Богданов Д. Из воспоминаний

Автор  Богданов Д.

Из воспоминаний Д. Богданова. «Бородино. Из войны 1812 года. Рассказ очевидца». Некоторые распоряжения и обращение батареи генерала Раевского в замкнутый люнет

Дементий Богданов родился в 1790 г. В 1812 г. - поручик пионерных войск, участвовал в сооружении Шевардинского редута и батареи Раевского. Скончался в 1871 (?) г.

Когда все стихло и наступила ночь, велено деревню Семеновское разобрать: оставлены были дома два или три, не требовавшие значительного времени на уничтожение. Это сделано и в других местах позиции, чтобы предупредить пожар, который мог бы помешать движению наших войск во время боя. Но 25-е число наступило и прошло спокойно, обе стороны казалось, были как бы в одинаковом настроении: приготовиться к великому бою. Избранник русских сил воззвал все вверенное ему воинство к молитве пред чудотворной иконой Богоматери Смоленской. Объезжая ряды их, он говорил им, чего от них ожидают государь и Россия.

Между тем, мы усиливали нашу позицию. На правом фланге, между 2-м корпусом генерала Багговута и 4-м графа Остермана-Толстого, глубокий овраг велено занять эполементом на четыре орудия, а в крутизнах его, для движения войск, устроить спуски. В 11-м часу ночи мне дано приказание ехать к генералу Раевскому. Я нашел его на батарее, построенной вследствие сделанного им распоряжения. Батарея была совершенно окончена и орудия стояли на местах; она представляла почти прямую линий, так что исходящий ее угол был за 160 градусов и направлялся к соединению ручья Семеновского с рекой Колочей. Правый фас ее шел под выстрелы двух батарей у деревни Горки и артиллерии 6-го корпуса, а левый падал к фронту 7-го корпуса, обстреливался его орудиями и с открытой батареи в 60 орудий, поставленных у деревни Семеновское; поэтому вся местность, лежавшая пред нею, защищалась сильным, перекрестным огнем. Генерал Раевский принял меня следующими словами: «Батарею эту мы построили сами, начальник ваш, посещая меня, похвалил работу и расположение; но как открытая и ровная местность легко может быть атакована кавалериею, то советовал перед батареей, в расстоянии 50-ти саженей раскинуть цепь волчьих ям; нами это сделано, теперь остается одно и самое важное: неприятель, при защите нами, может обойти нас и с тылу занять укрепление; нужно положить сильную в этом ему преграду. Осмотрите все и скажите мне, что и как сделать».

Батарея имела 19 орудий, протяжение ее кривой линии было до 60 саженей, ширина рва 3 1/2 саженей, глубина у контрэскарпа - до полутора саженей. Но, чтобы дать ей более внутреннего помещения, необходимо требовалось, несмотря на краткость времени, дополнить к ней два фланга земляной насыпью бруствера со рвами, а горжу замкнуть двойным палисадом, с двумя проездами, с палисадированными в них притворами; лес и железо употребить от разобранных деревень. К работе приступлено было тотчас. Фланги назначены длиною каждый 12 1/2 саженей; палисад углублен в землю на полсажени, высотой передний в 8 фут, внутренний, прислонный - в 6 1/2; фут, укрепление, с присыпкой где следовало банкета, окончено было к 4 1/2 часам утра. При осмотре дополнительных работ, генерал Раевский приказал усилить внутреннее прикрытие и, возвращаясь к со-бравшимся генералам, он сказал: «Теперь, господа, мы будем спокойны; император Наполеон видел днем простую, открытую батарею, а войска его найдут крепость: доступ к ней защищают более 200 орудий, рвы достаточной глубины и ширины, отгласиро- вано снаружи прочно и хорошо; увидим, как и что будет».

26-е число, рассвет. Тишина ночи нарушалась только по времени кликом в стане неприятеля: «Vive 1 'Empereur!»1. Был уже в исходе час пятый, генерал Раевский отдавал последние свои приказания и наставления начальствующим частям его корпуса, чтобы внушили нижним чинам исполнять строго команду, говорил о расстоянии стрельбы и о прочем. Приехал А. П. Ермолов и генерал Ферстер. Офицеры, составлявшие отдельный кружок, прислушивались к разговору генералов. Вдруг неожиданно налево от нас блеснул огонь, раздался пушечный выстрел, погодя - другой, и потом - третий; минут 10 спустя загремел четвертый; это был наш, как бы ответный. Начало светать; меня позвали. Велено лежавший места-ми впереди укрепления хворост, оставшийся от фашин и плетневых работ, раскинуть по волчьим ямам. Взявши 30 человек пионеп. я занялся порученным делом...

Из воспоминаний Д. Богданова «Бородино. Из войны 1812 года. Рассказ очевидца». Бородино: документы, письма, воспоминания. М., 1962. С. 336-339. Материал взят с сайта "История Государства" Раздел "Бородино в воспоминаниях современников" --------------------------------------------------------------------------------

1Да здравствует император! (фр.)

Прочитано 1515 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта