года  можно назвать неповторимым и уникальным.  Это был даже не суворовский, а сверхсуворовский   по своей напряженности переход.  Такой переход под силу  лишь  легкой кавалерии, но не пехоте, обремененной большими обозами. Можно предположить, что Петрей и Видекинд в своих сочинениях указали с чужих слов какие-то ошибочные сведения, но  свидетельства о  немыслимо больших переходах   мы находим и в записках польских участников тех событий.

Так например, Мархоцкий, описывая подробно Клушинскую битву, упоминает о  том, что поляки прошли четыре мили до места сражения (30 км), потом несколько часов сражались и преследовали бегущих русских на расстояние до 3 миль (22.5 км). После этого к заходу солнца (или уже ночью) они успели вернуться назад к Цареву Займищу в свой лагерь (30 км).

Мархоцкий был гусаром, т.е тяжеловооруженным кавалеристом. По-сущесту, это была та же рыцарская конница, что и в средневековье. Гусары отличались от рыцарей тем, что помимо копий и мечей  имели на вооружении ружья и пистолеты. Очень трудно представить себе такого рыцаря, навьюченного пудами железа, способным преодолевать в день до сотни километров.Это просто какие-то мифические чудо-богатыри на неутомимых чудо-конях!

Читая о подобной, почти немыслимой выносливости и людей, и лошадей,  невольно задумываешься.  Или здесь  некоторое преувеличение, или невольные ошибки, или  мы что-то недопонимаем в этих старинных войнах…

 

2

Вызывает серьезные вопросы и  маршрут движения русских войск от Можайска к Клушину.

 Крупный  польский отряд Жолкевского оторвался от основных своих сил, стоящих под Смоленском, и Дмитрий Шуйский  решил его разбить, пока к нему не подошла помощь.

Если бы русские войска двинулись  по главной дороге, то после такого стремительного броска  могли  бы выйти почти к польскому лагерю, и остановиться всего   в 10-15 км  от Царева Займища (между Можайском и Царевым Займищем 76 км, или 10 немецких миль).  Это   поставило  бы  Жолкевского под угрозу двойного удара – с востока и с запада (от Царева Займища).

 Скорее всего, именно к этому стремился  Дмитрий Шуйский, поэтому так настойчиво торопил Делагарди вывести свои войска.  Он хотел дать бой в непосредственной близости от 8-ми тысячного отряда Валуева, чтобы тот мог ударить полякам в тыл.

 Замысел очень замечательный! . Но этот замысел мог быть осуществлен лишь в том случае, если Валуев сумеет продержаться  до прихода основных сил. Это и заставляло Шуйского так торопиться.Если бы Дмитрий Шуйский осуществил задуманноек, то вошел бы в отечественную историю как замечательный стратег

    Но, Дмитрий Шуйский, стремясь как можно быстрее выручить осажденный отряд Валуева, вопреки логике, послал войска не прямо к Цареву Займищу, а  выбрал обходную  и более длинную дорогу.   Войска  пошли какой-то окольной   дорогой и вышли  к деревне Клушино, которая расположена километрах в 30 севернее  Царева,  если считать по прямой. Учитывая  извилистость старинных дорог, это расстояние могло увеличиться и до 35, и до 40 км.  То есть, русские войска  и шведы, напрягая силы, двигались совсем не в ту сторону. Они не сокращали расстояние, а как бы его увеличивали.

Логика подсказывает, что Дмитрий Шуйский не мог затягивать время на обходные маневры. И, все же, он это сделал. Почему?

3

Дмитрий Шуйский  прибыл под Клушино вечером 3 июля. На  следующий день он собирался  дать бой полякам.

Но если русское войско  находилось в 35-40 км от противника, то сделать это было невозможно. Для того, чтобы преодолеть  расстояние в 35-40 км  и сблизиться с противником нужно было около 8-10  часов (считая, что скорость пешего воина составляет 5 км в час или даже несколько меньше).  Затем  нужно было еще часа два на то, чтобы сосредоточить войска и развернуть их для боя. Следовательно, только к ночи 4 июля русская армия могла подготовиться к  бою.

Что из этого следует?

Из этого следует, что русские войска располагались не в 35-40 км от Царева Займища, а значительно ближе, предположим,  в 10-15 км. Только это и  позволяло Дмитрию Шуйскому на следующий день совершить короткий переход и вступить в бой с поляками.

4

В записках Жолкевского есть следующая фраза:

«Он (т.е. Шуйский)  пошел не по большему тракту, но сделав небольшой крюк к Клушину; ибо с той стороны ему было удобнее иметь сношения к Волуевым»

Отсюда следует, что русские и шведы и в самом деле сделали крюк и пошли не главной  дорогой. Но эту фразу можно понимать и так, что отклонение от большой дороги было незначительным. Не тридцать километров, а несколько менее, предположим, километров пять.

 Задумаемся и над тем, какое удобство было в сношении с осажденным городком Валуева с севера?

Да никакого!  Войскам был смысл  подходить с какой-то определенной стороны к большим городам, таким, как Москва. В Смутное время мы постоянно встречаемся именно с такими  движениями войск:  они подходили к Москве и занимали наиболее удобное в стратегическом плане   место. Это объяснялось тем, что нужно было  держать под контролем свои коммуникации или предупредить  перемещение  противника. Именно из-за стратегических соображений поляки размещались на запад от Москвы, сторонники самозванца занимали юго-запад, а  отряды Минина и Пожарского предпочли восточную и северо-восточную сторону.

Размещение с какой-либо стороны от крошечного городка  не давало никаких существенных преимуществ войскам Дмитрия Шуйского. Поэтому не было смысла и особенно удлинять дорогу, забираясь далеко к северу, чтобы потом подойти к городку именно с северной стороны. Тем более, что русские войска таким маневром лишь усложняли себе задачу.

 Учтем и то, что Шуйскому опасно было  уходить с главной дороги. Тем самым он освобождал ее для движения польских войск. А это грозило ему тем, что Жолкевский мог оказаться у него в тылу. Поэтому, если Шуйский и уклонился от прямого движения, то незначительно.   Это уклонение можно   объяснить  тем, что он хотел не допустить подхода отрядов самозванца, которые уже начали присоединяться к полякам. И подходили они с южной стороны, от Калуги. Поэтому некоторое смещение русской армии к югу вполне объяснимо.

Не будем забывать, что русскую армию сопровождал огромный обоз, который не везде мог пройти и не везде мог переправиться через водные препятствия. Поэтому отклонение от главной дороги могло быть  вызвано желанием выйти к  более удобным переправам через реку Гжать.

 

5

Польские историки иллюстрируют свои статьи о Клушинском сражении  весьма подробными   картами места боя  и указывают на них несколько деревень – Пырнево, Пречистое, Воскресенское, Бугаево, Логачиха,  Но на этих картах нет  Клушина!  В лучшем случае  нарисована  стрелка, которая указывает направление на эту деревню.

 

 

Клушино расположено на правом берегу Гжати, в пяти  километрах от реки. Сражение, согласно польским источникам произошло на левом берегу у села Пречистое. Так почему же это сражение называют Клушинским? Логично было бы его назвать Пречистинским сражением, или, положим,  Воскресенским, Бугаевским …

 

6

Откуда у поляков появилась столь подробная карта с указанием топонимов? Польские мемуаристы  XVII века  не упомянули   ни одной деревни вблизи    места  сражения. В записках Жолкевского упоминается лишь Клушино, где расположились русские войска после перехода. Нет  упоминаний о других деревнях   и в русских источниках.

Можно предположить, что польские историки XIX или XX века, описывая  эту битву, воспользовались доступными им  русскими  картами   и перенесли названия деревень на свои схемы сражения. Но почему они переместили эту битву из-под Клушина, которое расположено на правом берегу Гжати,  к селу Пречистому (в 8-ми км от Клушина), расположенному  на левом берегу? И даже иногда называют ее битвой под Пречистым.

Объяснение может быть только одно. В записках Жолкевского, Маскевича и Мархоцкого описывается ночной марш его отряда. Но нет упоминаний о том, что отряд проходил  по мосту или вброд какую-либо реку. Река Гжать и в настоящее время довольно широкая у села Пречистого. Четыреста лет назад она была еще шире. Следовательно, преодоление такой водной преграды без мостов вызвало бы большие трудности и задержало бы движение поляков. И об этом автор обязательно упомянул бы.  Поскольку упоминаний о переправе нет в записках, то  польские историки вполне резонно решили,  что   эта битва произошла   до переправы, т.е   на левом  берегу  Гжати. Таким образом,  польским войскам не потребовалось преодолевать ее при своем движении, что соответствовало запискам гетмана.

В записках Жолкевского и в дневнике Маскевича упоминается, что польские войска шли до Клушина 4 мили.  Оба эти автора, как указано в комментариях,     расстояния исчисляют  в  немецких милях (1 миля =7.5 км), следовательно, между Царевым Займищем и Клушиным получается около 30 км.  Если учитывать  расстояние, то  Пречистое  больше подходит, чем Клушино,  которое расположено на 8 км дальше.

 А чтобы  увязать эту битву и с деревней Клушино, расположенной на  правом берегу, то место сражение выбрали     как можно ближе к этой  деревне.

 Следовательно, перед нами не подлинная диспозиция сражения, а всего лишь    кабинетная попытка составить ее, учитывая  описание битвы  и ориентируясь на существующие  топонимы. Так можно ли доверять ей?

7

Рассматривая польские  схемы сражения, приходишь к выводу, что разбитые русские и шведские войска могли  отступать только за реку Гжать. В случае   панического  бегства    должно было погибнуть много  ратников при переправе. Но ни Жолкевский, ни русские, ни польские историки не упоминают об этом. Они даже и реку не упоминают!

Самуил Маскевич говорит о том, что поляки преследовали  бегущих русских «две или три мили», т.е. 15- 23 км.   Но и он ничего не говорит  о реке, о мостах или  бродах.

 Шведский историк Юхан Видекинд единственный упоминает о реке вблизи места сражения. Но называет ее речка и, даже, ручей.  Тот, кто видел Гжать вблизи Пречистого, никогда не назовет ее ручьем. Надо помнить и то, что еще лет сто пятьдесят назад Гжать была сплавной рекой, т.е. по ней  сплавлялись крупные речные суда и баржи. Это говорит о том, что она была и широкой, и глубокой.   Но участники сражения ее просто не  заметили.

Не значит ли это, что  сражение произошло  где-то вдали от реки  Гжати?

Итак,  село  Пречистое, в силу своего расположения, не может быть местом сражения. Возвращаясь к исторической традиции, которая связывает место сражения с  деревней Клушино,  надо как-то согласовать ее расположение  с записками Жолкевского, Маскевича,  Мархоцкого и Видекинда,  у которых  нет упоминаний о том, что польские или русские  войска переправлялись через Гжать.

Можно предположить, что  маршрут движения поляков был следующим: от Царева Займища они двигались по московской дороге (на Будаево городище), пересекли Гжать в ее верховьях (будем считать, что здесь ее ширина была незначительной, поэтому переправа и не отмечена в записках). После пересечения Гжати поляки повернули резко на север и  по проселочным дорогам вышли к Клушину, проделав путь в  36-40 км.

Этот маршрут движения выглядит вполне логичным. Если бы не одна существенная деталь – слишком большое  расстояние. В записках Жолкевского упоминается, что поляки прошли путь в 4 мили, т.е. 30 км. Об этом говорит и Маскевич. Но новый маршрут имеет протяженность в 5 миль, а то и больше. Едва ли можно так ошибиться при оценке расстояния. А если это не ошибка, то прямое указание, что старинное Клушино стояло где-то в другом месте, ближе к Цареву Займищу. Или указание на то, что битва вообще произошла не здесь.

9

Некоторую ясность  в определении места битвы  внес следующий польский мемуарист и участник этого сражения,  Н. Мархоцкий. Рассказывая о ночном марше,  он замечает:

Мы рассчитывали идти всю ночь, полагая, что войско неприятеля застанем под Клушиным. А они той ночью, миновав Клушин, продвинулись на милю к нам.

Исходя из этого замечания, можно сделать следующее предположение.  Русские войска из Клушино пошли не на юго-запад, а на юг, вдоль течения реки,  и разбили лагерь в 7-8 км от деревни. Следовательно, они не переправлялись через Гжать.  Сражение произошло не под Пречистым, а под Клушиным,  в нескольких километрах  на юг от него на правом берегу Гжати.  Считая от польского лагеря до русского расстояние и составит 4 мили.

К тому же Мархоцкий делает ценное замечание, позволяющее уточнить расстояние между Царевым Займищем и Клушиным:

.. московское и иноземное…  войско двинулось от Можайска и сегодня же будет ночевать под Клушиным, а Клушин был от нас в пяти милях.

Следовательно, расстояние от Царева Займища до Клушина равнялось 5 милям, или  37.5 км. И это соответствует действительности.

Таким образом, все противоречия сняты и можно смело утверждать, что сражение произошло в 7-8 км к югу от Клушино на правом берегу р.Гжати.

Не противоречит эта версия  и словам Маскевича о том, что поляки преследовали неприятеля  2-3 мили. Отступавшие русские войска могли двигаться на север до Клушина, а оттуда повернуть на восток в сторону Можайска. Или же сразу бежать на восток проселочными дорогами.  В этих направлениях не было  крупных рек, поэтому  преследование  до 20 км  вполне допустимо.Река Гжать находилась в нескольких километрах слева от польских войск (на запад от места сражения), за лесом, поэтому нет ничего удивительного в том что поляки ее не видели и не упомянули в своих мемуарах.

Теперь все известные сведения  о сражении приведены к логическому единству и, казалось бы, что место сражения окончательно определено и  в нашем историческом исследовании   можно поставить точку. Но…

 

10

Но все эти  рассуждения и логические построения опровергает шведский историк Юхан Видекинд. Родился он в 1618 году, участником тех событий не был,  и свои исторические исследования писал на основе архивных документов. Его покровителем был сын Якова Делагарди, Магнус, который и рекомендовал его в королевские историографы. Не исключено, что Видекинд имел доступ к архивам Якова Магнуса, участника Клушинской битвы, и извлек оттуда много ценной информации. Трудно сказать, были это записки самого Делагарди, или иного шведского участника тех событий, но в них подробно описаны многие происшествия в шведском войске, его движение и место сражения:

Шведский военоначальник Яков Понтус Делагарди

 

 (Главнокомандующий вынужден был послать Эверта Горна и Монса Мортенсона к Димитрию [Шуйскому] уведомить, что с войском не удастся справиться, пока оно не получит жалованья. Тут солдаты заявили, что готовы до этого идти на врага и) продвинулись в тот же день на 8 миль, в Клушино, место, находящееся в 2 лье от Царева,  где сидел в осаде Валуев.

. Туда русские и наши дошли, когда уже солнце склонялось к вечеру. Якоб и Горн, пройдя деревню,  высматривают поле, удобное для разворачивания конницы. За ним с правой стороны была дубовая изгородь: между ней, недалеким ручьем и рощей Якоб и Горн занимают со своими место для отдыха (и разбивает лагерь так, что по одну сторону у них были густой лес и небольшая река, а по другую - высокая изгородь, которую они запретили трогать или рубить). По левую сторону поля, за лесом и кустарником (маленьким лесистым пригорком), располагается лагерем Димитрий Шуйский, наскоро устроив вал.

Так как неприятель стоял лагерем неподалеку, всего в 3 милях, Якоб, прежде чем вместе со своими уйти на покой и дать отдых телу, усталому от забот и походов, велел не разрушать изгороди, а  Шуйскому - укрепить свой  лагерь спереди деревянными кольями и отправить разведчиков наблюдать за намерениями врагов. Однако сон одолел, и не было выполнено ни то, ни другое.

 

Таким образом, Видекинд определяет  расстояние между поляками и шведами всего в три мили. То есть, на 7-8 км меньше, чем у польских мемуаристов.

Это разночтение можно объяснить тем, что неизвестный шведский автор записок   пользовался  шведской милей (10.67 км), и тогда никаких противоречий с польскими источниками нет.

Но если считать шведскими милями, то  дневной переход шведов от Можайска до Клушино выглядит просто фантастическим – 8 миль, или 85 км!

Отсюда можно сделать вывод, что  в данном случае счет расстояний ведется   немецкими милями, как и у поляков. И разночтение между шведским и польскими источниками в оценке расстояния между Царевым Займищем и Клушиным можно объяснить ошибкой шведского мемуариста.

Правда, остается непонятным, почему он ранее определяет расстояние между Клушиным  и Царевым Займищем в 2 лье (около 9 км, если это французские лье)? Снова ошибка? Или, все же, подлинное Клушино располагалось значительно ближе к Цареву Займищу, чем нынешнее?

 

11

В Польской  википедии в статье о Клушинской битве написано следующее:

Отряд гетмана   Жолкевского  прошел ночью  около  18 км (в течение более 8 часов) по узкой  и  грязной  лесной  дороге.

Другими словам,   поляки прошли за ночь не 30 км, как мы считали ранее, а почти в два раза меньше. Ошибка автора?

 Допустим, это не ошибка,  и автор  в своих подсчетах использовал именно ту величину мили, которую использовали в Польше 400 лет назад, и которая была забыта со временем.   Случаи утраты мерных, весовых и других единиц измерения довольно часты. Именно так была забыта старинная русская мера длины  «поприще», и до сих пор историки затрудняются с ее определением.

Поскольку 18 км соответствуют 4 милям, то миля равна 4.5 км. Другими словами, автор статьи  так же, как и Видекинд, исчисляет расстояние во французских лье, которые как раз и равны 4.5 км. Или очень близкими к ним по величине другими мерами.

Мне неизвестно,  откуда автор статьи взял информации и на каком основании  он приравнял милю к французскому лье.Но именно  этот счет и позволяет внести  некоторые поправки в то расстояние, которое преодолели русские и шведские войска 3 июля 1610 года. Они прошли не 85, и не  60 км, а всего лишь 36 км. И это вполне реально сделать пешему войску. Правда, с большим напряжением.

Именно исчисление пройденного пути в лье ставит все на свои места. Вместо фантастических скоростей передвижения войск мы, наконец-то, получаем что-то реальное.

Итак, Видекинд и автор статьи в Польской википедии внесли   существенное уточнение в наше расследование. Но оно еще больше отдаляет нас от окончательной разгадки Клушинского сражения. Расстояние между Царевым Займищем и Клушиным сократилось  до 22-23 км. Но это не то Клушино, которое нам известно. Так где же его теперь искать?

 

 

12

Косвенное подтверждение того, что древнее Клушино  находилось в ином месте, мы находим у  Гжатского историка Стахия Львова-Троепольского, жившего в XVIII веке. Он писал в своей Гжатской истории, что  могила - курган русских воинов, павших в Клушинской битве,  находится при деревне Изгино, севернее Клушино в двух верстах.

Этой деревни сегодня нет, и в старых документах она не упоминается, поэтому  невозможно проверить это сообщение. Из описания не совсем понятно, имел  ли он  в виду  современное Клушино, или древнее/  Но некоторые выводы все же можно сделать.

Если считать, что битва произошла в 4-5 км на юг от современной  деревни Клушино, то трудно  объяснить, почему  павших воинов  похоронили в 2 верстах  севернее от Клушино  То есть, на расстоянии 6-7 км от места битвы. Зачем нужно было так далеко везти их тела? Обычно подобные захоронения всегда располагались на месте битвы.

Русские войска были разбиты и бежали в сторону Москвы, поляки, раграбив лагерь,  ушли в сторону Царева Займища. Поэтому тела павших воинов могли хоронить лишь местные крестьяне. Не думаю, что их было очень много, и что они располагали временем для подобной перевозки. Наступила середина лета - время сенокоса, и крестьяне не могли надолго оставить свои повседневные заботы. Поэтому можно смело утверждать, что они похоронили убитых непосредственно на месте битвы.

И эта деталь позволяет  определить место сражения. Оно произошло в нескольких верстах  на север от  Клушино в районе деревни Изгино (возможно, она была сожжена во время битвы). Современное расположение деревни Клушино допускает лишь один вариант: сражение произошло в нескольких верстах  на юг от него.

Следовательно, еще раз подтверждается вывод о том, что  древнее Клушино  находилось совсем не там, где современное.

 

 

13

Исчисление пути в лье позволяет нам определить тот пункт, из которого русские и шведские войска двинулись к Клушину. Многие отечественные историки считают, что русские войска вышли навстречу неприятелю из Можайска, или из лагеря, расположенного где-то поблизости от города. .  Именно так понимаются ими слова  польских мемуаристов о том,  что русские и шведы 3 июля  вышли "из-под Можайска".

Считая в лье мы имеем следующие расстояния:

русские войска прошли навстречу полякам  36 км,

польские войска прошли навстречу русским 18 км.

Итого 54 км.

Поскольку  между Можайском и Царевым Займищем около 76 км, то получается, что русские войска   3 июля 1610  года вышли  из какого-то пункта, который должен был находиться  примерно в 20-25  км западнее Можайска.

Деревня Маслово, где находился лагерь Делагарди и куда затем прибыл Горн со своим отрядом, находится примерно в 7-8 км от Можайска. Можно предположить, , что   2 июля шведские отряды вышли из Маслова и, сделав один  переход в  в сторону Царева Займища,  остановились лагерем. По расстоянию и по направлению движения очень подходит Колоцкий монастырь.  Сюда прибыл  Дмитрий Шуйский и стал настаивать на увеличении темпов  движения, чтобы как можно скорее  подойти к Цареву Займищу.Возможно, что под Колоцким монастырем стояли и русские войска, вышедшие из Можайска. На следующий день они двинулись под Клушино.

 

14

Вопросов, связанных с местом  расположения Клушинской битвы очень много. Известные  описание этой битвы никак не соответствует местности,  к которой ее привязывают современные историки.  Отсюда следует единственный вывод: современная  деревня Клушино не  является той исторической деревней, под которой произошло сражение.

 Скорее всего, подлинное Клушино   было сожжено во время битвы и, возможно, никогда уже не отстраивалось на прежнем месте. А то Клушино, которое мы сейчас считаем местом битвы, появилось значительно позднее и в другом месте.  Гагаринские краеведы считают, что нынешнее Клушино ранее называлось Галкино или Галкин. Хотя эта версия и не подтверждена документально, но все же дает некоторые основания считать, что подлинное Клушино находилось в другом месте.

Интересная гравюра хранится в Кабинете гравюр Университетской библиотеки в Варшаве. На ней изображено Клушинское сражение с высоты птичьего полета. Гравюра примечательна тем, что выполнена по чертежу Феофила Шемберга, участника этого сражения. На гравюре изображены села, реки, леса, расположения русских, шведских и польских войск. Изображен и компас, который указывает направление на север, что позволяет ориентировать этот план по сторонам света.  К сожалению, Шемберг не поместил названия рек и сел на свой чертеж. Заметно искажены и масштабы изображенных объектов, поэтому трудно судить, какой ширины река, около которой происходит битва. Но, скорее всего, это просто ручей - об этом можно судить по величине окружающих деревьев . Если это так,  то  гравюра подтверждает слова историка Видекинда о том, , что сражение произошло  вблизи  небольшого ручья.

 

 

В  Гагаринском районе в  30-ти км южнее современного Клушино, по левую сторону от шоссе Москва-Минск,  находится деревня Клушинка. Хотя Клушинка  никогда не рассматривалась  в качестве возможного места сражения 1610 года,  эту возможность нельзя отвергать.Находится она в 19 км от Царева Займища, что по расстоянию хорошо согласуется с данными о движении польских войск  в ночь с 3 на 4 июля 1610 г. (если считать, что миля равна лье). Клушинка расположена на водоразделе, что так же согласуется с выдвинутой версией о движении русских войск, которые стремились избежать переправ через крупные реки.

Расположение Клушинки вполне соответствует и историческому известию Львова-Троепольского. Если русские войска шли через Клушинку, то пройдя ее, они повернули на северо-запад в сторону Царева Займища и в нескольких верстах остановились на ночлег. На следующее утро здесь и произошла битва. Следовательно, место сражения располагалось на северо-запад и север от Клушинки.  Что и подтверждает  (хотя и косвенно) гжатский летописец.

Но и эта версия не бесспорна. К месту предстоящего сражения польские войска должны были подойти с северо-запада или с запада - это следует из  того, что Царево Займище находится на северо-запад от Клушинки. Но на чертеже Феофила Шемберга польские отряды подходят к месту сражения с юго-запада. Можно предположить, что поляки заблудились, поэтому и совершили перед боем   вынужденный   маневр, чтобы выйти к русскому лагерю. Двигаясь  на юго-восток они стали удаляться от войск противника, а потом, поняв ошибку, резко повернули на северо-восток к расположению русских войск. Но участники этого сражения о подобных блужданиях молчат, поэтому данное объяснение не является убедительным.

Остается  предположить, что существовала и другая деревня с названием Клушино или Клушин (как называет ее Мархоцкий), со временем исчезнувшая и место расположения которой к настоящему времени забыто.

Описания движений русских войск очень скупы, а сохранившиеся сведения о тогдашних населенных пунктах весьма неточны, поэтому нельзя исключать и того, что   историки просто ошиблись, избрав местом сражения  нынешнее Клушино.  А подлинное место этой битвы еще предстоит найти.                           

 

 

 

Воскресенье, 13 октября 2013 13:15

Партизаны

Из рукописного сборника Любавичской средней школы  «От Смоленска до Берлина. О боевом пути партизанского полка особого назначения  И.Ф.Садчикова»

Составлен в 1978-1980 г.г.

 

 

КУКОВЕНКОВ

Игнат  Захарович

Родился 28 июля 1909 года в д. Изюбры, Руднянского района Смоленской области. Русский. Беспартийный. Образование начальное. В Советской Армии служил с июля 1941 года и после расформирования партизанского полка – с августа 1944 по апрель 1945 года.

В полку И.Ф.Садчикова (4 отряд 2 батальона) был с февраля 1943 года. Участвовал во многих боевых операциях. Игнату Захаровичу не повезло. Последние 28 лет страдает тяжелым недугом – парализован.

Награжден многими медалями.

Живет в д. Изюбры на Смоленщине.

Пятница, 20 сентября 2013 12:35

Занимательные путешествия по району

В своих путешествиях по Можайскому району я часто наталкиваюсь   на объекты, которые вызывают мой интерес как краеведа. Прежде всего, это следы войны - оплывшие окопы, просевшие землянки, воронки от взрывом бомб.

Но встречается  и нечто более интересное.  Однажды на лесной поляне, густо заросшей крапивой и иван-чаем,  я наткнулся на колодец. Верхняя его часть полностью сгнила и от нее даже следов не осталось, но деревянный сруб еще сохранился в земле.  Далеко внизу видна была и вода. Почему он вырыт в лесу? Для чего? Следов каких- либо построек поблизости не было видно - все  густо заросло кустарником и лесом. Единственное, что я тогда предположил, что  когда-то здесь стоял дом лесника.

Сейчас я вряд  ли вновь отыщу этот колодец, поскольку прошло уже много лет. Но до сих пор укоряю себя, что не обследовал как следует это место. Возможно, там  проходила старая смоленская дорога, и это место могло быть постоялым двором. Теперь эта маленькая часть нашей истории   безвозвратно потеряна.

В наших лесах кое-где сохраняются еще и  небольшие участки дорог 19 века. Они уже заросли лесом, но валы и кюветы прекрасно сохранились, как и столетние  березы, высаженные по обочинам. Попадая на эти старые дороги, отчетливо слышишь дыхание веков... 

Знаю я место расположения и старинной  мельницы. Хорошо сохранился вал запруды и глубокий отводной   канал. Все остальное, к сожалению,  уничтожено при современных строительных работах.

    

Материал готовится к печати      

В Можайске находится памятник, о котором мало кто знает.

Чтобы попасть  к нему,  надо  повернуть с Можайского шоссе на поселок им. Дзержинского. За домом №18 надо повернуть направо. В конце улицы у дома №7 следующий поворот - налево, в сторону гаражей. Здесь асфальт кончается, и по плохой дороге надо проехать, или пройти еще  метров триста. Поплутав немного среди хаотично  размещенных гаражей, вы выйдете к небольшой площадке, заросшей молодыми березками. Здесь и стоит памятник  венгерским  военнопленным, умершим в Можайском лагере.

Для тех, кто не знает Можайска, поясню, что этот лагерь    располагался на территории нынешней lдетской  колонии. После того, как пленных отправили на родину, в этом лагере некоторое время содержались советские заключенные. Затем этот лагерь был отдан под детскую колонию.

Поворот направо у дома №18.

В конце этой улицы поворачиваем налево.

Идем...

Идем...

Вот и памятник венгерским военнопленным, умершим в Можайском лагере.

 

 

 

 

 

 

 

 

На камне высечены   имена  и фамили пятнадцати человек. Первые  захоронения датированы  1945 годом, последние  относятся к 1947 году.

На большом красном камне вверху высечен шестиконечный крест, под ним помещены следующие слова:

"Здесь покоятся венгерские военнопленные погибшие во второй мировой войне"

(Надпись на венгерском языке я не стал копировать)

На черной плите  следующие имена:

CSEH    KAROLY                                                 1906 - 07.10 1945

FARSANG  SANDOR                                            1895 - 21,05 1946

GANYI          FERENC                                           1912 - 02.05 1946

HORNYAK  ISTVAN                                               1902 - 19.06 1945

JUHASZ    KALMAN                                               1910 - 22.08 1945

LESTI  JANOS                                                        1910 - 29.07 1947

LISZKAI   KAROLY                                                  1921 - 22.04 1946

NAGY  ADAM                                                          1921 - 23.06 1947

POLT    KAROLY                                                      1911 - 21.07 1945

FEINER  AGOSTON                                                  1917 - 01.01 1947

ROTA    BELA                                                           1894 - 21.05 1945

SAREK    FERENC                                                   1906 - 13.05 1947

SCHENK  GYORGY                                                  1912 - 01.07 1945

SZANTO BENJAMIN                                                   1904 - 12.07 1945

TOTH        GEZA                                                        1925 - 11.10  1946

 

По воспоминаниям, лагерь этот существовал с 1942  по 1953 год. Военнопленные занимались строительными работами.  Строили  Можайское шоссе, восстанавливали молокозавод, Именно они построили дома по улице Железнодорожной, Восточной.и Привокзальной. В Можайском районе находились еще два лагучастка с военнопленными - в Шаликове и в Уваровке.

Те, чье детство прошло  в поселке Джержинского, рассказывали мне, что   немецкое кладбище- так оно всегда называлось  - находилось вдали от поселка на краю леса. Оно было довольно обширным,  и занимало  территорию, которая  в настоящее время застроена гаражами, т.е. от дороги до подсобного хозяйства женской колонии..  На нем стояло  множество- я думаю, что несколько сотен!- металлических табличек с номерами захоронений. Кладбище было огорожено деревянным штакетником и на нем были посажены березы. Спустя лет двадцать-тридцать после войны подростки  тайком  раскапывали могилы, надеясь найти оружие. Недавно в этом мне признался один местный житель, мальчишкой участвовавший в этих раскопках (сейчас ему 60 лет).

В 1973-74 г.г.  Кожуховский сельский совет отвел эту территорию под строительство частных гаражей.  Руководство колонии не приняло никаких мер к защите кладбища. Не думаю, что это было сознательным вандализмом. Скорее, равнодушие и какая-то   духовная черствость, которая часто проявляется у наших чиновников..  Во время рытья фундаментов постоянно  наталкивались на захоронения. Кости  никто  не собирал и не перезахоранивал.

 Местные жители считают,  что на этом кладбище   были похоронены только   немцы. Но, как теперь выясняется, в лагере находились не только немцы, но и другие их союзники, воевавшие  против СССР. -румыны, венгры, финны.

 В конце 90-х  посольство Венгрии обратилось по поводу увековечивания памяти своих военнопленных . Так и появились эти пятнадцать имен на гранитной плите..  Думаю, что останки венгров вряд ли кто искал, да и найти их было невозможно, поскольку многие  могилы  были  уничтожены. Памятник поставлен  на том   месте, где находилось кладбище.

При посещении этого мемориала я испытал тягостное чувство.  Мемориал  размещен  не то, что неудачно, а просто безобразно  - дороги к нему, практически, нет, расположен он среди гаражей и всего в  сотне метров от свинарника. Если ветер дует с той стороны, то запах стоит отвратительный.

В день торжественного открытия этого небольшого мемориала здесь  присутствовали не  только высокопоставленные  представители от УФСИН,  МИДа РФ и можайской администрации, но   и представители  от Венгерского посольства. Хотелось бы знать, кто  испытал большее чувство неловкости и стыда   среди этого убожества и вони -  российская сторона или венгерская?

По поводу размещения мемориала можно сказать  лишь одно: можайская администрация и чиновники УФСИН  продемонстрировали  явное  неуважения как к мертвым, так и к живым.  Было бы  правильней  отказаться от этого мемориала, но не размещать его  в столь неподходящем месте. А если уж согласились разместить, то следовало бы проявить некоторое почтение к похороненным здесь людям  и привести место их последнего упокоения в приличный вид. Ведь кладбища - это очень наглядный показатель культуры любого народа. А  свой  национальный престиж, все же,  не стоит ронять..

Дорога от мемориала в сторону поселка им. Дзержинского. Ее можно назвать дорогой на костях.

 

За тем поворотом находится  свинарник..

 

 

 

Хорошо, что фотографии не способны передавать запахи!..Некоторые старожилы  счиают, что этот свинарник построен  на  территории  кладбища.

 

В наших СМИ и на различных сайтах иногда пояляются материалы об уничтожении  захороненй советских солдат в Венгрии.  И у меня, как и у многих, поднимается в душе протест. Но надо ли в данном случае поступать анологично?

Если вдуматься в ситуацию, то кто мешает правительству РФ заключить соглашение и перенести прах наших солдат в Россию? Именно так и поступают немцы, не надеясь на то, что могилы их соотечественников будут бережно сохранять на чужбине. Да еще при этом немцы оплачивают эксгумацию тел.

В 2011 году Германия выплатила несколько тысяч евро за 66  своих солдат, которых археологическая экспедиция Янишевского выкопала в селе Бородино на месте строящегося дворцового комплекса. Во время войны там располагался немецкий госпиталь, и своих умерших солдат немцы похоронили на территории парка. Потом археологи раскопали их могилы, извлекли тела и уведомили о находках  посольство Германии.Вскоре приехали представители специального ведомства, старательно упаковали косточки своих соотечественников и увезли их в фатерланд. Куда и кому ушли  деньги, выплаченные российской стороне,  - я не знаю. Но важно то, что Германия подобный перенос своих воинов практикует давно и не скупится оплачивать расходы.  С недоумением воспринимаешь то, что   наше правительство великодушно простило и продолжает прощать многим странам многомиллиардные долги,  тратит неимоверные деньги  на сомнительные проекты,  но не находит скромных средств для того, чтобы с честью  похоронить своих солдат.

Вопрос о захоронении военнопленных, умерших в Можайском лагере, можно было бы решить очень просто: эксгумировать тела и выдать их соотвествующим  странам. Но дело, видимо, осложнилось тем, что эти захоронения оказались уничтоженными. Поэтому и было принято решение установить памятные плиты. Решение нормальное, но плохо то, что при его воплощении в жизнь     никто и не вспомнил  о  культурном престиже страны. И разместили памятник в очень неподходящем месте.

Одним из вариантов достойного выхода из создавшейся  некрасивой ситуации  может   быть перенесение  сохранившихся останков  с разоренного кладбища в более пристойное место.    Пусть это будет   чисто символическое захоронение, но это будет лучше, чем нынешнее безобразие. Во всяком случае, не стыдно будет  находиться на таком кладбище.

 Есть и другой вариант - выкупить эту землю, снести гаражи  и создать достойный мемориал.  Возможно, при этом придется снести и свинарник, чтобы полностью облагородить эту территорию.

Для воплощение этих планов в жизнь нужно немногое:  желание  нашей администрации сделать  наш город ухоженным и красивым. И некие этические и эстетические начала в чиновных душах.

Не знаю, кто принимал решение о размещении  мемориала у свинарника  среди гаражей, но бескультурье этого человека очевидно. Неужели, снова наш  бессменный городской архитектор Игорь Юрьевич Пищулил и здесь оставил свой неповторимый след? Если это так, то стыд и позор ему за это вместе с  тем чиновником,  который подписал это решение!

 

Дополнение к материалу

 

В конце августа  этого года в Можайск приезжали  японцы по поводу своих соотечественников, которые находились  в Можайском лагере.  Самое поразительное заключается в  том, что японских военнопленных в Можайске было всего двое!  Но японцы, тем не менее,   очень настойчиво отыскивали сведения о их судьбе.

Подробностей  я не знаю, но, вроде бы, в  спецархивах   нашлись документы о том, что японских военнопленных перевели в Серпухов, где они и умерли.  Японскую сторону, конечно же, ознакомили с этими документами, но, все же, они сочли нужным посетить Можайск. Видимо,   официальные лица  посчитали своим долгом    выразить  почтение  своим согражданам. не только на их могилах, но и в местах их заключения.   Хорошо бы поучиться такому вниманию к павшим солдатам нашим чиновникам.

  Если окажется, что японцы были похоронены все же в Можайске, то  могил их уже не найти.  Не исключено, что в этом случае Япония попросит разрешение на  установку памятника.   Со временем здесь могут появиться плиты  и с немецкими, румынскими, финскими фамилиями - эти страны чтут память о своих павших.

Становится очевидным, что  надо уже сейчас  думать о пристойном  архитектурном оформлении этого мемориала. Чтобы  можайцам не пришлось и дальше  краснеть  перед всем миром за бескультурие своих   чиновников.

 

                                                      ***

 

На сайте  "Военные мемориалы. Ассоциация военно-мемориального сотрудничества"  помещены сведения о 360 памятных знаках, установленных Венгерским правительством в честь своих военнопленных, умерших в советских лагерях. Еще несколько знаков установлено в Белоруссии и на Украине. Пример уважения к своим соотечественникам, достойный всяческих похвал.

Помещаю фотографию  одного из мемориалов венгерским аоеннопленным. Находится он в городе Ростове-на-Дону.. Скромно, но  очень прилично. Предлагаю  нашему  архитектору Пищулину внимательно изучить   этот снимок. Может быть, просмотр поможет найти более выразительное  архитектурное решение   и в Можайске.

 

 

http://voennie-memorialy.ru/

 

 

Среда, 28 августа 2013 03:03

Архитектурный сатанизм

Занимаясь изучением русской архитектуры XVIII-XIX вв. я столкнулся с непонятным и загадочным явлением, которому долгое время не мог найти достаточно правдоподобного объяснения. Некоторые размеры в рассмотренных мною проектах были равны…. числу Зверя, т.е. 666! Это могло быть и 666 дюймов, и 666 четвертей, и 6.66 саженей, и т.д. Некоторые размеры передавались и немецкими, и старофранцузскими единицами измерения. Это говорило лишь о том, что архитекторы были из этих стран и по привычке пользовались наиболее привычными им мерными единицами.
Долгое время я относил их на счет случайности, но после того, как в моем исследовательском архиве накопилось достаточно большое количество сооружений с подобными размерами, я стал склоняться к другому мнению. Для меня стало очевидным, что здесь имеет место намеренное введение в размеры зданий числа Зверя. Это было некое оккультное действо с целью подчеркнуть свою приверженность Сатане.
Приведу в качестве примера наиболее известное сооружение подобного рода. Это мемориал Джорджа Вашингтона, расположенный в Америке, который представляет из себя стелу высотой в 6666 дюймов.
Именно это стремление выражать в архитектурных размерах число Зверя я отношу к архитектурному или математическому сатанизму. Выражаясь языком математики, авторы стремились детерминировать все линейные величины в своих проектах числом 666, т.е. найти такие размеры, которые содержали бы в себе в откровенной или скрытой форме число Зверя. Поэтому без всяких колебаний подобных архитекторов можно отнести к темным оккультистам, которые преследуют цели всяческого прославления Сатаны посредством тиражирования его числового символа.

Я не рассматриваю историю возникновения архитектурного сатанизма, поскольку это очень обширная тема. Заинтересованного читателя отсылаю к своей книге «Масонская архитектура и масоны Можайска», в которой представлено три сатанинских проекта русских архитекторов XIX века Единственное, о чем упомяну, так это о том, что архитектурный сатанизм имеет довольно длительную историю, весьма распространен и полон имен известнейших архитекторов. Многие и многие зодчие играли в эти инфернальные игры, увлеченные примером и авторитетом своих собратьев из зараженной иллюминатством Франции.
В стиле архитектурного сатанизма построены не только светские здания, но и отдельные церкви и соборы.
В настоящее время в моем исследовательском архиве накопилось достаточно большое количество проектов подобного рода. Хотелось бы обменяться своими мнениями по данной проблеме с заинтересованными читателями.



 

Воскресенье, 04 августа 2013 11:32

Музей праславянской письменности

Можайское историческое общество выступает инициатором создания музея славянской дохристианской письменности и  обращается ко всем заинтересованным лицам и организациям с предложением поддержать это начинание. Нам необходимо объединить свои усилия  для того, чтобы сохранить для потомков одну из самых загадочных и наименее изученных  страниц отечественной истории.  

Основой этого музея должны послужить находки на Троицком городище (Можайский район)., надписи которых в наши дни расшифровал Геннадий Станиславович Гриневич. Да и сам музей при настойчивости можно было бы организовать на месте этого городища, воссоздав  его древние укрепления м постройки..  Именно здесь было  найдено наибольшее число таких надписей, поэтому  создание музея на месте Троицкого городища видится вполне естественным.

Славянская письменность существововала задолго до Кирилла и Мефодия,  и  долг отечественной исторической науки не умалчивать   этот  факт, а провести более тщательные и более масштабные поиски следов древней письменности и привлечь ученых для расшифровки найденных надписей. Если удастся организовать музей, то эта программа и будет основой его научной деятельности.

 

О Троицком городище иожно прочитать на нашем сайте в разделах "Древняя история Можайской земли" и "Защита культурного наследия".

 

Предложения  по электронному адресу   Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Страница 10 из 14
Верстка сайта