Ратовский овраг

Автор  Сайт Верейский историко-краеведческий музей

 

200 лет назад началось научное изучение Московии

Ровно два века назад члены Московского общества испытателей природы, сотрудники Московского университета и ряда учреждений Москвы провели первую экспедицию в Подмосковье. Экспедиция тогда проводились тяжело: в качестве транспорта были лошади да телеги. Однако всего за 3-4 месяца небольшая группа специалистов объехала практически всю западную часть Московской губернии. Были впервые обследованы Звенигородский, Верейский, Можайский, Рузский и Волоколамский  уезды, изучены и описаны их топография и природные особенности.

Сотрудники Верейского историко-краеведческого музея были приглашены на научно-практическую конференцию, посвященную этому событию, в музей «Новый Иерусалим». На заседании выступили видные ученые: академик, почвовед, профессор, доктор биологических наук Глеб Добровольский, профессор МГУ Александр Алексеев.

Особенно интересными были выступления о современном состоянии тех мест, которые 200 лет назад были обследованы членами МОИТ. Так, Ю.В.Комаровский, писатель и краевед, рассказал об интереснейшем памятнике Подмосковья - Ратовском овраге.

Выступление на конференции директора Верейского историко-краеведческого музея Ю.В.Комаровского.

Подлинным геологическим памятником можно назвать небольшой Ратовский овраг. Он расположен в 3,5 км.  к северо-западу от г. Вереи Наро-Фоминского района Московской области.

В 1806г. в Ратовском овраге (близ Вереи) впервые в мире молодой профессор Московского университета Григорий Иванович Фишер-Фон Вальдгейм обнаружил среди отложений каменноугольного периода, рассеченных Ратовкой, минерал нежно-сиреневого цвета - землистую разновидность флюорита, названную по имени речки  «ратовкитом». Это разновидность плавикового шпата флюорита, минерала фтора - фтористый кальций землистого сложения, используемый широко в ряде отраслей промышленности (оптическая, химическая, металлургическая и др.) Кроме того, это удивительно красивый минерал: древние рудокопы его называли рудным цветком. Флюорит дублировал различные драгоценные камни: ТОПАЗ, РУБИН, САПФИР, АМЕТИСТ и др. Нечестные ювелиры нередко гранили эти разноцветные камушки и продавали за другие, драгоценные, а между собой называли их: фальш-рубин, фальш- изумруд, фальш- аметист. Из него изготавливали вазы и другие камнерезные изделия. В основном на это шли голубые и пурпурные полосчатые разновидности из Дербишира (Англия), названные «Блу Джон». Эти изделия украшают многие минералогические музеи мира.

Таким образом, в довольно большом списке названий минералов ратовкит - единственный, обязанный своим названием Подмосковью. В Московской области Ратовский овраг единственное место, где он был найден в очень незначительном количестве. Он встречается здесь в известняках каменноугольного возраста в виде небольших выделений фиолетовой окраски. Находки флюоритовой минерализации кроме Ратовского оврага известны в обрывах р.Оки, вблизи р.Озеры, Серебряно-Прудском районе и др.

В большом количестве он встречается по реке Волге и ее притокам Держе и Ваузе в Тверской области в том же горизонте каменноугольной системы.  Е.А. Иванова в журнале «Московский краевед» ,1928 г. №4 пишет: «Присутствие фтористого кальция в морских отложениях, в известняках несколько загадочно... Последние исследования по реке Волге показали, что в известняках фтористый кальций содержат некоторые образования и не окрашенные в лиловый цвет. Таким образом, возникает вопрос: может быть соединения фтора распространены в толще известняков гораздо значительнее, чем это думали, но благодаря своему белому цвету не обращали на себя внимание и просматривались».

В этих же отложениях можно встретить щетки кварца со своеобразной матовой оболочкой, а также необычные кремни с брекчиевым строением. Внимание любознательного посетителя привлекут здесь и глубокие карстовые воронки.

В 1972г. здесь же обнаружены запасы кристаллов подмосковного аметиста. И вообще сама долина представляет очень выгодный геологический разрез.

Овраг Ратовка интересен еще в одном отношении: довольно сильный ручей, начинающийся в верховьях оврага, дойдя до первых обнажений известняков, пропадает, дно долгое время остается сухим и только около 1 км. ниже по оврагу (и около 15 метров ниже по вертикали) ручей опять выходит сильным ключем у правого берега оврага. Это явление исчезновения ручья в трещиноватых известняках в Ратовском овраге очень постоянно: оно было замечено еще в 1911 г. Сергеевым и в 1921 г. Е.А.Ивановой.

В долине Ратовского оврага и против устья Ратовки  на левом берегу р. Протвы  хорошее обнажение верхних палеозойских образований в виде известняков, доломитов  и мергелей имеющих возраст 250-320 млн. лет. Эти породы формировались в условиях обширного мелководного морского бассейна. В условиях тропического моря здесь бурно развивается жизнь брахиопод, кораллов, фузуллин, фораминер, морских ежей и лилий, моллюсков. Морские организмы, отмирая, образовывали пласты известного «белого камня» - известняка, который обнажался по долинам рек и издавна использовался в качестве строительного материала.

Останки морских животных кремнезированные и сохранившиеся до настоящего времени дают нам возможность судить о жизни в те далекие времена. Не все растения и животные имеют одинаковые шансы сохраниться в виде окаменелостей. Число известных ископаемых видов составляет около 130 тыс., сто примерно 8,7 % известных современных видов. Такое соотношение поразительно, если учитывать, что палеонтологическая летопись охватывает многие сотни миллионов лет, тогда как современность с ее фауной и флорой - всего лишь мгновения геологической истории.

Находки из Ратовского оврага представлены в Верейском историко-краеведческом музее, среди которых  иглы ежей, искривлено булавовидные, много члеников морских лилий и пр. Всем этим находкам много миллионов лет.

Ценный материал представляет чистый мраморовидный доломит из нижних слоев московского яруса, добывавшийся раньше в значительном количестве в Ратовском овраге и шедший на заводы искусственных минеральных вод для приготовления углекислоты, а также утилизировавшийся на одном заводе для приготовления сернокислой магнезии и других магнезиальных препаратов. Мраморовидный доломит использовался и при строительстве укреплений Борисова городка (в 6 км. на запад от Вереи в сторону Можайска) во времена правления Бориса Годунова, а также строительстве церквей в городе Верее и окрестностях.

 Вдоль речки Ратовки в сосновых борах находятся огромные муравейники. Жаль только, что уничтожение лесов приводит и к их гибели.

После всего перечисленного ясно видно, что Ратовский овраг - уникальнейшее место в Московской области. Необходимость сохранения его доказывал в 60-е годы известный Верейский краевед историк и директор Верейской средней школы Поспелов Сергей Александрович. Он ратовал (как перекликается это слово с название речки Ратовки!) за придание этому месту статуса минерало-геологического заповедника. И не зря! Уже в наше время в 2009 году при разработке схемы территориального планирования была сделана попытка, как раз в районе Ратовского оврага, запланировать строительство объездной дороги вокруг Вереи с размещением объектов придорожного сервиса, несмотря на то, что данная территория включена в особо охраняемую зону.

В 2002 году при реконструкции моста через речку Ратовку начали делать временный объезд рядом с мостом с проведением объемных работ и значительным  разрушением  откосов оврага. Все эти попытки были остановлены благодаря вмешательству администрации города. Но где гарантии, что когда-нибудь эти намерения не будут реализованы. Не нужно больших усилий, учитывая небольшие размеры Ратовского оврага, чтобы за считанные недели уничтожить безвозвратно то, что природа создавала миллионы лет и вместо уникальнейшего подарка природы мы будем лицезреть бетонные строения.

Ратовский овраг имеет большую научно - познавательскую ценность. К сожалению, в настоящее время Московская область занимает последнее место среди других областей России по количеству утвержденных геологических памятников природы (всего 10). Ратовский овраг должен быть включен в этот список природных музеев, необходимо сохранять его для будущих поколений, превратить в музей под открытым небом, проложить экологическую тропу, куда будут приходить и учащиеся и взрослые, расшифровывать страницы каменной истории, восстанавливать геологическую историю родного края. Кроме того, долина реки Ратовки чрезвычайно живописна и привлекательна даже для лиц, много путешествовавших и уже повидавших немало интересных мест.

Примечание редактора сайта

Помещаем справку о Г.И. Фишере -Фон- Вальдгейме.

 

Фишер-фон-Вальдгейм, Григорий Иванович (Готтгельф, Готхельф)

Фишер-фон-Вальдгейм, Григорий Иванович (Готтгельф, Готхельф)

(Gotthelf Fischer von Waldheim) — известный естествоиспытатель, почетный член Императорской Академии наук, С.-Петербургской и Московской медико-хирургических академий, д. с. с. и заслуженный профессор Московского университета. род. в Вальдгейме, близ Лейпцига, 3 (15) окт. 1771 г., умер в Москве 6 окт. 1853 г. Поступив в 1783 г. в одну из фрейбергских гимназий, он, по окончании курса, слушал лекции у знаменитого геолога Вернера. В Фрейберге же он сблизился с Гумбольдтом, Бухом и др. Слушал также лекции в Виттенберге, Йене, Галле и Геттингене. В Йене он сошелся с Гете и Шиллером; с Гумбольдтом отправился в Вену, где слушал лекции по медицине у известного в свое время врача Франка. Ф. решил было посвятить себя этой науке, но, по совету Гумбольдта и других друзей, избрал своею специальностью естественные науки. Отправившись в Париж, он стал в дружеские отношения с Кювье, лекции которого пробудили в нем любовь к естественным наукам. В 1798 г. Ф. был назначен профессором естественной истории в майнцском университете, а год спустя избран библиотекарем тамошней центральной библиотеки. Отказавшись от предложенных ему должностей — профессора в Йенском университете и директора сравнительно-анатомического кабинета, основанного Рейлем в Вюрцбурге, он охотно принял приглашение занять место, обещавшее широкий простор его ученой деятельности, — профессора естественных наук и директора музея в Московском университете, и прибыл в Россию в начале 1804 г. В продолжение своей с лишком полувековой ученой деятельности в Москве Ф. неутомимо работал на пользу русской науки. Он начал с того, что издал учебники зоологии и минералогии, которые долгое время были у нас единственными пособиями при изучении этих наук. Руководства, составленные Ф. по собственным материалам и системе, кроме внутренних достоинств, ясности, порядка и полноты изложения, имели еще и ту важную заслугу, что это были впервые появившиеся в России самостоятельные учебники, приноровленные к требованиям русских учебных заведений. Как геолог, он первый из русских ученых предпринял обширные геологические исследования; но главным образом он занимался описанием ископаемых животных, насекомых и минералов, находимых в России. Результатом его неутомимых исследований явился длинный ряд ученых работ, из коих "Энтомография России" и "Ориктография Московской губернии", изданные со множеством рисунков, доставили Ф. европейскую известность; сама школа Кювье утвердила за ним впоследствии название "русского Кювье". Среди ученых своего времени Ф. выделялся обширным, пытливым умом и необыкновенною разносторонностью. Еще в Вене он занимался анатомией дунайских рыб, а в Майнце, состоя в должности библиотекаря, — изысканиями о начале книгопечатания, причем сделал весьма важное открытие касательно Гуттенберга. Ф. занимался также изучением библиографии и типолитографического искусства и оказал большую услугу пояснением некоторых вопросов о возникновении этого важного искусства. Свои любопытные исследования он изложил в следующих сочинениях: "Essai sur les monuments typographiques de Jean Guttenberg" (Майнц, 1804); "Notice du premier monument typographique en caractères mobiles avec date" (Майнц, 1804). Кроме того, множество подробностей о том же предмете находится в изданном им на немецком языке, в 6 тетрадях, "Описании типографических редкостей и замечательнейших рукописей, с прибавлением об истории типографического искусства". Сочинения о подвижных буквах, о древнейшей библии и других первоначальных памятниках книгопечатания доставили ему почетное место в ряду библиофилов, как это видно из отзывов писателей того времени. В России же, как сказано, он преимущественно занимался естественными науками. В Москве, подобно Кювье, занялся изучением тогда еще мало известных в науке ископаемых животных, в особенности двучерепных слизняков, или теробратул, которые встречаются в окрестностях села Хорошова. Для изучения природы Московской губернии в отношении всех трех царств ее Ф. неоднократно посещал разные уезды в сопровождении членов Московского общества испытателей природы, причем собирал наиболее любопытные образцы естественных произведений; попутно производились химические анализы минеральных источников и собирались этнографические, статистические и географические сведения. Большое внимание обратило на себя его гидрографическое исследование об истоке Москвы-реки, так как оно противоречило научным воззрениям того времени. Не менее он заслужил признательность России как администратор. По его почину было основано Императорское Московское общество испытателей природы (1805); ему же обязано своею плодотворною деятельностью Московское общество сельского хозяйства в продолжение 15 лет (1820—1835), когда Ф. состоял его директором. Благодаря ему сохранилась во время пожара Москвы 1812 г. часть ценных коллекций зоологического музея, которую он спас, пожертвовав собственными научными собраниями; он же впоследствии ревностно пополнял погибшие в пламени коллекции. В Московской Медико-Хирургической академии, которой он был сначала вице-президентом, а потом президентом, Ф. основал музей, библиотеку и опытную клинику. В начале текущего столетия в Москве славились богатейшие коллекции образцов всех царств природы и библиотека, собранные учеником знаменитого Линнея, П. Г. Демидовым; Демидов поручил Ф. описание их, и вскоре появилось в печати полное описание этих коллекций в 4-х томах: "Museum Demidoff", т. I — "Catalogue de la bibliotèque", t. II — "Mineraux et petrifications", t. III — "Déscription des animaux" и т. IV — "Table synoptique de zoognosie". Этот капитальный труд, изданный со многими рисунками, сохранил до настоящего времени свое научное значение. 2-го февр. 1847 г. в Москве праздновалось 50-летие ученой деятельности Ф. В этом торжестве приняли участие все русские ученые общества и большинство западноевропейских. Император Николай прислал юбиляру знаки ордена св. Анны 1-й степ., а прусский король наградил его орденом Красного Орла. Постоянная усиленная работа ослабила наконец зрение Ф., и он, лишившись одного глаза, продолжал уже с трудом свои ученые занятия, выразив в звучных стихах свою покорность Небу: "Wem das Äug' den Dienst versagt". Еще накануне дня смерти, 5 окт., неутомимый ученый трудился над изданием 5-го тома "Энтомологии России" и написал предсмертное стихотворение: "Vertrauen auf Gott", характеризующее ученого, как человека. Ф. оставил 212 сочинений, из коих каждое имеет свое научное значение; он состоял членом 70 ученых обществ и учреждений в России и за границею; в честь его Герман назвал один новооткрытый минерал "фишеритом". Ф. умер на 83-м году жизни и похоронен в Москве на лютеранском кладбище, на Введенских горах.

"Биогр. словарь проф. и препод. Моск. университета", ч. II. — "Материалы для истор. научн. и приклад. деятельн. в России по зоологии и соприк. с нею отраслей знания", собр. А. Богдановым, том 3-й (напеч. в т. LXX "Изв. Имп. Общ. люб. ест., антроп. и этнографии"; здесь перечислены труды Ф., а также и общества и учреждения, членом которых он состоял). — Рихтер: "Ист. мед. в России", т. III. — "Журн. мин. нар. просв.", 1847 г., т. 3, ст. 34—42 (описание празднования 50-летнего юбилея Ф.). — "Изв. Имп. Общ. люб. ест., антроп. и этнографии", т. XXXIII, 1872 г. (Речь Е. Г. Шуровского о заслугах Ф. по минералогии, зоологии и палеонтологии, произнесенная по случаю праздн. столетн. годовщины рождения Ф. {1771—1871} в торж. собрании Имп. Общ. исп. природы, 3 окт.) — "Журн. мин. нар. просв.", 1853 г., т. LXXX, отд. VII, стр. 91—93 (некролог Ф., чит. в засед. Имп. Общ. сельск. хоз. С. А. Масловым). — "Моск. Врачебн. журнал" и "Друг здравия", 1854 г. — August Hirsch: "Biogr. Lexicon bedeutender Aerzte", т. II, ст. 371 (говорится, между прочим, что настоящее имя Gotthelf v. Fischer, а фон Вальдгейм добавлено по возведении его в дворянское достоинство Российской империи).

Л. В — г.

{Половцов}

Прочитано 1269 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта