Неуслышанный гений славянского единства

Автор  Борис Павловский

От редакции сайта

.Четыреста лет назад литовский политический деятель Лев Сапега, искренний сторонник славянского единства, неоднократно предлагал союз славянских государств,. Союз этот он видел на основах взаимного уважения друг друга и на основах политической взаимовыгоды. Но, к сожалению, он так и не был услышан. Думаю, что его проект остается до сих пор актуальным.

 

«Батька» Великого Княжества Литовского

 

 

 
Жизнь этого незаурядного человека даже по современным меркам прошла очень насыщенно и плодотворно. А на рубеже XVI-XVII веков личности подобного масштаба появлялись отнюдь не часто. Будучи наследником известного магнатского рода и блестяще образованным человеком, Лев Сапега добился высших постов в Великом Княжестве Литовском, на которых принес немало пользы. Его взгляды на свободу личности, главенство права в государстве, нашедшие свое отражение в третьей редакции Статута ВКЛ, считаются нормой в современном обществе, а для того времени они были более чем прогрессивны.
«Батька» Великого Княжества Литовского
Статут выше короля

Жизненный девиз Льва Сапеги: «Не только я, но и жизнь моя принадлежит Отечеству». Летописцы ведут его родословную от первого литовского князя Витеня. Родился Лев 2 апреля 1557 года в семье магната Яна Сапеги. Будучи подростком, учился в Несвиже вместе с тремя сыновьями канцлера Николая Радзивилла Черного, с которыми тесно сдружился. А в 1570–1573 годах Лев вместе с другими несвижскими воспитанниками продолжил учебу в Германии, в университете города Лейпцига, где увлекся было, как он потом напишет в своих воспоминаниях, «немецкой протестантской ересью».

После окончания университета и возвращения на родину, став правоведом и дипломатом (отлично владел пятью языками), Сапега поступил на службу к королю Речи Посполитой Стефану Баторию, которого пытался убедить в необходимости заключения унии между православными и католиками. К тому времени идея объединения двух основных конфессий РП стала весьма популярной. Шляхта и магнаты рассчитывали таким образом прийти к межконфессиональному единству в ВКЛ – собственно, к тому, чего так и не удалось добиться Николаю Радзивиллу Черному.

Проект церковной унии был уже практически подготовлен (при самом активном участии Сапеги) и положен на стол королю. Но Стефан Баторий неожиданно умер в самом расцвете сил от сердечной недостаточности в 1586 году. Между шляхетскими и магнатскими группировками развернулась борьба за трон, победителем в ней стал шведский принц Сигизмунд Ваза.

Спустя год Лев Сапега был назначен канцлером ВКЛ. Его бурная деятельность позволяет говорить о том, что мыслил он стратегически и в качестве высшего идеала рассматривал свою страну как суверенное европейское правовое государство. «Не может быть общества без закона, который должны соблюдать все, включая представителей власти», - сказано им в преамбуле к знаменитому Статуту ВКЛ 1588 года. Или еще: «Право – скарб в руках наших, который жодною суммой (никакими деньгами. – Б.П.) проплачен быть не может». Более 400 лет минуло с тех пор, а слова все так же актуальны.

Философия политики Льва Сапеги прямо противоречит популярному в то время Макиавелли, который, как известно, оправдывал любые средства для достижения и удержания власти. Идеал Макиавелли – неограниченная власть правителя, безмерное господство сильнейшего над подчиненными. Сапега же считал, что в политической жизни надо руководствоваться прежде всего христианскими заповедями, тогда правление монарха принесет пользу стране и счастье ее народу. Власть дается монарху от Бога, но только справедливый закон позволяет королю, такому же человеку со своими слабостями и недостатками, правильно распорядиться этой властью, считал Лев Иванович. Свое предназначение он видел в том, чтобы не дать королю Сигизмунду, отличавшемуся весьма сложным характером, стать деспотом и тираном.

Статут объявлял равенство всех перед законом. Узаконивались права обвиняемых в совершении преступления на защиту с участием адвоката. Впервые в Европе вводилась презумпция невиновности. Статут брал под защиту женщин и несовершеннолетних. 

Подтверждался и принцип религиозной свободы (в то время, когда в Европе бушевали религиозные войны между католиками и протестантами). Впервые под государственную охрану была взята природа, ее недра, леса и водоемы. Статут Великого Княжества во многом противоречил Люблинской унии. ВКЛ провозглашалось самостоятельным государством со своими войском, денежной системой, органами власти.

Согласно Статуту, во главе государства стоял великий князь, который при вступлении на престол клятвенно обещал сохранять права и вольности граждан и править по закону. Власть князя ограничивалась паны-радой и соймом – фактически двумя палатами законодательного собрания. Согласно Статуту, ВКЛ не обязано было участвовать в войнах, которые ведут другие государства, в том числе Польша. Но не только политическими средствами литвины защищали свою независимость. Как мера против ополячивания впервые вводился государственный статус белорусского языка.

Законодательный кодекс, определявший государственное устройство в ВКЛ, активно использовался и переиздавался на территории современных Беларуси и Литвы более 250 лет (вплоть до 1840 года). Льва Сапегу принято называть автором-разработчиком Статута. Это не совсем так.

Над редакцией основного закона страны работала целая комиссия, созданная депутатами паны-рады и сойма. Сапега принимал самое активное участие в этом процессе, лично редактировал многие статьи. Но все же Статут ВКЛ – плод коллективного творчества. Хотя решающая роль Льва Ивановича в принятии этого исторического документа неоспорима. А первые 4 тысячи экземпляров, написанные на старобелорусском языке, были изданы на его собственные деньги.

Однако поляки прилагали все усилия, чтобы Статут не был утвержден королем и великим князем Стефаном Баторием. Когда же после его смерти началась борьба за престол, литвины решили поддержать того претендента, которого скорее удастся склонить к признанию основных положений Статута. Эту сложную дипломатическую миссию рада поручила Льву Сапеге, и он блестяще с ней справился. После того как Сигизмунд Ваза вступил на престол, ему уже ничего не оставалось, как утвердить Статут.

Попытки интеграции

Дипломатия была одним из любимейших занятий Льва. Когда в 1584 году умер московский царь Иван Грозный, руководство ВКЛ решило послать к восточным соседям посольство для ведения переговоров с его преемником Федором Ивановичем. Возглавить делегацию поручили Сапеге, совсем тогда молодому, не занимавшему крупных государственных постов магнату. Хотя переговоры были очень непростыми, Льву удалось убедить царя Федора заключить мир на выгодных для ВКЛ условиях.

Именно Сапега выдвинул тогда идею объединения Польши, Литвы и Московии в федерацию с единым правителем. Когда спустя два года умрет Стефан Баторий, московский царь получит предложение занять престол в Кракове и Вильно. Помешает этому лишь позиция польской шляхты, которая выдвинет условие: их король должен придерживаться католической веры. Сменить веру Федор, ясное дело, не согласился, и первая попытка заключить унию с Москвой провалилась.

Сапега, однако, от своей идеи не отказался и начал искать новые подходы к ее реализации. Став канцлером, он принял католичество. В 1596 году в Бресте при непосредственном участии второго человека в государстве была заключена церковная уния, призванная, по мысли Льва Сапеги, положить конец межконфессиональным распрям в Великом Княжестве. Однако имела она и внешнеполитический подтекст: дескать, проще было убедить московского царя принять униатство, чем католичество, так как обрядность в униатских храмах гораздо ближе к православию.

Спустя два года после Брестской унии умер царь Федор Иванович, и уже с новым правителем Московской Руси Борисом Годуновым Лев Сапега затеял очередные переговоры о создании единого королевства. Но опять не нашел поддержки. Видать, не только вера была первопричиной…

Между тем, Сапега предлагал новому московскому царю вполне конкретный проект договора об унии. По нему во главе общего федеративного государства должны были стоять два монарха – московский и польско-литовский. При заключении международных договоров обе страны обязаны согласовывать свои позиции. Планировалась общая оборонительная система с центром в Киеве, который Сапега в будущем предлагал сделать столицей единого государства.

Почему Годунов в итоге отказался от этого проекта, так и осталось загадкой. Хотя можно предположить, что царь Борис, положение которого становилось все более шатким ввиду боярских междоусобиц и народного недовольства, не хотел рисковать троном ради «сватовства» с западным соседом. Однако мирное соглашение с ВКЛ все же подписал.

До нашего времени дошла весьма любопытная «Опись архива Посольского приказа», в которой упомянута «Грамота перемирная литовских послов Льва Сапеги со товарищи, на которой крест целовали при царе Борисе, в чем печати были, писана белорусским письмом лета от рожества Христова 1600-го». 

В начале XVII века Лев Сапега вернулся к идее союза с Московией. Вероятнее всего, он не участвовал в авантюре с первым Лжедмитрием. Но, убедившись в тщетности своих объединительных усилий, поддержал поход Сигизмунда на Москву и всячески содействовал избранию принца Владислава на российский престол. Однако вся эта авантюра была обречена на провал.

Ружанский «Версаль»

Конец XVI века выдался крайне тяжелым для Сапеги. В течение нескольких лет подряд он похоронил сперва троих детей, умерших в младенческом возрасте, – дочь Катерину и сыновей – Криштофа и Андрея, а потом и жену, от которой у него остался сын Ян Станислав. Восемь лет после смерти супруги он не решался создать новую семью. С головой ушел в государственные дела, которые отнимали много времени и душевных сил.

В свой второй брак Сапега вступил в 1599 году. Избранницей Льва стала 16-летняя Гальшка (Елизавета) Радзивилл. В этом браке у него родилось трое сыновей – Криштоф (1607-1631), писарь Великого Княжества Литовского; Казимир Лев (1609-1656), подканцлер Великого Княжества Литовского с 1645 года; Николай (умер ребёнком) - и дочь Анна (1603-1627).

А за год до второго брака началось строительство знаменитого Ружанского замка. Местечко Ружаны и земли вокруг него канцлер выкупил у шляхтича Бартоша Брюханского (по другим сведениям, у Тышкевичей). Новый двухэтажный каменный дворец в форме креста был заложен на высоком холме. 

Современники называли его «ружанским Версалем». Историки считают, что строился дворец по проекту итальянского архитектора Санти Гучи. В композиции доминировали три разные по форме башни. А само здание сочетало в себе парадность и оборонительные функции. В нем были несколько просторных залов, столовая, библиотека, кабинет. Вокруг дворца раскинулся прекрасный парк, который, к сожалению, не сохранился.

В середине XVII века дворец был перестроен Казимиром Львом Сапегой, при котором к основному южному корпусу добавили западный и восточный (театральный). 

Под дворцом располагались еще как минимум два этажа. До сих пор в Ружанах ходят легенды, что подземными ходами можно дойти до Коссова (а это 25 км). Впрочем, пока исследователи не могут дать ответ на вопрос, существовали эти ходы когда-нибудь или нет.

Сам дворец пережил еще несколько перестроек. После присоединения белорусских земель к России, в начале XIX века он постепенно пришел в запустение. После восстания 1830 года в нем располагалась мануфактура. Окончательно замок был разрушен во время Первой Мировой войны.

С Ружанским дворцом связано многое как в жизни самого Льва Сапеги, так и государства, которому он служил верой и правдой. Неоднократно резиденция канцлера становилась местом встреч и королевских приемов, в ходе которых решались важнейшие государственные дела. 

Точно известно, что королевич Владислав трижды бывал здесь. А вот распространенное среди историков и обывателей мнение, что в Ружанах готовился к триумфальному походу на Москву Лжедмитрий I, не находит своего документального подтверждения. Не исключено, что это всего лишь исторический миф, столь же далекий от реальности, как и многие подобные мифы.

Зато точно известно, что Сапега был меценатом, покровителем искусства и науки. Во дворце насчитывались десятки полотен известных живописцев того времени. Поддерживал его владелец и строительство многочисленных храмов, как православных, так и католических, даже иудейских. Жертвовал собственные средства на открытие школ, коллегиумов. Не случайно современники называли его «отцом Отечества», «батькой», а эпоху Льва Сапеги - «золотым веком» в истории и культуре нашего народа.

Брест... Береза-Картузская... Вильно

В 1616 году Сапега получил в управление Берестейское староство. В 1623-м, не без личного участия старосты, в городе был построен каменный костел в честь святого Яна Крестителя и святой Анны. В отдельной каплице при костеле находилась копия иконы Божьей Матери из римского храма Санта-Мария Маджоре. 

Во время русско-польской войны (1654-1667) костел был наполовину разрушен, восстановлен во времена Яна Казимира. Сапега взял также опеку над знаменитым Симеоновским монастырем. Известно также, что Лев часто останавливался в Берестье, когда ехал в Польшу и обратно.

Владели Сапеги и землей вокруг нынешней Березы. Лев был основателем монастырского ансамбля ордена Святого Бруно с костелом Святого Казимира. Идея создания монастыря возникла у него во время путешествия на гору Святого Бернарда в итальянских Альпах. Чуть позже к нему в Ружаны приехали послы Ордена картезианцев, и в 1602 году началось строительство монастыря. Вскоре деревня Береза стала местечком Береза-Картузская. Дальнейшее развитие и известность она получила, когда этой землей владел сын Льва Сапеги Казимир Лев.

Последние 20 лет жизни нашего героя стали для него настоящим испытанием. Вскоре после появления на свет младшего сына Казимира Льва умерла его вторая жена Гальшка-Елизавета. Больше он не женился. Да и времени на семейную жизнь практически не оставалось. Окунувшись с головой в государственные дела, Сапега метался между Брестом, Ружанами и Вильно. Нередко выступал в оппозиции к королю, когда тот пытался ограничить самостоятельность Великого Княжества.

В 1623 году в Витебске вспыхивает восстание против епископа Кунцевича, силой насаждавшего униатство. Зачинщиков, в основном православных, жестоко покарали смертью. В знак протеста против суровой расправы Лев Иванович ушел с поста канцлера. 

Но спустя два года стал востребован уже его полководческий талант. Сапегу назначили великим гетманом, и во главе литовского войска он участвовал в войне Речи Посполитой против Швеции. 7 июля 1633 года, в возрасте 76 лет, Лев Сапега умер. Похоронен он в Вильно, в костеле Святого Михаила, рядом с обеими женами.

О великом литовском канцлере написаны тысячи научных работ и десятки книг. Одна из последних, изданных совсем недавно, принадлежит перу брестчанки Зинаиды Дудюк и имеет, пожалуй, самое емкое название «Леў». Личность сильная и неординарная, Лев Иванович Сапега оставил яркий след в нашей истории как созидатель, реформатор, политик и мыслитель. 
 
Борис Павловский, vb.by
00:36 01/06/2013
Прочитано 774 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта