Третья печать

Автор 
В этом году исполнилось 445 лет  Новгородскому разорению (1570 г.), чудовищному и бессмысленному уничтожению Иваном Грозным Новгорода.
 
****
 
 
 
Над Третьим Римом три печати
Отверзли Агнеца персты.
Четыре ангела стояли
В концах земли.
И семиглазый, семирогий,
Он гнев Господень возвестил,
И были молнии и грозы,
И Сфинкс  с небесной тверди возопил:
-Вот  черный конь, подобный мраку,
На нем  слуга кромешной тьмы.
И царский плащ, венец и латы
Его темны.
Смертями, кровию и страхом
Мерила доверху  полны.
Гряди и виждь, и трепещи!

Но крепко ангел полуночи
Свой алый   держит щит.
Ясны смарагдовые очи
И ясен сардоникс ланит.

              ***

Кромешный царь  свои полки
Велел поднять до свету.
Всю ночь читал он грамоту с изветом,
О том, что в Новогороде купцы,.
Посад и градские концы,
А паче  иереи,
Московской  власти дольше не терпя,
Умыслили   отдаться  в  длани  короля –
О,  лютые злодеи!..

В морозный  стылый  мрак
Выходят строиться дружины.
В высоких черных куколях,
Застыли  лица как  личины.
Храп лошадей, бряцанье стали…
И ярый царский глас:
- На нас
Рабы лукавые   восстали!
В неровном свете факелов
Страшны ряды  опричных  чернецов.
-В седло! В набег!  Топить в крови
 И Новоград,  и все пятины изменныя земли!
Бояр и житьих мужиков,  и всяку чадь
Велю я смертию карать!
Крамольников богатья,
Их серебро, коней и платья,
Их  жен и дочерей - я вам дарю.
Усердствуйте, опришные,   царю!

Набат ударил в стылой тьме,
Ворота  настежь в Слободе
Со скрипом  распахнула стража.
В тоске шальной и  злой, куражась,
Разбойно  ветер засвистел.
Господня гнева час приспел.
               

                       ***

Опричные  полки
Подняты до рассвета.
- О, грозный царь!  Не верь извету,
Не повели казнить своей земли!
Останови до свету
Алкающих и блуда, и крови.
До днесь  храним десницей Параклета
Смири свой гнев и верь  мужам совета,
Хотящим мира и любви…
Но гнев царя  неумолим:
- Изменников   карать    велим!
Забил набат, тревожно зазвенели  тулумбасы,
Распахнуты врата.
Татарский клич гайда-гайда!
Повис  над  стылыми  церквями.
Опричники со смоляными факелами
Тесня ряды, звеня  уздами,
С весельем диким  во сердцах
Спешат, взрывая снежный прах.
                  
                         ***
До свету шли полки,
Но с первым проблеском зари
Опричных воевод приказ
Кричали  в сотнях есаулы:
-В загон! В загон! Рассыпаться  цепями!
Ловитва началась! Все жечь и сечь!
Устлать свой путь крамольников телами,
Оберегая государя честь!

В намет пошли кромешных орды.
А на расшитых чепраках
Царевым ворогам  на страх
Оскаленные волчьи  морды.

Застыли   города, и пажити, и реки
Среди снегов и   тишины.
Предвечный  суд  решил до веку –
Рабы твои, Господь, грешны!
И  проступили знаки  на  куполе небес:
Багряные  щиты и грозный вид очес.
И  меры гнева все пролиты до дна.
Все ближе, ближе кромешная орда…
И  черный конь, подобный мраку,
Несет в снегах посланца тьмы.
И царский плащ, венец и латы
Его темны.
Смертями, кровию и страхом
Все дни его   полны.


Утешь, Господь, и  отпусти вины
Рабам своим, имян их сам веси.
                
                     ***

Над Третьим Римом три печати
Отверзли Агнеца персты.
Четыре ангела стояли
В концах земли.
С зарею ангел полуночи
Отвел  свой рдяный   щит.
Темны  смарагдовые очи,
И темен сардоникс ланит.
Прочитано 512 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта