История Гжатских деревень

Автор  Сайт "Город Гжатск и его уезд"

 История Гжатских деревень. Сборник

Материалы научно-практической конференции. 7 декабря 2005 г.
Смоленское областное государственное учреждение культуры «Объединенный мемориальный музей Ю.А. Гагарина»
Печатается по решению ученого совета Объединенного мемориального музея Ю.А. Гагарина
Сборник подготовлен и размножен в компьютерном центре «Спутник», г. Гагарин, Смоленская область, ул. Ленина, 12.
Тир. 50 экз.

Предложенный читателю сборник «История Гжатских деревень» содержит материалы одноименной научно-практической конференции, проведенной Объединенным мемориальным музеем 7 декабря 2005 года. Авторы проявили неподдельный интерес к изучению прошлого нашего края, систематизировали и обобщили некоторые сведения по истории населенных пунктов Гжатского уезда -Гагаринского района. Сборник предназначен для историков, педагогов, краеведов, для всех, кто интересуется историей нашего района.


СОДЕРЖАНИЕ

Т. И. Пахоменкова. Первые поселения на Гжатской земле
Е. А. Парфенова. Использование документов ОГУ ГАСО при составлении справок по истории населенных пунктов Гжатского уезда.
А. А. Вишнякова. Деревни совхоза «Родоманово».
Т. В. Игорева. История села Клушино в лицах.
А. В. Лукьянова. Просветительская деятельность в Гжатской деревне пореформенного времени на примере деятельности В.К. Американцева.
Екатерина Астронович. Все начиналось с хлебных складов.
М. Ф. Кабанов. Прошлое и настоящее села Будаево.
В. А. Кононов. Деревни Покров и Мишино.
Алина Башняк. История деревни Столбово.
О. Ю. Михайлова. Усадьба Токарево.
Дмитрий Земский. В воздушных боях над Баскаковым. История одного поиска.
И. Н. Жинжикова. Род Мальцевых. Биографические сведения и предпринимательская деятельность.
Л.В. Шитикова. Аграфена Ивановна Глинкина.
А. Ф. Емельяненков. Восставшие из пепла и вновь разоренные.
Алексей Швыдкин. Всему начало здесь, в краю моем родном.
Н. Б. Лободина. Гжатские крестьяне. Родословное исследование.

Фотографии

 

Первые поселения на Гжатской земле (предыстория гжатских деревень)

Т.Н. Пахоменкова, старший научный сотрудник отдела фондов СОГУК «Мемориальный музей Ю.А. Гагарина» (г. Гагарин)

История гжатских деревень своими корнями уходит в седую древность. Главным источником доказательства древности селений гжатской земли являются археологические памятники. Карта археологических памятников Гагаринского района выглядит гораздо беднее, чем такая же карта Смоленского, Рославльского или Ершичского районов. Наш край глубоко не изучался учеными-археологами, лишь в разное время проводилось археологическое обследование учеными А.А. Спицыным, А.И. Лявданским, Н.В. Андреевым, А.А. Ходченковым и Е.А. Шмидтом. Основной материал по археологии нашего края можно найти в книгах Е.А. Шмидта, который в 60-80-х годах прошлого века проводил обследование и контрольные раскопки на городищах, селищах и курганах района. Кроме того, в фонды музея поступили отдельные находки археологии от жителей района.

В своем выступлении я хочу, на основе имеющихся вещественных и письменных источников, показать процесс заселения наших земель, выделить особые черты жизни жителей региона.

Примерно 12 и 10 тысяч лет назад на пространствах Смоленщины появились первые коллективы людей. Этот период ученые относят ко времени позднего палеолита. Климат в то время был суровый, наши земли входили в зону тундры. Присутствие человека того сурового времени в нашем районе не обнаружено. Мезолит (средний каменный век 9-6 тысяч, до н.э.) на территории нашего края представлен только отдельными находками, сделанными в разных местах района. Найдены кремневые ножевидные пластины, скобели, скребки, наконечники копий, стрел вблизи деревень Новое Село на реке Сежа, в Черногубцево, в северной части города Гагарина. Климат тогда был теплее, чем в палеолите, но холоднее, чем современный. «В ландшафте естественной растительности ведущую роль стали занимать леса таежного типа, преимущественно елово-сосново-березовые» (Нейштадт, М.И. 1957 г.). Охота стала вестись главным образом с помощью лука и стрел.

В 5-ом тыс. до н.э. на Смоленщине начинается эпоха по археологической периодизации - неолит (новый или поздний каменный век), охватывающий период до конца 3-го нач. 2-го тыс. до н.э. Климат стал более теплым и влажным, чем современный, и люди постепенно расселялись по всей территории современной Смоленщины. К обработке камня добавилось умение делать посуду из глины. Обломки неолитической керамики тоже присутствуют в находках любознательных жителей района. Лепная керамика найдена в деревнях Акатово, Новое Село, Кожино, Ежаково. Но стоянок людей неолита, которых ученые считают предками финно-угорских племен, не обнаружено.

Каменные топоры, поступившие в фонды музея в разное время, датируются 3-2 тыс. до н. э., а это период бронзового века. Топоры найдены рядом с Пречистым, Баскаковым, Черногубцевым и в деревне Свиноры. Люди продолжали пользоваться каменными орудиями труда, но подвергали их серьезной обработке: сверлению, шлифовке и полировке. Коллекция каменных топоров нашего музея разнообразна по форме, сделаны они из твердых пород камня, преобладают боевые. Находок бронзовых орудий труда у нас нет, они были очень редки из-за отсутствия залежей цветных металлов, и наши предки получали их готовыми в результате обмена от других племен. Земледелие и скотоводство становится основой хозяйства балтских племен, пришедших во 2 тысячелетие до н.э. к нам и смешавшихся с местными финно-угорскими племенами. Вокруг поселений, на ограниченных площадях шло вырубание лесов, возникают поля, луга, выгоны, т.е. происходит формирование окультуренного человеком ландшафта. В начале 1-го тыс. до н.э. в лесной зоне Восточной Европы стала распространяться выплавка железа из местных болотных руд, и начинается новая эпоха по археологической периодизации - ранний железный век.

Е.А. Шмидт пишет: «Северо-восток области в какой-то степени входил в сферу финно-угорских племен с текстильной керамикой, тогда как основная территория Смоленщины принадлежала днепро-двинским балтским племенам». (Е.А. Шмидт. «Археологические памятники Смоленской области». 1976 год). Обоснованием для таких выводов о населении нашего края послужило обследование 4-х поселений-городищ в Будаеве, Костивцах, Никольском и в Карманове и 2-х селищ на реке Гжати у деревень Ежаково и Соседово, где есть культурные слои 3-ей четверти первого тыс. н. э.

Все городища располагались на берегах рек. Время было тревожным, шли войны между племенами, совершались грабительские походы, поэтому городища были защищены с напольной стороны рядами валов высотой до 2-х метров и рвами перед ними глубиной до 1,5 метра. На валах, вероятнее всего, были деревянные стены, как правило, столбовой конструкции. На площадке в 2-3 ряда располагались длинные жилые наземные постройки, поделенные на несколько отдельных помещений, большая часть которых имела очаги. Таких жилых домов было не более 12-15. Помимо жилищ для людей, здесь же возводились длинные хозяйственные постройки для содержания скота, хранения кормов, запасов топлива, были и мастерские, где обрабатывали металл, пряли, ткали. Все это говорило о сохранении общинной собственности и демократических порядков в тогдашнем обществе. Найденные зернотерки и песты, говорят, что зерно дробилось и размалывалось. Многочисленная лепная керамика горшковидных форм посуды без орнамента и глиняные грузики укладывают на дьяковскую культуру населения наших городищ. К.А. Смирнов, ученый-археолог, в своей работе «Дьяковская культура», изданной в 1974 г., пишет: «Крайний восток нынешней Смоленской области входил, по-видимому, в ареал дьяковской культуры раннего железного века и начального средневековья, основная территория которой располагалась в Верхнем Поволжье и Волга-Окском междуречье». И в 1-ом томе книги «Археологическая карта России», изданной в 1997 г., есть выводы: « ...в область Смоленской культуры входили лишь некоторые городища, расположенные в северо-восточных районах Смоленской области, по правым притокам Волги-Вазузе и Гжати. Они значительно отличаются от смоленских, приближаясь по характеру своих культурных остатков к верхнее-волжским, западно-дьяковским городищам». О дьяковской культуре живших племен, говорят и находки на селищах в Ежакове и Соседове в виде мелких обломков керамики.

В начале 8-го века нашей эры Смоленщину достигла волна славянского переселения, двигавшегося с юга и северо-запада. Под напором славян местные племена покидают городища и переселяются на неукрепленные селища. Возле деревни Высокое на реке Яуза обнаружена лепная керамика, предположительно датированная 9-10 веками. Это селище существовало очень длительное время, до 17 века. Но изучить его не представляется возможным, так как оно, как и все селища, было распахано в последующие времена. О присутствии славян говорят курганские могильники овальной формы у деревни Б. Подъелки на реке Чернавке, левом притоке Гжати, и у деревни Конобеево на р.Олеля, впадающей в Яузу. Все курганы поросли деревьями и кустарниками и некоторые из них нарушены ямами, поэтому проводилось только их обследование.
Девятый век в жизни восточного славянства - исторический рубеж, когда ускоряется процесс выделения и укрепления феодальной знати, развиваются ремесла, торговля, идет становление и рост городов, и на этой основе складываются феодальные отношения, образовывается Древнерусское государство со своей самобытной и яркой культурой. Пришедшие славянские племена смешиваются с местными жителями и в конце 10 начале 11 веков часть из них переходят жить на бывшие городища, другая часть племен осваивает новые земли.

Селище в деревне Гребнино на реке Гжати было заселено в 11 веке и жизнь на нем продолжалась до 13 века. Изучение этого селища невозможно из-за того, что большая часть его нарушена могилами кладбища. В это время продолжаются военные столкновения между племенами. Наша земля находилась на стыке формирования 2-х славянских племенных союзов: кривичей и вятичей. Кривичи занимали почти всю территорию Смоленщины к западу от Гжати, и их центром стал Смоленск. Вятичи жили восточнее, в междуречье Волги и Оки, где и образовалось Владимиро-Суздальское княжество.

Географически гжатские земли располагались в зоне главного водораздела крупнейших рек: Угра, Гжать, Вазуза, Яуза, Волга бывшими в то время торговыми путями с Востоком и Западом, что и привлекало сюда население из других мест. Удаленные от южных окраин Русского государства, покрытые лесами берега Гжати, притягивали людей, спасавшихся от набегов степных кочевников: печенегов, половцев, а позднее и татаро-монголов. Возможно и этим объясняется возобновление жизни на наших, ранее покинутых городищах в 11 веке.
Наиболее исследовано в 1961 году было Кармановское городище смоленским археологом Е.А. Шмидтом. Выше уже упоминалось, что оно было обитаемо в 3-ей четверти 1-го тысячелетия н.э. Заселено вторично в 11 веке, и жизнь на нем продолжалась до 17 века. Поселение было торгово-ремесленным. Об этом говорят следующие находки: куски руды, крица, обломки железных ножей, топоров, наконечники копий, глиняные пряслица, стеклянные древнерусские браслеты, гончарная керамика. Впечатляют укрепления городища: вал с напольной стороны высотой до 2 метров, шириной в основании до 10 метров и ров перед ним глубиной до 3-х метров, шириной до 18 метров. А сама площадка, где жили люди, высотой около 15 метров над уровнем реки.

Профессор Маковский в книге «Смоленское княжество», изд. 1948 г., описывая восточные границы Смоленского княжества, отмечает, что смоленские князья строят здесь крепости для прикрытия от нападений со стороны объединенных сил Ростово-Суздальского и Новгород-Северского княжеств и называют при этом деревню Буйгородок на реке Гжати. В современной исторической литературе такого названия не встречается. На карте нашего района есть село под названием Городок, где есть городище на правом берегу реки Сорочка, притока реки Олеля, впадающей в р. Яуза. Да и Кармановское городище местные жители называют «Городок». Место городка на р. Олеля выбрано стратегически очень выгодно. Сохранился вал, высотой 3 метра, бывший, вероятно кольцевым, и ров перед ним достигал глубины с северной стороны до 1,5 м. Время существования городка 11-13 века, по сравнению с другими нашими городищами, более короткое. Вероятно, оно выполняло военную роль, т.е. было военной крепостью. Но это предположения, доказательств нет.

Уже упоминавшиеся два городища Будаевское и Никольское тоже были обитаемы в первых веках нашей эры, затем покинуты и вновь заселены в 11 веке. Раскопок на этих городищах не проводилось, но они обследовались многими учеными, которые по найденным предметам делают вывод о торгово-ремесленном характере поселений. В 14 веке непосредственно за укреплениями обоих городищ возникают селища-посады ремесленников, обслуживающих своими изделиями жителей городищ. Ученые все больше склоняются к тому, что на городищах был детинец, т.е. место, где жила знать. Во 2 т. книги Археологической Корты России (изд. 1997) выдвигается версия о том, что Никольское городище это остатки детинца средневекового города Боложска (Болонска), упомянутого в Ипатьевской летописи в связи с походом Смоленского князя Святослава Ивановича и войск литовцев против Москвы в 1370 году. Впервые об этом событии и аналогии Никольского городища с городом Боложском писали в Историко-статистическом очерке «Город Гжатск и его уезд», изд. 1900 г., К. Бугославский и В.А. Никитин. После удачного сражения смолян и литовцев с московскими войсками на реке Протва князь Святослав Иванович отправил пленных со своим воеводой в Смоленск, а сам двинулся с войском к Москве. А жители Можайска, выждав удаление войск смоленского и литовского князей от города, погнались за воеводой, ведшим пленных, нагнали его у Боложского леса (у устья р. Оболоны), разбили и отняли всех пленных. Это поражение смоленских войск в тылу военных действий расстроило планы Ольгерда и Святослава, и они возвратились ни с чем из-под Москвы.

Да, местность наша была заселена с древности, но вследствие малоплодородности почвы, лесистости и своего исторического месторасположения между Москвой и Смоленском, а в последствии между Москвой и Литвой, являясь, так сказать, буфером между ними, она не могла быть оживленной и многочисленной по поселениям. О бедности наших деревень говорит размер дани, которую они платили Смоленскому князю. В «Уставной грамоте Смоленского князя Ростислава Мстиславича и епископа Мануила, 1150 г.», так Ветцы платили 40 гривен, из них 4 гривны епископу, Дедогостичи (на Гжати) - 10 гривен, епископу - 1 гривна. В то время, как с. Каспля - 100 гр., Жижицы - 130 гр., и т.д. Ветцы и Дедогостичи были центрами сельских общин - погостами, платили дань, установленную князем для местного населения. Ветцами, вероятно, называли в то время городище, которое нам сейчас известно, как Будаевское. Почему же дани они платили больше, чем соседние Дедогостичи? Ответ мне, думается надо искать в слове «Буда» «Региональный исторический словарь 16-18 в.в.», изд. 2000 г., объясняет, что этим словом на Смоленщине в тот период называли смолокуренное, поташное или силитренное заведение в лесу. Таким образом, жители Ветцов занимались этими промыслами или одним из них, поэтому доходы у них были выше, чем у соседей. Дедогостичи смоленские историки располагают на картах по реке Гжать, там, где Никольское городище, но точной уверенности, что они здесь находились - нет.

От эпохи Древней Руси до нас дошли следующие названия наших поселений: Дедогостичи, городок Боложск (Болонск), Ветская волость или Ветцы, Вышнее Глинское (село Глинка у верховья р. Москвы), крепость Буйгородок. От средних веков - село Покровское, Рождественское, Самуйлово, Клушино, Субботники, Брызгалово, Дор на р. Воря, с. Микулаев - Костивц тож, ныне Колокольня. Эти сведения получены из описания земель, присоединенных в 17 в. к России. Здесь же указывается, что все они были разорены литовцами и переживали большое запустение. Польско-литовское разорение 16-17-х веков привело к гибели старых городищ и селищ и появлению новых сел и деревень, которые сыграли очень важную роль в период строительства Гжатской пристани. Документы называют несколько десятков сел и деревень, входивших в систему пристани, отправляющих барки с хлебом в Петербург.
Межевание русских земель, проведенное во второй половине 18-го в., перечисляет, что в Гжатском уезде 19 сел, 41 сельцо и 732 деревни, где проживало свыше 29 тыс. душ мужского пола.

В моем сообщении высказано немало предположений по истории наших поселений, поэтому предстоит большая работа по поиску архивных фактов, доказательств вышесказанного. Но то, что у гжатских деревень было древнее прошлое, - это бесспорно.

Нам следует изучать и популизировать историю родных мест, чтобы молодое поколение росло не «Иванами, не помнящими родство», а потомками русских людей, создававших богатство и гордость России не только в городах, а и в таких неприметных российских деревнях, как гжатские.

Использование документов ОГУ ГАСО при составлении справок по истории населенных пунктов Гжатского уезда

Е.А. Парфенова, главный специалист отдела использования и публикации документов
Государственного архива Смоленской области (г. Смоленск)

В настоящее время наблюдается значительный подъем интереса к изучению истории родной местности. В Смоленский областной архив поступают многочисленные обращения от организаций, школ, библиотек и отдельных граждан, желающих знать историю места своей малой родины. К сожалению, архив не может похвастаться коллекцией фотодокументов по этой тематике, так как многочисленные войны и революционные события нанесли свой непоправимый удар.

В большом объеме справочная работа началась во второй половине 90-х годов, когда люди в череде своих проблем начали интересоваться историей той местности, где они проживают. Стали возрождаться храмы и старинные усадьбы, в связи с этим возникла необходимость восстановить какой-то кусочек истории родного края.

За 2004 год в архив поступило 19 запросов по истории населенных пунктов. За истекший период 2005 года уже поступило около 25 обращений. Документы по истории населенных пунктов можно условно разделить на несколько групп:
- дореволюционные и послереволюционные архивные фонды (Фонд Орловского (ф. 391), Губстаткомитет (ф. 5), Губстатбюро (ф. р-653), Архивный отдел Смоленского облисполкома (ф. р-1544), Губернский отдел народного образования (ф. р-19), Западного (ф. р-2360) и Смоленского (ф. р-2361) облисполкомов) книги (Епархиальные ведомости, Памятные книжки, справочники административно-территориального деления) газетные материалы (Смоленский вестник и т.д.) планы и чертежи (Коллекция планов, чертежей земель и лесов Смоленской губернии ф. 259, Смоленская межевая контора ф. 814) личные фонды (Фонд Нееловых (ф. 598), владельцев имения Пески Гжатского уезда, Фонд Г.Т. Рябкова ф. р-1343).

В первую группу входят довольно значимые и объемные фонды, такие, как, например, Фонд Ивана Ивановича Орловского, который весь непосредственно посвящен истории сел Смоленской губернии. В 1903 году Иван Иванович Орловский выступил с инициативой сбора материалов о населенных пунктах Смоленской губернии. Священнослужителям местных приходов были разосланы анкеты с просьбой указать географическое расположение села, вероисповедание, грамотность и основное занятие населения, природный и животный мир и т.п. К сожалению, фонд Орловского включает небольшое количество материалов, так как корреспонденты не всегда подходили к вопросу сбора материалов с должным усердием.
Ранняя смерть Орловского в 1909 году помешала продолжить дело его жизни, поэтому большой пласт истории нашего края оказался утерян.

В документах Губстаткомитета имеются сведения по губернии с разделением на уезды и станы с указанием владельца той или иной деревни или села, хозяйства, которое велось на его территории и ближайшее расстояние до железнодорожной станции.

Фонд Смоленского Губернского статистического бюро содержит материалы Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения за 1917 год, которые дают нам богатейший материал, касающийся Смоленской деревни на рубеже революции.

В Смоленском архивном бюро мы находим ценнейшие документы о некоторых дворянских усадьбах, которые в первые годы революции были взяты под контроль советской властью. Здесь же мы находим анкеты церквей, переписанных на предмет нахождения в них церковных архивов, содержащие интересные сведения и о селах, в которых эти церкви находились, даты постройки церквей, имена владельцев деревень и т.п.

В документах Губернского отдела народного образования мы можем почерпнуть информацию о школах, клубах и библиотеках, которые находились не только в городах Смоленской губернии, но и в сельской местности.

В документах Западного и Смоленского облисполкомов находятся материалы, касающиеся о закрытии церковных зданий и передаче их под гражданские объекты, сведения по административно-территориальному делению Смоленской, а также образованной в 1929 году - Западной области.

Вторую группу источников представляют немногочисленные дореволюционные книжные издания. Это дошедшие до нас «Список населенных мест Смоленской губернии» за 1859 и 1904 годы. Они рассказывают нам о местоположении населенного пункта (уезд, волость, стан), количестве проживавшего там мужского и женского населения. Дополняют дореволюционные справочники современные (Административно-территориальное деление Смоленской области за 1981 и 1993 годы.)

Другим источником информации служат «Епархиальные ведомости». В них, как и в фонде И.И. Орловского содержатся сведения по истории церквей, монастырей и сел, в которых эти церкви находились. Епархиальные ведомости охватывают Смоленский, Вельский, Вяземский, Гжатский, Дорогобужский, Духовщинский, Ельнинский, Краснинский и Поречский уезды в период с 1865 по 1916 годы.

Дополняют первые две группы источников сохранившиеся до наших дней дореволюционные периодические издания. Это «Смоленский вестник», «Днепровский вестник» и «Смоленские губернские ведомости». Но в газетах содержатся, в основном, отрывочные и немногочисленные сведения.

Документы таких фондов, как Смоленское губернское правление, Смоленская межевая контора и Коллекция планов, чертежей земель и лесов Смоленской губернии содержат в себе информацию о размежевании земель между населенными пунктами и их владельцами. Иногда, наряду со словесным описанием, встречаются и подробные чертежи описываемых сел или деревень.

В какой-то мере «белые пятна» истории Смоленской губернии, в том числе и Гжатского уезда, помогают восполнить фонды личного происхождения. На хранении в облгосархиве находится около двух десятков дворянских фондов, документы которых содержат в себе информацию об имениях и их владельцах, роде занятий и ведении хозяйства, межевые книги и т. д. Так, личный фонд дворян Нееловых содержит сведения об имении Пески Гжатского уезда, сведения об имениях помещиков Гжатского уезда по состоянию на 1858 год, журналы постановлений Гжатской уездной земской управы по вопросам здравоохранения и улучшения состояния дорог (за 1867 год) и т. п.

В 1971 году кафедра истории СССР Смоленского пединститута совместно с архивом и местным отделением общества охраны памятников истории и культуры проводила экспедицию «Смоленская деревня». Документы этой экспедиции отложились в фонде профессора Смоленского пединститута Г.Т. Рябкова.

Архивные документы были востребованы во все времена. Их широко используют в своих работах историки-краеведы, студенты и даже школьники. Сотрудники архива тоже не стоят на месте, они принимали активное участие в подготовке публикаций, как для периодической печати, так и документальных изданий. Одним из таких изданий является опубликованная в 2004 году книга «Сын земли Смоленской». В ней наряду с материалами о первом космонавте Ю.А. Гагарине, содержится интереснейшая статья о его родине - деревне Клушино.

С чего начинается Родина? У каждого человека свое понятие об этом. Но для каждого по-своему дорого то место, где он проживает. Интерес к истории родного края возрастает год от года и еще не одну страницу можно будет написать благодаря архивным документам. А дело архивистов - сохранить историю в документальных источниках.

-------

История села Савино

Впервые в архивных документах село Савино Гжатского уезда упоминается в «Списке населенных мест Смоленской губернии» за 1859 год как село владельческое. Оно находилось на речке Савинке по правую сторону Тверского транспортного тракта в 38 верстах от уездного города Гжатска. Число жителей составляло 191 человек: из них 84 - мужского пола, 107-женского.

Уже более полную информацию мы встречаем в «Списке населенных мест Смоленской губернии» за 1904 год. Там сказано, что село Савино располагалось в 40 верстах от уездного города Гжатска, в нем было 8 дворов, в которых проживало 22 человека (10 мужчин и 12 женщин). В селе находилось: школа грамоты, церковь и церковно-приходское училище, мелочная лавка, 3 торговых чулана, чайная лавка, казенная винная лавка.

«Епархиальные ведомости» за 1898 год сообщают нам следующие сведения о селе Савино:
«В селе есть каменный трехпрестольный храм Рождества Христова, построенный в 1864 году. В храме три придела: во имя Рождества, св. пророка Ильи и св. великомученика Георгия Победоносца. На кладбище устроена деревянная церковь на каменном фундаменте во имя св. Алексея, митрополита Московского. Два раза в год: 24 июня и 30 августа совершаются крестные ходы. Священники: Павел Александрович Барсов, 29 лет и Сергей Александрович Полчанинов, 28 лет. Дьякон Дмитрий Стефанович Скворцов, 28 лет. Псаломщики: Иван Михайлович Полканов, 35 лет и Федор Федорович Воробьев, 32 лет.
В селе находится женская церковно-приходская школа с 24 учащимися. Преподаватель - дьякон Дмитрий Стефанович Скворцов. Близь села находится земское училище с количеством учеников - 80 человек».

В документах Архивного отдела Смоленского облисполкома мы находим «Опросный лист церкви Рождества Христова села Савино Гжатского уезда», где содержатся следующие сведения: Гжатский уезд, Савинская волость, село Савино. Почтовый адрес: почтово-телеграфное отделение Карманово, Гжатского уезда село Савино. Ближайшая железнодорожная станция: Княжьи Горы Московско-Виндавской железной дороги. В селе располагается каменная церковь во имя Рождества Христова, построенная в 1874 году на деньги старицких купцов Щукиных. С 1892 года в церкви настоятельствует протоирей Павел Барсов. В церкви хранится древнее Евангелие, напечатанное при Иване и Петре Алексеевичах и соправительнице их Софье. При церкви имеется библиотека, в которой хранится 200 экземпляров церковных книг.

В документах Смоленского облисполкома, в «Книге учета церквей по Смоленской области» за 1938 год указано, что церковь в селе Савино не была закрыта, а разрушилась.

Великая Отечественная война не обошла стороной село Саввино.
В документах Смоленской чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, в «Актах по ущербу, причиненному гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям» указано, что в1941 году «...были уничтожены и разрушены все православные церкви в Кармановском районе. ...Саввинская - взорвана...». В тех же документах, в «Списке полностью уничтоженных селений Кармановского района по Савинскому сельскому совету значится деревня Савино, в которой в 1943 году, как полностью уничтоженная немецко-фашистскими захватчиками.

В настоящее время, согласно справочнику «Административно-территориального деления Смоленской области» за 1993 год село Савино существует в составе Шараповского сельского совета Гагаринского района.

 

Прошлое и настоящее села Будаево

 

 

М.Ф. Кабанов, младший научный сотрудник
историко-этнографического отдела
СОГУК «Мемориальный музей Ю.А. Гагарина» (г. Гагарин)

В седую древность уходит история деревень бывшего Гжатского уезда Смоленской губернии. Упоминание о деревне Ветцы (в 2,5 км. от Будаева) относится к 1150 году как о волостном центре или «погост-округе» [1]. О селе Будаево, городище, как его называли прежде, таких ранних документальных упоминаний пока не найдено. Но в Летописи Стахия Львова Троепольского, в работах смоленского историка Д.И. Будаева оно упоминается. «В Гжатском уезде остались следы бывших крепостей, или замков, в виде правильно округленной насыпи, или искусственной горки, на которую идет довольно узкая дорога. Таких насыпей несколько, например, близ сел Колокольни, Будаева и сельца Варганова, все они однообразны, отстоят друг от друга на несколько верст и известны под именем жилищ Богатырей Русских, откуда они перекликались друг с другом» (Летопись Стахия Львова Троепольского).

Об этом же пишет и Д.И. Будаев: «До наших дней в Никольском, севернее села Будаево на левом берегу реки Алешни, юго-западнее деревни Кожино и в одном километре южнее деревни Костивцы сохранились городища - остатки укрепленных (огороженных) поселений первобытного человека, относящиеся к так называемому железному веку, отдаленному от нас целыми тысячелетиями [2].

Археолог профессор Шмидт Е.А., исследовавший Будаево городище, пишет: «Городище на северной окраине деревни Будаево, на левом берегу р. Олешни. Устроено на мысу коренного берега. Площадка округлой формы, размером 86x84м, с южной напольной стороны защищена валом и рвом. Культурный слой до 0,5м». Использовалось в качестве укрепленного поселения дважды: в первые века н.э. дьяковскими племенами, что подтверждается находками фрагментов лепных сосудов, украшенных ложногребенчатым орнаментом; в XII - XV веках древнерусским населением. С последним связаны находки железных ножей, ключей, замков, кресала и гончарной посуды [3].

Далее профессор Будаев Д.И. отмечает, что земли современного Гагаринского района в IX веке вошли в состав первого государственного объединения восточнославянских племен - Киевской Руси, неоднократно переходили из одного княжества в другое (Смоленское, Можайское, Вяземское); земли эти топтала и татаро-монгольская конница. К началу XV века по ним, оказавшимся на границе двух феодальных государств - Московского и Великого княжества Литовского - не один раз проходили войска враждующих сторон; русские отряды не раз беспокоили расположенные в южной части Гжатских земель волости князей Глинских, служившим литовцам [2,4].

XVI век для этих земель был относительно спокойным: русское государство к этому времени вернуло сначала Вязьму, а потом и Смоленск. Но уже в 1610-1618 годах польские паны неоднократно организовывали походы на Москву, вновь на этих землях разгорелись бои. И только в 1618 году по Деулинскому перемирию эти земли были навсегда возвращены Русскому государству.

Многих старинных деревень уже не было, в существующих - половина и более изб пусты, пашня не обрабатывалась. «Пашня лесом поросла» в селе Будаево Городище у речки Алешни и других местах» [5]. Прежде земля была «в раздаче за разными помещиками, а от разорения литовских людей лежала впусте». Через 40 лет она была приписана к дворцовым волостям, потому как прежние владельцы так и не вернулись.

Следующее документальное упоминание о Будаеве Городище относится к 1769 году: «В Можайском же уезде находятся 6 земляных городищ, из которых 3 пустые. При тех ныне имеются села, кои называются: 1. Будаево городище»...[6].

В 1775 году земли эти вливаются во вновь учрежденную Смоленскую губернию; в 1776 г. образуется Гжатский уезд. В «Экономических примечаниях Гжатского уезда 1786 г.» записано:
«40. Будаевской волости село Будаево городище с деревнями и пустотами ведомства Дворцовой канцелярии.
Село имеет 18 дворов, в них: 60 мужеска и 71 женска пола душъ. Лежит в 10 верстах от города, по течению на левом берегу речки Алешни, против устья Холопьевского ручья. Селу принадлежит 10 деревень с 132 дворами, а в них: муж. - 494, жен. - 518.
Земли 3789 дес. 794 саж., в т.ч. под поселением - 54 дес. 990 саж., пашни - 1913 дес. 414 саж., сенного покоса - 359 дес. 2150 саж., лесу дровяного 1399 дес. 514 саж., неудобных мест 62 дес, 1662 саж.
Деревни: Белоусово, Васильева, Ветцы, Кобылкино, Лушки, Мальцево, Нижняя Слобода, Орехово, Рябцево, Филосово, от города 8 верст (Васильева) до 14 верст (Белоусово, Ветцы), дворов от 3-х (Лушки) до 20 (Кобылкино, Нижняя Слобода), муж. от 17 (Лушки) до 66 (Нижняя Слобода), жен. от 11 (Лушки) до 80 (Нижняя Слобода).
Крестьяне состоят на положении казенного оброка и платят в казну в год два рубля с души. Землю обрабатывают всю на себя.

41. Внутри оной волости села Будаева церковная писцовая земля владения священно и церковно служителей. Лежит в 11,5 верстах от города по обе стороны ручья Холоповского. На оной земле церковь деревянная во имя Рождества Христова и дворы священно и церковно служителей.
Под поселением 10 дес. 360 саж., пашни - 71 дес. 1698 саж., сенного покосу - 7 дес. 750 саж. и неудобных мест - 1 дес. 1952 саж. Итого -90 дес. 236 саж.

42. Деревня Саматы с пустошами, владения полковника и дорогобужского дворянина депутата Ильи Михайловича Радвановского, жены его Катерины Васильевой 280 дес. 1317 саж., муж. - 68, жен. - 78. Дворов - 12. От города - 7,5 верст.

43. Сельцо Великое Поле, владение секунд-майора Ивана Родионова сына Аксакова и сестры его Ульяны Ивановой, дочери Бибиковой с детьми ее, прежних служб ректории, детей Андрея, Евсея и Михаилы Васильевых, детей Бибиковых - 123 дес. 1255 саж., муж. - 10, жен. - 11. Дворов - 3. От города - 14,5 верст. На суходоле, при колодезях, а дача по течению речки Тешутинки на левой стороне.

189. Пустошь Головина, владения Дворцовой Будаевской волости крестьян - 626 дес. 1255 саж.» [7].

В положении крестьян «государственных» и «помещичьих» были некоторые различия. Первые принадлежали не какому-то определенному помещику (как, в данном случае, крестьяне деревни Саматы и сельца Великое Поле), а феодальному государству и платили оброк за пользование «казенной землей, который был ниже тех повинностей, которые выполняли «помещичьи» крестьяне в пользу своих владельцев. Государственные крестьяне имели возможность более или менее свободно распоряжаться своим временем и трудом. Нельзя назвать положение их хорошим, однако помещичьи крестьяне, имевшие множество господских повинностей, нередко завидовали им, и иногда, особенно при переходе имения в другие руки, требовали перевести их в казну.

Крестьяне (мужчины) с. Будаево и окрестных деревень сельским хозяйством почти не занимались, они работали, в основном, каменщиками и плотниками в окрестных городах. Как пишет В.М. Афанасьев, «...плотницким ремеслом владели крестьяне целых волостей (Будаевской, Покровской и т.д.). Будаевские плотники в XVIII - XX в.в. славились на всю страну. Именно они уже в первой половине XX века строили деревянное здание ЦАГИ в Москве». Раньше, в период с 1718 по 1836-1850 г., когда по реке Гжать в Петербург сплавлялись барки с продовольствием и товарами, они, конечно, строили и эти барки.

Но были и земледельцы. Так, в сведениях о владеющих 50-100 и более десятинами земли в 1909 г. по Будаевской волости значится:

33. Крестьянин Павел Васильевич Легкий, с. Будаево, - 50 десятин, - землепашество;
34. Крестьянин Петр Иванович Белов, пустошь Храброво, - 242 дес, - кирпичный завод и зимой вывозка дров;
35. Крестьянин Александр Иванович Чудаков, пустошь Храброво - 100 дес, - землепашество;
36. Крестьянин Козьма Пальянов, пустошь Ямская, - 62 дес. . - землепашество;
37. Инженер - механик Александр Семенович Фатов, имение Бизерки, -272 дес. - землепашество;
38. Торговый дом в Москве Орехов и Большаков, имение Самково, - 1219 дес, - землепашество;
39. Дворянки Анна и Александра Каменские, имение Кузнечики - 805 дес, - землепашество;
40. Шувалов, московский мещанин, и Стрелков, крестьянин, имение Бизерки - 436 дес, - землепашество.

Надо полагать, что в имениях Бизерки и Самково при обработке земли и других сельхозработах использовался наемный крестьянский труд.

Еще ранее, в 1902 г., в сельскохозяйственном обзоре Смоленской губернии по сведениям, доставленным добровольными корреспондентами, отмечался некоторый прогресс в ведении сельского хозяйства: «...Увеличился посев трав клевера и тимофеевки, а также и обзаведение плугами и сортировками» - писал корреспондент из Будаевской волости.

Борьба крестьян за землю в той или иной форме велась всегда. «...Так, на собрании крестьян Будаевской волости было вынесено решение об изъятии земли у помещиков, священников и манастырей и разделе ее между крестьянами», - писала газета «Вперед» 3 декабря 1905 года. Особенно активизировалась эта борьба после февральской 1917 года революции.

В эсеровской газете «Голос солдата и гражданина» от 4 июня 1917 года сообщается, что 22 мая в Будаеве появился оратор, который призывал население к незамедлительному захвату земель, угодий, инвентаря помещиков. Далее газета с сожалением пишет, что призыв: «Нечего дожидаться Учредительного собрания, мы сами себе хозяева, а потому сейчас же отбирайте земли и делите» - нашел отклик у крестьян, и волость заволновалась.

Затянувшаяся война привела к истощению экономики, сокращению посевов, недостатку рабочих рук, лошадей и инвентаря. Во многих местах крестьяне вынуждены были вместо хлеба есть жмыхи. В некоторых волостях крестьяне пекли хлеб из льняной муки, смешанной с картофелем. Такая пища вызывала сильные желудочные и головные боли. В общественных лавках продавали муку или какой - либо хлеб, по два - три фунта на человека, и опять жди неделю, а то и больше, писала газета 11 октября 1917 года (теперь она называлась «Голос народа»).

Следующий этап - коллективизация. К 1941 году в Будаевском сельском совете в 15 населенных пунктах было 6 колхозов, 290 хозяйств, в т.ч. 256 - колхозников, 11 - единоличников и 23 - рабочих и служащих.

Населенные пункты: - Верхнее Будаево и Мальцево, колхоз «8-е Марта», 39 хозяйств (24 и 15 соответственно), в т.ч. 36 - колхозников и 3 - рабочих и служащих; - Городище и с. Будаево - 4 хозяйства рабочих и служащих (1 и 3 соответственно).

Рабочие и служащие, по-видимому, считались работавшие в сельисполкоме, молокоприемном пункте и в школе.

В октябре 1941 года вокруг с. Будаево разгорелись оборонительные бои наших немногочисленных частей с наступавшей на Москву 4-й группой армий фашистской Германии.

По воспоминаниям старожилов, погибло много красноармейцев у дер. Орехово и дер. Фелисово, в 1,5 - 2 км от Будаева на запад. Позже сильные бои разгорелись восточнее Будаева, где в бой вступили подошедшие 18 и 19 отдельные танковые бригады. Но силы были неравные, и 12 октября 1941 года вся территория Гжатского района оказалась в немецкой оккупации, продолжавшейся до марта 1943 года.

В этот период в Будаеве располагался какой-то немецкий штаб, скорее всего штаб полка. На западной окраине деревни в капонирах, перекрытых накатником, стояло около 10 немецких танков. Остатки капониров сохранились до сего времени. Примерно в 1-1,5 км южнее и юго-западнее в лесу и сейчас можно найти остатки блиндажей, окопов и траншей. Севернее Будаево, в 800 - 900 м (почти у автомагистрали Москва-Минск) располагалось кладбище погибших немецких солдат, на которое однажды в 1942 году привезли около 70 трупов из-под Батюшкова.

По-видимому, здесь проходила вторая линия обороны, так как «передовая» была восточнее, за дер. Величково (дер. Ивники), и там располагались основные укрепления, в т.ч. железобетонные доты, сохранившиеся до сих пор у дер. Величково.

Сильных боев в марте 1943 г. у с. Будаево не было, так как немцы заранее начали планомерное отступление.
На день освобождения в колхозе «8-е Марта» осталось населения -32 чел.; 73 угнано в немецкую каторгу, 12 - умерло от голода, холода и болезней. Немецкими оккупантами уничтожено 19 домов колхозников, 54 свиньи, 230 овец, 1500 голов птицы, 188 цт ржи, 1900 цт картофеля, 10 колхозных лошадей, 2 сенокосилки и другой сельхозинвентарь. Осталось 37 домов колхозников, 4 коровы, других животных совершенно не осталось.

Севернее Будаева, метрах в 300-х от автомагистрали Москва-Минск стояла церковь, которая за годы оккупации была разграблена, сумма ущерба составила 331,8 тыс. руб. (больший ущерб был нанесен только Казанской церкви в г. Гжатске - 390,4 тыс. руб.). У церкви этой особая история.

Деревянный храм Рождества Христова до 1782 г. подчинялся Епископу Переславскому и Дмитровскому; одноименный каменный храм с приделом в честь Сретенья Господня сооружен на его месте в 1811 г. на средства статского советника Семена Афанасьевича Шестакова; в 1828 году устроен придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а в 1891 году - придел во имя Святого великомученика Уара, в котором находилась древняя чтимая икона с его изображением.

По рассказам старожилов, церковь была великолепная, видна была издалека, приход был богатый. В 1946 году так и не восстановленная церковь была взорвана по распоряжению председателя сельского Совета, обломки разбиты на кирпичи для строек. Старинное кладбище при церкви сравняли с землей, через него проложили дорогу. В начале 90-х годов вдоль дороги пытались сделать кювет, при этом были выворочены масса костей и надгробных плит. Местные «кладоискатели» находили здесь старинные медные и даже серебряные монеты. Рядом с дорогой сохранилась могила последнего священника церкви, заросшая кустами сирени; крест на могиле периодически окрашивается его потомками до сего времени.

Описание храма с. Будаево и его причта приведены в книге А.Я. Иванова «Храмы и причты Гжатского уезда Смоленской губернии (XIX -начало XX века); в этой же книге имеется еще одно интересное сообщение: «г.5. с. Будаево - здесь 19 февраля 1889 года в семье Ивана Николаевича Сахарова (1849 - 1918, сына арзамасского священника) и Марии Петровны Домуховской (1862 - 1941, дочери Смоленского дворянина) родился Дмитрий Иванович Сахаров (1889 - 1961, впоследствии физик, автор популярного задачника по физике), отец всемирно известного ученого, изобретателя водородной бомбы, правозащитника Андрея Дмитриевича Сахарова».

Сам А.Д. Сахаров об отце пишет так: «Мой отец Дмитрий Иванович Сахаров ... родился 19 февраля ...1889 года в деревне Будаево Смоленской области, где у бабушки и дедушки был дом, оставшийся от бабушкиных родителей. В раннем детстве Митя (так звали папу в семье) почти все время жил в Будаеве».
Вышеизложенный факт требует документального подтверждения.

Послевоенное укрупнение территориально-административных единиц и колхозов коснулось и Будаевского сельского Совета. К нему были присоединены территории бывших Коробкинского, Петрецовского, части Столбовского и Батюшковского сельских Советов, и после укрупнения колхозов и совхозов к началу 60-х годов на землях Будаевского с/с располагались: совхоз «Величково» (ранее «Коммунарка»), колхоз «Путь к коммунизму» и часть колхоза им. Радищева. К началу 80-х годов земли колхоза им. Радищева отошли к Никольскому с/с, а немного позже колхоз «Путь к коммунизму» вошел в состав совхоза «Величково». И колхоз, и совхоз были на неплохом счету в вопросах производства различной сельхозпродукции, не пустовало ни клочка земли. В последние 10-15 лет в бывшем совхозе почти ничего нет, как после «литовского разорения» поля зарастают бурьяном и мелколесьем, распродана почти вся техника и сельхозинвентарь, разрушены животноводческие комплексы, мастерские, зерносушилки и зернохранилища. Имеющиеся несколько тракторов и автомашин используются для обработки огородов местных жителей, для заготовки дров зимой и для заготовки сена на продажу.

В с. Будаево до 1983-1985 года располагался исполком сельского Совета и сельская библиотека, которые затем были переведены в дер. Мальцево, где располагалась контора совхоза «Величково». До начала 90-х годов на южной окраине села был большой животноводческий комплекс. До начала 60-х годов работала пилорама, молокоприемный пункт. В 70-80-е годы в Будаевской восьмилетней школе училось до 180 детей, в настоящее время - только 33. В эти же годы в личных подсобных хозяйствах будаевских жителей было более 30 голов крупного рогатого скота, много овец, свиней, домашней птицы. Кроме нескольких овец и коз да двух десятков голов птицы сейчас ничего нет. Да и постоянных жителей осталось не более 15 человек, в основном старики; проживают они в 8 домах, в остальных 27 домах - дачники из Москвы и Гагарина, проживающие «наездами» в основном в теплое время года. Мясомолочные и другие продукты жители приобретают или в дер. Мальцево в магазинах, или в приезжающих несколько раз в неделю в деревню автомагазинах.

Зимой после непогоды дорога к селу бывает непроезжей, школьники, учителя и местные жители ходят по ней по колено, а то и по пояс в снегу.

В деревне Мальцево, где сейчас центр Будаевской сельской администрации и контора акционерного общества «Величково», работают два магазина, клуб, библиотека, медпункт; один раз в неделю работает отделение связи, почта доставляется по деревне «оказией». Общественная баня не работает более 12 лет, разрушена.

В связи с новыми реформами в административном делении в ближайшее время исчезнет и название Будаевской сельской администрации, и территория эта будет называться уже Мальцевское сельское поселение.

Прочитано 10259 раз

Комментарии  

+1 #1 Васили 13.06.2015 04:57
В тексте упоминается деревня Гребнино на реке Гжати, но если это описка, тогда она должна называться Гребенино. Была такая Малая Гребенино и Большая Гребенино
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта