Андрей Боголюбский: первый русскмй "самовластец"

Автор  Артем Грачев

…История, отверзая гробы, поднимая мёртвых, влагая им жизнь в сердце и слово в уста, из тления, вновь созидая Царства, и представляя воображению века с их отличными страстями, нравами, деяниями, расширяет пределы нашего собственного бытия…

Н. М. Карамзин

В 1934 году в руки сотрудников Института истории феодальных обществ (современный Институт Археологии) был прислан неполный скелет «неизвестного», без бирок и опознавательных знаков, лишь с сопроводительным листом, в котором рентгенологов-антропологов просили провести беспристрастную экспертизу останков и ответить на вопросы: возраст человека, его антропологический тип и главное — отчего и как умер этот человек?

Андрей Боголюбский. Реконструкция М.М. Герасимова

Андрей Боголюбский. Реконструкция М.М. Герасимова

Такая секретность в исследовании этих с виду непримечательных останков, должна была уберечь учёных от искушения приблизить свои выводы к желаемому результату. Через непродолжительное время пришёл ответ экспертов: перед нами останки мужчины, приблизительно пятидесяти лет, ростом около 170 см.

Человек физически сильный, проживший активную жизнь, несмотря на частично сросшиеся шейные позвонки, а также на болезни, выявленные у него (спондилёз и остеохондроз), значительно ограничивающие подвижность этого человека.

На основании изучения особенностей эндокринной системы было выдвинуто предположение, что человек был легко раздражителен, возбудим и крайне сильно проявлял свои эмоции, видимо, не стесняясь своей реакции даже на самые незначительные события.

Тип его черепа был определён антропологом В. В. Гинсбургом как северный, близкий к курганным славянским, при наличии несомненных монголоидных черт. Скошенный назад лоб, всегда, из-за сросшихся позвонков, гордо поднятая голова — всё это придавало «неизвестному» властный, жесткий, непреклонный вид.

Проанализировав все останки, ученые пришли к выводу, что перед ними воин, участвовавший во многих сражениях, о чём говорили рубцы от старых заживших ран, получить которые можно было лишь на поле боя или в поединке, но были и новые раны, не успевшие зарасти, полученные непосредственно перед смертью.

Кто же это? Возможно, это воин сложивший свою голову на поле брани?

Но характер «новых» ран говорил о другом: этот человек был предательски убит. Многочисленные раны, нанесённые разнообразным оружием: рубящие, предположительно, мечами и саблями, колющие — копьями или кинжалами — все раны были нанесены с боков или со спины по совершенно беззащитному человеку. У экспертов не было никаких сомнений: «Это нападение нескольких человек, с определенной целью — не ранения, хотя бы и тяжелого, а убийства тут же, на месте, во что бы то ни стало».

Таким образом, предположения и надежды археологов оправдались: анонимная антропологическая экспертиза стала последним подтверждающим фактором, позволившим дать окончательный ответ на вопрос, кто этот человек. Перед исследователями оказались останки святого благоверного великого князя владимирского Андрея Юрьевича, жестоко убитого в ночь с 29 на 30 июня 1174 года в Боголюбове.

Несмотря на радость историков от оправдавшихся надежд, ответ на этот вопрос породил множество новых неизвестных. Было доподлинно известно, от чего погиб великий князь, но как это произошло и почему? Кто его убил и зачем? А также какое значение это событие имело для современников князя, и почему погибший насильственной смертью от рук убийц великий князь Андрей Юрьевич не был причислен Русской Православной Церковью к лику святых? Этого не произошло ни сразу после его смерти в 1174 году, ни через десять лет, ни даже через сто. Он был канонизирован около 1702 года, т. е. лишь спустя 528 лет после своей смерти…

Фигура Андрея Юрьевича всегда привлекала всех интересующихся историей людей. Андрей Боголюбский — не просто князь, он веха в истории русской государственности; идеи, воплощаемые им в жизнь, нашли отражение в деяниях последующих поколений великих русских князей и царей. В его жизни и смерти как в зеркале отразились непростые политические и социальные отношения эпохи.

Андрей Боголюбский родился в 1112 году в семье ростовского князя Юрия Владимировича, более известного по прозвищу Долгорукий, и дочери половецкого хана Аепы. Его отец провёл свою жизнь в постоянной борьбе за великокняжеский киевский престол, занять который в конце концов удалось, но счастья ему это так и не принесло, уже через несколько лет правления он был отравлен.

После смерти отца в 1157 году Андрей Юрьевич становится великим князем и сразу же проявляет себя выдающимся правителем и неординарной личностью. Принимая титул великого князя, но не отправляясь княжить в Киев, он впервые, по сути, разрушает сложившуюся до того времени традицию: раз великий князь — значит князь киевский.

Великий князь теперь княжит на Ростово-Суздальской земле. Получив землю, он решает укрепиться на ней и, пользуясь правом сильного, изгоняет из Ростово-Суздальского княжества трёх своих братьев, двух племянников, мачеху и почти всех приближенных отца. Следующим его шагом к упрочению собственной власти становится борьба с боярской аристократией.

Тут нужно сделать небольшую ремарку: князь тогда не обладал полнотой власти, часто он был лишь первым среди равных, ему всё время приходилась оглядываться на бояр и старшую дружину, иначе, потеряв их поддержку или вступив с ними в конфронтацию, он мог просто-напросто потерять всю свою реальную власть, оставив себе лишь красивый титул князя.

Андрей Боголюбский же вознамерился пресечь и эту сложившуюся традицию. Он, игнорируя все препятствия, шагает к самовластию, сосредотачивая власть в своих руках. Как избавиться от постоянных интриг и боярского влияния? Он поступает прямолинейно и просто: переносит столицу княжества в суздальский пригород — город Владимир-на-Клязьме.

В этой новой столице всё будет так, как хочет он: разворачивается грандиозное строительство, строится Успенский собор, поражавший современников своей роскошью, дорогу к нему открывают Золотые ворота, подобные киевским. Великий князь с не меньшей пышностью обставляет и свою загородную резиденцию — укреплённый город-замок Боголюбово-на-Нерли, где находилась жемчужина Владимиро-Суздальского княжества — великолепный дворовый храм князя, посвященный Рождеству Богородицы.

 Храм Рождества Богородицы и остатки палат в Боголюбове

Храм Рождества Богородицы и остатки палат в Боголюбове

Пол собора был выложен отполированными до блеска медными плитами, хоры были выложены майоликовыми плитами, в зеркальной поверхности которых играли блики солнца и свечей. Обилие драгоценной утвари, фресок, дорогих тканей — сочетание всего этого с прекрасным интерьером изумляли каждого, кто видел убранство храма, что подчеркивало величие князя.

Ипатьевская летопись передаёт глубокий символизм происходящего по сути прямо отождествляя Андрея с Соломоном, церковь в Боголюбове — с ветхозаветным храмом Господним в Иерусалиме, а Владимир — с Киевом как Новым Иерусалимом. Видимо, так было задумано самим Андреем, и именно так всё это воспринималось его современниками.

Богоматерь Боголюбская с припадающим св. благоверным князем Андреем Боголюбским. Покровский Монастырь. Суздаль, первая четверть XVIII века

Богоматерь Боголюбская с припадающим св. благоверным князем Андреем Боголюбским. Покровский Монастырь. Суздаль, первая четверть XVIII века

Светская власть князя крепла, возводимые им храмы прославляли его величие, но этого было недостаточно. Осознавая влияния Церкви на умы людей, Андрей Боголюбский решает использовать её колоссальные возможности в своих политических целях. Он продвигает идею богоизбранности Владимиро-Суздальского княжества, по сути именно он инициирует принятие новых государственных праздников — Спаса и Покрова, и при нём создаётся целый цикл литературных произведений: «Слово Андрея Боголюбского о празднике 1 августа», «Житие Леонтия Ростовского» и т. д.

Сосредоточив в своих руках колоссальную власть в Ростово-Суздальской земле, великий князь продолжает свою политику, перенеся её за пределы своего княжество: вот и Киев, и Новгород лежат у его ног, и нет на Руси человека могущественнее великого князя Андрея Боголюбского. Но когда человек достигает вершины и не удерживается на ней, есть лишь один путь — вниз.

Восстаёт Киев, и тогда Андрей Юрьевич собирает грандиозный поход на Киев, какого не знала ещё Русская земля. Войско состоит из всех подчиненных ему княжеств: здесь и ростовцы, и суздальцы, рязанцы, муромцы, новгородцы, белозёрцы, владимирцы, переяславцы. По приказу князя под его знамёна встали дружины сопредельных земель черниговского, курского, полоцкого, смоленского и других князей.

Однако пути Господни неисповедимы: под стенами Киева войско потерпело сокрушительное поражение, и ему пришлось с позором разойтись. Власть постепенно стала утекать из рук Андрея Боголюбского, и неизвестно, чем бы это могло закончиться, если бы не мученическая смерть, подведшая итог его земной жизни.

Возвращаясь к теме убийства князя, необходимо задать себе вопрос, а можем ли мы вообще спустя восемьсот лет разобраться в хитросплетениях событий той злополучной для Андрея Боголюбского ночи?

На этот вопрос мы можем ответить: да, это возможно. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях сохранилась так называемая «Повесть об убиении Андрея Боголюбского» — текст, рассказывающий о заключительных часах жизни князя в земной юдоли.

Этот текст много раз изучался историками, и классическое, буквальное его понимание представляет перед нами такую картину последних часов жизни князя: перед убийством Андрея заговорщики для придания себе уверенности спустились в винные погреба и хорошенько там напились. Потом, в конце концов собравшись с духом, они отправились к спальне князя.

Решив сначала проникнуть к нему хитростью, один из заговорщиков постучал и назвался Прокопием, именем одного из доверенных слуг князя, но то ли князь узнал по голосу говорившего, то ли выпито было слишком много — князь распознал обман, дверь не отпер и, до конца оставаясь князем-воином, бросился к мечу, по преданию принадлежавшему св. Борису, но меч был похищен ключником князя, который тоже участвовал в заговоре. Так князь, по слову которого вся Русь становилась под копьё, оказался абсолютно беззащитен.

Заговорщики начали ломать дверь, и когда она упала, бросились на князя. Проведя большую часть своей жизни в военных походах, князь был не простым соперником — даже безоружный, он представлял собой угрозу, к тому же многие заговорщики были пьяны, однако численный перевес (их было около 20 человек) и холодное оружие довершили — дело. Князь упал. Подумав, что он мёртв, заговорщики снова отправились в погреба.

Тем временем князь очнулся и, несмотря на раны, нанесённые ему, попытался скрыться. Решив осмотреть, а скорее просто ограбить тело князя, заговорщики не нашли его в его спальне, но смогли отыскать его по кровавому следу. В летописи сказано, что увидев убийц, Андрей произнёс: «Если, Боже, в этом мне суждён конец — принимаю его я». Убийцы довершили своё дело, тело князя лежало на улице, пока люд грабил его величественные хоромы.

Древнерусские тексты никогда не стоит понимать буквально, все они пронизаны аллюзиями на Священную историю; летописцы никогда не ставили своей задачей заниматься бездумным хроникёрством. Летопись была актуальным произведеним, в котором образованный читатель того времени мог увидеть гораздо больше, нежели современный. В этом отношении очень интересен т.н. «рассказ об отрубленной руке» подробно рассмотренный И. Н. Данилевским, и именно его предположения на данный момент являются самыми интересными.

Несмотря на почти полное совпадение результатов экспертизы и текста «повести об убиении Андрея Боголюбского» было выявлено небольшое несоответствие. Глава заговорщиков Петр отрубает правую руку князю, после чего тот умирает. Экспертиза же говорит, что правая рука была нетронута, а вот левая рассечена во многих местах.

На это несоответствие долго не обращали внимания — ну мало ли, ошибся древний книжник, с кем не бывает. Но наше покровительственное отношение летописцу не требуется, он знал, что писал, и знал, какая рука была отрублена. Например, на миниатюре в Радзивиловской летописи (XV век!) возле лежащего князя стоит женщина и держит его отрубленную руку — и именно левую. Так что же всё это значит?

Мир средневекового человека насыщен символами, раскрывающими смысл явлений. Основной книгой, на которой базировалось мироустройство того времени, являлось Священное Писание, где и предложил искать ответ И. Н. Данилевский. В Евангелии от Матфея сказано: «И если правая рука тебя соблазняет, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё ввержено в геенну» (Мф. 5:30). Каким же образом правая рука могла «соблазнять» великого князя?

Здесь нам потребуется углубиться в другой документ, где присутствует мотив отрубленной руки, а именно в Лаврентьевскую летопись, где идёт речь о владыке Феодорце, ставленнике князя, которого тот хотел поставить во главе новой Владимирской митрополии, отделившись от митрополии Киевской.

Грандиозные планы князя не увенчались успехом. Его гордыня и поведение владыки Феодорца вызвали всеобщее осуждение со стороны общественности того времени. Не встретила одобрения ни сама идея, ни методы, которыми князь и его ставленник добивались своей цели. Например, из своей епархии был изгнан Ростовский епископ Нестор, противившийся князю. Только вмешательство Патриарха Константинопольского остановило процесс разделения русской митрополии на две части. Но это не остановило Андрея с Феодорцом.

В 1168 году на Собор в Киеве Боголюбский через Феодорца писал князю киевскому Мстиславу, что митрополита Константина следовало бы снять и поставить нового с помощью Совета епископов, да и вообще нужно подумать, не отказаться ли от столь хлопотной и затратной власти Патриархов. Однако Мстислав испугался и, несмотря на все хлопоты Феодорца, на это не решился.

Тогда Феодорец отправился с дарами к Патриарху и начал уверять его, что на Руси нет митрополита, и просить, чтобы он его поставил митрополитом. Патриарх не согласился. Тогда тот стал умолять хотя бы об епископской кафедре в Ростове. Патриарх сжалился и уступил. Тогда Феодорец, не заезжая за благословлением к митрополиту и всячески игнорируя его, отправился на епископскую кафедру.

Узнав обо всём этом, митрополит написал игуменам и пресвитерам Ростовской епархии, чтобы те не служили с Феодорцем, пока тот не примет у него благословения. Власть митрополита оказалась ещё больше, и даже миряне перестали просить благословения у нового епископа, что лишь сильнее разозлило Феодорца. И когда наконец все сроки уже вышли, и Феодорец всё же явился в Киев, он был схвачен людьми митрополита, и там «…его осекоша, и языка урезаша, яко злодею еретику и руку правую отсекоша…»

Всё, что делал Феодорец, будучи ставленником Андрея Боголюбского, он не мог делать без его ведома, а значит, вина за весь церковный кризис и попытку узурпировать церковную власть лежит и на самом князе — а это очень тяжкое преступление. И всё же, несмотря на все его прегрешения, по тем временам очень серьёзные, летописец относится к нему с почтением, говоря, что великий князь Андрей Боголюбский «кровью мучинечскою умывся пригрешении своих», т. е. в конце своей мученической смертью искупил свои грехи.

Е. Пергаменщик. Смерть Андрея Боголюбского.

Е. Пергаменщик. Смерть Андрея Боголюбского.

Таким образом, мы ответили на несколько очень важных вопросов: как погиб князь, как к нему относились его современники и почему же его не причислили к лику святых сразу после смерти — видимо, всё ещё не улеглась память о его прегрешениях. Остаётся последний вопрос, кто и почему убил князя?

Разбирать вопрос, кто именно убил князя, достаточно сложно: видимо у каждого из убийц были свои мотивы — жадность, зависть, обида и т. д. Их объединяло одно — желание убить князя, для нас главное — почему?

В течение всей своей жизни князь стремился сосредоточить в своих руках максимальную власть, он сражался со старыми устоявшимися порядками: городским вече, боярской аристократией. Изменилось и окружение князя: он меняет, по словам И. Н. Данилевского, «личную преданность дружины, где он был „первым среди равных“, на рабскую преданность „милостников“, „подручников“ и холопов, которые полностью зависят от господина, а потому боятся его и ненавидят, несмотря на все его милости».

Здесь ещё можно вспомнить, что были изгнаны родственники князя и дружина его отца. Князь Андрей «хотя самовластець быти», а это понятие для того времени — чуть ли не претензия на богоравность: «Аше ли хощеши разумети, что есть самовластець, что ли подъ властию то разумеи: апостоли под властею, а Спас — властелин» .

Это желание стать «самовластцем» противопоставило его всем его родным, последователям, холопам, даже неудача похода на Киев — не результат бездарности князя как полководца, а скорее неприятие войском новых ценностей, отказ выступать против традиций, в результате чего — низкий боевой дух и неуверенность в собственных силах.

Пройдут столетия, и будет монгольское нашествие, по сути изничтожившее старые дружинные порядки, как, впрочем, и самих дружинников, и на Руси вновь появятся «самовластцы»: цари и великие князья, окруженные уже слугами-дворянами и холопами-боярами, по слову своему устанавливающие новые митрополии, осуществившие мечту Андрея Боголюбского, взявшие под контроль Патриаршество. Но всему этому в XII веке ещё не место. Убило князя само время и сила традиций, в которых он жил, и в медленном течении которых не смог существовать.

 

Сайт Православие и мир

Прочитано 1116 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта