Бородинское поле в императорской России

Автор  Сергей Самохвалов
Бородинское поле в императорской России

Из газеты «Правительственный Вестник»-№ 186 – 26 августа 1892 г. – с. 2

«В память собственно бородинской битвы, по воле Императора Николая I, воздвигнут величественный памятник, в котором замечательно удачно воплощена основная мысль и который служит не только напоминанием о великом событии, но представляет и летописное сказание о нем. Бородинский памятник сооружен на самом месте сражения.

Памятник представляет массивную восьмистороннюю чугунную пирамиду, на восьмистороннем основании; пирамида увенчана позолоченною главою с гранями; на главе утвержден восьмиконечный крест. Вышина памятника – 91 фут.

Не вид его, а начертания, находящияся на сторонах его, составляют главный его смысл. На стороне, обращенной к позиции, которую занимал неприятель, находится изображение Нерукотворного образа Спасителя, со следующею подписью: «В Нем спасение. –Бородинское сражение 26-го августа 1812 года». На семи прочих сторонах – бронзовыя изображения медали 1812 года; на этих же сторонах начертаны следующия надписи: I. «1838. –Благодарное отечество положившим живот на поле чести. Русских убито: генералов 3, воинов до 15.000; ранено: генералов 12, воинов 30.000». –II. «Кутузов, Барклай-де-Толли, Багратион. Русских было в строю: пехоты 85.000, конницы 18.000, казаков 7.000, ополчения 10.000, орудий 640». –III. «Отступили с честью, чтобы вернее победить. Вторгнулось в Россию 554.000, возвратилось 79.000». –IV. «Умерли за Отечество полководцы: Багратион, Тучков 1-й, Тучков 4-й, граф Кутайсов. Всем прочим слава!» –V.(на противоположной стороне, против образа): «Франция, Италия, Бавария, Виртемберг, Саксония, Вестфалия, Польша, Швейцария и Германский Союз, всех 20 языков. Вывели в строй пехоты 145.000, конницы 40.000, орудий 1.080». –VI. «Европа оплакала падение храбрых сынов своих на полях бородинских. Неприятеля убито: генералов 9, воинов до 20.000; ранено генералов 30, воинов 40.000». –VII. «Властолюбие неограниченное изумило Европу; успокоилось посреди пустынь Океана. Москва занята неприятелем 2-го сентября 1812 года. Александр вступил в Париж 19-го марта 1814 года».

Торжественное открытие памятника происходило в 27-ю годовщину знаменитаго боя – 26-го августа 1839 г. Незадолго до того, по повелению Императора Николая I, бренные останки князя Багратиона перенесены были из имения кн. Б. А. Голицына, из села Симы, Александровскаго у., Владимирской губ., где знаменитый полководец окончил свои дни 12-го сентября 1812 г., и положены возле Бородинского памятника, на том месте, где князь Багратион получил смертельную рану. Ко дню освящения памятника собрано было 145.000 чел. войска. Всеми войсками командовал генерал-фельдмаршал князь Варшавский граф Паскевич-Эриванский, один из участников в бородинском сражении; кроме того, войсками командовали: в Бозе почивающий Император Александр Николаевич, тогда еще Наследник Престола, Великий Князь Михаил Павлович, Герцог Максимилиан Лейхтенбергский, генералы: Потапов, граф Крейц и Нейдгарт. Из генералов и офицеров, участвовавших в бородинской битве, на торжество открытия памятника явились все, кто мог; многие прибыли издалека, несмотря на раны и недуги. В день открытия памятника отставные и неслужащие инвалиды из генералов и офицеров построились у памятника и представлялись Государю и Наследнику Цесаревичу. Ежедневно их приглашали во дворец за гофмаршальский стол, а 30-го августа, в день Тезоименитства в Бозе почивающаго Государя Императора, все они удостоены были приглашения на обед в Высочайшем присутствии. Всем нуждавшимся отставным офицерам и нижним чинам оказано было денежное пособие; по сохранившимся сведениям, роздано тогда более 300.000 руб. сер. На обеде 30-го августа, Император Николай I, подойдя к отставным, изволил лично объявить им Свое благоволение за прибытие на торжество. Кроме того, всем состоявшим на службе участникам бородинского сражения пожалован был один оклад жалованья, который они получали во время войны 1812 года.

В день открытия памятника, на разсвете, прочитан был войскам следующий Высочайший приказ: «Ребята! Перед вами памятник, свидетельствующий о славном подвиге ваших товарищей! Здесь, на этом самом месте, за 27 лет перед сим, надменный враг возмечтал победить русское войско, стоявшее за Веру, Царя и Отечество. Бог наказал безрассуднаго: от Москвы до Немана разметаны кости дерзких пришельцев, – и мы вошли в Париж. –Теперь настало время воздать славу великому делу. Итак, да будет память вечная безсмертному для нас Императору Александру I. Его твердою волею спасена Россия. Вечная слава падшим геройскою смертью товарищам нашим, и да послужит подвиг их примером нам и нашему потомству. Вы же всегда будете надеждою и оплотом вашему Государю и общей матери нашей – России!» Во время парада Император Николай I назначил Наследника Цесаревича, в Бозе почивающаго Императора Александра Николаевича, шефом бородинскаго егерскаго полка, напомнив полку, что наименование «бородинскаго» полк получил от Императора Александра I во славу незабвенной битвы и что полк, соединяя с прежним наименованием наименование полка Наследника Цесаревича, будет достоин такой чести.

29-го августа, на бородинском поле происходили манёвры, воспроизводившия самую битву; этим закончилось торжество открытия Бородинскаго памятника.

В воспоминание торжества 26-го августа 1839 г., были вычеканены особыя монеты-медали, ценностью в 11/2 и 1 рубль. Эти монеты-медали предназначались для раздачи присутствовавшим на торжестве и теперь очень редки. На них, с одной стороны, портрет Императора Александра Благословеннаго; над головою Государя – Всевидящее око в сиянии; внизу меч, обвитый лаврами; кругом портрета надпись: «Александр Первый Б. М. Император Всеросс.»; на другой стороне изображение бородинскаго монумента; внизу означено: «1 рубль» (или «11/2 рубля»); кругом надпись: «Бородино, 26-го августа 1812 г. Открыт 26-го августа 1839 г.»

За границею, в особенности во Франции, были очень недовольны торжеством 26-го августа 1839 г. Во Франции готовились в то время к перенесению праха Наполеона с острова св. Елены в Инвалидный Дом в Париже; поэтому, во французских журналах появились злобныя насмешки по поводу открытия бородинскаго монумента. Журналы называли «labatailledelaMoskowa» настоящею победою французов и их союзников, последствием которой было занятие ими Москвы.»

Материал подготовил Сергей Самохвалов.

Материал взят с сайта "Бородино 2012"

Прочитано 1708 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта