История рода Можайских-Можаровских

Автор  Анджей Байор

Анджей Байор

 

Перевод с польского Василий Фёдорович Можаровский Санкт-Петербург, Россия

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

Название Можаровский происходит от села Можари (около 28 км от Овруча на севере Волыни). Название Можайский происходит от русского Можайска, расположенного на юго-западе от Москвы. Соединение в одно – Можайский-Можаровский произошло в 1570-1580 годах, когда волыньский род Можайских в качестве основной резиденции избрал ранее упомянутое село Можари. Род Можайских-Можаровских, исходящий от Рюрика, а также от древних князей Можайских, является одним из нескольких (около 5 княжеских родов), забытых как историей, так геральдикой. Их сложные судьбы на протяжении почти пяти столетий могли бы послужить девизом для сенсационной книги или киносценария. В настоящей работе автор в общих чертах описывает историю этого Рода. Здесь также дано предположение о происхождении дворянского рода, называемого ныне «Можайские».

 

1. ИСТОРИЯ РОДА МОЖАЙСКИХ-МОЖАРОВСКИХ

 

Иван Андреевич князь Можайский (внук святого Дмитрия Донского) потерпел поражение за московский трон от своего брата Василия II (Тёмного). Вместе с Дмитрием Шемякой Иван заманил Василия в церковь под Москвой и лично ослепил Василия [1]. Воистину то были жестокие времена и нравы (Иван Андреевич также известен тем, что первым на Руси сжёг на костре по подозрению в измене одного боярина вместе с женой в Можайске [2]).

 

Ослеплённому Василию после многих перипетий всё же удалось захватить власть.

 

Возможно, Иван и смог бы и дальше спокойно находиться в Можайске, если бы он не продолжал интриговать против Василия. Чаша терпения лопнула. Василий послал свои войска против Ивана.

 

Карамзин [3], как и другие историки считает, что Василий не ставил своей целью пленение Ивана. Его войска продвигались так медленно, что у Ивана было достаточно времени, чтобы собрать весь свой скарб и вместе с частью своих бояр сбежать в Великое Княжество Литовское (ВКЛ). Кстати, в своих документах потомки Ивана Андреевича Можайского называли его Александром Владимировичем (от св. Владимира Великого, князя киевского, так как на рубеже 18-19 столетия выражение «Рюриковичи» еще не значилось в постоянном обиходе. Однако, официально (по литовской метрике) его называют Иваном Можайским.

 

Как считает Вольф Иван Можайский имел двух сыновей: старшего Андрея, женатого на княжне Евдокии (Авдотья) Чарторыйской, и который был земским киевским судьёй, а также младшего Семёна, который в свою очередь был одним из крупных магнатов и видной фигурой своего времени. Супружество Андрея не было удачным. Они имели только одного сына Фёдора, умершего молодым и не оставившим потомков.

 

Однако, судя по документам житомирского архива [4,5] у Ивана Можайского было не два, а четыре сына, а именно: Иван, у которого был сын Семён, и который умер бездетным; Андрей, женатый на княгине Авдотье Чарторыйской (об их сыне Фёдоре в документах обоих дел никаких упоминаний нет), Семен, у которого был сын Гаврил ( также нет упоминаний о его старшем сыне Василии Стародубском), а также Мартин, у которого был сын Григорий.

 

Этот же Григорий имел двух сыновей Ситка (Сидора) и Гридка (Григория). В свою очередь они имели сыновей. Ситко – Гриню (Григория ) и Онисия (Дионизия), а Гридко – Фёдора, Андрея, Ивана, Сахну (Захарию ?) и Степана.

 

Ни в одном из документов нет никаких упоминаний о том, были ли Ситко и Гридко предками рода Невмержицких. Даже наоборот – есть один документ о разделе родового поместья между Ситкевичами-Можаровскими и Гридкевичами-Можаровскими, из чего следует, что этим вторым досталась околица села Невмержиц (сейчас это часть Левкович в 25 км на запад от Овруча), называемого Остров (Заясенецкий). Этот договор был зарегистрирован в Коронной Метрике (Волыньской [6]). В соответствующей записи однако исчезает название Можаровский, и в то же время появляется название Невмержицкий (Невмирицкий).

 

В свою очередь в деле рода Невмержицких [7] нет записей об их происхождении от князя Мартина Ивановича Можайского. В то же время они утверждают, что происходят от каких-то Ситка и Гридка, а также от их сыновей. Вот и думаю, была ли это забывчивость или очередная уловка со стороны Невмержицких. Пришёл выводу, что всё же уловка.

 

В это же время М-М, разорённые борьбой за землю с Виленьским Капитулом (о чём буду говорить через короткое время), а также с её законным владельцем Викентием Потоцким, вынуждены в рукопашную воевать за своё существование. Таки проблем у Невмержицких не было. Никто не подвергал сомнению ни их принадлежность к дворянству, ни их права на занимаемые земли. Признание ими кровной принадлежности к роду М-М могло бы помешать им подтверждение собственного дворянства, а при случае и попасться на глаза графу Потоцкому, который отобрал всё достояние М-М, и даже записал их «в ревизские сказки» (переписи населения) в качестве своих крепостных хлопов.

 

Однако же переходя к основной нити разговора этой истории – Иван Можайский, и в частности, его сын Семён, получили от великих князей литовских значительные земельные пожалования, в том числе Гомель, Чернигов, Брянск, Карачев и Стародуб [8, 9]. Размеры этих обширных земель трудно точно оценить из-за отсутствия точных сведений об их границах. Вернее всего их размеры значительно превышали, например, размеры Бельгии и Голландии.

 

Все эти пожалования указывают на то, что именно Александру Ягеллоньчику выгодно было, иметь на юго-восточных границах ВКЛ союзника, который собственными силами защищал границы от частых набегов татар. Действительно, Семён Иванович Можайский содержал собственную, почти десятысячную армию. Вместе с потомком Дмитрия Шемяки, который получил от ВКЛ Новгород Северский, ВКЛ имело в этом районе значительные военные силы. С ведома Александра Ягеллоньчика, который хотел показать свою силу Ивану III, оба князя получили согласие на вторжение в Великое княжество Московское (ВКМ). В 1492 году они без боя захватили Можайск [10]. Семён, который не только по отцу, но и на самом деле после взятия Можайска имел право называться Семёном Можайским, не рискнул принять вызов, и сам отступил из Можайска.

 

Известно также, что в 1497 году, Семёна Можайского отозвал Александр Ягеллоньчик и направил его в Молдавию со своей восьмитысячной армией. В конечном счёте, он не принимал участия в битвах (и не потерял свои войска, как Ян Ольбрахт, когда «за короля Ольбрахта погибла шляхта»).

 

Весной 1500 года, воспользовавшись ослаблением Польши, Иван III объявил войну ВКЛ. Того же дня, когда его гонец добрался до ВКЛ с объявлением войны, выступили его войска, но совсем в неожиданном направлении. А именно, вместо ожидаемого нападения на Смоленск, московские войска выступили на северские княжества, в том числе на Стародубское княжество князя Семёна Можайского. Как пишет уже цитированный Зимин, оба северские князя выступили супротив, но не с армиями, а чтобы воздать почести и присягнуть Ивану III (совершить так называемое крёстное целование, то есть присягнуть с целованием креста). Как православные, они только и мечтали о том, чтобы присоединиться до ВКМ. Я сам считаю, что такое толкование их поступков, выглядело достаточно наивным. Видимо, здесь перевесил расчёт сил, то есть, слабость ВКЛ, а также (относительно) большие силы (на то время) ВКМ.

 

Фактом остаётся то, что оба северские князя соединили свои армии с войсками Москвы и совместно ударили на Смоленск. Соединёнными войсками они командовали также совместно (в то время как под Мстиславом командовал лишь Семён Можайский). Смоленск устоял лишь благодаря хитрости (жители по нескольку дней осады клялись, что утром рано они сдадутся, а ночами чинили и укрепляли наиболее уязвимые места, и к тому же ухудшилась погода и моральный дух осаждающих). Видимо, Семён Можайский плюнул с досады и объявил об отводе войск из-под Смоленска.

 

С тех пор ВКЛ и ВКМ находились ни в состоянии войны, ни в состоянии мира. От окончательного поражения Литву спасло вторжение на ВКМ войск тевтонского ордена.

 

Поистине непонятным с точки зрения современного менталитета было присутствие Семёна Можайского на коронации Александра Ягеллоньчика в качестве польского короля в 1501 году, происходившей как раз во время военных действий между ВКЛ и ВКМосковским. И на самом деле, Стрийковский в своей хронике [11] выделяет среди присутствовавшей на этой церемонии литовской знати (на самом первом месте) «Можайского», а по размышлению, им мог быть не кто иной, как Семён Можайский собственной персоной (его брат Андрей умер в 1487 году, а о Мартине вообще никто ничего не слыхал).

 

Семён Иванович Можайский, описываемый польскими геральдистами попросту как «предатель» бесспорно «покусал» щедрую руку своего благодетеля Александра.

 

То ли в начале 16 века таким «мелочам» не придавали особого значения, то ли между Александром, Иваном III и Семёном Можайским произошли, может быть, какие-то неофициальные отношения, следов которых историки, видимо, никогда не найдут.

 

А может быть, эту проблему рассматривали слишком уж юридически. То есть, известно, что Семён воевал с ВКЛитовским Александром, но не с тем Александром, королём Польши, которая могла бы оказать существенную помощь военизированному ВКЛ.

 

Война между Москвой и Литвой с 1501 года выглядела больше показушной и закончилась в 1503 году мирным договором, в результате которого Стародубское княжество, в качестве удельного, было присоединено в состав ВКМ. C этого времени Семёна Ивановича Можайского российские и советские историки называют Семёном Стародубским.

 

Семён Можайский (Стародубский) умер в Стародубе в 1505 году. После его смерти владение Стародубским княжеством перешло к его старшему сыну Василию. Желая покрепче привязать Василия Стародубского к Москве, Великий князь Московский Василий III отдал ему в жены свою родственницу. Это супружество однако не оказалось счастливым и Василий Стародубский умер бездетным в Стародубе на рубеже 1518/1519 годов. После его смерти Стародубское княжество официально было упразднено и присоединено к Москве. Василий Стародубский был признан Вольфом [12], а следом за ним и другими геральдистами, последним потомком князей Можайских.

 

В памяти волыньского Рода М-М, частично в имеющихся у них документах, а также в документах дворянского фонда в Житомирском архиве [4,5], имелись сведения о другом, младшем сыне Семёна Ивановича Можайского (Стародубского) – Гавриле Можайском.

 

Но уже пора возвратиться в год 1502, в котором Семён (пока) Можайский подписал договор с князем Семёном Александровичем Чарторыйским (братом Авдотьи, жены Андрея Можайского), полагая, что последний должен бы возвратить ему Каменьщизну, то бишь, земли, принадлежавшие когда-то его брату Андрею. Однако в архивных документах витают противоречивые версии. Одна из них говорит, что оба князя затеяли тяжбу, разрешённую Александром Ягеллоньчиком частично не в пользу Семёна Можайского. Другая свидетельствует, что Гаврила Можайский выкупил в 1529 году часть Каменьщизны у князя Ивана Соломерецкого, швагра Авдотьи. Вероятнее всего именно эта версия более верна, так как из другого документа следует, что до 1529 года сын Семёна Можайского, Гаврила владел лишь частью села Можарище.

 

Независимо от реального стечения обстоятельств Гаврила Семёнович Можайский стал хозяином Каменьщизны, включающей, видимо, Словечно (ранее называвшегося Новым Дворцом), а также Можарище (после называемое Можарами). Гаврила женился на Анне Андреевне Солтан, племяннице смоленского епископа, а в последствии – киевского архиепископа Иосифа Солтана. З свою жизнь до кончины в 1532 году Гаврила родил четырёх сыновей: Андрея, Ивана, Степана и Апанаса. По моему мнению, именно они являются предками всех Можаровских, проживающих ныне по миру от Бразилии, в Украине и России.

 

После смерти мужа Анна Солтан обратилась к королю Зигмунту I (Старому) с прошением о распространении королевской опеки на всех четверых её несовершеннолетних сыновей.

 

Об этом факте упоминают сами Можаровские, обращение которых вместе с критическим анализом были опубликованы Ромуальдом Подберским в его «Литературных ежегодниках» [13], а также в документах житомирского архива [4, 5]. Король согласился на опеку, но практическую реализацию её возложил на дядю Анны, киевского архиепископа.

 

Видимо, это решение была записано в Литовскую Метрику. Однако эта запись пока не найдена, из-за всего мягко говоря, бардака, творящегося в Метрике (прежде всего из-за несоблюдения хронологии записей в отдельных томах Метрики). Однако, из документов житомирского архива известно, что Гаврила Можайский был официально титулован князем, хотя не владел ни одним княжеством. Достаточно тепло там упоминается его отец Семён.

 

Опека Иосифа Солтана над молодыми сыновьями Гаврилы, а может и наследников Иосифа на поприще архиепископа дала возможность братьям более-менее спокойно прожить в Можарах до конца 16 столетия, не беспокоенными особенно Виленьским Капитулом, который начал расширять свои притязания на Каменьщизну.

 

О сыновьях Гаврилы Можайского известно относительно не много. Известно лишь, что они взяли от села Можари название Можайский-Можаровский (М-М) [4,5,13]. В документах житомирского архива значится также, что иногда, по крайней мере, до конца 18 столетия, они попросту пользовались названием «Можайский».

 

Апанас (Можайский)-Можаровский указан в документах моего тестя Адама Можаровского, как лицо, получившее в 1574 году от короля Генриха IV Валезия подтверждение прав на «Земли Можаровские», и упомянут в них как «землевладелец Апанас Гаврилович Можаровский». В дворянском свидетельстве Павла Яновича Можаровского (прапрадеда Адама), выданном Павлу в 1817 году властями Галиции, он упоминается в качестве лица, которому в 1574 году был выдан шляхетский диплом в Королевстве Польском.

 

Упоминаемая выше Земля Можаровская, вероятно, отождествляется с Каменьщизной (от села Каменец (Каменица), упоминания о которой имеются во всех документах, имеющих отношение к М-М. Владения Рода включали и Словечно, а также, видимо, Городец, Петраши, Листвин и др. Поскольку можно судить на основании других источников, то кажется, что соседние Левковичи (в 3 км на восток от Можаров) не принадлежали (по крайней мере от конца 16 столетия) к ним.

 

Описывая в 1813 году просторы бывших владений Рода молодому Доминику Прушиньскому, старый Семён Можаровский так говорит: «Видишь, пане Доминик, то всё под светом луны, за Словечно, за Городцом, за Козачьей горой, то всё было нашим, князей Можайских… А этот пёс, литовец (виленьский епископ Игнатий Массальский – А.Б.), да забудет о нём Господь, всё у нас отобрал, в подданные нас, князей Можайских, записал» [14].

 

Андрей Гаврилович М-М (умер ок.1613), женился на Мартине (фамилия не известна) и мел с ней не менее трёх сыновей; Ивана, Лазаря и Тита. В 1568 году он подписал брачный контракт с городским овручским писарем Григорием Масловым, согласно которому его сын Иван при браке с дочерью Маслова Еленой получит от него 300 коп литовских денег.

 

Иван Андреевич М-М со свой женой Еленой имел не менее двух сыновей: Якима и Иосифа. Как и его отец, он в 1578 году подписал брачный договор с Антоном Невмержицким и его женой Катериной из Покалёва, согласно которому его сын, женившись на дочери Антона Анне, должен получить 30 коп литовских денег. Иосиф Иванович же женился на Евдоксии, дочери Юрия Бовсуновского, то есть, потомков рода татар-христиан.

 

У Якима Ивановича было не менее трёх сыновей: Артём, Демьян и Якуб. А у Иосифа Ивановича было не менее двух: Иван и Павел. Генеалогические деревья этих пятерых сыновей так разветвлены, что здесь не будут описываться, тем более что им посвящена отдельная страница на схеме.

 

Меньше всего известно о Степане Гавриловиче М-М. Видимо, у него был сын Иван, внук Демьян, у которого в свою очередь было не менее трёх сыновей: Федор, Иван и Симон, у которых очень разветвлены генеалогические деревья.

 

История спора М-М с Виленьским Капитулом началась с протеста, представленного 29.10.1599 года в Киевский гражданский суд Якимом Ивановичем М-М против чиновников Капитула в связи помехами ему и его братьям в пользовании родовыми владениями, право на которые подтверждено польскими королями. Именно во второй половине 16 столетия начались первые вторжения людей Виленьского Капитула на владения М-М в Каменьщизне.

 

Капитул владел соседней землёй под названием Уборть. Люди Капитула начали заходить на владения М-М, рубили деревья в лесах, ловили рыбу в реках и озёрах, бортничали на лесных пчёлах, и даже пытались поселить на Каменьщизне своих крепостных крестьян.

 

Их постоянно изгоняли. Во время одной из проверок овручские чиновники встретили в Словечно одного из чиновников Капитула, который им доказывал, что эти земли являются собственностью Капитула. Но не предоставил ни одного доказательного документа.

 

В этой работе не буду распространяться о сути этого спора. Как М-М, так и Виленьский Капитул своё право на владение Каменьщизной выводили из имевшихся у обеих сторон документов.

 

Р. Подберский [13] лично проводил следствие в деле спора между М-М и Капитулом. Его публикация оправдывает одинаково как М-М, так и Капитула, он цитирует многочисленные документы, на которые ссылаются обе стороны, подвергает их независимому критическому анализу. О достоверности Подберского свидетельствует хотя бы тот факт, что он не знал кем была Авдотья Можайская (урождённая Чарторыйская), которую он в своём сообщении называет «Авдотья Андреева» (то есть, жена Андрея Можайского - АБ), к месту полагая, что её фигура является ключевой во всём этом споре.

 

Лично я бы склонился в пользу предположения Подберского, что Виленьский Капитул получил Каменьщизну в дар вследствие ошибки канцелярии Казимира Ягеллоньчика или же вследствие языкового недоразумения. Капитул располагал уже правом владения земельными владениями под названием «Уборть» (от реки с тем же названием - АБ).

 

Практически на этой земле могло оказаться, что и «Уборть» и «Каменьщизна» или одно и то же место, или одно в значительной степени накладывается на другое. Обе стороны обвиняли друг друга в подделке документов.

 

Отвлекаясь от сути самой тяжбы, стоит подчеркнуть, что спор тянулся около двух столетий, оставляя значительное кровавое пятно на судьбах рода М-М. Пользуясь замешательством в связи с войной с Турцией в 1620 году Виленьский Капитул полностью прибрал к своим рукам все владения М-М. В 1649 году Иван Степанович М-М подал жалобу в связи с захватом земель Словечно Капитулом. В 1658 году Капитул предпринял вооружённое вторжение на земли Можаров и приказал М-М платить бремя податей как крепостным. В связи с этим Демьян Иванович М-М в 1659 году подал жалобу в городской суд Луцка.

 

В это же время сожжены все волостные акты Киевского воеводства и Капитул начал даже пытать дворян М-М. Потерпевшие намеревались податься с жалобой на коронационный сейм Яна III. Но Капитул послал в Можари вооружённый отряд под командой некоего Згерского, который силой отобрал родовые документы, многих покалечил , убил Лазаря и Тита М-М.

 

После жалобы поданной в Житомире М-М в тюрьму были брошены Демьян, Иосиф, Якуб, Павел и Василий М-М. В 1713 году Демьяна, Иосифа и Василия избили до потери сознания и они броили в погреб за то, что на сеймиках те выдавали себя за шляхту. В 1720 году Якуб получил много неприятностей за то, что послал детей учиться.

 

В 1754 году подался в Варшаву Иероним М-М и сумел получить охранную грамоту в Апостольском посольстве. На жизнь Иеронима покушались неоднократно. Ему устраивали засады на дорогах. Вместо Иеронима был схвачен и арестован старый Иван М-М. В 1755 году М-М добились благоприятного судебного решения. Из тюрьмы были выпущены Пётр, Иосиф и Кондрат М-М. Но это решение не было признано Капитулом, но всё же было при помощи местной шляхты вооружённой силой подтверждено М-М. Они также тогда возвратили часть земель, захваченных ранее Капитулом.

 

Год 1756 делает пробел в истории Рода, как бы ставя печать на их поражении. В феврале 1756 года капитул добился в Главном трибунале ВКЛ приговора на М-М, и среди прочих, на набег в 1755 году. Здесь следует вспомнить, что территориальное положение земель вокруг Словечна и Можаров не было упорядочено до решения сейма ВКЛ от 1764 года. Как М-М, так и местная шляхта были убеждены, что эти земли находятся в Овручской волости Польского Королевства. Все обращения и жалобы в суд М-М подавали для рассмотрения в Киевские суды., суды Луцка или Житомира.

 

Однако Виленьский Капитул добился своего и Каменьщизна была включена в удалённую Мозырьскую волость, становясь таким образом пограничними землями ВКЛ. Кстати, на сейме 1764 года депутаты Киевской земли обвинили именно виленьского епископа за все насилия в отношении М-М [15].

 

Виленьскому епископу Михалю Зенковичу удалось убедить князя гетмана Михала Радзивилла («Рыбоньку») в том, что в его владениях взбунтовались крестьяне вместе с казаками. Учитывая, что эта акция гетмана в военном плане была единственной в его карьере, память об этом держится как в его биографиях [16], так и в других известных историкам документах [17-19].

 

Разные источники приводят разные сведения. Так одни говорят, что войска ВКЛ составляли 2-5 тысяч солдат, а против них стояло от 3 до 5 тысяч ополчения местной шляхты. Трудно назвать это столкновение битвой. Вернее это была обыкновенная война (в отличие от М-М, войска ВКЛ были оснащены пушками, которые и решили исход компании).

 

Описание происходившего, наиболее красочно представляет Р. Подберский [13]. Литовские солдаты, состоявшие из регулярной пехоты, а также нерегулярных отрядов казаков и др. [19], были так уверены в своём техническом преимуществе и выучке, что в самом начале проигнорировали правилами обычной безопасности. В авангард выдвинулась рота, которая попала в засаду, и почти полностью была уничтожена. Командующий восками региментарий (заместитель гетмана - прим.перев.) Дионис Понятовский с несколькими солдатами едва унёс ноги с поля боя. Видимо это сильно его разозлило, о чём свидетельствуют последующие события. Литовские солдаты больше не допускали подобных ошибок и последующая часть кампании проводилась по всем правилам военного искусства. Обождали артиллерию, выровняли ряды.

 

В среду на страстной неделе 1756 года наступление началось с артиллерийской подготовки. Несколько тысяч ружей мелкопоместной шляхты не могли оказать действенного сопротивления, которое было сломлено в течение одного дня битвы.

 

Резня после битвы, факт которой отмечен польскими историками (И. Рыхликова, [17]) как пример просто неслыханного варварства, можно только объяснить возмущением Понятовского. Побеждённых насаживали на кол , вешали, останки оскверняли (выволакивали в лес на потраву зверям), уничтожено родовое кладбище в Можарах. И. Рыхликова пишет о стирании надписей на надгробиях. Лично осматривая в 1999 году старое кладбище в Можарах, допускаю, что их попросту разбивали (на кладбище имеются многочисленные «курганы», присыпанные землёй, и единичные фрагменты надгробий с надписями на польском языке). После битвы и даже ближе к её концу многие М-М в панике бежали из Можаров. Видимо многие из них не возвратились вовсе в Можары, дабы избежать насилия..

 

Измывались над М-М даже вне Можаров. В Словечно был убит Гавриил М-М. Его беременную жену Аполонию Шваб казаки так долго молотили киями, что она выбросила плод. В описаниях Подберского среди убитых упоминаются Антон, Филипп, Яким и Иосиф М-М. Литовские солдаты также убили нескольких барышень М-М, как и уже упомянутого ребёнка Аполонии М-М. Фёдора, Леона и Гаврилу М-М заковали в цепи.

 

4.05.1756 г. Иероним М-М подал жалобу в Городской суд Луцка за это нападение. По решению Главного трибунала ВКЛ вышеупомянутые арестованные литовскими солдатами М-М были освобождены.

 

В 1766 году М-М добились в Коронном трибунале нового декрета, в силу которого Городское Житомирское управление должно было выдать Каменьщизне компенсацию за нанесённый ущерб. Шляхта вместе с представителями властей нагрянула на Каменьщизну, настрашила людей Капитула, а затем передала их М-М. Такое положение вещей капитул начал изучать по правовой линии (в биографии епископа Массальского, [20]) и с этого времени появились заметки: «…Епископ был непримирим ко всякого рода непослушания селян, жестоко пресекая всевозможные крестьянские бунты и военной силой подавляя их. Когда в 1769 году взбунтовались крестьяне села Можари, и бунт начал расширялся, охватывая владения епископа Каменьшизну, то епископ 4 октября того же года признал приемлемым, не вникая в причины этого бунта, обратиться за советом к Капитулу и испросить достойную коллегию, как должен себя вести: то ли напасть на бунтарей с оружием и потушить восстание кровавым путём, или же укротить бунтующих более спокойным способом, и не допуская подмоги, принудить их к послушанию, а позже сурово покарать их. Третьего пути решения, священник - пастырь, человек, пропитанный идеалами равноправия и терпимости, физиократ по убеждению, попросту не видел.» Конечно, священник пастырь нанёс удар. Осада Можаров длилась девять дней и ночей. По окончании осады одного из М-М живьём сожгли на костре.

 

Сознавая, что мирного решения нельзя добиться, М-М продали свои владения Овручскому подкоморию Пауше, который удерживал их своими силами несколько лет (однако Пауша за те владения не заплатил обещанной суммы), Капитул всё-таки добился постановления Сеймового суда на возвращение земель, официально занятых Паушем.

 

В 1773 году с помощью войска и пушек для возвращения этих земель было совершено вторжение в Можари и многие жители были убиты, а дома, костёл и церковь сожжены. Литовские солдаты повесили обоих священников, заступившихся за побеждённых. Это преступлении литовских солдат было как бы издержкой при выполнении работы. Кроме того, что те времена не были самыми спокойными, а обычаи значительно отличались от нынешних, литовские солдаты не получали от епископа Массальского никаких указаний или позволения на убийство священников, а тем более католических.

 

Кстати, православной церкви в Можарах не везло. Значительно разрушенная в 1756 году, сожжённая в 1773, она была восстановлена и продержалась до 1938 года и по настоянию коммунистических властей была разобрана.

 

Католический собор вообще не был отстроен. Если верить Чайковскому [14], то старый Симон Можаровский, которого Чайковский, наверно, знал лично, будучи римским католиком, в возрасте 84 лет каждое воскресенье ездил за 28 км до Овруча, чтобы присутствовать на мессе или у католических доминикан, или у греко-католических базилиан. Как свидетельствует Чайковский в 1813 году так поступала вся Овручская шляхта, то есть для них не было разницы куда идти, то ли к базилианам, а то ли следующий раз - к доминиканам. Если бы в Можарах в то время был костёл, то старому Симону наверно не пришлось бы трястись на лошади или телеге до далёкого Овруча.

 

Нападение 1773 года всё же было последним вооружённым конфликтом Капитула с М-М. Их сопротивление в том году было окончательно сломлено. Это не значит, что они не предпринимали ничего, чтобы возвратить свои права на земли. Но всё это велось в рамках права или пропаганды. В гербовнику С.Уруского [21], а также в житомирском архиве [4,5] имеются сведения, что в 1775 году была назначена правительственная комиссия для изучения спора М-М с Виленьским Капитулом. Эта комиссия решила спор не в пользу М-М, и они продолжали обращаться в суды. Наконец, в 1775 году Капитул решил продать свои земли, являвшиеся предметом спора епископу Массальскому (после его смерти в Варшаве в 1794 году земли перешли в наследство графине де Линь (урождённой Массальской), а от неё её мужу графу Викентию Потоцкому). Кстати, эта акция, то есть продажа Каменьщизны и её дальнейшая судьба после 1775 года не были известны ксёндзу Касабуле [20].

 

Граф Потоцкий обращался с М-М, не лучше, а может даже хуже, нежели чиновники Капитулы. Он записал их своими крепостными, многих отослал в солдаты. В житомирском архиве имеется документ, написанный на польском языке (!) в 1819 году начальником Таврического (Крымского) гарнизона, в котором он сообщает, что граф Потоцкий прислал ему рекрута из Можаров, по имени «Шапотюк», который по прибытии представил письменное подтверждение от отца и дядей, которые значатся в Дворянском собрании дворянами Можаровскими и записаны в Родословной книге Волыньской губернии.

 

К счастью, по крайней мере несколько наиболее расторопных М-М и, что немаловажно, грамотных, ещё до 1775 года подались из Можаров в Житомир и Кременец, откуда они подавали очередные жалобы в гражданские суды Луцка и Житомира. Закончилось всё это следующим образом. В 1805 году Главный суд Волыньской губернии признал свою некомпетентность в деле разрешения этого спора и направил дело непосредственно в Сенат государства Российского. В 1819 года государственный Совет выдал в этом деле своё мнение, а 19.01.1820 года на основании его Сенат издал указ.

 

Прежде чем приступить к изложению сути указа Сената, я вынужден перейти к описанию линии верификации дворянства М-М. После третьего раздела Польши царские власти велели провести верификацию шляхетских титулов в Литве, Беларуси и трёх губерниях учреждённых на Украине: в Волыньской, Киевской и Подольской. Здесь следует признать, что в отличие от прусских и австрийских территорий, где власти просто убрали польский язык из Ягеллоньского университета и заменили его латынью, на землях, отошедших России практически не произошло никаких изменений. Гражданская администрация полностью состояла их польских шляхтичей, польский язык был языком государственным (в том числе и в судах) официально до конца 1832 года (на Литве и в Белоруссии практически до 1835-1840). Суды на землях польских в отличие от собственно России применяли право Королевства Польского (на Украине), или же ВКЛ (в Литве и Беларуси). Из-за недосмотра царских властей, что особенно разозлило императора, польское право применялось в Киеве до конца 1840 года. Без проблем функционировал Виленьский университет, составляя как бы пламенеющий центр польскости.

 

Французский профессор Даниель Бова, получивший по просьбе президента Франции от Л.И. Брежнева особую охранную грамоту, гарантирующую ему право исследования исторических архивов в СССР, и сотрудники которого провели в украинских архивах несколько лет за документами, каких ни до них, ни после ничьи глаза не видели, подтверждали, что украинские крестьяне, видя, что на Украине долгое время правят польские паны, начали переходить в католицизм и посылать своих детей в польские приходские школы. В архивных документах лично я столкнулся с тремя именами полицейских – польскими шляхтичами.

 

Верификация польских шляхетских титулов проходила (на польском языке) от 1796 года. Фактически лишь с 1802 года в соответствующие губернские депутатские дворянские собрания в массовом порядке начали поступать заявления от шляхты, в том числе и от М-М. 17.12.1802 года маршалку овручского дворянства, графу Станиславу Потоцкому, направлено заявление от Теодора Тимофея М-М, жителя Кременецкого уезда, который в своём заявлении предоставил своё полное генеалогическое дерево от князя Ивана Андреевича Можайского, внука св. Дмитрия Донского (то есть от Рюрика),. По решению ВДДС за № 1651 М-М были вписаны в 6-ю часть Родословной книги Волыньской губернии (лица, которые при помощи документов могли доказать дворянское происхождение до 1685 года, считаются князьями (Татары, Рюриковичи, Гедиминовичи), не располагая формальным правом на титул). Обращаясь в Сенат, М-М были формально признаны дворянами, что исследовал граф В. Потоцкий, родственник маршалка овручской шляхты.

 

На протяжении почти пятнадцатилетней тяжбы в Сенате (М-М потрватили на это целое состояние, почти 3 тысячи рублей) обе стороны обвиняли друг друга в фальсификации документов. Граф Потоцкий обвинил М-М в том, что те представили в Сенат только копии с документов, которые возможно вовсе не существуют. М-М в свою очередь ответили графу, что один из его документов то же является копией, так как оригинал уничтожен и даже не известно к чему или к кому относится, а третий (то же оригинал) был явно подделан (дарственная Александра Ягеллоньчика Виленьскому капитулу от 1500 года была подписана свидетелями, виленьским воеводой и гетманом литовским, которые в это время сидели в тюрьме в Москве как военнопленные (Сенат это то же учёл)). Сенат признал, что в связи с противоречивыми свидетельствами с обеих сторон, а такими же документами, невозможно в 19 веке установить имущественный статус Каменьщизны в начале 16 века. И Сенат формально лишил обе стороны права на земли Каменьщизны. И кому же Сенат предоставил Каменьщизну? Графу Потоцкому, наследнику по праву от Виленьского Капитула, считая, что именно все они фактически владели землями в течение последних 200 лет.

 

19.01.1820 года Сенат в присутствии всех своих департаментов и Герольдии большинством голосов утвердил указ (в последствии подписанный Николаем I), содержание которого макиавелистично звучит следующим образом:

 

1/ М-М, подавшие дело признаны дворянами окончательно и непоколебимо;

 

2/ Земли называемые «Словечаньскими владениями» или же «Словечаньским ключом», ранее называвшиеся «Каменьщизной» становятся собственностью графа Потоцкого;

 

3/ Из земель графа Потоцкого исключаются заграждения , жилые или пользуемые М-М дома, становящиеся их личной собственностью;

 

4/ В обязанность Волыньского губернатора входит создание специальной комиссии для решения всевозможных практических проблем.

 

Такая комиссия под руководством Овручского подкомория Баранецкого и членов её судей Стефаньского и Байковского начала свою работу в Можарах в январе 1822 года. За несколько месяцев комиссия изучила сотни документов, выслушала 20 cвидетелей М-М и 24 свидетеля графа Потоцкого, затем приняла решение об ограничении земель, принадлежащих М-М, также установила список лиц, членов рода М-М, имеющих право на дворянство. Решения этой комиссии обжаловали у волыньского губернатора как М-М, так и граф В. Потоцкий.

 

Поэтому работали одновременно три комиссии, в приблизительно одинаковом составе. Окончательное решение, утверждённое приговором Главного гражданского суда Волыньской губернии от 19.07.1829 года было сокрушительным для графа В. Потоцкого.

 

Из вступительного обзора волыньским губернатором спорных земель граф Потоцкий получил неполных 36 влук (1 влука= 16,8 га), а М-М получили 540 влук, 14 моргов (1 морг= 56 аров) и 200 прентов (1 прент= 4,5 м), то есть всего около 9000 га.

 

Преимущество в пользу графа Потоцкого (в отличие от М-М) не хотел признавать ни один шляхтич. В качестве своих свидетелей граф Потоцкий призвал исключительно своих крепостных. Они вынуждены были присягнуть суду и как один сослались на плохую память и не давали свидетельств ни против, ни за предложенную графом Потоцким версию. Видимо суд оценил такое поведение. По моему мнению, приговор суда был удачным для М-М (практически они получили лишь большую часть Можаров с прилегающими землями, становясь в этой части Волыни «коллективным магнатом»), а были до этого мелкими шляхтичами, как это видно по гербам.

 

Так завершилась борьба Рода Можайских-Можаровских за землю и признание дворянства.

 

Успех был половинчатый. Не были признаны их права на Каменьщизну (и тем самим право на княжеский титул). Однако им была выделена земля (обычно около 10-15 га на одну семью), право пользования общим лесом (который не был разделён), а также право на дворянство. Разве могли М-М выиграть у графа Потоцкого, генерала Войск Польских, подкомория и т.п., имеющего обширные связи в С-Петербурге ? Конечно, нет. Фактически российские власти не смогли признать виновным графа Потоцкого. Но вынудили его терпеть на своей территории также других собственников земель, хоть и мелких, но формально обладающих такими же правами, как и он сам (есть известное выражение «шляхтич на своей земле равен воеводе»).

 

Род Можайских-Можаровских относится к той ветви польско-украинской шляхты, которая имеет непольские корни (половина украинской шляхты имела более-менее польские корни – были то обычно потомки польских поселенцев на рубеже 16-17 веков). Однако как правило вся украинская шляхта политически чувствовали тягу к польскости. Многие ежедневно и не только « у власти» говорили по-польски. Большинство М-М, как видно из архивных документов, были православными, а раньше и греко-католиками. Немалое количество лиц официально имели метрики, выданные католическими костёлами в разных местах Украины. Видимо, до половины 19 века русский язык в Можарах не практиковался. Лучшее этому свидетельство – записи после 1832 года, по необходимости составленные по-русски, обычно губернскими писарями, по просьбе достаточно богатых Можаровских, которых трудно заподозрить в неграмотности.

 

Фактическая языковая русификация на этих землях произошла в большевистские времена, а точнее, ещё позже, в сталинские. К сожалению, я не знаю характера повседневного быта жителей Можаров и их окрестностей с половины 19 века. Сколько из них хранило память о польском языке? Данные, например количества местных католиков, представленные православной церковью и католическим костёлом , разные, поскольку, вероятно, преимущество было за православными. Многие Можаровские из Украины, с которыми я контактировал лично, утверждают, что «их дед был поляком».

 

Необычайно сложная судьба светлой памяти Алексея Можаровского (умер в Торонто в 2002 году), который солдатом Красной Армии сперва попал в немецкий плен, потом перешёл в украинскую полицию, по определённым причинам отошёл на запад с отступающими немцами, видимо вынужденно был мобилизован в немецкую армию, и под конец 1944 года попал в американский плен, чтобы наконец вынырнуть… в Первом Польском Корпусе, где дослужился до капральского чина.

 

Несколько особое отношение к чувству народности является воспитание шляхетных традиций. Известно участие, по крайней мере одного Можаровского в Январьском восстании (видимо , это Феликс), который был замучен в мае 1863 года во время известного мятежа в Соловьёвке на Волыни. На эту тему мало имеем более подробных записей, но всё же об одной из них стоит здесь упомянуть.

 

В 1929 году в Можарах был создан колхоз. Судя по фамилиям основателей, в его состав входили в основном крестьяне. В 1933 году давление властей на вступление в колхоз оставшихся частных фермеров (и не голодом), было настолько сильным, что не смогли противиться даже самые затверделые «реакционные элементы». Однако этими «элементами», судя по фамилиям, были именно шляхтичи, которые вместо вступления в уже созданный, организовали свой собственный колхоз, можно сказать – аристократический. Видимо, это не шло вразрез с правом, потому что в Можарах до 1950 года существовали рядом оба колхоза [22].

 

Стоит отметить, что в указанной хронике Можаров [22], приведён лишь один пример сопротивления советским властям уже после большевистской революции: в 1924 году главарём местной «банды реакционеров» был невыясненный по имени Можаровский, который снимал угол в жидовской семье, с которой сотрудничал в «своей реакционной борьбе против законной власти (совецкой)».

 

2. НЕВЫЯСНЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОПРОСЫ

 

Члены Рода, проживающие в Волыньской губернии пользовались названием «Можайский-Можаровский», или Можай-Можаровский («Можай» - это давнее определение русского города «Можайска».) Использовали они также, как видно из архивных документов, или герб Дубрава, или герб Погоня-3 (герб древних князей Можайских), который известен лишь в четырёх описаниях, в том числе и в исполнении Теодора Тимофея М-М в записях в Волыньское Депутатское Дворянское Собрание (голый, без оружия) всадник на коне, повёрнутый вправо). Более вероятно, что герб князей Можайских должен быть более простым, а голым всадником может является Св. Георгий.

 

После большевистской революции название «Можайский-Можаровский», по моему мнению, не встречалось нигде. Наверно это выглядело бы слишком претенциозно по отношению к новым революционным властям. Члены рода М-М пользовались чаще всего названием «Можаровский» (реже «Можайский»). В то же время в Узбекистане «притаилась» семья Можай-Можаровских.

 

Многие члены Рода в Киевской губернии до революции пользовались названием «Можаровский», за исключением Франца Фомича Можайского-Можаровского, который владел землями также в Волыньской губернии. За исключением Франца пользовались они в основном гербом Лада (реже – Рогач, Лебедь). До сих пор не понятно, почему одно (Можайские)-Можаровские использовали герб Дубрава, а другие – Лада (в обоих гербах в середине находится подкова).

 

Следующей проблемой, как ни парадоксально, является происхождение шляхты, которые уже с 19 века пользовалась исключительно названием «Можайский». Количество лиц с таким названием по России и на Украине и по всему миру значительно меньшее (приблизительно 5%) от количества лиц с названием «Можаровский».

 

В Польше, где я имею точные данные, живёт четыре семьи Можаровских и два одиноких лица (всего 39 человек). Есть также 9 человек с названием МожЕровский. Все они без исключение происходят или из Украины, или из Галиции, которая в 1945 году была присоединена к Украине. Кроме того, живёт только одна семья Можайских (ныне 3 человека), исходящие из Улазовичей возле Баранович в Беларуси.

 

Особой тайной покрыто происхождение рода Александра Фёдоровича Можайского (1825-1890), русского генерал-адмирала (его отец также был адмиралом) и изобретателя первого российского аэроплана. Ныне нет потомков А.Ф. Можайского по мужской линии. Во Франции (а также в России) все же живут потомки Николая, брата Александра. Главным из представителем является Мишель Алексеевич Можайский, который уже много лет изучает генеалогию и историю рода. Мсье Мишель от своих дедов знает, что проблема происхождения их рода от древних князей Можайских обсуждалась в их среде, но окончательно никто не предпринимал никаких шагов для восстановления княжеских титулов. И Можайские остались официально нетитулованной шляхтой, по дворянской иерархии стоящей ниже баронов. Хуже всего, что они не знают собственного герба. А в этом роду было много военных, награждённых высокими российскими орденами, совершались браки с титулованными дворянками.

 

Собственно этот последний довод можно считать княжеским происхождением рода Можайских. В Польше до- и после разделов браки титулованных шляхтичей с нетитулованными шляхтянками встречались довольно часто. Но с другой стороны это правило не работало. Замужество титулованной шляхтянки за нетитулованного шляхтича, всегда встречало протест со стороны её отца и братьев, считалось мезальянсом и приводило к остракизму со стороны благородного шляхетного общества.

 

Знаю из рассказов моих знакомых два таких случая (с конца 19 века). В одном случае дело кончилось полным отказом от родства с девушкой, в другом – жену всегда считали чужой в семье. Каковыми были обычаи в этнической России – я не до конца не уверен, но думаю, что такие же как в Польше и в Литве.

 

До 1820 года в Санкт-Петербурге, в котором проживали (или же часто наезжали ) Можайские, как упоминалось раньше, остались копии родовых документов, копии обращений в суды против Виленьского капитула, перепись населения и т.п., вместе с их переводами на русский, исполненные чиновником Главного гражданского суда Волыньской губернии. Ссылаясь на них, Сенат выдал соломоново решение. Достаточно специфичное. Из поданных в Сенат документов и прежде всего из заявлений самых М-М следовало, что происходят они от древних князей Можайских. Или лгали (тогда была бы многоэтажная интрига, требующая знаний даже второстепенных исторических фактов, наряду с прекрасно разработанными приёмами подделок сотен документов), или говорили правду. Если лгали, то Сенат должен был отлучить от почитания и веры, а не признавать дворянами. Если говорили правду, то должен был признать князьями.

 

Может быть Сенат признал их версию довольно правдоподобной, хотя и не достаточно укомплектованной (стоит снова вспомнить, что значительная часть родовых документов М-М была конфискована чиновниками Виленьского капитула), и взяв во внимание также то, что несколько М-М служило в армии (бывшего) Королевства Польского в офицерских званиях (Валентин Олимпий М-М лично Тадеушем Костюшко произведён в майоры), его указ – можно сказать – был «гнилым компромиссом». Не было это достаточно убедительным для М-М, но всё же озаботило В. Потоцкого, которому (безденежно) неожиданно свалилось с неба 1/3 владений.

 

Официально пожалованный княжеский титул –титулом, а княжеское происхождение, то по моему мнению, две особые проблемы. С княжеским титулом М-М могли спокойно быть принятыми на императорском дворе. Без титула, а лишь с обычно признаваемым княжеским происхождением, можно стать супружеской парой для титулованных родов, не становясь для них (мезальянсной) обузой.

 

Возникает всё же проблема : если не от древних князей Можайских, то собственно от кого (чего) происходит название «Можайский» ? Несомненно от Можайска, что под Москвой. Теоретически Можайские могут происходить от князей смоленской линии, то есть от Фёдора Ростиславовича Смоленского (также Ярославского и Можайского – 13 век). Могут также происходить от последнего князя Можайского, жившего в Можайске (1481-1491), то есть от Андрея Углицкого. Всё и здесь, кажется, что он вообще не пользовался прозвищем «Можайский».

 

В обоих случаях в исторических записях, однако ж, исчезает название «Можайский» (исключая, конечно, Ивана Андреевича Можайского и его потомков), и появляется оно вновь на границе 18 и 19 веков у нескольких известных лиц, в том числе у Тимофея Ивановича Можайского, деда адмирала-генерала А.Ф.Можайского. А могла ли фамилия «исчезнуть» на несколько столетий и сновая появиться в конце 18 века? Это кажется сомнительным. Не хватает нескольких доказательств для принятия такой гипотезы. Отсюда и сомнения в том, что а-г А.Ф. Можайский был потомком то ли Ф.Р. Смоленского, то ли Андрея Углицкого.

 

А может он мог быть потомком лица, которое вообще не была породнено ни с какими князьями Можайскими? Например, с кем-то, кто попросту долго проживал в Можайске. Но мог бы обычный шляхтич, даже при длительном проживании в Можайске, приобрести название этого города? Добавим ещё, Можайска, который ещё не был частной собственностью, а государственной. И выходит, что это несомненно невозможно.

 

После побега Ивана Можайского из Можайска в 1454 году, Можайское княжество официально существовало до 1493 года [23], после чего было окончательно ликвидировано. Сначала в Можайске правил брат Ивана, которого также называли «Можайским». Однако ж, несомненно, ни один воевода-властитель города от имени ВКМ, такого названия не имел.

 

В гербовнике С.Уруского [21] приводится в Овручской волости мелкая шляхта Можаровских и Можайских. При близком рассмотрении эти Можайские (упоминаются номера актов и даты) оказываются теми же М-М, описанными в этой работе. Один знакомый из России представил информацию о записи в Епархиальных Ведомостях от 1880 года (православной диоцезии в Вологде), где небольшие земли имел Александр Фёдорович Можайский, что «…род Можайских берёт свои корни от древних наделов князей Можайских и Стародубско-Северских…» . К сожалению, ни я, ни Мишель Можайский из Франции до сих пор не смогли увидеть оригинала этих Ведомостей.

 

Следовало бы здесь задать вопрос, где же фактически находилась колыбелька рода Можайских? Из-за отсутствия точных сведений, можно было бы опираться только на отрывочных данных: количество Можайских а Украине относительно невелико; в Беларуси нарастает по линии Гомель-Витебск-Смоленск, наибольшее количество их находится в Петербурге и его окрестностях. Возникает снова вопрос, являются ли окрестности С-Петербурга гнездом рода Можайских, или же оно находится в другом месте?

 

Если бы беларуские и украинские Можайские были эмигрантами из этнической России, то в значительном большинстве это были потомки царских чиновников, а значит они должны быть людьми свободных профессий (образованные). Однако же, значительная часть беларуских и украинских Можайских – это простые люди (или их потомки). Очень сомнительно, чтобы российский чиновник проигнорировал воспитание и обучение своих детей и довел их до нищеты. Этого не случилось ни в одной известной мне образованной семье Можаровских. Поэтому напрашивается гипотеза, что эмиграция Можайских происходила не из России в Украину через Беларусь, а именно из Украины через Беларусь в сторону столицы (СПб.)

 

В подтверждение этой гипотезы мог говорить тот факт, что определённое количество Можайских начинает появляться ныне в окрестностях Витебска в Беларуси, а еще больше их в околицах Смоленска. Это в основном семинаристы православные. Обычно эмигрантами становятся предприимчивые, инициативные особы, именно такие и могут привести к интеллектуальному развитию своего рода. Всё это опосредованно свидетельствует о том, что предки а-г А.Ф. Можайского произошли от волыньского рода М-М.

 

Стоит упомянуть ещё об одной загадке. В беларуском Минске проживает Наталья Можайская, дед которой в достаточной степени владевший польским и немецким языками, где-то в 1920 году по неизвестным причинам сменил фамилию с «Можаньский» на «Можайский». Копаясь в минском архиве она наткнулась на проект герба Любич от Можаньских (таковы имеются в гербовниках) для Минского депутатского шляхетского собрания и заявление на подтверждение шляхетных прав. Дед Натальи был образованным и уважаемым человеком. Почему же он сменил фамилию? Может быть для того, чтобы замаскировать своё шляхетное происхождение перед новыми большевистскими властями?

 

Мог же ведь сменить её например, на «Можаров» или «Можар» (такие фамилии тоже встречаются в России и в Украине). Существует догадка, что в части случаев они могут быть сокращениями от названия «Можаровский», чтобы наводить на мысль о своём крестьянском происхождении.

 

А почему же из «Можаньского» на «Можайский» ? Наталья утверждает, что ошибки не может быть ни в одной буковке, а лишь сознательное решение. Из документов «Можаньских» видно, что их предок «прибыл в ВКЛ с польской стороны около 1620 года». Само название «Можаньский» видимо, было дано уже в Беларуси, так как несомненно происходит оно от речки «Можанка». Однако, оказывается, что нынешняя речка Словечна (протекающая через Словечно) , называлась когда-то МАЗИНКА. На тех землях также существовали записи «Мозинка» (Можинка). Может это этимология для названия «Можанский».

 

Лица с названиями «Можаровский» или «Можайский» имеют одну общую черту – тенденцию лысения со стороны лба. Не с макушки (так называемая лепёшка св. Антония -тонзура), именно со лба. Эту сторону можно заметить даже у сравнительно молодых мужчин. Наверняка они наследовали общую генетическую черту. Согласно мнениям генетиков, генетические черты, такие как форма головы и другое наследуются по мужской линии. Также по мужской линии должна изучаться ДНК, для установления кровного родства между мужчинами. Ведь смена (мутация) генома происходит в среднем через 500 поколений.

 

Следовательно, ДНК является сильным инструментом, дающим уверенность в установлении родства между мужчинами, жившими даже в достаточно отдалённых исторических эпохах.

 

Может быть именно изучение ДНК даст возможность в будущем быть единственной надеждой на раскрытие тайн рода Можайских, большинство которых происходит или же проживает в России, а также их родственных связей с волыньским родом М-М. Если бы удалось найти останки Андрея Можайского (сына св. Дмитрия Донского), который был похоронен в Архангельском соборе в Москве, а также убедить православные церковные власти хотя бы кусочки его костей, тогда бы появился бы шанс на окончательное и несомненное развязывание гипотезы о происхождении древних князей Можайских.

 

В конце этого раздела добавлю свою «ложку дёгтя в общую бочку мёда».

 

В Украине существует только одно село под названием Можари, именно на Волыни возле Овруча. Другой подобной деревни нет больше ни в Украине, ни в Беларуси: www.fallingrain.com/world). Однако в этнической России имеется аж четыре названия «Можари», и несколько десятков в других вариантах, как «Можаровка» и т.п. Большинство из них находится возле Волги (особенно возле Казани), некоторые в Сибири. Есть всё-таки вероятность, что именно в России могут быть лица с названием «Можаровский», которые ничего общего с волыньским родом не имеют. Появляется вопрос, где кура, а где яйцо? А может названия этих российских деревень появилась от Можаровских, которые заселили их когда-то? Откуда эти называния взялись в Сибири? Может от ссыльных?

 

3. НЫНЕШНЕЕ И БУДУЩЕЕ РОДА МОЖАЙСКИХ - МОЖАРОВСКИХ

 

Трудно просчитать количество лиц с названиями Можаровский или Можайский по всему миру. В Можарах возле Овруча на 600 жителей приходится около 350 Можаровских. Их там уже значительно меньше, чем было в первой половине 19 века. Остался рапорт генерала Маслова царю в 1838 году. Маслов, инспектируя селения овручского уезда, утверждал между прочим, что находясь в одной деревне, насчитывавшей 1000 душ, жители которой жили хоть и скромно, но их объятия были чисты и его поразило то, что все жители были членами одной и той же семьи.

 

Правда, Маслов не привёл называния этого села, но в перечне сёл овручского уезда, составленного в 1888 году православной церковью [24], выясняется, что то село не могло быть чем-то иным, как именно Можарами. Можари, которые до 1888 года насчитывали около 1,5 тысячи жителей, были одной с самых многолюдных деревень в Овручском уезде. В других сёлах Овручского уезда были также многочисленные усадьбы, но не так многочисленные как в Можарах. Бова [25], например, приводит наибольшее скопление шляхты (в одном селе), с одинаковым названием в 38 семей Бовсуновских возле Бовсуни, 33 семьи Бехов в Бехах, 32 семьи Белошицких в Белошицах, 58 Кобылинских в Кобылинах, 27 Вашкевичей в Вашковичах. Недостаток точной информации о Можаровских, который как наистарейший род в этой части Волыни был и самым многочисленным, прямо указывает словами Маслова именно на село Можари. Кстати, в описании Можаров [24] упоминалось, что их жители происходят от старорусских дворян.

 

Поблизости Можаров, в Овруче, Житомире, как и в других городах и сёлах Житомирщины, проживает много Можаровских, в общем не менее 1000 человек. В Луцке живёт одна семья (из Можаров), во Львове – три, в Одессе –четыре, в Донецке –две семьи. В телефонной книге жителей Киева помещено около сотни Можаровских. Много их в Украине, не менее 2-3 тысяч.

 

Количество Можаровских в России, наверно довольно значительно и трудно их определить. Может быть их не менее тысячи, однако с предупреждением (о котором написано выше), что не все из них должны быть генетически связаны с Можаровскими волыньского происхождения. Трудно также определить насколько немногочисленная колония Можаровских проживает в Беларуси.

 

Считаю, что количество Можаровских вне бывшего Советского Союза, насчитывает не более 200 человек (в том числе 48 в Польше) . В США известны две семьи, в Канаде и Бразилии по одной. Можаровские в Канаде и США происходят из Можаров или из их окрестностей.

 

Стоит упомянуть о прозвищах, употребляемых Можайскими-Можаровскими, которые в свою очередь стали для некоторых из них родовыми названиями. Некоторые ветки, однако, невозможно было проследить с помощью документов о своей принадлежности к роду М-М. И они обычно были записаны царскими властями в качестве крестьян под фамилиями, которые были именно их прозвищами.

 

К роду М-М безусловно относятся лица из Можаров и окрестностей, как Балюк, Беган, Демчук, Довбаш (Довбыш), Дрозд, Ярмольский, Кисель, Карпец, Калюк, Ковальчук, Кравчук (Кравец и Кравченко), Лукянец, Омельчук, Паентко, Панухник, Плескач, Полещук, Примак, Солоха, Сапотюк, Струк, а также Сыченко. Другие, как Басан, Клещ, Лещук, Лисовец, Макарчук, Мельник, Себерон, Шуткевич и Жук – это подразумеваемые, поскольку до сего времени не найдено достаточных доказательств для поддержания предположения.

 

Пользуемое М-М в первой половине 19 века прозвище Томашенко (Тимошенко) во второй половине 19 века был заброшен (позже Томашенки начали называться Панухниками). Все они в царской России официально признаны крестьянами. Точное их количество трудно определить, особенно потому, что они рассеялись по всему СССР.

 

Можайские-Можаровские в прошлом вырастили не менее одного профессора (в Саратовском университете, который открыл местные залежи земного газа). Профессором Гомельского университета в Беларуси является овручанин Валенити Васильевич Можаровский, доктор физико-математических наук. Несколько Можаровских, до которых мне ещё не удалось добраться, работают в научных институтах Киева и Санкт-Петербурга в России. Генрих Степанович Можаровский из окрестностей Белой Церкви – инженер-гидролог, моряк, до недавнего времени был преподавателем в Университете имени Тараса Шевченка в Киеве. Является автором многих публикаций по гидрологии, а также по истории польско-украинской шляхты и морских путешествий первых Рюриковичей.

 

Командующим Южного военного округа Украины со штабом в Одессе (ныне исполняющий обязанности командующего сухопутных войск Украины) является генерал-лейтенант Владимир Николаевич Можаровский, родившийся в Бовсунах под Овручем. И он не единственный генерал в своём роде. Другим (пока не установленным) является генерал министерства чрезвычайных ситуаций Украины. В прошлом был (также не установленный до сих пор) генерал Можаровский, служивший в царской армии перед самой революцией. Было также два генерала Можай-Можаровские.

 

Президентом бразильского филиала американского концерна Некстел Интернейшнл является Алексей Можаровский, который, видимо, из Испании переехал в Южную Америку (поочерёдно в Чили, Аргентину, Бразилию). В Бразилии, учитывая налёты террористов на богатых людей, не появляется он в обычных сводках прессы и телешоу.

 

Поэтому подробности семейной жизни, как и родовое происхождение г-на Алексея Можаровского трудно установить. Кажется, у него есть сын Эрик, а также семья (сестра и брат в Испании).

 

Командующим внутренними войсками России был генерал Евгений Можайский.

 

Почти двадцать семей Можайских-Можаровских, благодаря моей инициативе, узнали ныне историю своего рода. А может и больше, чем помещено на витрине Интернета http://freepages.genealogy.rootsweb.com/~mozhayski, которая более трёх лет оснащена поисковиками Интернета и может быть посещена неизвестными мне членами Рода.

 

Из моего нынешнего опыта выясняется, что только четыре польские семьи Можаровских знали о происхождении своего Рода от древних князей Можайских, при чём только у моего тестя Адама были родовые документы, подтверждающие вышеизложенное повествование. Всех других информация об их княжеском происхождении вводила в шок.

 

Особенно трагичной является проблема семейно-исторической памяти к районах бывшего СССР. Многие Можаровские писали мне, что их отцы (деды) никогда не трогали проблему происхождения своих семей. Видимо, так было безопаснее для их детей (внуков). По этим же причинам у них сохранились никакие документы или семейные памятки.

 

За исключением дворянского свидетельства Кирилла Ивановича Можайского-Можаровского, которое в 1946 году было обнаружено во время ремонта крыши одного из домов в Можарах. Первым движением семьи было желание сжечь его, с душой в пятках перепрятали его до нынешнего времени. О «тренированности» людей советскими властями лучше всего может свидетельствовать тот факт, что они боялись показать кому-либо это свидетельство даже во времена независимой Украины. Показали они его лишь в 2001 году. Почти половина семей Можаровских из Украины, с которыми в то время я встречался, в 30-х годах прошлого века потеряли отцов (дедов) во время сталинских чисток. В житомирском архиве имеется аж 57 дел Можаровских, репрессированных сталинскими властями.

 

Изучение и документирование истории Рода Можайских-Можаровских в будущем будет проводить Фонд Рода Можайских-Можаровских, к созданию которого намереваются приступить несколько семей. Видимо, первым заданием его будет обеспечение ( то есть, создание ксерокопий) семейных документов, имеющихся главным образом на территории Украины. Это очень важное задание, учитываю плачевное состояние украинских архивов.

 

Несомненно важным заданием будет реконструкция кладбища в Можарах, уничтоженного солдатами ВКЛ в 1756 году. На счастье сельская рада Можаров уяснила важность этого кладбища для истории села и региона, установив по моему предложению табличку с надписью «Памятник истории и культуры». Не грозит ему судьба католического кладбища в Остроге, которое было сознательно уничтожено украинскими властями (на его месте оборудовано спортивное побоище). Нынешняя украинская власть настолько молода и не опытна, что даже не заметила, что безвозвратно уничтожила в небытие часть истории собственного края.

 

Разумеется, в конце представленного повествования стоит поставить вопрос: выдумали ли М-М особу князя Гаврилы Семёновича Можайского (при случае Мартина Ивановича Можайского), или нет? Я уверен, что нет, и об этом свидетельствуют следующие факты:

 

a/ название особы Гаврилы, кроме заверений самых М-М, упоминается в правительственных документах [4, 5], как и в одной монографии [26].

 

б/ Теодор Тимофей М-М, представляя предложение в 1802 году в Волыньское собрание на подтверждение шляхетных прав, имел в заначке три офицерские патента, подтверждённые документально, в ограниченной степени также лица были хоть и мелкими, но земельными владельцами в Овручской и Сквирской волостях, а также свидетельства, которых согласно закону было достаточно для признания дворянства.

 

Разве притязая на княжеское происхождение и представляя своё полное генеалогическое дерево от князя Александра Владимировича Можайского (а фактически от Ивана Андреевича) он совершил подделку? Мне кажется, что он не делал этого. Здесь следовало привести римскую поговорку: Кому здесь выгодно? Разве выдумав личность Ивана Ивановича Можайского и его бездетного сына Семёна, кто-то мог извлечь из этого выгоду? Безусловно: нет! А придумав личность Мартина Ивановича Можайского, предка Невмержицких ? Теоретически – да. Но только тогда, когда бы Невмержицкие пытались возвратить княжеский титул, что в России было нереально. А они даже не сослались на Мартина!

 

А зачем Теодору Тимофея выдумывать предка в лице Гаврилы Семёновича Можайского?

 

Право не обязывало, по крайней мере, предоставлении генеалогического дерева на многие поколения назад. Можно было лишь написать кем был отец или дед. Всё это опосредовано, сидетельствует однако о том, что Теодор Тимофей, как в те времена наиболее образоыванный представитель Рода М-М, просто сохранил память своих предков об истории рода.

 

в/ Как из работ Карамзина, так и из других источников [27] выясняется, что если бы Александр Ягеллоньчик принуждал православных (в том числе и высокопоставленных) к переходу в католицизм, то он мог бы также вынудить и зависимого от него Ивана Андреевича Можайского. Если на самом деле Иван был крещён повторно (по западному обряду), то при крещении он не получил бы имя «Иван» (а может именно имя своего благодетеля «Александр» вместе с крёстным). «Владимирович» это уже очевидная проблема, так как о Рюрике в те времена мало кто слыхал.

 

г/ Разве могли придумать М-М, что гербом древних князей Можайских являлась Погоня-3?

 

Рисунок этого герба сохранился лишь в фигуре мало читаемой печатки в двух сургучных печатях (двое М-М кроме подписи на документах поставили оттиск печаток).

 

Сохранились они в двух текстах на польском языке в Житомире, и в двух русских в Киеве.

 

Во всех этих случаях речь идёт о том, что всадник на коне повёрнут вправо.

 

Придумывая герб, М-М должны были выбирать направление вправо или влево. Даже не очень опытный геральдист отметил бы, что в гербах типа Погоня и Погонь, на которых изображён всадник, почти во всех случаях он повёрнут влево. Если бы я подделывал герб, то выбрал бы левое направление, как на общеизвестном изображении Погони литовской.

 

Оказывается, что рисунок герба древних князей Можайских сохранился и на монетах, выбитых Иваном Андреевичем Можайским, найденных и описанных в конце 19 века (таких монет сохранилось лишь несколько штук).

 

По такой монете легко заметить (чтобы увидеть монету надо кликнуть на гербе и подвинуть её вниз), в какую сторону провёрнут всадник – именно вправо. Кроме того, дальнейшая часть описания (всадник без оружия) совпадает с этим изображением. Думаю, что это самое важное косвенное доказательство того, что М-М, которые этой монеты наверняка не видели, не забивали себе голову разной чепухой в виде происхождения от древних князей Можайских.

 

Не стоить также забывать и о том, что согласно мнению геральдистов, гербы Погонь и Погоня являются династийными.

 

д/ По моему наилучшему видению, на рубеже 18/19 веков, только четверо М-М на Волыни (+ несколько на Киевщине) умели читать и писать (исключительно на польском языке) и поэтому двое (из-за вредности приписаны графом Потоцким в крепостные) в Можарах.

 

Никто из них не был историком. Трое были офицерами, четвёртый адвокатом (Теодор Тимофей М-М). Я уверен, что даже не зная работ Карамзина, которые, во-первых появились значительно позже, а во-вторых, и так были для них недосягаемыми, не были они в состоянии сплести такую интригу, то есть сотворить для себя княжеское генеалогическое дерево и историю рода, в которой принципиально вообще не было путаницы ни с датами, ни с историческими фактами. Более того, о чём уже говорилось, с точки зрения права, не было необходимости в верификации дворянства.

 

д/ Не стоило бы пренебрегать и мнением «среды окружения, то есть, общественным мнением». Чайковский минимум в 5-6 местах говорит прямо о Можаровских, как о древних князьях Можайских. Во многих официальных документах Волыньского Депутатского Дворянского Собрания, направляемых или в Центральную Ревизионную Комиссию в Киев, или дворянским маршалкам разных волостей, или же в казённые палаты (финансовые избы), речь ведётся прямо о «дворянах Можаровских, происхождением от русских князей Можайских». Общественное мнение, конечно, также повлияло положительно на вынесение приговора Волыньского Суда в 1829 году

 

е/ Те (немногочисленные) члены рода М-М, которые в конце концов официально были признаны дворянами (остальные Можаровские, стали под этим названием официально записаны как «овручские мещане», поскольку Управление Волыньской губернии выдало им всем свидетельства о дворянстве), были записаны исключительно под названием «Можайский-Можаровский» и «Можай-Можаровский». Сразу же появляется вопрос; откуда у мелких дворян на задворках Волыни название «Можайский»?

 

Впрочем, как следует из Житомирских документов [4, 5], Можари(че) уже ожидали Можайских, то есть появились раньше, нежели они туда прибыли ( само название Можари(че) вероятнее всего имеет татарское происхождение – об этом можно прочитать на нескольких русских интернетных страницах [напр. 28]).

 

Единственно в одном житомирском документе отец упомянутого здесь Гаврилы Можайского, был записан как князь Семён Иванович Можайский. Во всех остальных документах числится он как Семён (Семен) Александрович, а его отец, как Александр Владимирович (Володимирович). В собрании всех Рюриковичей и Гедиминовичей, мне кажется, существует только одна такая комбинация (Владимир, Александр, Семен) – и то у князей Слуцких. В архивных документах [4, 5] однако ж ясно написано, что этот Семен был братом Андрея, а тот, в свою очередь – мужем Авдотьи Чарторыйской. Это однозначно окаймляет их в лоне князей Можайских из московской линии.

 

Отсутствие упоминаний у Вольфа о Гавриле Семёновиче и Мартине Ивановиче Можайских, по моему мнению, вызваны несколькими причинами: они не несли никаких государственных забот (как я думаю), проживали несколько на обочине и наверно, не были очень богаты.

 

Лично я допускаю, что может быть даже старались держаться несколько в тени. Чего скрывать уж тут, если отец Гаврилы и брат Мартина Семён Иванович Можайский (Стародубский) попросту предал Александра Ягеллоньчика, своего благодетеля, который ранее облагодетельствовал многочисленными пожалованиями, имея в виду громадные земельные наделы, тем самым сделав его главным магнатом Польской Республики. Его другой сын, Василий Семёнович Стародубский, был послушным и верным союзником ВКМ Василия III, номинального и фактического врага Литвы.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

[1] Н.М. Карамзин. История Государства Российского, т.5, стр. 173. «Наука», 1993

 

[2] там же, стр. 195, стр. 374

 

[3] там же, 188

 

[4] Дело Можайских-Можаровских (Державний архiв Житомирської областi, Дело о дворянском происхождении года Можайских-Можаровских, фонд 146, опис 1, дело 3957)

 

[5] Дело Можайских-Можаровских (Державний архiв Житомирської областi, Дело о дворянском происхождении года Можаровских, фонд 146, опис 1, дело 3956)

 

[6] Метрика Русская (Волыньская). Реестры документов коронной канцелярии для украинских земель (воеводств волыньского, брацлавкого, киевского и черниговского) 1569-1673, Киев, 2002, (Право Грегоровичов Невмирицких на земли острова Заясенного у реки Словечны, Варшава 10.07.1570, позем.14, стр. 239)

 

[7] Дело Невмержицких (Державний архiв Житомирської областi, Родословная книга Волыньской губернии, ч. :. «Родословная и доказательства дворянского рода Невмержицких», фонд 146, опись 1, дело 444)

 

[8] А.А.Зимин. «Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV… первой трети XVI века», Наука, Москва, 1988

 

[9] Метрика Литовская, № 192, стр. 139

 

[10] А.А.Зимин, «Россия на рубеже XV-XVI столетия», Moсква, 1982

 

[11] М.Стрыйковский, «Который перед тем…Хроника», Краков, 1582 (M. Stryjkowski, „Która przedtem ... Kronika”, Kraków 1582)

 

[12] Й. Вольф, «Литовско-русские князья от конца 14 века», Варшава 1895 (J. Wolff, „Kniaziowie litewsko-ruscy od końca 14. wieku”, Warszawa 1895)

 

[13] Р. Подберский, «Литературный ежегодник», год.3, стр. 121, Санкт-Петербург 1846 (R. Podberski, „Rocznik Literacki”, rok 3, str. 121, St. Petersburg 1846)

 

[14] М.Чайковский («Садык-Паша»), «Овручанин», Константинополь, 1862 (M. Czjkowski („Sadyk Pasza”), „Owruczanin”, Konstantynopol, 1862)

 

[15] www.bkpan.poznan.pl/biblioteka/ELITY/SEJM1764/

 

[16] С. Бродовский, «Житие гетманов Польского Королевства и Великого Княжества…Литовского», Львов, Станиславув, Тарнов, 1850, стр. 232 (S. Brodowski, „Żywoty hetmanów Królestwa Polskiego i Wielkiego Księstwa Litewskiego”, Lwów, Stanisławów, Tarnów, 1850, str. 232)

 

[17] И. Рыхликова, «Разложение мелкой шляхты в Русском государстве», Обзор…исторический, т. 29, з.1, 1988, стр. 121-147 (I. Rychlikowa, „Deklasacja drobnej szlachty w Cesarstwie Rosyjskim”, Przegląd Historyczny, t. 29, z. 1, 1988, str. 121-147)

 

[18] Д. Бова, «Битва за землю. Польская шляхта на правобережной Украине – между…царём и украинским народом в 1863-1914», изд. «Порубежье», Сейны 1996 (D. Beauvois, „Walka o ziemię. Szlachta polska na Ukrainie prawobrzeżnej – pomiędzy caratem a ludem ukraińskim 1863-1914”, Wyd. „Pogranicze”, Sejny 1996)

 

[19] Б. Кроликовский, «Среди сарматов. Радзивиллы и мемуаристы», Люблин 1998 (B. Królikowski, „Wśród Sarmatów. Radziwiłłowie i pamiętnikarze”, Lublin 1982)

 

[20] Т. Касабула, «Игнатий Масальский, виленьский епископ», КУЛЬ, Люблин, 1998 (Ks. T. Kasabuła, „Ignacy Massalski biskup wileński”, KUL, Lublin 1998)

 

[21] С.Уруский, «Семья. Гербовник польской шляхты»», т.11, Варшава 1914 (S. Uruski, „Rodzina. Herbarz szlachty polskiej.”, t. 11, Warszawa 1914)

 

[22] История села Можари, Можари 1946-1950

 

[23] Г.М. Лаппо «Города России, Энциклопедия», Москва 1994

 

[24] В.Н. Теодорович, «Историко-статистическое описание церквей и приходов Волыньской епархии», Почаев 1888

 

[25] Д. Бова, «Поляки на Украине 1831-1863. Польская шляхта на Волыни, Подоле и …Киевщизне», Париж 1987 (D. Beauvois, “Polacy na Ukrainie 1831-1863. Szlachta polska na Wołyniu, Podolu i Kijowszczyźnie, Paryż 1987)

 

[26] Роберт Антон (Санок), собственная информация (пан Р. Антон, многие годы занимается генеалогией Рюриковичей, и Гедиминовичей) видел запись в российской монографии (на франц. языке) о Гавриле Семёновиче Можайском, который «родился в 1486 году и оставил потомков в Литве»)

 

[27] А.Виноградов, «Гомель, его прошлое и настоящее 1142-1900», Типография Н.Н. Шаралова, Москва 1900

 

[28] http://sophistikatedkids.com/turkic/27%20Scythians/EthnicRootsRu.htm

 

Прочитано 3722 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта