Владимир Куковенко

Владимир Куковенко

Вторник, 29 января 2019 17:38

Игумен Даниил покинул Можайск

 

 

 

 

 

 

 

 

Игумен Даниил, благочинный Можайского округа, неожиданно оставил свое служение  и уехал в другую епархию. Причины такого решения пока не  известны.  Привожу несколько документов из официальных источников.

 

Московская  епархия

 

Документ №5382 от 3 декабря 2018 года

РАСПОРЯЖЕНИЕ ПО МОСКОВСКОЙ ЕПАРХИИ

Игумен Даниил (Жирнов), благочинный церквей Можайского округа, настоятель Никольского собора города Можайск Московской области, освобождается от послушания духовника Московской епархии.

   +Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский

 

 

Указ №5383 от 3 декабря 2018 года

БЛАГОЧИННОМУ ЦЕРКВЕЙ МОЖАЙСКОГО ОКРУГА

НАСТОЯТЕЛЮ НИКОЛЬСКОГО СОБОРА ГОРОДА МОЖАЙСК

НАСТОЯТЕЛЮ ДИМИТРИЕ-СОЛУНСКОГО ХРАМА

ДЕРЕВНИ ИВАКИНО МОЖАЙСКОГО РАЙОНА

ДУХОВНИКУ ФКУ СИЗО4 И ФКУ ИК-5

ГОРОДА МОЖАЙСК МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ИГУМЕНУ ДАНИИЛУ (ЖИРНОВУ)

Настоящим Вы, согласно поданному прошению от 07.11.2018 г., освобождаетесь от должностей благочинного церквей Можайского округа, настоятеля Никольского собора города Можайск, настоятеля ДимитриеСолунского храма деревни Ивакино Можайского района, духовника ФКУ СИЗО4 и ФКУ ИК-5 города Можайск Московской области и почисляетесь за штат Московской епархии с правом перехода в другую епархию, но без права служения вне вверенной мне епархии до направления мною документа о временном командировании или отпускной грамоты в иную епархию.

В случае неустройства на служение в течение трех месяцев Вы запрещаетесь в служении с правом подачи прошения о восстановлении в клире вверенной мне епархии или о продлении срока пребывания за штатом с правом перехода в другую епархию.

   +Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский

Указ №5384 от 3 декабря 2018 год

Священник Иоанн (Иван) Алексеевич Лобода освобождается от должностей настоятеля Скорбященского храма деревни Телешово Лотошинского района и настоятеля Иоанно-Предтеченского храма деревни Грибаново Лотошинского района и назначается благочинным церквей Можайского округа, настоятелем Никольского собора города Можайск, настоятелем Димитрие-Солунского храма деревни Ивакино Можайского района Московской области, духовником ФКУ СИЗО4 и ФКУ ИК-5 города Можайск Московской области.

   +Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский

 

 

Игумен Даниил (Жирнов Алексий Владимирович), 1970

 

 Клирик

Никольский собор, г. Можайск, Можайский район

Светское образование
среднее 1987 – школа
Духовное образование
семинария 2002 – КДС
Постриг совершен
19 апреля 1995 года
игуменом Тихоном (Недосекиным) в Екатерининском монастыре
Хиротонисан
14 мая 1995 года
архиепископом Можайским Григорием в Успенском храме Новодевичьего монастыря
День тезоименитства
20 апреля
 

Награды

2018
крест с украшениями
2017
медаль «В память 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви»
2015
медаль
2014
медаль «За жертвенные труды» III ст.
2012
медаль «В память 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года»
2011
палица
2010
грамота За усердные труды на ниве духовно-нравственного просвещения и образования
2006
сан игумена
2005
грамота Благословенная
2003
грамота благодарственная
2001
медаль прп. Сергия Радонежского I ст.
2000
наперсный крест
1998
набедренник

 

 

 

Екатеринбургская епархия

   Игумен Даниил (Жирнов)

   Мужской монастырь во имя Царственных страстотерпцев

   Клирик

24 декабря 2018 года согласно поданному прошению принят в клир Екатеринбургской епархии и назначен штатным клириком мужского монастыря святых Царственных страстотерпцев (в урочище Ганина Яма) города Екатеринбурга.

 

 

 От  редакции сайта

Чем запомнился о. Даниил можайцам?

Практически, ничем. Я его встречал не часто, но всякий раз в его лице я отчетливо читал некую неуверенность. Возможно, это была  неуверенность в своих силах, своем предназначении, своих действиях. Он несколько раз участвовал в Международном молодежном православном фестивале "Братья", который проходил на Бородинском поле. Говорил правильные слова о значении этого поля для русского православного человека, пел под гитару духовные песни... Но когда глава Можайской администрации Беланович стал распродовать землю на  этом поле под дачные участки, о. Даниил не нашел в себе силы осудить его за разрушение национальной святыни. Странно выглядит то, что о. Даниил  был награжден юбилейной медалью в честь 200-летия Бородинского сражения. Видимо, за самоотверженное молчание.Примечательно, что такую же медаль получил и Беланович!  В этом и проявился во всей своей неприглядности мерзский цинизм нашего времени.

У  Церкви  есть огромые возможности  воздействовать на дух и нравственность общества.    Если бы в свое время о.Даниил публично осудил  Белановича и его чинуш за кощунственную распродажу  Бородинского поля, то  можно было бы предотвратить этот национальный позор. И можайское духовенство стало бы в глазах всей страны воистину духовным. Это был бы  огромный нравственный урок и другим разрушителям нашей истории и культуры.  Это осуждение  было бы полезно и обществу: оно  подвигло бы и других честных и принципиальных людей более стойко отстаивать свои нравственные позиции.  Возможно, о.Даннил при этом мог и лишиться сана. Но в глазах всей России он превратился бы в национального героя, не убоявшегося сильных мира сего и возвысившего свой голос в защиту разрушаемого духовного наследия. И с этим великим духовным   противостоянием врагам, подобно Сергию Радонежскому или патриарху Гермогену, он навечно вошел бы в нашу историю...

Но он не нашел в себе силы обличить очевидное зло, самоустранился от "дел мирских".  А по-существу, убоялся наших чинуш  и позволил им разрушать Родину. Мало того, когда Белановича и его чинуш осуждала вся страна и требовала отдать их под суд, о. Даниил  в храме вручал им патриаршие  награды!   Да это не только полное пренебрежением мнением народа, но и полное равнодушие к отечественной истории.

Не нашел в себе силы о.Даниил осудить и предпринимателя из Можайска Сунгурова, который разместил свою распивочную  на алтаре разрушенной  можайской Троицкой церкви.  А когда Сунгуров стал мэром  города, то о.Даниил постарался и вовсе забыть  о кощунстве.

Несколько лет назад в Можайске выставлялась странная серия картин под названием  "Русская дуэль" и "Портреты русских императоров".  И здесь о. Даниил уклонился от какой-либо оценки этих полотен. Хотя ему, как человеку верующему и наделенному духовной властью, поводов высказаться было весьма и весьма много.

 Приведу еще один весьма примечательный пример. Я издал брошюру  "Масонская архитектура и масоны Можайска", в которой коснулся темы тайных числовых символов в некоторых можайских постройках. Эти постройки были возведены в конце 18 -начале 19 вв., во время всеобщего увлечения русских дворян масонскими идеями.

 В своем небольшом исследовании,  на примере можайских архитектурных сооружений, я  привел наиболее распространенные   способы  применения подобных числовых символов   и постарался дать читателю представление об исторических и мистических корнях данного явления. Преследовал я при этом цели довольно понятные  - дать ключ к пониманию того, как оккультисты  работают и к каким ухищрениям они прибегают, чтобы скрытно ввести в размеры зданий сатанинские числа. Эта тема весьма актуальна и в наше время, поскольку  архитектурные сооружения с сатанинскими цифровыми символами весьма популярны у оккультистов до сих пор.

К  моему удивлению, эта  брошюра была весьма негативно встречена  можайскими священниками. В том числе и о. Даниилом, который высказался  о моем труде с явным осуждениями. Он без внимания отнесся к тайным играм масонов и к  их сатанинским   знакам,   а все свое негодование обратил на автора.  Видимо за то, что тот  сунул свой нос в такую опасную тему, как масонство. В   такую тему,  которую  наша церковь   предпочитает не замечать  и не высказываться о ней.   Видимо,  о. Даниил посчитал, что ,безопаснее бросить камень в  автора, чем пытаться разобраться в тайных действиях   неуловимых, но всесильных  вольных каменщиков.  Это, конечно же,  удручающий пример  откровенной робости   священноначалия  перед  реалиями нашего времени.

Объяснить все это можно лишь одним:  о. Даниил был равнодушен к Можайску, к его истории и к его людям. Он стремился лишь к одному - сохранить хорошие отношения с властьпридержащими.

А как  известно, сохранить хорошие отношения с властьпридержащими можно лишь одним способом - полным одобрением любых их действий, даже самых сомнительных.

Мне могут возразить: не дело духовных особ вмешиваться в мирские дела. Но это всего лишь лукавая отговорка, призванная оправдать отсутствие своей принципиальной позиции в нравственных вопросах. Или оправдать распространенную в наше время духовную парализацию.   Любой человек, в любых званиях и должностях,  уклоняясь от осуждения   неправых дел,   тем самым,  поддерживает  эти неправые дела. 

В своем Рождественском интервью (7 января 2019 г.) Патриарх Кирилл произнес такие слова:

"задача Церкви заключается в том, чтобы люди жили по закону, который им дал Бог. Следуя этому закону, человек возвышает свой разум, свои чувства, закаляет свою волю, становится сильной личностью — в первую очередь личностью, способной любить и разделять с другими свою жизнь"

 К сожалению, о. Даниил возлюбил людей алчных, пренебрежительно относящихся к культурному наследию своего народа. И закон, который нам дал Бог, он трактовал с этих позиций. Видимо, в таком понимании в Божественном  законе нет места ни истории, ни культуре народа. Поэтому о. Даниил и отмел все это как суетное. Стал ли он от этого сильной личностью, закалил ли свою волю?.. Во всяком случае, можайцы не почувствовали от этого ни особого возвышения разума, ни особого прилива горячих чувств.

И это все, что можно сказать о  восемнадцатилетнем пребывании  о. Даниила  на Можайской земле.

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

Четверг, 27 декабря 2018 11:20

Можайск в 50-60гг прошлого века

 

 

 

 

 

 

 

 

Помещенные ниже фотографии принадлежат Тамаре Николаевне Рукомасовой.

Она родилась в. Можайске и до замужества носила фамилию Усачева.Ее родители - уроженцы Можайского уезда.

Фотографии эти интересны тем, что дают представление о том, как выглядел Можайск 60 лет назад.

 

1.Семья Усачевых, фотография начала 50-х.

Отец Николай Федорович (из деревни Черняки).

За свою трудовую деятельность Николай Федорович в 1971 г. был  награжден

орденом Трудового Красного Знамени.

Мать Варвара Егоровна (до замужества Ананьева, из Перещапова)

Дети Нина, Толя (с матерью),  Тамара на коленях у отца. Всего в семье было шесть детей

 2.Ул. Красных партизан (на месте нынешнего Сельхозбанка) рядом

с учительским домом.

Справа-налево: сестры Григорьевы Зинаида и Татьяна, Виталий,

Тамара.

Асфальт на этой улице укладывали пленные немцы в 1947 г.

 

3. Николай Федорович Усачев (слева) с женой. В шляпе - учитель музыки

Дубовик (играл на скрипке). Дубовики жили на ул. Каракозова в красном

кирпичном доме  и были соседями Усачевых по участку.

 Фотография сделана в саду  дома Усачевых.

 

4.  1947 год. Мы строим свой дом (ул. Каракозова 23)

Тамаре 6 лет, Толе -9, маме 35, отцу 43.

 

 

5. 1958 год. Гуляние  на Комсомольской площади после выпуска в школе.

Сзади дом-мастерская (мастерская пошива обуви), в котором до войны работал отец

и жила  семья Усачевых

 

 

6. 60-е  годы.  Отец красит крышу.

 

7.Бабушка Екатерина Ивановна (из Перещапова), отец, Наталья.

Сзади стена дома Дубовиков.

Фотография сделана на нашем участке.

 

 

 8.1948г. сентябрь. Строим дом.

 

9.Наш дом г. Можайск, ул. Каракозова 23. с 1947 по 1971.

 

 10.

 

 

 

 11. Анна Васильевна Шумова на фоне плотины гидростанции "Лемех Октября".

Здание гидростанции взорвано в 1941 г.

 

12.Довоенное фото. Анна,  мать Николая Федоровича Усачева. Деревня Черняки.

Фотография интересна тем, что дает представление о жизни русской деревни

в довоенное время: Сталин объявил о построении социализма в СССР, но 

в стране  был страшный недостаток самых простых промышленных товаров.

Стоит обратить внимание на то, что Анна стоит босая, а жерди изгороди не

прибиты гвоздями, а  привязаны лыком или ивовыми прутьями.

 

 

13. Семья Усачевых, как и многие другие в Можайске,  держала корову. Летом

коров гоняли через весь город на пастбище  около поселка  им. Джержинского.

Корову звали Дочка.

 

 14. У Тамары Николаевны  интересная трудовая биография. Она даже работала

в геологоразведке на границе с Монголией.

Надпись на обороте фотографии: "Май 1961 г. Угольная Падь, р.Хапчеранга"

С многометровой высоты этой вышки Тамара Николаевна упала 8 июня 1961 г.

 

Суббота, 01 декабря 2018 18:36

Польские описи

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Благодаря помощи сотрудников НИАБ (Минск) наш архив пополнился новыми документами, которые относятся к польскому периоду нашего крестьянского рода. Они не отвечают на все вопросы, но значительно пополняют наши сведения по истории рода и, что важно, по истории деревни Изубри. Называются эти документы Инвентари Фольварка Шилова. Самый ранний инвентарь датируется 1763 годом. Далее следует инвентари 1772 и 1775 гг.

Привожу название самого раннего Инвентаря:

INWENTARZ  

Folwarku Szylowa

sporzadzony roku

     1763

Надо пояснить, что Инвентарь – это хозяйственная опись, содержащая поименное перечисление крестьян, принадлежащих помещику. В этом инвентари схожи с российскими Ревизскими сказками. Но польские инвентари, кроме имен крестьян, содержат сведения о земельных наделах крестьян и количестве скота на их дворах. Здесь же указаны налоги и повинности.

Фольварк – это  помещичье хозяйство. В нашем случае село Шилово являлось административным центром этого хозяйства и, скорее всего, именно там находился дом управляющего. В описи 1772 года фольварк Шилово уже указан как входящий в имение Любавичи. Надо понимать, что подобных фольварков в имении было несколько, и административный центр находился в Любавичах.

В Ревизской сказке 1782 года Любавичское имение не упоминается, и опись крестьян производится лишь в пределах Шиловской вотчины. Возможно, имение было разделено между несколькими наследниками, и одному из них достался прежний фольварк Шилово, который был переименован в Шиловскую вотчину.

Владельцы фольварка Шилово

Под описью 1763 года стоит подпись DOROTA LUBECKA.  Ниже помещена красная сургучная печать, на которой отчетливо виден  дворянский герб с изображением топора (секиры)  и креста.

 

Любецкие – княжеский род, который жил в пределах Великого княжества Литовского. Происходил он от князей Друцких, которые разделились на несколько ветвей, одна из которых и приняла фамилию Любецкие (по названию своего главного имения). В официальных источниках их обычно именуют Друцкие-Любецкие.

В Инвентаре 1772 года Дорота уже указывается как Дорота Оссолинская-Огинская.

В доступных источниках (большей частью, Интернете) сведения о польских князьях Огинских, Осолинских и Друцких-Любецких весьма скупы и не полны. Но сопоставляя польские Инвентари и Ревизские сказки, а так же информацию из интернетовских статей, можно сделать некоторые обобщения :

Дорота (год рождения неизвестен) происходила из рода князей Оссолинских, и замуж вышла за князя Друцкого-Любецкого.

Поскольку Инвентарь 1763 г. подписан только ею, можно предположить, что к этому времени она стала вдовой. Скорее всего, Шиловский фольварк достался ей как вдове из наследства мужа. Но не исключено, что это было владение князей Оссолинских, и оно было приданным Дороты.

Вторично замуж она вышла в 1764 г. за князя Матеуша   Огинского. Именно это и фиксирует Инвентарь 1772 г. , в котором Дорота упоминается   уже как Оссолинская –Огинская. Упоминаемая первая фамилия – Оссолинская – является ее девичей фамилией. Но Инвентарь 1772 г. подписан не Огинскими, а Бржозовским Александром. Видимо, Шиловский фольварк к этому времени был взят им в аренду у владельцев.

Умерла княгиня Дорота в 1782г., и новым владельцем Шилова стал   князь Франтишек Друцкой-Любецкий (сын Дороты от первого брака), что зафиксировано в Ревизской сказке 1782 г. По законам того времени, приемный сын имел право наследовать лишь материнскую часть движимого и недвижимого имущества. Именно ему и перешла вотчина Шилово, которая ранее принадлежала его матери.

Надо сказать, что в Интернете я не нашел упоминаний  о том, что у нее был сын в первом  браке. Видимо, сведений о ней сохранилось весьма мало, поэтому Инвентарь 1763 г. может существенно дополнить ее биографию.

Инвентарь 1772 г., в котором упоминается Дорота, уже как жена князя Огинского, имеет следующее оглавление

Инвентарь фольварка Шилова имения Любавичи в повете Оршанском лежащего принадлежащего ясновельможным панам Матеушу с Козельска и Дороты с Оссолинских Огинских, мерецких, козянских старост, полковников войск королевских.

По праву арендному сдано на три года на условиях в том праве выраженных пану Александру Бржозовскому, чашнику Закрочимскому, за сумму денежную в том праве установленную.

Году тысяча семьсот семьдесят второго дня святого Юрия Римского месяца апреля двадцать третьего дня...

 

 

Шиловский фольварк

Шиловский фольварк располагался в Оршанском повете и включал в себя в 1763 году следующие деревни (цифрами указано количество дворов):

Шилово 10, Серцейа 6, Бородзино13, Кеново 52, Морги12, Ситовшчизна27, Дашкевиче3, Зубаки12, Козлы6, Пырье5, Маршчаки4, Обрубы4, Никаны3, Луково5.

Общее число дворов – 162. Как можно предположить, число крестьян в фольварке было порядка 1000-1500 человек.

Границы земель в Инвентарях не указаны, но упоминаемые в описях селения сохранились до сих пор, что позволяет   определить, пусть и несколько грубо, площадь земель бывшего фольварка Шилова -   около 50 -100 км кв.

По описи 1772 года фольварк состоял из следующих деревень:

Шилово9, Серцейа4, Бородзино17, Кеново52, Морги12, Ситовчизна22, Зубаки16, осада на Зубрах 3, Дашкевиче6, Козлы7, Пырье4, Климяцина12, Маршчаки3.  Всего 166 дворов.

В 1775 году:

Серцея 6 , Шилово 12, Бородзино 15,  Морги 15, Ситовшчизна 28, Кеново 57, Зуброво 7, Зубаки 17, Дашкевиче 6, Козлы 7, Пырье 3, Маршчаки 3, Падоры 3. Всего 179 дворов.

 

Деревня Изубри

Первый раз деревня (Wies) Изубри упоминается в Инвентаре 1772 г, и названа она osada na Zubrah (т.е. поселение на Зубрах). Поскольку это поселение не упоминается в Инвентаре 1763г., можно предположить, что она была основана как выселки между 63 и 72 гг. Первоначально здесь было поселено всего три крестьянские семьи. Инвентари составлены на польском языке, и я, записывая имена по-русски, постарался сохранить то звучание, которое присутствовало в польском подлиннике :

1.Роман Илейкин

2.Автух Хведоров

3.Андрей Хролов

Их жены и дети в Инвентаре не указаны.

В Инвентаре 1775 г. указано новое название  - Wies Zubrowo (деревня Зуброво; в этой же описи зафиксирован и вариант Зубровцы). К этому времени количество дворов увеличивается до семи. В Инвентаре, кроме количества земли и скота,   приводится состав семей поселенцев:

1.  Автух Хведоров 45, жена Малания 40, сын Амельян 9, дочери Ханна 5, другая Ханна 3,

Брат Леон 35, жена Васия 33, сын Мехей 9, дочери Хадосья 12,   ….7, Прасковья 2,

Другой брат Амельян 30, жена Аксиния 30, дочь Кася 4.

  1. 2. Гардзей Романов 47, жена Авдоцья 43, сыновья Иван 19, Ларко 17, другой Иван 12,

третий Иван 4, дочь Мария 9.

  1. 3. Карней Карпекин 45, жена Авдоцья 43, сын Змитрок 7.
  2. 4, Хришко Шарапин 37, жена   …33, сыновья Дземьян 16 женат, Иван 9, дочь Дарья,

жена Дземьяна Аксенья 17.

  1. 5.Карней Андросов 47, жена Авдоцья 40, сыновья Апанас 17, Пилип 7, дочь Ханна 5.
  2. 6, Савка Марков.43, жена Авдоцья 45, сыновья Кузьма 19, Кондрат 17, Йозеф 10, Левон 7,

Дочь Хадора 15.

  1. 7, Сидор Левонов Копик 45, жена Настасья 43, сыновья Андрей 4, Прохор 3, дочь Наталья,

Брат Павлюк 40, жена Ульяна37, дочь Прасковья 5,

другой брат Купрей23, жена Рипина 21.

 

Поселенцы в Зуброве

Из каких мест были те крестьяне, которых поселили в Зуброве?

Роман Илейкин и Андрей Хролов были жителями деревни Кеново. И они записаны в Инвентаре 1763 года. Но вот с Автухом Хведоровым все оказалось сложнее: в Инвентаре 1763 г. среди жителей Кенова   он не значился. Не нашел я его имени и в списках жителей других деревень.

Но в Инвентаре 1772 г. он записан уже три раза. Под номером 67(опись Кенова) содержится следующая запись:

Fiodor Towrachow z syny, corka -

Т.е Федор Товкачов с сыновьями, дочь… (имя дочери не вписано)

А ниже, между строк была сделана следующая приписка:

Autyhowy z Zubrow

Поскольку в предыдущей графе этой же строчки значилось четыре морга земли (около 3 гектаров), принадлежащих Федору, то по смыслу можно понять, что часть этой земли   отошла Автуху .

Под номером 71 этой же описи записано:

Awtuch Chwiodorow (сверху вписано z Zubrow) z bracia

Po tym Awtuchow morgach pupo…

Ранее в этой же строчке был указан размер земельного надела – 1/6 влоки (около 3.5 гектара).

Третья приписка, упоминавшая Автуха, была помещена при описании деревни Бородзина за этот же год:

  1. Nikiper Kopik z dziecmi malemy

А ниже помещена приписка:

….(первое слово неразборчиво) Autuh z Zubrowcow

Здесь все понятно и без перевода: некто Никифор Копик с малыми детьми обрабатывал земельный надел в 1/4 влоки (около 5 га), который был передан Автуху с Зубровцов.

Из этих записей можно понять, что Автух с братьями обрабатывал один или два земельных надела в Кенове, один из которых принадлежал Федору Товкачеву. Поскольку отчество Автуха - Федорович, то, скорее всего, Федор Товкачев приходился ему отцом. Братья обрабатывали не только свой надел в Зуброве, но и надел, который им отошел после раздела с отцом. Между Изубрями и Кеновым всего 3.5 км, поэтому работать на два хозяйства было не так уж и затруднительно.

Обрабатывали они и принадлежавший Копикам земельный надел в деревне Бородзино. В Инвентаре 1775 г. Копики уже значатся в Зуброве (братья Сидор, Павлюк и Купрей, но Никифор не упоминается). Не исключено, что они приходились Автуху родственниками (предположим, через жену). Поскольку Бородино (Бородзино польских Инвентарей) находится в полукилометре от Кенова, то особых трудностей с поездками сюда из Зубров не было. Всего-то полчаса ходьбы.

В Инвентаре 1775 г. Автух Федоров, помимо Зубров, два раза упоминается в Кенове – ему отошла часть земельного надела (1/6 влоки), которым владел Михалко Зубака.

Помимо этого, он обрабатывает еще 1/8 влоки (видимо, эта земля отошла ему от Федора Тавкачова).

Всего в Кенове Автух с братьями обрабатывал более 6 га земли.

Надо сказать, что  Инвентаре встречаются случаи, когда крестьяне помимо своего надела обрабатывали еще и дополнительный. Но случаев, когда крестьяне обрабатывали по нескольку наделов, в Инвентарях не отмечено. Я пока не могу сделать каких-то определенных выводов из этого факта, но, похоже, братья Федоровы обладали какой-то  поразительной работоспособностью.

 

Кто отец Автуха?

Ранее я уже говорил о том, что Федор Товкачов, по всей видимости, был отцом Автуха.

Выводы относительно их родства казались мне вполне обоснованными, и я с удовлетворением считал, что нашел имя еще одного   своего предка. Но все испортил Инвентарь 1775 г. , в котором обнаружилась   запись, ставившая под сомнение эти выводы.

В описи деревни Кеново было записано:

36.Федор Товкачев 57, сыновья Карней 23, Григор 19, Михалко 15, дочери Авдоцья27, Арина 17

37.Кондрат Хведоров 27, жена Ханна 20, сын Прокоп 2.

 

В этом же Инвентаре за 1775 год, при описании деревни Зуброво, указан возраст Автуха Федорова - 45 лет.

Что же получается? Федору было всего 12 лет, когда у него родился сын Автух? Может ли быть такое?

Должен сказать, что в этих же Инвентарях мне встретился подобный случай: мужу было 13 лет, а жене -18. Но, детей у этой юной пары не было. К тому же, это был единственный случай такого раннего супружества. Все это и заставило меня сомневаться в том, что Федор был отцом Автуха.

Я не уделял бы Автуху такого пристального внимания, но его младший брат Леон, как я считаю, является одним из моих прямых предков. Но Леон в польских Инвентарях упоминвется лишь один раз, в отличии от Автуха, который упоминается неоднократно. Это и заставляло меня искать своих предков, ориентируясь, прежде всего, на Автуха..

Я вновь обратился к Ревизской сказке 1782 года. Она была составлена всего семь лет спустя после польского Инветаря и, что важно, в ней указывался возраст крестьян. При описании деревни Кеново под номером 2 было записано:

  1. Федор Матвеев (85) вдов,

У него дети

Сыновья Кондрат 40

Кирыла 35

Михайла 25

Григорей 27

Дочерь Евдокия 19

Жена Кондрата Анна Артемова 19

У них дети

Прокопей 8

Мартин 6

Денис 3

Данила 1

Вначале я решил, что Федор Товкачев и Федор Матвеев – разные люди, поскольку разница в возрасте между ними была не 7 лет (как это следует, учитывая годы составления описей) а все 28!

Но имена детей совпадали! Следовательно, это была одна и та же семья. Но вот с возрастом членов этой семьи творилось что-то невообразимое. Федору приписали лишние двадцать один год, его сыну Кондрату – шесть, жене Кондрата, Анне, в 1775 было двадцать лет, а в 1782 г. -девятнадцать! Предположим, этому случаю можно найти объяснение: у Кондрата это был второй брак, и он взял себе молодую жену с тем же именем. Но как быть с остальными разительными расхождениями в годах?

Обращают на себя внимание и некоторые другие несоответствия. В   описи 1775 г. записан сын   Федора, Карней 23 года. Но в описи 1782г. Карнея нет, но появляется Кирила 35 лет, которого нет в предыдущей описи.

Дочери Федора, Авдоцье , в 1775 г. было 27 лет, Но в 1782г. она записана как Евдокия и указан возраст - 19 лет.

Но все же, в   этих описях были и вполне корректные записи. С разницей два-три года совпал возраст Михаила, Григория и Прокопия.

Какой вывод можно сделать из всего этого?

Вывод самый простой: с одной стороны невнимательность писарей, которые ошибались и с именами (тому в моем архиве есть несколько примеров) и с годами. Но самое важное - это неумение крестьян из-за неграмотности правильно определять свой возраст. У детей и подростков возраст определялся еще довольно точно, но с годами многое забывалось , и возраст определялся по каким-то значительным событиям, произошедшим в год рождения человека, или близкими  к этому рождению.

Помню, как моя бабушка привязывала события своей жизни к запоминающимся событиям своего времени: Володю я родила сразу после раскулачивания; с Изубрий мы уехали еще до войны; Люду я родила сразу после войны; брат мой уехал в Америку еще до Германской войны и т.д. Естественно, при таком счете лет неизбежны многие ошибки. Что мы и видим на примере семьи Федора Матвеева.

 

Когда родился Федор Матвеев?

Следуя этой схеме счета лет, очень запомнившейся мне с детства, я попробовал найти истоки ошибок в дате рождения Федора Матвеева. Писари того времени были не совсем глупые люди, и если они неправильно указали возраст Федора, то в этом могла быть не только их ошибка, но и ошибка самого Федора, или неправильное понимание его слов.  Предположим, он считал свои годы, привязывая свое рождения к какому-то значительному событию, связанному с историей Польши. Такими событиями могли быть войны или избрание нового польского короля.

Федор родился на рубеже XVII-XVIIIвв. В близкие к этому времени годы польский трон занимали следующие короли:

Ян III Собеский 1673-1696

Август II Сильный, курфюрст Саксонии 1697-1704

Станислав Лещинский 1704-1709

Август II Сильный 1709-1733

Станислав Лещинский 1733-1744

Меня сразу же заинтересовало то обстоятельство, что короли Август и Станислав по два раза занимали польский трон. Не здесь ли источник ошибок определения возраста?

Другим важным событием этого времени было вторжение шведов на территорию Речи Посполитой. В 1701 году Карл XII , разбив польско-саксонское войско, даже захватил Варшаву. В течении последующих нескольких лет он успешно противостоял коалиции стран (Польша, Россия и Саксонии) и в 1708 г. двинулся в сторону Смоленска. Несколько сражений с русской армией произошло вблизи Орши. Несомненно, что подобные события надолго запомнились местным жителям.

В Ревизской сказке 1782 г. записано, что Федору 85 лет. Следовательно, он родился в первый год первого правления Августа, т.е. в 1697 г. Но, эта дата весьма сомнительна, поскольку она не согласуется с Инвентарем 1775 г., согласно которому Федору в 1782 г. должно быть 64 года. К тому же,    изучая документы по своим родственникам   почти за два века, я не встречал случаев долгожительства. Почему же Федор должен быть исключением?

Поэтому у меня появилось предположение, что Федор родился в первый год второго правления Августа, в 1709 году. Следовательно, на момент составления Ревизской сказки ему было 73 года. Но при опросе то ли он не мог внятно объяснить, при каком короле он родился, то ли писарь не знал точно историю Польши, поэтому были перепутаны первое и второе восшествие на престол Августа.

Легко представить следующую ситуацию:   Федор, на вопрос, когда он родился, отвечает примерно так: точно своих лет я не помню, но, как говорили мои родители,  родился я лет десять после того, как шведы начали нас воевать, при вступлении на престол короля Августа.

Когда Федор говорит о шведской войне, то он подразумевает, прежде всего, ее начало, т.е.1701г.

Таким образом, дату своего рождения Федор назвал довольно точно, привязывая ее к памятным событиям польской истории. Но с тех пор прошло более семидесяти лет, и многие события начали забываться.

Войны со Швецией Польша вела часто, и писарю было трудно понять, о какой войне говорит Федор, поэтому он не обратил на слова о войне особого внимания, и начинает подсчет лет Федора, имея в виду первое вступление на престол Августа. Так он высчитывает, что Федору в 1782 году 85 лет.

Как я полагаю, та же ошибка имела место и при составлении Инвентаря 1775 г. Писарь не слишком хорошо знал годы правления польских королей, поэтому не обратил внимание на слова о короле Августе. Но он много раз слышал местные рассказы о шведской войне, которая до   Оршанского  повета докатилась в 1708 году, когда шведы двинулись в сторону Смоленска. Отталкиваясь от этой даты, прибавив десять лет, он находит год рождения Федора – 1718. Следовательно, при составлении описи ему было 57 лет.

Старшему сыну Федора, Автуху, в 1782г. было или 50, или 52 года. Если считать, что Федор родился в 1709 г., то разница в возрасте между ними была 21-23 года, а это значит, что Федор женился в 19-20 лет. И это вполне соответствует брачным обычаям того времени.

Следует ответить и на следующий вопрос: почему Автух, Леон и Амельян жили отдельно от отца? Видимо, дело в том, что Федор женился во второй раз, у него росли дети от второй жены, и старшие сыновья стали в доме лишние. Поэтому они и переселились на новое место. Но, поскольку число работников в доме Федора убавилось, и он уже был не в силах один обрабатывать весь свой земельный надел,  часть его земли отошла к старшим сыновьям.

 

 

Матвей Товкачов

В Инвентаре 1763 г. по Кенову записаны три человека с прозвищем Товкачов:

Федор Товкачов

Авсей Товкачов

Мацвей Товкачов

 

Мацвей Товкачов, как я предполагаю, являлся отцом Федора. Но, к сожалению, в остальных двух Инвентарях он уже не упоминается. Не упоминается и Авсей Товкачов. Видимо, они к этому времени уже умерли, поэтому проследить родственные связи Товкачовых не представляется возможным. Буду надеяться на новые архивные документы, которые позволят более надежно  установить имя отца  братьев Автуха, Леона и Амельяна.

 

 

 

 

 

 

 

Суббота, 10 ноября 2018 12:24

МИО издало новую книгу

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 МИО издало книгу "Оккультизм великой французской революции". 

Издана пока первая часть этой книги, в которой излагается  история  определения длины метра, веса килограмма  и создания  метрической системы. Нам со школьной скамьи внушали, что метр вычислен усилиями многих видных ученых революционной Франции и является одной сорокамиллиооной частью земного меридиана.Но в  истории нахождения метра много загадочного   и странного. Автор, анализируя события, связанные с вычислением длины метра, приходит к выводу, что метр - это  детище  не только науки, но  и самых темных оккультных  сил.

Издательство "КВАРТ 75", 2018 год,  мягкий переплет, 146 страниц.

 

 

Четверг, 30 августа 2018 14:37

Ревизская сказка 1795 года

 

 

 

 

 

От редакции сайта

Ревизская сказка 1795 года дополняет ревизскую сказку 1782 года и помогает  уточнить неразборчиво написанные имена. Интересна она еще и тем, что в пометах дается некоторая дополнительная информация: указывается, из какой деревни взята жена крестьянина, или, в какую деревню ушла невеста из Изубрей, отмечаются года смерти.

Интересна эта ревизская сказка и тем, что деревня Изубри названа Зубри (ударение на У). Именно такое произношение названия деревни я слышал в детстве.

Архивные работники, которые прислали мне эти списки, уверены, что читать название деревни надо как ЗУБРЫ, поскольку в подлиннике последняя буква в этом слове Ы (еры).

Да, если подходить формально, то букву еры следует произносить как Ы.

Но, вчитавшись в текст, я обратил внимание на то, что писарь букву еры использовал как-то неразборчиво. Например, написано : сЫн. рожденнЫе, вЫделенЫ. Здесь эта буква употреблена правильно.

Но, в то же время, с буквой еры записаны и следующие имена и слова: БарЫс, КирЫла, ЛарЫон, РЫпина, ГрЫгорий ,КатерЫна (имена), БородЫна (деревня), дочерЫ, старЫннЫе…

Писарь записывал имена на слух, так, как их произносили местные жители . Одной из особенностей местного говора, дошедшей до наших дней, является замена звука И на Ы в некоторых словах. Этим можно объяснить присутствие буквы еры в именах собственных и названиях деревень: БарЫс, КатерЫна, ШЫлово и т.д.. Особенности этого говора писарь и зафиксировал в именах собственных.

Но, все же, есть место и сомнениям. Этот говор на Смоленщине сохранился до сих пор, я его слышал много раз и могу говорить о том, что Ыканье там не столь распространено и не столь частое, как в записях   ревизской сказки 1795 года. В чем же дело? Или жители деревни за двести лет  стали  говорить как-то иначе?

Если обратиться к предыдущей ревизской сказке   1782 года, то там нет ни малейших следов этого Ыканья: Христина, Григорий, Барис, дочери.  Единственное имя, которое там было написано с еры - КирЫла.

Но в РС1795  Ыканье  становится явно преувеличенным. Буква И заменяется писарем на  еры   даже в таких  словах, которые в русском языке имеют устойчивую орфографию и устойчивое произношение: вместо дочери он пишет  дочерЫ,  вместо старинные -старЫннЫе .  Видимо, дело здесь не в произношении местных жителей, а в грамотности самого  составителя описи.   Писарь, составлявший ревизские сказки 1795 года, буквой еры передавал не только звук Ы, но и звук И. Видимо, так он был приучен с детства малограмотным учителем. Подобное вольное обращение  с написанием слов легко понять, учитывая отсутствие в то время четких грамматических правил (типа ЖИ-ШИ пиши через И) и отсутствие грамотных наставников в письме.

Поэтому, как я считаю, букву еры в записях РС1795 следует произносить в большинстве случаев как И. И тогда никаких фонетических отличий в произношении имен между РС1782 и РС1795 не будет. Видимо, и конечную букву еры в названии деревни следует произносить как И - Зубри.

В ревизской сказке 1782 года название деревни записано как Изубрии. Трудно понять причины этого изменения в произношении. Вроде бы, и времени прошло не так уж и много, и жители остались те же самые, но писарь в одном случае пишет Изубрии, в другом – Зубри.

Записано в РС1795 и второе название Изубрей – Заборья. Пока это единственный документ в нашем архиве, в котором зафиксировано второе наименование деревни.

К сожалению, архивные работники не смогли установить имени владельца деревни. Если по ревизской сказке 1782 года им был князь Друцкой-Любецкий, то следующая ревизская сказка на этот вопрос не может дать ответа, поскольку утрачены первые листы переписи. Ревизская сказка 1795 года хранится в фонде князей Любомирских, поэтому делается вывод о том, что Шиловская вотчина, в которую входят Изубри, принадлежала им же. Но это совсем не значит, что в 1795 году владельцами Изубрей были уже Любомирские. Возможно, Шилово с деревнями было приобретено ими значительно позднее, и вместе с купчей им были переданы и более ранние документы по переписи крестьян. Так эти документы попали в архив новых владельцев.

В РС1795 встречаются  двойные женские имена, которые с большим  трудом  поддались  правильному прочтению и логичному объяснению.  Первая запись выглядит так:

Авдотья (далее две неразборчивые буквы) Агафья

Во второй записи эти две неразборчивые буквы уже прочитывались:

Катерина  Nе  Аксинья

Но трудно было понять, русские ли это буквы или латинские, поскольку в РС1795 русская буква Н писалась как латинское   N.

Вначале я предположил, что двойные женские имена – это свидетельство польского влияния, поскольку в Польше  двойные имена при крещении не редкость. В этом случае буквы NЕ находили логическое  объяснение: это было сокращение от латинского выражения nomen eius, что значит второе имя. Но в православии вторые имена не приняты. Неужели Авдотья и Катерина были католичками? А почему бы и нет, если учесть, что всего двадцать лет назад это была территория Польши?  В соседних  деревнях РС1782 отметила такие исключительно польские имена, как Магдалена (польский вариант библейского имени Магдалина), Мартин , Стефан и Якум(литовский вариант имени Яким). И здесь моя фантазия разыгралась, и я уже видел Изубри населенные и православными , и католиками...

Но все оказалось проще. Заглянув в РС1782 г. я нашел эти семейства и этих девиц – они были записаны без вторых имен. После некоторых размышлений я пришел к выводу, что таинственные буквы надо читать как отрицание НЕ. В РС1782 была допущена ошибка и неправильно записаны имена. Писарь, составляя РС 1795, исправил эти ошибки, написав правильные имена и ошибочные: Авдотья не Агафья, Катерина не Аксинья.

Получилось немного наивно и не слишком понятно, и чтобы разобраться в этом, нужно было обращаться к предыдущей переписи. Но это уже показатель канцелярской культуры того далекого времени.

Следует упомянуть еще одну странность, отмеченную в РС1795 - это труднообъяснимые одновременные смерти супругов. После смерти мужа в тот же год обязательно умирает жена. И наоборот. Вот несколько примеров:

 Евстафей Федоров  умер в  1786 году (ему было 54 года). В этом же году умирает его жена Маланья Алексеева.

Карнила Карпов умирает в  1788 году в возрасте 56 лет. На следующий год умирет его жена  Евдокия Евтихеева,

Сахон Кузмин  умирает в  1796 году в возрасте 37 лет. В этом же году умирает его жена  Кулина Климова тридцати лет.

В РС1795 отмечено еще несколько подобных парных смертей, которые я перечислять не буду. Трудно найти внятное объяснение этому почти одновременному уходу из жизни супругов. Сильная привязанность друг к другу?  Получается нечто романтическое, почти как у Ромео с Джульеттой. В такое  верится с трудом. Возможно, причина в другом. Тяготы крестьянской жизни супруги делили поровну: муж пахал, косил и выполнял прочую тяжелую работу, жена кормила, обстирывала, ухаживала за скотиной, жала и пряла  и растила детей. Смерть одного из супругов заставляла другого нести непосильное двойное бремя, и это приводило к скорой смерти.

Впрочем, это всего лишь мое предположение, и истинные причины этих парных смертей могли быть совсем иные.

В РС1795 встречается  слово долник,  которым, как следует из текста описи, назывался мужчина, перешедший в семью жены. Моя бабушка таких людей называла примаками. т.е. принятыми в чужую семью. Как правило, в примаки шли женихи из  очень бедных семей, или из семей, потерявших кормильца.  

И еще одно замечание. В РС1795  отмечаются коренные жители деревни - они именуются  старинные онной деревни крестьяне - и крестьяне  переселенные из других деревень. Наш далекий пращур - как я считаю, им является Леон Федоров 1733 года рождения - отнесен к крестьянам старинным. Можно считать это документальным подтверждением  того, что наш род издревле жил в Изубрях.

Обращает на себя внимание и имя нашего пращура - Леон. Этого имени нет ни в Польше, ни в России, но оно было некогда популярным в Белоруссии, и произносилось там как Лявон. О распространенности  этого имени косвенно свидетельствует  народная песня "Лявониха" , которая начинается словами:   Как Лявониху Лявон полюбив...  Леон Федорович, видимо, был примечательной личностью,  память о нем сохранялась в нескольких поколениях,  и его  правнука назвали  тем же именем. Этот правнук, Леон Лаврентьевич,  приходится мне пра-прадедом.

 

 

 

 

 

Ревизская сказка 1795 года

Деревня Зубри

или Заборья

старинные оной

деревни крестьяне

  1. Евстафей Федоров 50 1786 год умре

Жена ево   Малания Алексеева   50 1786 год умре

У них дети в последнею пред сим написанные ревизию

Сын 1. Емельян 15   28

Жена ево Ульяна Иванова 35

взята с деревни Кенова того ж уезда и владелца

1806 года умре

после ревизии рожденные

сын их Илья   4

2.Стефан Евстафиев   3 16  

Дочери

1. Анна  13 1788 года умре

2. Анна же 5 18

муж ея Автух Дмитраков 39

пристал с села Шилова того ж уезда и владелца

1806 умре

3.Авдотья не Агафья 14

взята замужем в деревню Зубаки

Аксюта Силова вдова     33 (предыдущая перепись)

1784 год умре

У ней дети

сын Иван Емельянов 4 17

Дочь Катерина            6   19

в замужестве в деревне Зубаках

 

2.Леон Федоров  49  62

Жена ево Васья Василева   40 

  1793 год умре

 у них дети в последнею пред сим написанные ревизию

сын 1. Михей 15 28

(следующая страница)

того ж семейства

жена ево Дарья Демьянова 27

взята с деревни Климятина того ж уезда и владелца

 

2. Кузма Леонов  4  17

дочь Прасковья  18

в замужестве в деревне Ситовщинах

Федосья   16

в замужестве в деревне Бородине того ж уезда и владелца за крестьянином

2 (вторая) жена Леона Федосья Алексеева  33

взята с деревни Зубак того ж уезда и владелца

 

Долник Стефан Иванов 63

1803 года умре

пристал с бобылей деревни Ситовщины того ж уезда и владелца

сын ево Никита 15

жена ево Евдокия Лазорова 14

взята с деревни Дашкович того ж уезда и владелца

 

3. Гардей Романов  70

1787 году умре

жена ево Евдокия Андреева 50

1794 год умре

у них дети в последнюю пред сим ... ревизию

сын 1. Иван  27  40

1799 умре

жена ево Ульяна Атрохимова  25  38

дочь их Федора  16

в замужестве в деревне Избищах (?)

после ревизии рожденные дети их

сын Стефан 5

(следующая страница)

та ж днревня Зубри того ж семейства

дочь Христинья  4

в замужестве в сей же деревне

2. Ларион Гардеев  23  36

жена ево Анна Атрохимова 20

1809 года умре

Сын их Агафон 1

1783 год умре

после ревизии рожденные дети их

сын Леон 121

дочь Татьяна 2

в замуждестве в деревне Бородине

Иван Гардеев  21   34

жена ево Марья Иванова 27

1798 года умре

взята с деревни Ситовщины того ж уезда и владелца

после ревизии рожденные

сын Листрат      2 (приписка неразборчива)

Иван Гардеев 11  24

Максим Гардеев 2 15

жена ево Христинья Матвеева 18

1808 года умре

взята с деревни Кенова того ж уезда и владелца

дочь Анна Гардеева 1

в замужестве в деревне Моргах того ж уезда и владелца за крестьянином

2. Марья  14

в замужестве в деревне Избищю того ж уезда и владелца за крестьянином

после ревизии рожденная

3. Ульяна 10

в замужестве в селе Олши

(следующая страница)

3. Карнила Карпов 50

1788 год умре

жена ево Евдокия Евтихеева

1789 год умре

 у них сын в последнею пред сим напимсанный ревизию

Дмитрий  25

1783 год умре

жена ево Наталья Апанасова 22  35

дочь их Анна 2  15 

умре

после ревизии рожденный сын их

Павел  12

 

Муж Наталеи

Дмитрий Иванов 53

1807 года умре

пристал с села Шилова того ж уезда и владелца

Муж Анны Емельян Мартинов 26

1801 год умре

пристал с деревни Кенова того ж уезда и владелца

после ревизии рожденная

дочь Евдокия 3 умре

4. Масей Кузмин 24 37

Жена Евгения Иванова 26 39

1807 год умре

у них дочерим в последнею пред сим написанные ревизию

1. Анна 6

в замужестве в деревне Кенова того ж уезда и владелца за крестьянином

2. Катерина не Аксинья  14

(следующий лист)

того ж семейства после ревизии рожденные дети их

сын Антип  1

дочь Анна 8

в замужестве в деревне Кенове

Долник Сахон Кузмин 213

1796 года умре

перешол в деревню Зубики того ж уезда и владелца

жена ево Кулина Климова 16

1796 года умре

взята с деревни Ситовщины того ж уезда и владелца

 

5. Григорьи Амбросов 50

1792 году умре

жена ево Агафья Андреева 45

1793 год умре

у них дети в последнею пред сим написанные ревизию

сын 1. Демьян 20

2. Иван 16

3.Лаврентий  4

дочь Дарья 15

в зхамужестве в деревне (не разборчиво) того ж уезда и владелца за крестьянином

жена Демьяна АКсинья Андреева 26

дочь их Наталья 4

Сие семейство переселенное в деревню именуемую Стрелки того ж уезда и владелца и там  сказаны будут

(следующий лист)

того ж семейства

Карнила Андреев 55

1794 год умре

жена ево Настасья Романова 45

1794 год умре

у них дети в последнею предл сим написанные ревизию

Апанас Карнилов 20

жена ево Федора Мартинова 16эсын их Федор 1

1783 год умре

2. Филип 15

3. Иван 2

сие семейство переселено в деревню Стрелки того ж уезда и владелца и там в сказке даны будут

дочь Маланья 4

в замужестве в деревне Соловьях того ж уезда и владелца за крестьянином

2. Анна 1

1784 год умре

 

8. Савелий Марков 50

1784 год умре

жена ево Авдотья Емельянова 50

1793 год умре

у них дети в последнюю пред сим написанные ревизию

1. сын Кузма Савелев  28  41

жена ево Марья Онуфриева 20

1791 год умре

дочь их Дарья 14

в замужестве в деревне Чернье (7)

2 (вторая?) жена Кузмы Просья Иванова 35

возвращенная с бегов

2. Есофат Савелев 17  30

(следующий лист)

та ж деревня Зубри того ж семейства

жена ево Анна Панкратова 28

1805 год умре

взята с деревни Киселев того ж уезда и владелца

после ревизии рожденные

дочь их Кулина 3

в замужестве в деревне Кенове

Леон Савелев 15 28

1807 года (далее ничего не написано)

жена ево Прасковья Гаврилова 27

1806 года умре

взята с деревни Невзучья того ж уезда и владелца

после ревизии рожденная

дочь их Татьяна 14

Барис Савелев 14

жена ево Прасковья Михайлова 13

взята с деревни Аврамий того ж уезда и владелца

Савелева Федосья 16

в замужестве в деревне Дубровцы того ж уезда и владелца за крестьянином

Отделенный Кондрат Савелев 25  38

1808 года умре

жена ево Дарья Денисова 20 33

1806 года умре

после ревизии рожденная

дочь Маланья 4

в замужесчтве в селе ...

Воспитателка (воспитанница?) Ксения 14

с деревни Рудаков (7) того ж уезда и владелца

в замужестве в застянку Климятине

9.Сидор Леонов 50

1794 год умре

жена ево Настасия Гаврилова 50

1794 год умре

у них дети в последнюю пред сим написанные ревизию

 сын 1.ю Андрей 15  28

1808 года умре

(следующий лист)

того ж семейства

жена ево Анна Петрова 27

взята с деревни Бородина того ж уезда и владелца

2.Прахор Сидоров 11  24

1807 года умре

жена ево Ульяна Маркова 25

взята с деревни Кенова того ж уезда и владелца

3.Иван Сидоров 1  14

дочь Наталья 16

в замужестве в деревню Избищю того ж уезда и владелца за крестьянином

 

8. Павел Леонтьев  30 43

жена ево Ульяна Ларионова 30  43

1806 года умре

у них дети в последнюю пред сим написанные ревизию

сын Карп 3 16

после ревизии рожденные дети

сын Захар 10

дочь Аксюта 3

в замужестве в деревне бородине

 

9. Карсей Леонов 26 39

(в РС1782 он записан как Купреян.Прим.В.К.)

жена ево Рипина Василева 30 43

1803 года умре

у них дети в последнею пред сим написанные ревизию

сын Ларион 2 15

дочь Кулина 4 17

после ревизии рожденная

дочь Татьяна  3

в замужестве в деревне Стрелках

 

Дочери Павла

1. Прасковья 12

в замужестве в селе ... того ж уездав и владелца за крестьянином

(следующий лист)

та ж деревня Зубри

того ж семейства

2.Ульяна  6

в замужестве в деревне Моргах того ж уезда и владелца за крестьянином

 

Переведенные с деревни Кенова того ж уезда и владелца

10. Андрей семенов 38

жена ево Марья Павлова 36

взята с деревни Кенова того ж уезда и владелца

(после этих имен следует помета: перешол в деревню Кенова)

после ревизии рожденные дети их

сын Петр Степанов(?)  2

1808 года бежал

дочь Зеновья 1

в деревне Кенове с отцом

брат Тимофей Семенов 29

1806 года умре

жена ево Настасия Николаева 26

взята с деревни Морозовки того ж уезда и владелца

в замужестве в деревне Пырьях

после ревизии рожденная

дочь Варвара 1 умре

 

Переведенные с деревни Бородина того ж уезда и владелца

11. Кузма Борисов 33

жена ево Анна Иванова 23

взята с деревни Бородина того ж уезда и владелца

после ревизии рожденные

сын 1. Иван 14

2.Матвей 1

дочь Етитимияч 4

Брат Кирила Борисов 32

1810 года умре

жена ево Анна Якимова 33

1806 года умре

взята с деревни Дурыших того ж уезда и владелца

(следующий лист)

того ж семейства

после ревизии рожденные дети их

сын Есофат 5

дочь Татьяна 2

1804 года умре

 

12. Захар Карнилов 33

1804 года умре

жена ево Палагея Потапова 33

1808 года умре

 у них сын Игнат 16

1801 года умре

жена ево Аксюта Иванова 13 умре

взята с деревни Блашкина того ж уезда и владелца

дочь Феврония Захарова не Зеновья 14

после ревизии рожденные

Татьяна 3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Четверг, 12 июля 2018 17:03

Ревизская сказка 1782 года

От редакции сайта

Помещенная ниже Ревизская сказка 1782 года значительно восполнила наши пробелы по истории рода и помогла нашим генеалогическим изысканиям. После первого раздела Польши (1772 г.) была произведена перепись податного населения западных областей, вошедших в состав Российской империи. Перепись эта называлась Ревизские сказки и содержит очень важные для нас сведения.

Во-первых, стало известно, кому принадлежала наша деревня Изубри в конце XVIII века. Как следует из сказки она входила в Шиловскую вотчину князя Франтишки Друцкого-Любецкого (в российских документах он известен как Франциск). Это было его наследственное владение. Впоследствии сын Франтишки, Франциск Ксаверий 1778 г.р., поступил на русскую службу и достиг высоких должностей.

Из сказки известно, что Друцкий-Любецкий заложил свою вотчину князю Матеушу Огинскому, который, в свою очередь, отдал ее в откуп на три года Андрею Лыке. Лыка – польская шляхетская фамилия Оршанского повета. Кто впоследствии владел Изубрями – нам пока не известно. Но по Ревизской сказке 1858 года она принадлежала уже Варваре Егоровне Кимбар.

Во-вторых, стало известно и более древнее произношение названия деревни. До сих пор с названием происходит путаница. Официально деревня называется Изубри, но нам на сайт пишут потомки выходцев из Изубрей, которые никогда не видели этой деревни и знают о ней лишь по воспоминаниям родителей или дедов, и они, большей частью, называют ее Изюбри. Именно так называли деревню и мои дедушка и бабушка. Но значит ли это, что двести лет назад название было таким? Канцелярист, составивший сказки 1782 года, название деревни записал как Изубрии. Я верю этим канцелярским писарям – они строго следовали правилу топонимы и имена собственные писать так, как их произносили местные жители. В этом меня убедило чтение архивных документов. Поэтому можно быть уверенным, что деревня в польский период своей истории называлась Изубрии , и лишь со временем это название в народной речи трансформировались в Изюбри.

В-третьих, благодаря Ревизским сказкам 1782 года генеалогическая цепочка наших предков увеличилась на два поколения. Как я предполагаю, Леон Федоров (1733 г.р.) является нашим прямым предком.

У Леона был сын Михей (1767 г.р), у которого было три сына – Нестер (1788 г.р.), Лаврентий (1809 г.р.) и Петр (1811 г.р.) – именно от них и пошли все линии нашей фамилии.

В-четвертых: определилось административно-территориальное подчинение Изубрей в конце XVIII века. После того, как русская администрация упразднила Оршанский повет, на его территории было образовано 12 уездов, в том числе и Бабиновичский, куда и входила первоначально вотчина Шилово с деревнями. Просуществовал этот уезд недолго- с 1777 по 1796 и с 1802 по 1840 гг. После 1840 года Бабиновичи стали заштатным городом Оршанского уезда Могилевской губернии.

 

 

 

Ревизская сказка 1782-го года

1782-го году месяца июля 12-го дня Могилескаго наместничества Бабыновецкаго уезда вотчыны называемой Шылово и з деревнями вечистаго (постоянного)  владения его сиятельства маршалка пинскаго князя Франтишки Друцкаго –Любецкаго а в закладе денежном у князя старосты Марецкаго пулковника (так по польски звучит звание полковник) княжества Полскаго кавалера ордеру Святаго Станислава Матеуша Огинскаго

Будущы (будучи?) ныне состоят в одкупе тригодовым (трехгодичном?) у господина Андрея Лыки скарбника    повету Оршанскаго

по силе состоящего с 1781-го году ноября 16-го ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА а в народ опубликованнаго манифеста дал сию сказку о состоящых выше упомянутой отчыны Шылове крестьян мужеска и женска пола не исключая самых малолетних и престарелых всякого звания лудей по самой истини без всякой утайки а буде кем впред обличен явлюсь или по свидетелству найдется что кого либо утаил то повинен положенному по указам штрафу без всякаго милосердия

 

 

ДЕРЕВНЯ ИЗУБРИИ

 

  1. Евстафий Федоров -50

У него жена Малания Алексеева -50

у них дети

Сыновья

Емельян -15

Стефан -3

дочери

Анна -13

Анна-5

Агафия -1

Аксения Силова вдова -33

у нее дети

Сын

Иван Амельянов -4

Дочерь

Катерина -6 

 

2. Леон Федоров -49

у него жена Васья (Васса?) Василева -40

У них дети

 сыновья

Михей -15

Кузма -4

дочери

Праскевия - 4

Федосия-16

 

3. Гордей Романов -70

у него жена Авдокия Андреева -50

у них дети

сыновья

Иван женат-27

Лаврентий женат -24

Иван -21

Максим -2

Иван-11

 

дочери

Мария -14

Анна-1

 

Жена Ивана Улияна Трофимова -25

у них дочерь Дедора -3 (имя написано четко, поэтому сомнений в прочтении нет.прим.В.К.)

жена Лаврина Анна Трофимова -20

у них сын Гапон-1

 

4. Карнила Карпов-50

у него жена Евдокия Ефимова -50

у них дети

сын

Дмитрей-25

у него жена Наталия Апанасова-22

у них дочерь

Анна Дмитриева -2

 

5.Моисей Кузмин -24

у него жена Евгения Иванова -26

у них дети

дочери

Анна -6

Аксиния -1

 

6. Григорий Андросов -50

у него жена Агафия Андрова -45

у них дети

сыновья

Демьян -20

Иван-16

Лаврентий -4

Тимофей-2

дочерь

Дария-17

 

жена Демьяна Аксиния Андреева -26

дочерь у них Наталия - 4

 

7. Карнила Андреев - 55

у него жена Анастасия Романова -45

у них дети

сыновья

Афонасей -20

Филип -15

Иван - 2

дочери

Малания -4

Анна -1

 

Жена Афанасива Федора Мартынова -16

у них дети

сын

Федор Афанасов -1

 

8.Савелий Марков-50

у него жена Ефимия(?)  Емельянова -50

у них дети

сыновья

Кузма -28

у него жена Мария Ануфриева -20

у них дочери

Дария Кузмина -1

 

Кондрат Савелиев - 25

у него жена Дария Денисова - 20

 

Иосафат Савелиев -17

Леон Савелиев -15

Барис Савелиев -1

дочерь

Федора Савельева -16

 

9. Сидор Леонов -50

у него жена Анастасия Икимова -50

у них дети

сыновья

Андрей -15

Прохор -11

Иван -1

 

дочерь Наталия -16

 

брат Сидоров Павел -30

у него жена Улияна Лавринова -30

у них дети

сын

Карп -3

дочери

Праскевия -12

Улияна -6

 

брат Купреян Леонов -26

у него жена Агрипина Василева -30

у них дети

сын

Ларион - 2

дочерь

Аквилина -4

 

 

 

 

Суббота, 28 апреля 2018 06:34

Деревня Новая

Подскажите где я могу или могу ли у Вас найти информацию о деревни Новая (вблизи Гидроузла) Можайского района, год основания и тому подобные исторические детали? Дмитрий

Пятница, 30 марта 2018 07:18

Арьергардный бой в Можайске

Можайское историческое общество предлагает установить памятный знак на месте арьергардного боя, который произошел за Можайском  около деревень  Чертаново  и Жукова 28 августа (ст.ст.) 1812 года.

Арьергард русской армии, которым руководил Платов, в этот день отступил под натиском французов из Можайска, укрепился на высотах за городом  и несколько часов сдерживал французов огнем своей артиллерии. Это дало возможность основной армии оторваться от противника.

Русский арьергард располагался на месте нынешнего спортивного комплекса "Багратион", перекрывая Старую Смоленскую дорогу. Именно здесь и место памятному знаку. 

Несколько лет назад  МИО   предлагало  установить макет этого сражения в здании споркомплекса "Багратион".  Несомненно, что этот макет вызывал бы интерес у поситителей комплекса и соответствовал бы законодательным актам правительства относительно патриотического воспитания молодежи. Но потом это предложение было забыто.

 К сожалению, ни один можайский художник не заинтересовался темой 1812 года и не отобразил на полотнах   события тех дней, связанные с нашим городом. Возможно, здесь нужно проявить инициативу можайской администрации и учредить  премии за художественное отображение истории нашего города.

http://1.bp.blogspot.com/-ohgJO_gncFE/UV_Fou0y9HI/AAAAAAAAGTE/PJR3L2GJpmo/s1600/%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%BE.jpg

Суббота, 03 марта 2018 08:33

Последний жадный следопыт

Последний жадный следопыт

 

Так назвал себя в одном из стихотворений писатель Сергей Николаевич Марков.

Марков С.Н. фотография из следственного дела

Сергей Николаевич Марков (30 августа (12 сентября) 1906, посад Парфентьев Кологривского уезда Костромской губернии — 4 апреля 1979, Москва) — русский советский поэт, прозаик и историк, географ, путешественник, архивист, этнограф, журналист, собственный корреспондент. Действительный член Географического общества СССР (1946). Член Союза писателей СССР (1947).

Творчество Маркова примечательно тем, что он обратился к трудной и суровой  романтике географических открытий и описывал знаменитых русских первопроходцев, полярных исследователей, путешественников. Один из самых известных романов, «Юконский ворон», посвящен освоению русскими Аляски.

Для можайцев этот роман примечателен еще и тем, что дописан он был  в нашем городе в 1941 году. В 1932 г. Марков был арестован по надуманному делу, осужден и направлен на принудительные работы на север. В 1937 г., после отбытия наказания, он был выселен из Москвы, жил некоторое время в Калинине (Тверь), потом переехал в Можайск. Именно здесь он работал, писал роман и здесь же встретил войну.

К сожалению, остается неизвестным, где жил писатель в нашем городе и чем занимался. Можно лишь предположить, что он работал сотрудником районной газеты.

Предисловие Юрия Жукова к роману Маркова «Юконский ворон»

О жизни и творчестве Сергея Маркова

У Сергея Маркова есть стихотворение «Горячий ветер», датированное 1924 годом; заканчивается оно следующей строфой:

И разве может быть иначе?

Так много ветра и огня, —

Песнь будет шумной и горячей,

Как ноздри рыжего коня…

Думал ли, написав эти строки, восемнадцатилетний юноша, что в них — его творческий манифест, что впереди у него и в самом деле много ветра и огня, что песнь его — своеобычная и упрямая — действительно будет шумной и горячей? Не знаю, но, во всяком случае, эту романтическую направленность таланта Сергея Маркова, с ярко выраженным влечением к красочному и неповторимому отображению действительности, первым уловил зоркий глаз Алексея Максимовича Горького, когда он прочитал в журнале «Сибирские огни» № 3 за 1928 год новеллу «Голубая ящерица», — молодого, почти никому не известного писателя. Она начиналась так:

«Откуда под кустом саксаула появилась ящерица, Чигирисов не знал. Он заметил ее внезапно, взглянув на узловатые бронзовые подножия мертвых кустов.

Камни от жары посинели и стали похожи на разбросанные в беспорядке куски мыла, которым цыгане моют лошадей. Даже шумная тень саксаула, истрепанная горячим ветром, была синей и неуловимой. Но ящерица была голубой, и только вдоль спины ее шла темно-синяя полоса, какая бывает на спине рыбы, если на нее смотреть сверху…»

Богатый образами рассказ о двух беспощадных встречах краскома Чигирисова и вожака белобандитов полковника Роя в песках Средней Азии так понравился Горькому, что летом 1929 года он разыскал Маркова и пригласил к себе в Машков переулок. При встрече Алексей Максимович просто и вместе с тем заинтересованно спросил, нажимая по-волжски на «о»: «Откуда происходить изволите?»

Сергей Марков «изволил происходить» из старинного посада Парфелтьева, глухой костромской стороны. Обитателей его издревле прозвали парфянами, жители тамошние тоже «окали». Алексей Максимович тут же припомнил и другого «парфянина» — писателя и путешественника С. В. Максимова, и пошел у них легкий, душевный разговор.

«Мне показалось, — вспоминал впоследствии Марков, — что Горький сознает свое право на безграничную добрую власть над людьми. И я подчинился ей, поведав Горькому о себе все. Когда речь шла о самом страшном и тяжелом для меня, он хмурился и делал вид, что отыскивает на столе футляр для очков…»

А трудного в жизни этого молодого человека было немало. В конце 1919 года его отец, землеустроитель, выбранный после революции мировым судьей, умер в Акмолинске от сыпного тифа, на руках у матери осталось шестеро детей. Старшему из них — Сергею исполнилось едва тринадцать лет. Два года спустя скончалась и мать — от холеры. Осиротев, ребятишки разбрелись по приютам. А Сергей Марков уже с четырнадцати лет начал работать в редакции газеты «Красный вестник» — органе Акмолинского ревкома и Укрепрайона, там были напечатаны его первые стихи «Революция». Служил он и в Упродкоме, и в уездной прокуратуре, и в канцелярии народного следователя.

В 1925 году Марков перебирается в Петропавловск-Акмолинский, куда его пригласили сотрудником в газету «Мир труда».

Позже, во второй половине 20-х годов, уже в Новосибирске, был увлекательный период работы в газете «Советская Сибирь» и журнале «Сибирские огни», вокруг которого в ту пору объединились такие интересные прозаики и поэты, как В. Зазубрин, Л. Сейфуллина, Всеволод Иванов, Леонид Мартынов, Вивиан Итин, Александр Оленич-Гнененко и другие.

Очерки, фельетоны, рассказы и стихи Сергея Маркова, пробовавшего свои силы в различных жанрах, появляются не только в периодической печати Сибири, но и в Москве.

Казалось бы — чего лучше? Двери литературы гостеприимно отворялись перед ним. Но его манил к себе в не меньшей степени и черный хлеб репортера, — да, по правде сказать, всех нас тогда привлекала работа, открывающая доступ к несметным россыпям информации. Ведь это было преддверие романтичнейшей эпохи первых пятилеток.

Беседуя с Марковым, Алексей Максимович увидел, что перед ним человек с богатым запасом жизненных впечатлений, которые и служат главной опорой в творчестве каждого художника. Заканчивая долгий, сердечный разговор, Горький предложил начинающему писателю подготовить рукопись книги рассказов, пообещав похлопотать об ее издании.

И уже в конце 1929 года появилась первая книга Сергея Маркова — «Голубая ящерица», за ней последовали «Арабские часы» (1931) и «Соленый колодец» (1933).

Произведения, составившие эти три книги, были вызваны к жизни не кратковременными наездами командировочного писателя, а непосредственным кипучим участием в жизни и преобразовании бывшей глухой окраины Российской империи.

Рассказы «Голубая ящерица», «Немеркнущий полумесяц», «Подсолнухи в Париже», «Халат Десяти Светил» отображают события гражданской войны в Казахстане и Средней Азии. Годы становления советской власти, коренные изменения, которые происходили после Октябрьской революции в казахских степях, в жизни аулов, где в то время еще существовали полуфеодалы и баи, царили шаманизм и культ предков, запечатлены в таких рассказах, как «Враг», «Нищий в пустыне», «Соляной дом», «Камень Черного Калмыка». Внимание писателя было привлечено также к истории казахов и других народов Средней Азии, о чем свидетельствуют рассказы «Синие всадники», «Происхождение эпоса» и другие. Таким образом, Сергей Марков оказался среди русских советских писателей (Антон Сорокин, Всеволод Иванов, ранний Леонид Мартынов), которые первыми обратились к изображению жизни народов Средней Азии и Казахстана.

Таково было вступление Сергея Маркова в писательскую жизнь. Но впереди была еще уйма трудностей и житейских сложностей — судьба готовила ему множество всяческих сюрпризов, приятных и неприятных. Пожалуй, он бы и сам не смог тогда сказать, что же станет главным в его творческой биографии — поэзия или проза. Да что говорить, он еще не решил для себя окончательно, какую профессию изберет: его интересовало и краеведение, влекли и геологические изыскания, манила и журналистика.

За всем этим были непрестанные скитания по родной стране: Акмолинск и Москва, Омск и Вологда, Караганда и Архангельск, Чимкент и Великий Устюг, Каргополь и Сольвычегодск — всего не счесть!

В газетах «Советская Сибирь» и позже в «Правде Севера» (Архангельск), в северном отделении телеграфного агентства РОСТА, а затем в редакции журнала «Наши достижения», куда Сергея Маркова порекомендовал Горький, ему поручали брать интервью у путешественников, геологов, гидрографов, этнографов, историков. Он встречался и с датским капитаном Ботведом, совершившим кругосветный перелет, и с членами немецкой воздушной экспедиции «Люфт-Ганза», и с советскими мореплавателями, прокладывавшими пути в неизведанных водах Ледовитого океана, и с бывшим воспитателем тринадцатого по счету далай-ламы Тибета бурятом Агваном Доржиевым, и с знаменитым российским этнографом Львом Штернбергом.

Одним из первых Марков опубликовал собранные им уникальные сведения о деятельности выдающегося русского полярного исследователя Н. Бегичева. Довелось ему встречаться и с замечательным ученым, искателем Тунгусского метеорита Л. Куликом. При знакомстве разговор сначала у них не заладился, — Кулик недолюбливал газетчиков, — но потом лед был сломан, молодой журналист и солидный ученый, как выяснилось, в равной степени любили поэзию, и кончилось тем, что они до позднего вечера читали друг другу стихи. Когда же Кулик терпел бедствие в тайге, Сергей Марков со всем пылом, присущим ему, развернул в печати и по радио кампанию по организации помощи его экспедиции.

Молодой Марков брался за самые непредвиденные дела — энергия била в нем, что называется, через край. В 1930 году он по командировке редакции «Наших достижений» поехал в город своей юности — Акмолинск. В тот год строптивая река Нура, единственный источник водоснабжения всего Карагандинского угольного бассейна, образовала новое русло и ушла, оставив землю и людей без воды. Марков выступил в «Известиях» с проблемной статьей о водоснабжении Центрального Казахстана. Автора пригласили на заседание в Президиум Госплана СССР. Его предложения были одобрены. Правительство отпустило большие средства на борьбу с безводьем этого края.

Позже, уже в 1957 году, Сергей Марков в тех же «Известиях» выдвинул на обсуждение вопрос об использовании мощного пояса горючих сланцев, простирающегося от берегов костромской реки Унжи до Ухты на Севере. В итоге Топливная комиссия Совета Министров СССР включила эти сланцы в топливный баланс страны.

И все же главным содержанием и смыслом жизни этого человека всегда были поэзия и романтическая проза. Многое публиковалось. Еще большее число произведений оставалось неопубликованным в ожидании своего часа. Но если поискать в литературной жизни Сергея Маркова момент, который определил главную тему его творчества, то вот он: 1934 год, Вологда — там в сторожке огородника Иванова местным краеведом Л. А. Андриевским был обнаружен архив Российской Американской компании, занимавшейся в XVIII–XIX веках освоением земель Аляски и Калифорнии.

История «Русской Америки», которую мы знали в те годы еще очень мало, интересовала Сергея Маркова давно. Северянин по рождению и воспитанию, он кровными узами был связан с Вологдой, Сольвычегодском, Тотьмой, где жили его предки. Еще в раннем детстве, живя в Вологде, он слышал предания о северных землепроходцах и мореходах, утвердивших русский флаг на Аляске и в Калифорнии. И уже в зрелом возрасте, вновь оказавшись на Севере, он первым из советских журналистов получил доступ к документам, считавшимся безнадежно утерянными. Среди них были бумаги М. М. Булдакова, «первенствующего директора Российско-Американской компании», выходца из Устюга Великого и родственника основателя этой Компании — морехода Григория Шелихова. (Именно Шелихов был основателем этой удивительной Компании. Напомню, что на его надгробии в Иркутске высечена эпитафия Гавриила Державина, которая начинается такими словами: «Колумб здесь Росский погребен…»)

Легко представить, с какой жадностью набросился Сергей Марков на эти документы. Читая их, он явственно видел перед собой предприимчивых и смелых, легких на подъем русских людей, терпеливо и упорно осваивавших заморский материк.

Когда царское правительство в 1867 году продало Аляску правительству Соединенных Штатов Америки, следы этого архива затерялись. И вдруг оказалось, что М. М. Булдаков — один из последних представителей компании на Аляске — сумел спасти значительную его часть.

Помню, с каким интересом мы, журналисты «Комсомольской правды», в 30-е годы начавшие уже проявлять интерес к судьбам «Колумбов Росских», восприняли переданное ТАСС из Архангельска сообщение об этой находке. Только несколько лет спустя мы узнали, что автором этого сообщения был Сергей Марков, а вскоре познакомились и с ним самим.

Он появился у нас в редакции как скромный, даже немного застенчивый гость. Незадолго до этого была опубликована в Госполитиздате моя книжечка «Граница», посвященная Дальнему Востоку, где я побывал в составе выездной редакции; мы провели у берегов Тихого океана несколько месяцев — присутствовали на маневрах военного флота, гостили у пограничников, выпускали листовки на стройке Комсомольска-на-Амуре. Все это было чрезвычайно интересно, и хотелось поделиться своими впечатлениями с читателями.

И вот, когда я готовил рукопись книги, попалась мне на глаза изданная в Санкт-Петербурге с разрешения цензора Фрейгэнга 25 мая 1856 года книжка московского купца А. Маркова «Русские на Восточном океане», в которой он описывал свое путешествие в Русскую Америку — на Аляску и в Калифорнию. Я не мог отказать себе в искушении привести из этой, казавшейся мне тогда экзотической, книжицы некоторые выдержки и попал, как говорится, впросак: московский купец, видимо, не поладил с правителем дел Российско-Американской компании в американских заселениях каргопольским купцом Александром Барановым и изобразил его в самом неприглядном свете, а я, по молодости лет, принял его писания на веру и сообщил советским читателям, что был-де оный Баранов «пьяницей и головорезом»…

«А зря вы его так-то обозвали, — сказал мне деликатно Сергей Марков. — Выпивать Баранов, возможно, и выпивал, без того в тех дальних краях не обходилось, и на руку подчас тяжел был — не зря, видать, себя он не без гордости именовал „российским Писсарро“, но все ж таки роль его в Российской Америке по тем временам была совсем иная, чем обрисовал ее мой лихой московский однофамилец в той книжице, что вы изволили процитировать…»

И он протянул мне пачку карточек, на которых черной тушью были выведены старинным, но разборчивым почерком аккуратно сделанные выписки из документов, найденных им в архиве М. М. Булдакова. Я услышал тогда многое об Александре Баранове и его удивительных делах, узнал:

что, отправляясь в Российскую Америку, он подписал обязательство перед правлением Компании: «Никаких обид не допущать, но изыскивать всевозможные и на человеколюбии основанные средства со всевозможным решением по взаимному доброму согласию, грубых же и в варварских жестокосердных обычаях заматеревших — остерегощать и приводить в познание»;

что под началом у Баранова «на матерой земле и на островах» Америки было около двухсот русских «промышленников» и тысячи креолов — людей, родившихся от смешанных браков с индианками, алеутками и эскимосками, и были среди этих подчиненных, конечно, и такие, что «в варварских жестокосердных обычаях заматерели», и приходилось их при случае «остерегощать и приводить в познание», но подавляющее большинство верой и правдой служило Родине;

что у истоков всего этого огромного замысла освоения девственных заокеанских земель стояли мужественные и благородные деятели — будущие декабристы: правителем канцелярии главного правления Российско-Американской компании был не кто иной, как Кондратий Рылеев, в Российскую Америку в 1822 году ездил Михаил Кюхельбекер, живейшее участие в ее судьбах и делах принимали Николай Бестужев, Завалишин, Пестель, и не случайно царь Николай I, допрашивая участника восстания Ореста Сомова, который тоже участвовал в делах Российско-Американской компании, желчно сказал: «То-то хороша у вас создалась там компания»;

что Александр Баранов, будучи высокообразованным по тем временам человеком, построил на Кадьяке здание библиотеки и туда из Санкт-Петербурга было доставлено много книг, журналов, картин, были там труды Михайлы Ломоносова, басни Дмитриева, «Описание Камчатки» Крашенинникова, книги по истории Америки и Азии, «Жизнь Робинзона Крузо, природного англичанина», руководство по металлургии и горному делу, пособия по разным ремеслам, — посещавшие библиотеку эскимосы и алеуты разглядывали электрическую машину, портрет Суворова, картины Жана Батиста Грёза, подростков в школе там обучали не только русскому языку, но и французскому, и не только ремеслу, но и географии и математике;

что русские люди, перебравшиеся через океан, основательно обживали Новый Север, — в столицу Российской Америки Ново-Архангельск мореходы привезли плоды хлебного дерева из Океании, на Аляске звенело испанское серебро, женщины пекли хлеб из калифорнийской муки, мужчины пили ром и вино из Чили и Перу и курили табак из Вест-Индии; в Калифорнии красовался русский форт Росс, основанный Иваном Кусковым, и люди его ходили вверх по течению рек, впадавших в залив Святого Франциска, были установлены прочные связи даже с Гавайскими островами, и тамошний король Тамеамеа I подарил Баранову участок плодородной земли;

что Александром Барановым, который был душой всех этих затей и дел, живо интересовался Пушкин — его восхищал этот энергичный русский деятель, который завел в Российской Америке школы, возвел крепости, построил верфи и спускал на воду русские корабли, — якоря и оснастку для них везли на лошадях через всю Сибирь и потом на суденышках через Охотское море из немыслимо далекого по тем временам Кронштадта. И когда этот человек, у которого в жестокой николаевской России было много врагов, был устранен по клеветническому навету со своего поста, остался в нищете и на обратном пути в родной Каргополь скончался на корабле и был погребен в водной пучине Зондского пролива, Пушкин записал в своем дневнике: «Баранов умер. Жаль честного гражданина, умного человека».

Разбирая найденную переписку этого честного гражданина и умного человека, копаясь в архиве Булдакова, отыскивая в Вологде, Устюге Великом, в фондах Северодвинского музея все новые и новые документы той поры, Сергей Марков был одержим невероятным творческим порывом. Отныне, думалось ему, все силы должны быть отданы этому делу; все остальное — даже милая его сердцу поэзия — отходило на второй план. Он задумал создать «Тихоокеанскую картотеку», которая была призвана стать фундаментом, основой его будущих книг.

С поразительным терпением и тщательностью он заполнял одну серию карточек за другой, записывал на плотных листках бумаги краткое содержание найденного документа, существо описанных в них событий, даты и имена. Так создавалась прочная цепь информации, воскрешавшей полузабытую эпоху великих открытий русских людей.

Мы, молодые сотрудники «Комсомольской правды», крепко подружились с Сергеем Марковым, — он, как говорится, пришелся ко двору в нашем веселом, шумном, дружном коллективе, нас всех роднило одухотворенное, романтическое видение событий первых пятилеток — освоение Арктики, дальние, рекордные перелеты, соревнование бетонщиков и каменщиков на стройках, сенсационные открытия советских ученых. И в этой «буче, боевой, кипучей», как выразился активно сотрудничавший еще до нас в «Комсомолке» Владимир Маяковский, нашел свое место и Марков со своей увлекательной и своеобразной исторической и географической тематикой.

Хорошо помню, как приносил он нам в редакцию лаконичные, всегда поэтичные и яркие сообщения о своих находках. Его глаза сияли: где-то в ветхой деревенской баньке либо в заброшенном архиве Сольвычегодска или Каргополя он только что обнаружил считавшиеся погибшими бумаги о «хождениях» русских мореходов за тридевять морей и тридесять земель; в редком альманахе XVIII века сыскал публикацию, вызвавшую сенсацию у историков; где-то обнаружил целую библиотеку старопечатных книг, содержащих уникальные сведения.

Во второй половине 30-х годов Сергей Марков начал реализовать свои замыслы — он пробует силы в жанре научно-художественной литературы.

Героем своего первого повествования — «Тамо-рус Маклай» — писатель избрал великого русского исследователя Новой Гвинеи и других областей Океании Н. Н. Миклухо-Маклая, проследил жизнь самоотверженного ученого и друга угнетенных народов.

Бесстрашному следопыту Н. М. Пржевальскому, описанию его удивительных походов и открытий на лиловых высотах Тибета посвящена «Повесть о Великом Охотнике».

Обе эти повести — «Тамо-рус Маклай» и «Повесть о Великом Охотнике» — составили книгу «Люди великой цели», вышедшую в свет в издательстве «Советский писатель» лишь в 1944 году.

Затем он приступает к работе над романом «Юконский ворон», одновременно трудится над «Летописью Аляски» и обдумывает повесть «Подвиг Семена Дежнева».

Роман «Юконский ворон» по достоинству открывает лежащий перед читателем двухтомник избранных произведений Сергея Маркова. Судьба рукописи романа и всей «Тихоокеанской картотеки», созданию которой писатель посвятил долгие годы жизни, поначалу складывалась трагически.

На последней странице «Юконского ворона» вы найдете авторскую датировку «1940–1941 гг. Москва —„Лебедь“—Можайск». Да, Марков завершил этот роман в начале 1941 года, жил и работал он тогда в Можайске. Принес рукопись в редакцию журнала «Знамя». Она была одобрена и принята к опубликованию. А затем… Затем грянула война, и вскоре Можайск уже горел от вражеского артиллерийского обстрела.

Семья Марковых эвакуировалась на восток. Сам он стал солдатом. Помнится, мы встретились с ним в редакции «Комсомольской правды». Он достал из кармана помятой шинели, которая сидела на нем не очень-то ловко, листок, на котором были написаны стихи о Козьме Минине, и попросил их опубликовать.

«Вот, думалось, напечатаю в „Знамени“ роман о Российской Америке, — сказал он грустно, — да сейчас, видать, не до этой темы. Пишу опять стихи. Хочется все же думать, что когда-нибудь и роман увидит свет. Вот только сохранится ли рукопись? И где теперь моя картотека — не ведаю. Жена увезла ее с собой, но удастся ли ей под бомбежками уберечь ее?»

Опасения Сергея Маркова подтвердились. Эшелон, в котором ехала его семья, был разбит бомбами. В числе исковерканных вагонов был и тот, в котором находился ящик с «Тихоокеанской картотекой». Разбирая завалы обломков на путях, люди спешили очистить дорогу. И только чудом, в последний момент, жене Маркова удалось найти среди руин писательский архив и водворить его в уже тронувшийся на восток поезд.

Через некоторое время картотеку удалось переправить из Сеймы, где обосновалась семья писателя, в воинскую часть, в которой служил Марков. Но обстоятельства сложились так, что вскоре заболевшего писателя поместили в госпиталь, эвакуировали во Владимир, а затем — в Москву. Картотека была брошена на произвол судьбы.

Помню, как в редакции «Комсомолки» слова появился Марков, — его 33-я запасная стрелковая бригада размещалась неподалеку от нас. На нем, как говорится, лица не было: «Помогите, — тихо сказал он мне усталым голосом. — Помогите спасти мою картотеку…»

Мы знали, что речь идет о деле всей жизни писателя. И как это ни было трудно, — каждый человек был тогда на учете, — в часть командировали сотрудника с заданием — найти и привезти архив писателя в Москву.

В 1943 году Сергей Марков был демобилизован ввиду крайнего физического и нервного истощения. Он поселился в Москве на какой-то временной жилплощади и продолжал писать и приводить в порядок свою картотеку.

А вот рукопись «Юконского ворона», отданная им в начале 1941 года в редакцию «Знамени», как он и опасался, пропала. По позже выяснилось, что один экземпляр рукописи почему-то оказался в отделе печати существовавшего тогда Всесоюзного общества культурных связей с заграницей, и после войны она вернулась к автору. Наконец в апреле 1946 года «Юконский ворон» был напечатан в журнале «Сибирские огни», а затем выпущен в свет отдельной книгой в издательстве Главсевморпути. Нынешняя публикация его — девятая по счету в СССР. Кроме того, «Юконский ворон» был издан в Польше, Чехословакии, Югославии, Румынии.

Я не буду сейчас говорить о литературных достоинствах романа. Скажу о другом: это романтическое повествование о геройской, полной опасностей и необычайных приключений жизни бывшего лейтенанта флота Лаврентия Загоскина, чье имя в годы его странствий по Аляске не раз было выжжено на огромных сосновых крестах, которые он ставил в качестве приметных знаков, — само по себе явилось еще одной яркой вехой в творческой биографии писателя. Роман продолжил серию повествований Сергея Маркова о людях сильной и благородной души.

И пусть роман о его главном любимце — Александре Баранове так и остался ненаписанным, — о нем Марков успел лишь бегло рассказать в своей «Летописи Аляски», но все же именно «Тихоокеанская картотека» побудила ого на большой творческий подвиг — всю свою жизнь он трудился над созданием образов великих «Колумбов Росских» — первооткрывателей дальних земель.

Не раз возвращался писатель на свою «вторую родину» в просторы Казахстана и в Сибирь. Его привлекали Омск и Семипалатинск, бывший город Верный (Алма-Ата), где можно было отыскать свидетельства пребывания Федора Достоевского и Чокана Валиханова.

Там рождалась книга «Идущие к вершинам» (1963). Она рассказывает о дружбе ссыльного Достоевского с молодым Чоканом Валихановым, потомком казахских ханов, офицером русской армии, ставшим одним из замечательных ученых России.

Чокан совершил опасный поход в Кашгар, преодолев высочайшие перевалы Тянь-Шаня. Он создал ряд научных трудов по истории киргизов (так тогда называли казахов) и других тюркоязычных народов.

В романе проходит вереница современников Чокана — Петра Семенова (в будущем — Тян-Шанского), Егора Ковалевского, Григория Потанина, Александра Голубева, Михаила Венюкова и других подвижников   русской науки.

Во всех своих работах Марков открывал огромные залежи зачастую неведомого даже специалистам фактического материала.

К тому же он обладал редкостным даром поистине стереоскопичного художественного видения. Кажущаяся легкость в изображении пейзажа, облика людей, передача их речи не должны обманывать вас, — за каждой строкой здесь горы кропотливого изучения реальностей былого. И вдобавок к этому врожденная любовь к слову — ведь Сергей Марков не только художник романтической прозы, но и поэт.

Вот характерные для него строки из «Юконского ворона»: «Палисады редута трещали от мороза. В ночной тишине раздавались звуки выстрелов: это лопались лиственничные бревна. И хотя большая русская печь топилась круглые сутки, тепло недолго держалось в жилье. Игольчатый иней светился в углах комнаты и на косяках дверей. Он казался розовым от отблеска жаркого огня в печи…»

«Загоскин любил уходить на берег морской бухты, где, как громадный серебряный молот, стучал и гремел водопад. Маленькие радуги сияли в облаках водяной пыли… Было еще одно место на острове Баранова, куда любил уединяться Загоскин. Нужно было пройти двадцать миль к северу от Ново- Архангельска, чтобы увидеть высокие столбы пара, встающего над белым холмом. На склоне холма белели бревенчатые хижины, окруженные зелеными кустами и деревьями. Из земли били горячие ключи. Их тепло давало жизнь травам и деревьям; ранней весной, когда кругом еще лежал снег, здесь все было в цвету».

Какое острое, точное видение деталей — эти красочные детали и остановили в свое время взор Алексея Максимовича Горького на рассказах этого своеобразного писателя.

В последующих книгах Сергея Маркова — «Земной круг» (1966) и «Вечные следы» (1973), которые не вошли в данный двухтомник, автор, так же как и в других своих произведениях, словно искусный рудознатец, отыскивает совершенно сенсационные факты нашей истории и описывает деяния соотечественников, действительно оставивших вечные следы на карте мира.

Например: знаете ли вы, что еще в XV веке псковитянин Михаил Мисюрь-Мунехин побывал в Каире и описал «Египет, град великий»?

Что уже в XVII веке русские люди познакомились с индонезийцами, а в 1765 году купец Николай Челобитчиков добрался до Малакки «для примечания ост-индской коммерции»?

Что в конце XIX века П. А. Тверской из Весьегонского уезда Тверской губернии основал один из первых городов во Флориде, дав ему имя «Санкт-Петербург Флоридский», построил там первую железную дорогу и сам водил паровоз по ней, а русский инженер Рагозин вместе с техниками и рабочими с Кавказа организовал добычу нефти на острове Суматра?

Каплю за каплей собирал этот неутомимый человек обширнейший и ярчайший фактический материал, который позволил ему по-новому взглянуть на историю великих географических открытий, ранее излагавшуюся во многом односторонне и несправедливо: весь мир знал о заслугах иностранных путешественников, ученых и дельцов, а великие подвиги русских первопроходцев и мореходов оставались в тени либо в полной безвестности.

Почему так было? Сергей Марков дает на это убедительный и хорошо документированный ответ: российские исследователи мира по большей части были выходцами из «низших слоев» общества, причем чаще всего они исповедовали прогрессивные взгляды. Если говорить, например, об исследовании и освоении Северной Америки, об этом было уже сказало выше, то в этом предприятии принимали участие многие декабристы.

«Добрый русский доктор», первый президент сената Гавайских островов Николай Судзиловский, отдавший много сил борьбе за независимость народа Гавайских островов, был революционером, — ему пришлось бежать из России от преследования царских жандармов в 1874 году. В 1905 году он перебрался в Японию — там он вел работу среди русских пленных, издавал для них газету и снабжал их революционной литературой. В числе его сотрудников был баталер с броненосца «Орел» А. С. Новиков, будущий автор «Цусимы».

Среди героев книги «Вечные следы» есть и такая колоритная фигура, как Василий Мамалыга из Бессарабии, — на парусном судне «Гордость океана» он доставлял порох и свинец боровшимся против голландских колонизаторов повстанцам острова Ломбок в Индонезии и помогал им советами. Колонизаторы захватили Мамалыгу в плен и приговорили его к смертной казни. Протесты голландской общественности вынудили суд заменить русскому моряку смертную казнь двадцатилетним тюремным заключением, впоследствии он был досрочно освобожден. Какой была его дальнейшая судьба — неизвестно. Марков установил, что в 1899 году Мамалыга вернулся в Россию.

Сколько их, безвестных российских людей, прошло по дальним тропам всех шести континентов земного шара, свершая великие географические открытия (лишь один Коцебу на своем «Рюрике» открыл в Тихом океане 399 островов), неся свет цивилизации, высоко держа флаг Родины!

Из книг Сергея Маркова вы узнаете и историю «Васькиного мыса», открытого русскими в глубине Африки на озере Рудольфа, и героическую эпопею защитников Албазина — русской крепости в Забайкалье, атакованной несметным китайским воинством, и многие, наверняка до этого вам неизвестные, детали пребывания русских в Бразилии и Индокитае, Индии и Новой Гвинее, на острове Святой Елены и в Афганистане.

Нет на земле такой точки, которая не была бы овеяна российским флагом, «мерцание Южного Креста и величественный ледяной огонь северного сияния озаряли паруса русских людей», писал в присущей ему поэтической манере Сергей Марков.

Вечные следы, оставленные мужественными героями книг Маркова, были засыпаны пылью веков, и нужен был величайший труд, чтобы вновь обнаружить их и представить на суд истории. Поиск этот и стал делом всей жизни Сергея Маркова.

Юрий Жуков

Из города Гагарина нам пришло  письмо, которое мы помещаем ниже:

 

Здравствуйте!

Обращаюсь к Вам от имени поискового отряда «Рейд» г. Гагарин Смоленской области. Наш поисковый отряд, на протяжении двух десятков лет, занимается поиском и увековечением памяти солдат и командиров, погибших и пропавших без вести на территории Гагаринского района Смоленской области в годы войны.

В феврале 1943 года близ города Гжатск (ныне Гагарин) Смоленской области лыжный батальон 29 Гвардейской стрелковой дивизии, по распоряжению командования, пройдя линию фронта, занял населенный пункт Лескино, дожидаясь подкрепления. Подкрепление к батальону не пришло. В окружении более 220 бойцов и командиров сражались несколько суток. Не дождавшись помощи, батальон вызвал огонь артиллерии на себя. До настоящего времени все участники того боя числятся пропавшими  без вести.

Поисковым отрядом «Рейд» ведется работа по сбору информации о последнем бое отдельного лыжного батальона 29 гвардейской стрелковой дивизии. В результате архивной работы удалось собрать множество информации. Найдены семьи некоторых из участников того боя, которые теперь знают место, где погиб или был ранен их родственник.

Вся информация, собранная нами за годы поиска , размещена на сайте, посвященном тем событиям – www.leskino.ru.

В числе участников того боя были и Ваши земляки.  Прошу Вас оказать помощь в сборе информации об участнике боя - помочь найти родственников солдат, собрать максимально возможную информацию о солдате, фотографии, письма, воспоминания о нем.  Вся информация очень важна для нас и будет храниться в музее поискового отряда в городе Гагарин, и использоваться для дальнейшего исследования истории боя лыжного батальона.

Имеющиеся у нас данные:

Рыжов Сергей Иванович 1923 г.р гвардии младший сержант командир отделения. Место рождения: Московская область, Можайский район. Призван Можайским РВК Московской области. Жена: Рыжова Александра Дмитриевна г. Можайск Полевая станция 871, часть 352. Пропал без вести.

Дудков Егор Яковлевич 1903 г.р. гвардии красноармеец, стрелок. Место рождения Смоленская обл. Руднянский район, с. Ситовщина. Призван: Можайским РВК Московской области. Жена: Дудкова Евдокия Васильевна Московская область Можайский район, с. Поздняково. Пропал без вести.

Заранее благодарю Вас за помощь!

С уважением,

Антипенко Наталья Константиновна

+7 903 668 29 63           Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/users/v/viteks/domains/kukovenko.ru/components/com_k2/templates/default/user.php on line 260
Страница 1 из 15