Семь поколений тесовских помещиков

Автор  Вера Скрябинская

О  дворянах села Тёсово первый можайский краевед Н.И. Власьев в своём очерке «Можайск в его прошлом»(переизданным недавно В.Куковенко) упоминает следующим образом: «К моменту освобождения крестьян от крепостной зависимости, крупнейшими землевладельцами были , А,С. Уваров и помещик села Тёсова Камынин, имевший свой крепостной театр,оркестр,хор» и ещё ,не упомянутые, колонный трёхэтажный дом, парк с оранжереями и домовую церковь с пятью приделами.

И далее у Власьева: «Именно его , кажется, вывел А.И. Герцен в своей повести «Долг превыше всего», так ярко рисующий жизнь дореформенного помещика» В данном контексте слово «кажется» весьма уместно.

В. Куковенко в предисловии к книге справедливо отметил идеологическую окраску автором описываемых событий и персонажей. Кого же в действительности так ярко нарисовал А.И..Герцен в своей повести,написанной уже за границей, навсегда распрощавшись « с гнусной российской действительностью.

В повести жизнь трёх поколений Сторыгиных. Старший из них Лев Степанович после праведных трудов на государственной службе ,поселившись в богатом поместье ,полученном по наследству, «в 100верстах (109км) по Можайке от города» (Москвы) окружает себя несметным количеством челяди и держит всех, в том числе и семью в великом страхе: кого на конюшню,  кого в солдаты,  кому лично по морде , «чтобы из скотов людей делать». Он не читает даже «Московские ведомости « и после обильных обедов постоянно пьёт щи из графина. Такое вот типическое явление. В конце повести « наследник Сторыгиных Анатоль, обладатель поместий в Можайском и Рузских уездах, отправляется на первом корабле за океан проповедовать религию, в которую не верил». Это Герцен о себе (мать немка ,много претерпевшая от мужа, иногда водила его в лютеранскую церковь), а прототипами остальных героев повести были дворяне Яковлевы – отец Герцена Иван Алексеевич и братья отца – владельцы усадеб в Васильевке и Перхушкове Рузского уезда. Чтобы убедиться в этом , достаточно прочесть 1 том "Былое и думы".

В своём очерке Власьев.называет некого Камынина. Кого конкретно он имел ввиду? За период почти в 250лет сменилось 7 поколений Камыниных-владельцев усадьбы в Тёсово.

Начало рода положил выходец из Золотой Орды Мурза-татарский князь именем Бугундал по прозвищу Камыня. Это был период (в начале 16-го века) полного распада Золотой Орды и массового исхода татарских князей и принцев на службу к Великому князю Василию третьему Ивановичу. Кстати род Уваровых также начался с крестившегося мурзы Минчака по прозвищу Увар.

Князь Бугундал крестился, получил при крещении имя Даниил. Так с Даниила Камынина и начался дворянский род Камыниных, многие из которых были не последними людьми в государстве Российском

Например из ранних Богдан Иванович Камынин был Калужским воеводой. В то время (вторая половина 17-го века) калужская земля была одна из центров старообрядчества. Духовенство в самой Калуге было сплошь старообрядствующим. На какой стороне оказались Камынины - свидетельствуется в одном из посланий самого Аввакума.

Неистовый протопоп Аввакум оказался на Калужской земле в 1666 году после того когда его  расстригли и «опроклинали» в Успенском соборе Московского Кремля и свезли в Боровск. Игумену Пафнутьева монастыря в Боровске  была дана инструкция: «Посадить в тюрьму чернил и  бумаги не давать…никому к нему пускать не велеть.» И

уже сверх инструкции (для надёжности)  забили и двери и окна темницы. Но неожиданно произошло событие, о котором вскоре и написал Аввакум,  получивший в результате оного и бумагу и чернила.  «к счастью нашёлся добрый человек  дворянин, друг, Иваном зовут Богдановичем Камынин сын Калужского воеводы вкладчик в монастыре и ко мне зашёл и на келаря накричал и лубье

и всё без указу разломал так мне с тех пор и окошко стало и отдых» Следует отметить, что во времена оно Иван Богданович был не просто сын  Калужского воеводы,  а и сам воевода в Симбирске  и дружба с Аввакумом не помешала ему  воеводствовать,  быть послом в Персии и думным дворянином.

   Судьба другого сына Богдана Камынина Артемия была связана с

  сельцом Тёсово под Можайском, кое он приобрёл в 1657 году, где  было два двора крестьянских и три бобыльских. С этого времени и

 началось устройство дворянской усадьбы, впоследствии роскошной, с колонным домом, театром,  липовым парком, оранжереями .

       Далее по наследству усадьба перешла к сыну Артемия Богдановича Дмитрию женатому на княжне  Дарье Григорьевне Шаховской. При них в селе Тёсово была построена деревянная церковь во имя  Дмитрия Солунского.

      Но более усадьба достигла своего расцвета при внуке Дмитрия Артемьевича Дмитрии Васильевиче,  который, пожалуй, был наиболее яркой личностью этой ветви Камыниных Уже во время учёбы в  Московском Императорском университете он проявил себя

 с самой лучшей стороны. В газете  Московские ведомости от 25 апреля 1756 года был приведён список учеников и   студентов Московского Императорского университета, награжденных золотыми и серебряными медалями в честь  Высочайшего дня коронации Ея Императорского Величества. В списке благородных учеников –

Дмитрий Камынин.

Женой  Дмитрия Васильевича была Софья Дмитриевна Раевская. Именно Дмитрий Камынин построил  в усадьбе трёхэтажный дом с колоннами, с двухсветными залами, театр,  каменный храм с пятью приделами.

Его сын, действительный статский советник Василий Дмитриевич,

унаследовал имение в 1812 году. Василий Дмитриевич вполне состоялся как по военной линии, так  и по статской. Мичман, унтер-

офицер лейб-гвардии Семёновского     полка,  коллежский советник, почётный смотритель  Можайского уездного училища, дважды избирался можайским уездным предводителем дворянства,  с 1832 года действительный статный советник: Был дважды женат: первым браком на фрейлине Е.В.Левшиной,   вторым - на А.В. Тутолминой. Жил на широкую ногу, имел дом и в Москве .

Из письма Василия Львовича Пушкина (дяди Александра Сергеевича) Петру Андреевичу Вяземскому 3 января 1828года:

«В первый день Нового года был бал у Василия Дмитриевича Камынина, на котором находилось 200 человек».

 Василий Дмитриевич, безусловно, принадлежал  к элите, слыл масоном. О его масонстве есть упоминание в книге О. Платонова «Тайная история масонства»:

      « В1822 году масоны были запрещены, поэтому какого-либо единого масонского центра не было. Масонские силы группируются вокруг ложи «Ищущие манны» в Москве.  Среди участников этих

собраний Н.А.Головин, Р.С. Степанов, В.Д. Камынин С. Н. Арсеньев».

   Участник этих собраний С.Н.Арсеньев был женат на дочери В Д. Камынина Надежде Васильевне. Далее в книге упоминается семейная династия Камыниных-Арсеньевых:

« В отсутствии притока свежих сил русское масонство 1830-1840-х замыкалось в узких по своему составу семейных кружках, 

ограничивающихся,  как правило, членами одной семьи их близкими

знакомыми. Наиболее известная из них семейная масонская династия Камыниных- Арсеньевых, насчитывающих целых пять поколений масонов. Загнанные в подполье и лишённые внутреннего импульса, масонские кружки тихо угасли к 1850 году».

Кстати, на гербе Камыниных две серебряные шестиконечные звезды

и серебряное стропило.

Василий Дмитриевич умер в 1842 году от паралича.

Усадьба перешла к своему последнему владельцу - сыну Василия Дмитриевича, коллежскому   ассесору Николаю  Васильевичу 

Камынину.

После смерти Николая Васильевича хозяйством в Тёсово управляла его жена, коллежская  ассесорша Мария Дмитриевна Камынина.

Её сыновья в усадьбе бывали наездом. Это было время всеобщего 

 оскудения -  разорялись и  помещики и крестьяне.

В своей книге «Можайск в его прошлом»  Николай Иванович Власьев приводит следующую статистику по Можайскому  уезду:

 «За 20 лет после отмены крепостного права у дворян убавилось земли на 32% ,  она в основном перешла к купеческому сословию»,  а крестьяне от недостатка земли и высоких  выкупных платежей побежали в города. Короче, начался передел земли, сопровождающийся волнениями крестьян.

 Странно что в  таком обстоятельном очерке с идеологическим подтекстом у Власьева  нет ни слова о восстании крестьян в Тёсово. Возникает вопрос «А был ли мальчик  ?» .

 Хотя  упоминание всё-таки есть  : « В 1905 году по уезду вспыхивают аграрные волнения среди крестьян».

Но это другое время.

 Описание бунта крестьян в Можайском уезде есть в романе «Соляной амбар» Б.А. Пильняка, в котором он охватывает события конца 19-го и начало 20-го веков. Речь идёт о бунте крестьян в  неком селе Иваньково, в имении коллежской ассесорши Шевелёвой.  Событие описывается  во 2-ой главе романа, названной «Город отцов города и земли». Земский начальник писал донесение в губернию:

 «В связи со повсеместным вздорожанием земли,  коллежская ассесорша Шевелёва, помещица сельца Иваньково, вознамерилась арендные цены на земли повысить. Сельское общество, отговариваясь отсутствием средств, вступило с  помещицей в торг.  И вдруг, по неизвестным причинам, обратившись даже предварительно к

священнику села Бородино с просьбой о молебствии, ссылаясь на

то , что «царь не допустит, чтобы народ помер с голоду», всё общество села Иваньково, пешком и на телегах, с топорами и вилами, явилось в усадьбу помещицы  коллежской ассесорши Шевелёвой, разгромило амбары,  и разделило их содержимое между собою поровну, вывело всех лошадей и скот, а самую усадьбу  сожгли»

Усадьба Камыниных дейстительно сгорела, но значительно позже. В 1903 году трёхэтажный колонный дом   в Тёсове пришёл в ветхость. Коллежская ассесорша Мария Дмитриевна перешла жить в здание конторы, нижний этаж был сдан дачникам. В конечном итоге усадьба была  продана В.А. Штрому, управляющему усадьбой Камыниных (на картине Герасимова он верхом на коне), который устроил в усадьбе винный завод.

О судьбе сыновей последних владельцев усадьбы известно, что Сергей Николаевич  служил в Кавалергардском полку. Его внешность описал в своих воспоминаниях краевед В.И. Горохов  –видный , рослый мужчина. Скорее всего, именно он изображён на картине с прекрасной собакой.

Об Иване Николаевиче известно из книги Пахомова Н.П. «Портреты гончатников»:  

 «Иван Николаевич был артистом, несмотря на своё лёгкое заикание. У него небольшая усадьба (он был женат на княжне Меньшиковой-Корейш)  в Бронницком уезде под Москвой. Живёт скромно, даже бедно. Собаки его хорошо известны и приносят ему некоторый доход. Он возил ьсвою стаю с выставки на выставку –«Стая вездесущего Камынина». Это простой, сердечный человек, так искренне любящий русских гончих».  

Без сомнения именно Иван Николаевич выведен в образе бывшего владельца усадьбы писателя Камынина в рассказе Б.А.Пильняка «При дверях».

В усадьбе Камыниных, теперь советском имении, военспецы (скорее всего имеются в виду  офицеры Клементьевского полигона) устроили вечеринку в предновогодье (сочельник!?).  В колонном доме темно, холодно, и вестовые светят лучинами. Люди в шинелях, шубах и шапках, «пели, ели.и пили» Пили много потому,  что «бывший хозяин дома своими ключами открыл потайной шкаф с винами». Были приглашены девицы « без предрассудков». «Камынин в диванной за

диваном нашарил книгу. Оказалось Евангелие». Военспец Танатар, проигравший на днях 200 тыс. руб. казённых денег попросил почитать для него. Камынин открыл наугад, прочёл: «Так,

когда вы увидите сие, знайте, что близко, при дверях» (Ев, от М.ф.гл 33).

 Танатар вышел на заднее крыльцо и застрелился. Всё в духе Чехова. Так определил рассказ  сам автор.

 Повествование в рассказе сопровождается беспрерывной метелью. Метель у Пильняка символ  революции. Эта метель раскидала, сломала , уничтожила всё на своём пути, в том числе и самого автора, расстрелянного в 1938 году на Бутовском полигоне.

На картине Герасимова напротив господского дома отчётливо видна церковь, построенная  Д.В. Камыниным более 200-х лет назад. Она выстояла в этой метели, но не без потерь. И, возрождённая,  вновь поражает своим великолепием, свидетельствуя ныне живущим о той,

другой жизни.

                                         ***

 

                 Родословная Камыниных

      ДАНИИЛ (МУРЗА БУГУНДАЛ

                        Нач. 16 в,

                       АРТЕМИЙ

                       ГРИГОРИЙ

                         СЕМЁН

                        АЛЕКСЕЙ

                             ИВАН           

                                              

               ВЛАДЕЛЬЦЫ       ЗАХАРОВО               

                                  

                  ДОРОФЕЙ   (БОГДАН)

                       ИВАН       Нач.17в.

                                1680г

                           УРУСОВЫ

                        МА ГАННИБАЛ

                            1804-1811                 

                                  

                    ВЛАДЕЛЬЦЫ ТЁСОВО

 

                               АРТЕМИЙ                           

                                     1657г             

 

               ДМИТРИЙ   +   Д.Г.ШАХОВСКАЯ

                                        ВАСИЛИЙ

                        ДМИТРИЙ    +          С.Д.РАЕВСКАЯ

                                   1798-1812гг

      ВАСИЛИЙ   +          ЕВ ЛЕВШИНА, АВ ТУТОЛМИНА

                                   1812-1842гг

                       НИКОЛАЙ   +          МД

                                   1842г-

                                   СЕРГЕЙ                                           

              ИВАН  +   МЕНШИКОВА-КОРЕЙШ                

 

Родословная ветвь  тёсовских Камыниных по «Российской родословной»  Лобанова-Ростовского                               

 

Прочитано 1385 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта