Сказ о Портупее Прапорщике, бесстрашном воине

Автор  Ивин И.С.

Сказ о Портупее Прапорщике

 

Рассказанный не однажды, благословенной Феодосией Красновской, своим внукам, и услышанный ею в свою очередь от своей бабки. Я же, пока внуков не имея, расскажу его вам;

 

Одним словом, давненько это было, ещё в стародавние времена, когда черти людей ещё не боялись.

 

Оно ведь как, работали от зори до зори, чуть - чуть забрезжит, а народ уже в поле торопится, и так до самвова вечера, пока филин на охоту не отважится, и утки с болота на болото перелетать не начинают. Вот тогда все и возвращаются. А отдыхать, тожма умели. Да ещё как веселились!

 

Соберётся молодежь, опосля работы и ну давай танцы делать, да поют сами, не то что нонче. Нонче то всё не так, всё по другому. А тут девка одна, ох статная, да красавица какая, не писанная прям! Бровки густые, коса аж по земле стелется, глаз бы с неё не свесть! Всё бы хорошо, и румяна, и собой хороша, да вот шельма её приметил! Никого к ней не подпускает!

 

Все крувжками стоять, веселяться, частушками лихо бранятся. Парни поодаль, всё вокруг гармониста толпятся, а девки, одна пуще другой, озорные рифмы в ихнею сторону шпуляют. Кажного задирают, и хохочут!

 

Ничего от глазу их колкого не уйдёт, всё посрамят и высмеять постараются. Рубаху ли у кого новую отметят, аль что и пониже без внимания не оставят, про всё с егозой сочинят и под дружный смех на суд всеобщий выставят. Да так складно всё у них получается, под самый прицел приходится.

 

И парни наши, в долгу долго не ждут, обязательно в отместку что ни будь да ответят, не всё ведь гармониста им подпирать.

 

Смех стоит, а наша всё стороной держится, песен со всеми не поёт, всё больше слушает.

 

Свинка всё её сопровождала, куда та, туды и свинка. На вроде охранника. Люди то и поговаривали, заговорная будто бы она, буд то бы как для сторожбы приставлена.

 

Девка то к молодёжи тянется, а та её не пущает, из лесу смотрит, глазищами на ту фыркает.

 

Вот все её и побаивались.

 

Да как то появился здесь, тут с соседней слободы, моложавенький Портупей Прапорщик. Вот он девку то и приметил. Его отговаривать было начали, мол не чисто всё тут, никак сам Леший глаз на неё положил, вон и свинью каку, огромную к ней приставил, а он только пуще прежнего раззадоривается. Нравится и всё тут!

 

Провожать вызвался. Девка то ни чё, не гонит.

 

Повёл её до дому, а порося за ними пустилась. Темно, ничего не видать, слышно лишь как ветки под чьими то ногами, где то рядом хрустят. То близко подойдут, то чуть по отстанут, и взгляд свербящий, в спину!

 

Жутко в лесу ночью! Тропка то узкая, глазу не различимая, ладно хоть полынь дорогу кажет!

 

На неё то, полынь, вся и надёжа! Она в темноте, если постараться присмотреться, чуток светится. Слабым, мерцающим огнём, как полыхает, но если привыкнуть, то даже хорошо видно. Вот вдоль этой пылающей стены и держатся, тропинку лесную не теряют. Сказывают, нечистая, сквозь эту пламень пролезть не может, корчится начинает, и старается подальше от неё держаться.

 

Поэтому если и встретится кто вам в лесу, то только если полыни вдоль не будет. Вот и старается кто то неведомый, тропки все полынью вдоль засеять, да нас с вами от нечистой силы, защитою обставить! И росла та полынь всегда, вдоль дорог всех, и никто её не трогал. Рослой была, телега едет, разговор слышно, а пока не поравняются, из поворота не выедут, никого и не увидишь. Во какая была!

 

Наши то идут, может и боятся. Лес то вокруг шумит, ветвями над головами машет, и из него, кто то грузный выжидает! Затылком его постоянно чувствуешь! Не ровен час, бросится!

 

То свинка, никак замышляет что то!

 

Так до деревни с ними поодаль и шла, а как подходить стали, вдруг пропала. Как сгинула.

 

Подошли до калитки, прощаться вроде не хочется, а та - то его и не пускает, говорит, маменька заругает. Ступай мол домой, завтра ещё встретимся. Портупей Прапорщик было, в натиск сунулся, да тут дверь из избы отворилась….

 

ОВРАГ

 

Портупей Прапорщик было, в натиск сунулся, да тут дверь из избы отворилась…, мать моя, а от туда ва, из не зажженных сенец, взгляд опять, до того тяжёлый, что ноги сами собой домой развернулись!

 

Видеть то, никого не видно было, мрак один из тьмы щерится, и глазищи те, как смоль высвечиваются, всё нутро выворачивают. Страх такой обуял, что опомнился Портупей Прапорщик только когда далеко от дома уже отошёл.

 

Был бы кто другой на его месте, седой бы навек остался, а то и заикой до конца дней своих маялся!

 

А Портупей Прапорщик ещё ничего, обратно вернуться вздумал. Обернулся было, а у калитки пусто уже. Видать может и показалось вдруг, мало ли что со страху мерещится иногда.

 

Постоял, постоял, по сторонам поозирался, да и пустился в обратную дорогу. А путь то предстоял не близкий, круги нарезать, вот и решил напрямки, через овраг скотский.

 

Темень стоит, хоть зенки выколи! Небо всё затянуло, как в преисподней! Тропку, еле ногами щупает!

 

По краям у тропинок всегда муравушка, травка стелется, она все дороги собой сопровождает. Мягкая и приветливая, как только человек путь проложит, она тут же по обе стороны красуется, направление оберегает! Про дорогу давно забыли уже, ноги там век не было, а муравка всё тут, путь кажет. И никакого лешего до себя не допустит, не даст путника в сторону увести. По таким дорожкам смело идти надо, никто не помешает!

 

Дошёл Портупей Прапорщик так до оврагу. Глубокий он. Обрывистый. И тропка пропала.

 

Днём то здесь, не каждый ходит, а в впотьмах, одним словом, свят…свят…свят, лишь бы нечистая рядом не оказалась!

 

Только подумал так, а он тут как тут. Следом бежит. Слышно как листву опавшую загребает!

 

Спереди овраг глубокий, а позади, столько вертаться! И не известно ещё куда страшнее!

 

Портупей Прапорщик долго не раздумывает, прыг в овраг, и покатился. Катится куда то, пока сам не остановится. Как только не поломался, еле живой на ноги встал. А во круг кустища, заросли непролазные!

 

Всё буйной коноплёй поросло. Куда не сунься, всюду поросль по рукам вяжет!

 

Это нынче все овраги кипреем заняты, да лебедой. А тоды эти места сплошь под коноплёй стояли.

 

И росла она, выше человеческого роста, почитай как на два метра с лишним вытягивалась.

 

Ни одна трава близко подойти не смела, лебеда только могла с поклоном, и то лишь, на почтительном расстоянии! Хозяйничала конопля тут безраздельно!

 

Свиней ей кормили, и лучшего корму не было! Если другие травы разнообразить как то ещё приходилось, а на конопле поросята только жирели! Зато и росла, как заведённая! Только вроде скосил её тут, а на другой раз, как будто ещё пышнее выросла. Вот трава так трава. Сила у неё могучая!

 

Кое - как Портупей Прапорщик нащупал выход! Взбираться пробует! Торопится! А этот уже рядом где-то!

 

Копыта слышны! Будто землю ими от злости роет, корни на весь овраг трещат! Силищу свою, сатанинскую, не от сего мира демонстрирует. Ни как к прыжку изготовился, и теперь напасть со спины примеривается!

 

ЧУДИЩЕ

 

Как не был Портупей прапорщик духу отважного преисполнен, но и он испужался на смерть. Всё в нём трястись начало, руками как может работает, за корешки цепляется, ногами что есть мочи кобыряжется, из пропасти вылезть пытается. Земля под ним сыпется, комочками выколупывается, стебельки, по что руками хватается, не держат его, обрываются. Что не пыжится, а всё ему, будто с места ни как не сойти.

 

А чудище скорое, над ним уже измывается, дыхание зловонное на три метра разит, и всё вокруг им заражает. Вздохнёт на лево, и ураган поднимется, а вернёт вправо, и кусты все осыпаются, и вянут тут же!

 

Рассудку живому здесь не удержать! Ладно Портупей Прапорщик, воин славный, и тот всех святых про себя поименовал, ни одного не забыл, всем зарок на будущее отвесил. В церкву ходить обещал, каждоднёвно!

 

Как выбрался, ни кому не сказывал, а только когда наружу выглянул, тут и рассвет забрезжил.

 

Не с поймало его чудище поганое.

 

Только и успел разглядеть, что-то тёмное, как назад в бурелом ухнуло. А на последок взгляды их встретились.

 

Вот где жуть в тебя войти может!

 

Весь день как не свой Портупей Прапорщик ходит, чуть забудется, в угол куда глянет, а от туда, глаза те мерещатся. Присмотрится было, а то и не глаза как, так, коряжка какая ни будь, али что блеснёт где. Нигде покою себе найти не может, как одурманенный бродит. Событие прошедшей ночи выйти из него ни как не желает. О чём не начнёт решать, всё по новому кругу вращаться начинает. Девицу вспомнит, и мать сразу!

 

Ту что не видел, но всем содрогнулся. Потом овраг скотский!

 

Недаром его видимо так прозвали!

 

И глаза те!

 

По что, думает, зверь его вчерашний, ни как не тронул. Не задрал ведь, не покалечил, а лишь по играться малость вздумал! Ну не попугать только ли, решил!?

 

Да и зверь ли был?

 

Кабана встретил и напугался! Храбрец! Он может харчеваться туды ходил!

 

Кабанов то много в те времена водилось. В лесах чего только не было!

 

И жёлуди, почти кажный год урожай. А яблоки! Это сейчас яблони все или выродились, или высохли.

 

А тогда в лес за яблоками, сёлами ходили! В аккурат с кулак урождались! А каки сладки были!

 

Да что там кабаны! Человек мог запросто прокормиться!

 

Как с весны робята уходили в лес лакомится, так до зимы от туда ва и не выгонишь!

 

Снег только таять вздумал, карагач почками набухать начал. Безвкусные, сопливые, а после зимы, вкуснее ничего нет! Кровь силы просит!

 

Снег ещё не сошёл, а на проталинках ужо зелено! Из под земли всяка трава на верх тянется!

 

Тысячелистника былинки, как ёлочки кругом стоять, вкуса ведь ни какова! А ведь тако лакомство!

 

Дурман, белладонна - пущий яд! Сколько робят не предупреждали! А сама маленька, не оттащишь!

 

Про лета и говорить не буду! Только нагнись!

 

Еле дождался Портупей Прапорщик, когда служба кончится, и бегом на ту поляну. Почти первым по то место прибежал. Прибёг, кралю свою глазами ищет. А найти её ни как не может.

 

Его уж и девчата все кличут, к ним присоединится просят, а Портупей Прапорщик ни о чём думать не хочет, всё на то место смотрит, где подружка его вчерашняя стояла.

 

Подождал, подождал, Портупей Прапорщик девку то ту, да и пустился к её дому.

 

А дом тот, как пустой стоит, ни одно оконце не светит. Поди как съехали уже.

 

Вот и давай по воротам стучатся, хозяев требовать. Стучит кулаком, а сам по оконцам выглядывает, не мелькнёт ли там кто живой, али мёртвый.

 

Долго ли, коротко он по воротам бухал, а через какое то время, скрипнуло вроде что то, и шаги из избы послышались. Дверька то от туда отварилась, глядь, а там старуха стоит, на Портупея Прапорщика с ненавистью смотрит. Что, мол пришёл? Чего надобно! Нету никого дома, уходи, откель пришёл!

 

Портупей Прапорщик стоит, не уходит. Говорит, девушка тут у него живёт, обещала встретится!

 

Не уйду, пока не покажется!

 

Тётка повертелась, делать нечего, в дом то и вернулась. А там и молодая следом вышла.

 

Уходи, говорит, маменька серчает! Как бы чего не вышло!

 

А сама на Портупея Прапорщика, с такой грустью смотрит, ни как, не договаривает что то!

 

ТЕМНЫЙ ЛЕС

 

Да ты ни как, голову совсем потерял, солдатик. Не вздумай ходить туда говорят, остерегают, беду себе только накличешь. Девку ту, силы тёмные стерегут и ни тебе такому с ними связываться.

 

Говорят то вроде так, а сами, что раззадоривают! Дразнят будто бы!

 

Может быть, Портупей Прапорщик и успокоился бы, мало ли девок то вокруг, а и ту, первый раз, всего то и виделся. Но разве после такого выбор останется? Сами пужают вроде, а тут же, одна громче другой смеются!

 

И пока совсем не стемнело, решился всё – таки наш Портупей Прапорщик до дому её наведаться, узнать всё как есть, с первых рук. Бегом побежал, прямо до той тропочки, вдоль которой вчера вместе прогуливались!

 

Глядит, а вот и она, дорожка знакомая, вдоль берёзки поверженной огибает. Прямая, прямёхонькая, через лес бежит, ни куда не сворачивает.

 

Поспешает Портупей Прапорщик, торопится, до темна в гости не званым объявиться!

 

И тропка-стёпка, вся с ним, рядом у ног его стелется. В самую гущу леса, уже завела.

 

Дубы вокруг стоят старые, ветвями друг за дружку цепляются, ветер как подымется, так трещать тревожно начинают! Трутся промеж собою, как уж и стонут! Взывают будто бы! Остановится, просят!

 

Не ходи мол туда, добрый молодец, обратно вернись, и дорогу сюда навеки забудь! Не то голову потеряешь!

 

А Портупей Прапорщик вперёд бежит, скачет, ничего его не остановит, только смех девичий в дорогу слышит!

 

Да и дорога сама, как есть пряма, утоптанна, ни куда в сторону не рыщет, ни с чем не пересекается! Скоро темно будет, времени совсем мало уже осталось! И вдруг, филин, от куда то выскочил!

 

Прямо над головой ухнул, беззвучно крылом махнул, холодом всего с ног до головы обдал!

 

Пронёсся, и в чаще самой скрылся!

 

У другого то, душа тут же, в пятки сползла бы сразу, до того неожиданно было!

 

А Портупей Прапорщик наш, этот не тот, совсем не из робкого десятку, такого ни чем не сломишь, с дороги не сбить и остановить ни как ни удастся! Будь то, сам леший дорогу перегородит, а он обежит вокруг, и дальше вперёд поскачет!

 

Стемнело уже изрядно, кое- как под ногами видно! Чернота со всех сторон подбирадся!

 

Из каждого бурелома на тебя смотрит кто то, с кажного дерева за тобой, наблюдают!

 

И ручищами своими цепкими, до тебя тянутся, схватить за чуб пытаются! Али за полог!

 

Хвать….!

 

А это…., кажись ветер, ветку, поднявшийся сбросил!

 

Портупей Прапорщик, мысли тяжёлые отгоняет, о хорошем думать старается.

 

Внимание на праведном удержать целится!

 

А тут, слава тебе, и лес кончатся начал, просвет за виднелся. Обрадовался Портупей Прапорщик, прибавил ходу! Думает, уж больно быстро он добежал! Вчера, вроде дольше казалось!

 

Выбрался на поляну, а там глядь, огонёк виднеется. И люди кажись, вокруг вертятся!

 

Возле костра сгрудились, и на гостя, не званного выглядывают…..

 

ЧЕРТИ ОГНЕННЫЕ

 

Портупей Прапорщик из лесу то выскочил, к костру было пошёл, а как ближе осмотрелся, так в пору назад пятится! То и не люди вовсе оказывается! Сброд какой то, нечисти окаянной!

 

Не туда видно зашёл он! А куда, чёрт один только и знает! Попутали дьяволы!

 

Не было здесь ещё вчера ни какой поляны!

 

Помнится, как лес они проходили, по всему пути пня даже не попалось! А тут, как не росло никогда!

 

Ещё и собрание это, в самую тёмную ночь, в глухомань непролазную, кто ещё сюда сунется!?

 

Костёр горит, искры в небо сыпет, лица странные, отблесками из тьмы выхвачивает!

 

Да то, лица ли!? Всё ведь рожи одни, одна другой краше! И гривы копнами на них, шевелятся!

 

Ни как чудища огородные, али бесы, тяжбу тут меж собой ведут, а им помешать вздумали!

 

Вскочили они, обступили Портупея Прапорщика, схватить пытаются! А он ни жив, ни мёртв, только отмахивается!

 

И тишина вокруг, страшная! Ни одного звука! Даже лес весь притих, ветвями машет, а шороху, ни какого!

 

Как под водой, на вроде! На самое дно опустились, движения плавные есть, а звуки все на верьху остались.

 

Кикиморы его тычут, в лицо смеются! Рты то разевают, а сказать ничего не могут, безмолвные будто!

 

Потом к костру поволокли, и давай резвится! Хоровод вокруг него затеяли!

 

Гривами трясут, рожицы кривые строят, ноги, аж выше шеи высоко забрасывают! А сами огненные все!

 

Да патлатые какие, шерсть клочьями с них свисает, ни как последние минуты жизни у Портупея Прапорщика отсчитывают!

 

Портупей Прапорщик и сам уже, мысленно готовится стал. Прощай белый свет!

 

И… свист тут поднялся!

 

Будто небеса вдруг на землю свалились! Всё громыхать начало! Звуки тут же вернулись и зябко стало! Слышно как в висках кровь бьется!

 

А эти набросились на него, и рвать начали!

 

(- Может спать, ляжете? Скоро светать уже будет. - Нет баушка, рассказывай дальше! Что же потом - то было!)

 

И тут всё поплыло куда - то. Лица вдруг вытягиваться начали, и исчезать….

 

СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ

 

Портупей Прапорщик таращится по сторонам, озирается, глазам своим не верит!

 

А и ни черти вовсе! Всё деревенские хлопцы, да девицы здешние! Те, что стращали его недавно! Трясут его, к чувствам вернуть пытаются, а он глазищами хлопает, ничего понять не желает!

 

Как же опять здесь очутился? Далеко ведь забёг, не уж то на прежнее место снова возвернулся!?

 

А его тормошат, над видом его смеются, почто солдат обратно сюда явился!? Поди со страху никак сбежал!

 

Портупей Прапорщик сам во всё разобраться пытается.

 

Говорит, никуда не сворачивал, как дорога бежала, так по ней до конца и следовал. Если в сторону куда повернуть, так развилок не было, да и лес с двух сторон плотной чащей стоит, хотеть будешь, а и то не выпустит! У него интересуются, может ведмедь завернул, никого там в лесу не видел? Не встречал ли он на пути зверя кого, али человека? Чары напустят, не то ещё привидится сможет.

 

Знамо, в лесу плутать то, бывало и днём с огнём, дороги не сыщешь!

 

Костёр играет со тьмой, в салочки бесится, а все поближе стянулись и под свежее впечатление страшилки рассказывать принялись. Жмутся к огню то, как можно плотнее рассесться пытаются и под пристальным взором чёрного леса, спину в себя вжимают. А он здесь, рядом затаился и колдовские песни тянет, волком стонет и ветвями вот-вот до плеч дотянется!

 

А вдруг фыркнет кто, али лисица заплачет, будто зверюга каво истязать начнёт, дитём хнычет, ужасу нагонит, бежать не куда! Вот все и плотнятся друг к дружке, дрожь всеобщую созидают!

 

После такого очумелого возвращения ничего не помнящего Портупея Прапорщика, да средь ночного леса, особенны все истории! А именно страшные, так кожу дерут, мурашками озноб пробирает!

 

Рассказчик говорит тихо, по сторонам то и дело оглядывается, а из глаз его, непроизвольно слеза бьёт и как иголки в ноздрях колются! Так вот в действие невольно вживаются! И переспрашивать, ни в коем случае нельзя, ох зацыкают! Расскажет чаво, продерёт, а все чуть в костёр уже не падают!

 

Однажды пошли в лес по ягоды, с боков то ужо всё подчистили, вот и заглядываем где поглубже. Бегаем, там где нагнёшься, тут за пенёк заглянешь, так по ягодке, лукошко и набиратся! Куда зашла, не помню, а только гляжу, одна и голосов не слышно! Покричала, не отвечают, а вокруг ягод открылось, хоть серпом коси, да в телегу складывай! А крупны то все каки! Ото всюду выглядывают, сами в подол просются!

 

И собирать то некуда! Думаю, заметки по лесу на оставляю, веточку где пригну, цветочек на сук вывешу, по ним дорогу обратно и найду. А когда на знакомый путь вышла, то и вовсе платок с себя сняла, и ближайший куст им повязала.

 

Прибежала в деревню, зову всех на подмогу, ягоды всем ядрёны показываю. Всех собой всполошила!

 

Тока поляну мы ту, так тогда и не нашли!

 

Платочек то отыскали, на том же кусту, а вот тропка исчезла, как будто и не было. Тыкались, и туда, и сюда, ни в какую, не пускает нас лес и всё! Дерево к дереву в обнимку встали, ветвями промеж перегородились, куда же тут сунешься!

 

Это ж меня тогда сам хозяин, в гости одну к себе водил, ягодками угощал, а другим ни одной нЕдал!

 

Во, как бывает! Лес, что живой, кого не попади, к себе не запустит!

 

А другого и в трёх соснах плутать начнёт, закрутит, еле живого назад выпустит!

 

Расскажет притихшим товарищам, а потом как ущипнёт вдруг кого, завизжит с глазами страшными, да давай громко веселится! Или вскочит, ну вас, мне уж до дому пора! И паника тут подниматся!

 

Все сразу по вскакивают, ни кому последним нельзя, тому самое страшное достанется!

 

И давай бежать гурьбой, по всему лесу!

 

Бегут, ног под собой не чувствуют! А заднему, страх в спину тычет, в ухо ужасы нашёптывает!

 

Только никто до последнего не уверен в этом. Каждый бежит, отстать боится, будто лес, именно за ним гонится! Споймат, в спину вцепится, когтями острыми сквозь рёбра подденет, и в лес, в саму гущу утащит! Пока бегут, такого страху натерпятся, аж глаза бешены моргать отказываются!

 

А там, как из лесу выбегут, вместе все соберутся, отдышатся, тут уж и дом рядом, и не так страшно!

 

ТАИНСТВЕННЫЙ ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЬ

 

А перед тем как разбежаться, одна вострословая, возьми да и спроси, ну как мол Портупей Прапорщик, пойдёшь завтра, чертовку свою искать, али возле нас всё сидеть будешь!

 

Ну девки, уста у них, что у чёрта мельницы, всё смелют! Будто Портупей Прапорщик боится чего!

 

Нечисть, что тот же человек, в ней всё есть, интересы соблюдай только!

 

А день не погожий вышел, как зачастил дождичек с утра, так и кропил не останавливаясь.

 

Грязища такая установилась, всё развязлось, в сарай лишний раз не сходишь. На обутки цеплятся, как комом пудовым виснет. Вот так и копится на ноге, пока не отвалится ошмётком увесистым, и ноге сразу легче. Зато мальцам раздолье, босиком по лужам скачут, брызгами пену вздымают!

 

Разбегутся и на животах по грязи скользят, кто быстрей за версту уехать сможет!

 

Потом подымутся, из лужи то, грязища с башки стекат, и рожи всё чёрные! А смеху то, смеху, будто черти с оков сорвались, и по улицам голышом бегают!

 

Земля то, не та была, ни задоринки! Стёклышка ни где не найдёшь, не то, что нынче! Шёлкова как пух, по ней скакать, одно удовольствие было! Не боялись, живота то вспороть!

 

Наскачутся, под дождичком, и греться под лужу лезут, на ветру то сквозит, одни головёшки потом из воды торчат. Водица от земли тёплая, как парно молоко. Сама молода была, помню!

 

Портупей Прапорщик, как из слободы вышел, так сразу не через казённый лес пошёл, а прямым ходом на Скотский овраг путь стал держать. По дороге то самой не идёт, краешком всё пробирается, где травка стелется, туда ножку и ставит. До темна успеть должен. Тучи совсем низкие, над лесом повисли, за макушки дубов цепляются. А от туда уже мрак выглядывает, каждым кустом за путником пристально наблюдает! Ни один мимо леса незамеченным не пройдёт, ни кого без вниманию не оставит! Страхом оберёт, диким ужасом охватит!

 

Портупей Прапорщик степью идёт, по стёжке-дорожке топает, то и дело останавливается, грязь с ног скидывает. Ноги отряхивает, каждый раз прислушивается!

 

Будто бы кто -то следом за ним по пятам скочет, незаметным скрытно крадётся, а как Портупей Прапорщик встанет, то и звуки те сразу все пропадают! Посмотрит назад, вроде никого нет, капли одни по лужам дробят, пляс дождевой барабанят, пузыри метко расстреливают! Двинется дальше, а и цокот вновь раздаётся, кто то сзади бежит, дистанцию вымеривает!

 

Хотя нет, звуки всё кажись сильнее, всё будто бы ближе стали! За спиной по грязи чавкают, и уже пыхтение неровное слышно! Кто же в такую слякотную погоду по дороге безлюдной бродит!?

 

Портупей Прапорщик до очередного поворота дошёл, напустил на себя вид совершенно беспечный, будто бы ничегошеньки не слышит, ничего не замечает и ни о чём не ведает, а сам быстренько в придорожные кусты присел и как сыч схоронился. Сидит там, неизвестного преследователя дожидается!

 

Сидит, слушает! Тишина вроде кругом!

 

Слышно, как далеко в селе собаки затявкали! А здесь, тишь отчаянная! Вьюнок полевой, что вдоль дороги за сныть цепляется, нос навязчиво теребит!

 

В поле он первый тут чародей! Клевер тоже знать о себе даёт, перед грозой они особенно терпкие!

 

Трубят, будто дождь призывают! Вроде едва уловимо, но так звучно! А мелодия, нет лучше цветков на свете!

 

Видимо всегда так, лучшее не особенно приметно, в глаза не бросается и его ещё обнаружить суметь надо!

 

Где же он там!? Может и померещилось всё! Нет ни одного подозрительного звука!

 

Недолго сидел, хотел было встать, ноги то затекают. А тут, из за самой спины, дыхание прямо над ним, чьё то прочувствовал!

 

БУШУЮЩИЙ ПОТОК

 

Портупей Прапорщик как пулей на тропку выскочил, до того не ожидал проникновения в тыл!

 

Отбежал в сторону, во все глаза по кустам шарит, а от туда, на него свинка знакомая близоруко щурится.

 

Та самая, что третьего дня по лесу их ещё сопровождала. Выглядывает, глазками как человек, пугано взмахивает, никак и сама такого не предполагала.

 

Осмотрелся Портупей Прапорщик, погрозил свинье грозно пальчиком и вновь в дорогу пустился. Некогда тут со свиньями разными поперёк дороги рассиживаться, время терять. Так и потемнеть уже скоро может!

 

Идёт Портупей Прапорщик, вперёд путь держит, по сторонам внимательно каждый шаг озирается! А свинья та, всё задками за ним теперь, скачет да скачет, никак не отстаёт, будто из вида выпустить боится.

 

Остановится Портупей Прапорщик, в зад то оглянется, кулаком замахнётся, а то и палку каку с полу подымет, швырнёт в парася что есть духу, что мол тебе от меня здесь надобно, иди куда шла!

 

А та чуть отбежит и тут же встанет, как что злое в голове замыслила! Стоят друг против друга, белками сверкают, дорогу поделить между собой не могут.

 

Постоят-постоят, головами покрутят и опять так идут, впереди Портупей Прапорщик, с опаскою да с оглядками, а по пятам его свинка таинственная преследует! Вроде та и торопится куда-то, но и опережать то совсем не пытается, молча семенит сзади, копытцами по грязи зловеще чавкает, бежать вперёд подгоняет, вот-вот по самым пяткам пройдётся! По всему видать, думает Портупей Прапорщик, не к добру всё это, никак кто игру с ним опасную затеял, и теперь в сети к себе как раз к близкой ночи загоняет!

 

Так вот и бежали они вместе до последнего, пока дорогу овраг им не преградил!

 

К оврагу то как подошли, вниз глянули, а там, что творится! По самому дну река уж во всю мечется, мутными водами берега ещё глубже подрыть старается, бурлящими потоками жадно захлёбывается и всё вокруг поглотить в себя вознамерилась!

 

Всю влагу с полей собрала и теперь с шумом к основной реке выносит, что бы неслось всё это стремительно к самому синему морю, бескрайнему океану!

 

Здесь все здешние овраги наделены самым крутым нравом, они наполняются водами лишь однажды, но норовят всегда это сделать, аж по самый край! Особенно зловещи они вешними водами!

 

Зимой его занесёт снегом, на лыжах мимо пройдёшь не сразу заметишь, так всё вокруг меняется. Снега выпадают под три метра, засыплет, и рощи малолетние по вершины скрывает!

 

В чистом то поле не так, по пояс всего будет, а в местах где позёмка на что нарвётся, такого наворотит, только опытный глаз отыскать потом сможет!

 

А весна только заиграт солнцем, так снег и уплотнитца снаружи сразу, хоть прыгай потом по нём, сдержит не провалится! Но чуть потепле как станет, здесь уже ухо держи востро, быстро под снег угодить сможешь.

 

У самой земли тепло копится, снег подтапливается и реками невидимыми незаметно от глаз двигаться начинает. Ну а коли, кто по дурости, да по не знанию, над оврагом шлятся будет, забредет, куда сам не знает, да и рухнет под ним снежная корка! Вот где погибель себе найдёт, и нет ни кому здесь спасению!

 

На поверхности может тут, тишь да гладь, морозец ещё серчает, а под снегом уже овраг буйствует!

 

Водный поток ревёт, пещеру себе промывает, а над ним толща многометрового снега, ни одним звуком не выдаст! И ни выбраться от туда, а сразу потоком тебя схватит, и унесёт не известно куда. Может неделей позже кто и обнаружит где, за несколько вёрст ниже.

 

Страшен овраг весною, этим и привлекает к себе ребятишек. Нет больше забавы, как глубину в нём мерить!

 

Плоты строят, два бревна шнурком от лаптя скрутят, и ну по течению, скоморохами танцевать!

 

Два метра сплывут, кому и больше достанется, а всё одно, все вместе потом на пригорке сообща сушатся.

 

Нет, костров не палят, где же дров то по весне взять, снег ещё вокруг с полей не сошёл! Так и подсыхают!

 

Да и летом, овраг всегда интересен. Овраг это кладезь! Где самая сочная трава, где поспевают первые ягоды, весна на овраг первой всегда приходит!

 

Всё самое интересное на селе случается именно в нём!

 

Портупей Прапорщик вниз выглядывает, мысленно себе путь вымеривает, где и как по мокрому и скользкому склону спуститься, каким образом поток пересечь, сапог не оставить, да живым потом по ту сторону на верх выбраться!

 

А тут вдруг удар со спины сильный, по ногам прямо ему пришёлся!

 

И полетел Портупей Прапорщик вверх тормашками на самое дно оврага!

 

ВСТРЕЧА

 

Скатился Портупей Прапорщик в овраг, по скользкому от дождя склону, в самый низ дна, в ручей съехал.

 

С головой в мутный поток плюхнулся, вылезти никак не может. А тут ещё свинья рядом свалилась и тоже ножками барахтается, Портупея Прапорщика с собой вот-вот под воду утащить норовит!

 

Цепляется Портупей Прапорщик, пальцами то, за проносящийся мимо берег, в каждой былинке надежду себе видит, а земля осыпается, комьями грязными вместе с травой вслед в воду бухает, опоры надёжной представлять не желает! Так и несутся оба вниз, со всё ускоряющей стремительно скоростью!

 

Сколько бы летели, неизвестно, кабы поперёк брёвнышко не оказалось!

 

Ухватился Портупей Прапорщик, за спасенье своё, двумя руками держится, ногами в дымящийся берег упирается, через силу с потоком бурлящим в схватке смертельной цепляется!

 

Свинья тоже не отстаёт, во всю коряжится, всей массой своей на Портупее Прапорщике повисла, копытцами нетерпеливо дёргат, на сушу первой норовит выпрыгнуть! Хоть и зверь, а всяк жить знает!

 

Да только куда уж ей, против молодца нашего!

 

Выбрался кое как на бережок Портупей Прапорщик, да свинью за ухо ухватил! Чуть было с корнем совсем не вырвал! А по другому ну ни как не с поможешь!

 

Малой кровью и выволок!

 

Засиживаться не стал, ещё ведь надо успеть, ночь то уже не за горами хоронится, стал карабкаться в гору. А берега у оврагов, сплошная глина! Воду в себя примет и нет дальше ходу! Если бы не с весны террасы, так бы обратно в ручей и сполз! Скользко так!

 

Коготками в недра ухватится, да животом змеем вдавится, локотками жижу толкает, коленками вверх себя по маленьку выдавливает, так и ползёт, старается! А внизу парася лежит, часто дышит, на Портупея Прапорщика не дружелюбно посматривает! Глазки так и бегают! А как взобрался тот повыше, так вскочила, и на своих ножках тоненьких, резво бросилась, да не в сторону куда, а прямиком на Портупея Прапорщика и его всё назад норовит сбросить!

 

Портупей Прапорщик, ногами брыкается, от свиньи отбиться пытается, а та, что лютый зверь на него со всей мочи набрасывается, и вниз к реке толкает!

 

Разбежится, ей-то грязь родная стихия, и со всей силы мордой о бок подцепить выгадывает!

 

Ах ты дрянь, окаянная! Скотина, такая безрогая! Так ты мне отплатить вздумала!

 

Изловчился Портупей Прапорщик, да как саданул, свинью надоедливу, прямиком в глаз правый ногой с силою!

 

Та и отскочила сразу! И дала деру, вверх из оврагу!

 

Вылез Портупей Прапорщик на верх, отряхнулся как мог и пошёл знакомую тропку искать!

 

Пока шёл, обтёрся. Пришёл уже чистенький, а в дом постучал, будто и просох!

 

Вышла его девица та встречать! Обрадовалась!

 

Говорит, только и ждала его! Об нём все дни напролёт думала! В дом завела! Усадить, дорогого гостя, куда не знает! Ручками всплеснёт, и говорит, говорит что то!

 

Оба наговорится не могут! Так рады друг дружке были!

 

А тут и мать в дом зашла!

 

Наши то как глянули! А на той лица нет!

 

Голова тряпицей обинтована! Из за уха кровь сочится, и глаз правый, рукой закрыват!

 

КОНЕЦ

 

Прочитано 1311 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта