Выступление Сталина 24 мая 1945 года

Автор  Владимир Куковенко

           Выступление товарища И. В. Сталина

                        на приёме в Кремле

              в честь командующих войсками

                           Красной Армии

 

                            24 мая 1945 года

 

 

    Товарищи, разрешите мне поднять ещё один, последний тост.

   Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура»).

    Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

   Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

     Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.

    У нашего правительства было не мало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам сёла и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому, что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошёл на это, ибо он верил в правильность политики своего Правительства и пошёл на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, - над фашизмом.

   Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!

    За здоровье русского народа!

(Бурные, долго не смолкающие аплодисменты).

 

 

Примечание редактора.

 

Благодарность  русскому народу за победу в кровопролитной войне Сталин  испытывал весьма краткое время. Как только он почувствовал, что угрозы для его власти нет, вновь проявилось его истинное отношение к «руководящему народу», который он безжалостно уничтожал в 30-х годах, и за который он произносил свой лицемерный тост весной 1945 года.

 И он вновь начал свои чистки, которые обрушились, в основном,  на русский народ.

Спустя несколько дней после этой речи, в подмосковном аэропорту Тушино приземлились два самолета. По трапам сошли двадцать девять генералов Красной Армии. Но их не встречали с цветами, как победителей. Под присмотром офицеров Главного управления "СМЕРШ" их посадили в автобус и повезли в Москву - генералы возвращались из плена.

Через армию за годы войны прошли тридцать четыре миллиона человек.  После победы все они ощущали себя победителями. Даже те, кто возвращался домой из плена. По немецким данным их было 5 740 000 человек. По советским - на полтора миллиона меньше.

Все вернувшиеся из плена все  были объявлены трусами и изменниками Родине. Авторство тезиса: "любой сдавшийся - предатель" до сих пор точно не установлено. Его оспаривают двое: начальник политуправления Красной Армии Мехлис и сам Сталин.

Как только в январе 1950 года Сталин подписал указ о введении смертной казни, предателям и изменникам Родине, эти изменники появились. Ими оказались некоторые из тех генералов, которые прилетели в Москву в мае 1945-го: генерал-майор Артеменко, генерал-майор Белешев, генерал-майор Богданов, генерал-майор Будыхо, генерал-майор Кирпичников, генерал-майор Крупенников, генерал-майор Кириллов, генерал-майор Понеделин и др. Прилетели они из Парижа, где оказались после того, как были освобождены из немецких лагерей и тюрем войсками США. Логика напрашивалась сама - эти люди могли быть немецкими, французскими или американскими шпионами. Генералов расстреляли.
 

Затем последовало Ленинградское дело.

По первому из этих процессов были привлечены председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, председатель Совета министров РСФСР М. И. Родионов, секретарь ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома П. С. Попков, второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) Я. Ф. Капустин, председатель Ленгорисполкома П. Г. Лазутин. Все обвиняемые 30 сентября 1950 года были приговорены к расстрелу. Приговоры были приведены в исполнение в тот же день.

Их вина заключалась в том, что они предложили Сталину создать Центральный комитет коммунистической партии России. Каждая республика СССР  имела республиканский Центральный комитет коммунистической партии. Кроме РСФСР. То есть, «руководящему народу» было отказано в праве иметь собственные партийные органы. И даже сама мысль об этом казалась Сталину столь опасной, что он не просто отклонил ее, но и уничтожил тех, кто вынашивал подобные идеи. Это был открытый террор против проявления в стране любой формы русскости.

После расправы над «центральной группой» состоялись судебные процессы, которые вынесли приговоры остальным лицам, проходившим по «Ленинградскому делу». В Москве по приговору суда были расстреляны 20 человек. Тела Г. Ф. Бадаева, М. В. Басова, В. О. Белопольского, А. А. Бубнова, А. И. Бурилина, А. Д. Вербицкого, М. А. Вознесенской, А. А. Вознесенского, В. П. Галкина, В. Н. Иванова, П. Н. Кубаткина, П. И. Левина, М. Н. Никитина, М. И. Петровского, М. И. Сафонова, Н. В. Соловьева, П. Т. Талюша, И. С. Харитонова, П. А. Чурсина вывезли на кладбище Донского монастыря, кремировали и сбросили останки в яму.

 

 

Прочитано 2277 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта