Василий Алексеевич Цвелев. Воспоминания о Есенине

Автор 
 
С Сергеем. Александровичем Есениным я познакомился в Москве в последний год его жизни. Мне о нем много рассказывал мой земляк, поэт Иван Грузинов (мы с ним родом из Можайска). Есенин, как я помню, Грузинова уважал и защищал, когда на него нападали…А познакомил меня с Есениным другой наш общий знакомый, Андрей Петрович Наврозов, поэт и драматург, секретарь Московского объединения драматических писателей и композиторов (было такое в двадцатых годах)…Есенин не производил поэтического впечатления (и не старался). Был он невысокого роста, коренастый и очень сильный. Однажды, дело было в доме, где жил Наврозов (на углу Мясницкой улицы и Мясницкого проезда), я был свидетелем того, как Есенин поднимал на пятый этаж двух мужчин (на руке по человеку).Встреч с Есениным у меня было мало. Но мне запало в память то, как он со вкусом одевался. Осенью 1925 года я видел его в пальто-реглан с поясом. На нем были брюки «джимми», остроносые ботинки и модная кепка из вельвета дымчато-серого цвета…Когда Есенин читал свои стихи, то преображался на глазах. Голос у него был с хрипотцой. Часто в то время он читал своего «Пугачева» и «Годы молодые, с забубённой славой…».


Особенно мне запомнилось одно из его выступлений в Доме Герцена. В тот день он читал монолог Хлопуши из «Пугачева», отрывки из «Страны негодяев», «Не бродить, не мять…» и другие стихотворения. Читал он охотно, откликаясь на требования публики…«Литературная Россия», 2 октября 1987 г., № 40 (1288)

 

 

Газета «Красное Знамя» 4 апреля 2008 г. №17 (Руза)

Александр Артемонов

Статья «Разрывает асфальт трава»

С благодарностью вспоминаю своего первого живого писателя –Василия Алексеевича Йвелева. ОН жил в Можайске и там же руководил литературным кружком при доме культуры.С его помощью там был издан рукописный (напечатанный на пишущей машинке) журнал «Наше слово». Это случилось в 1950 году.

Наряду с творчеством других авторов в сборник вошло и мое стихотворение о борьбе за мир. Так вот, Василий Алексеевич дважды похвалил публично две мои строчки из этого стихотворения:

Мы подняли красные знамена,

Чтобы мир и счастье отстоять.

(1949-1950гг.)

Откровенно ничего особенного в этих строчках и не было, кроме осмысленного и прямого обращения. Однако в течении последующих лет я не раз вспоминал его поощрительные слова и старался по ним равнять рождающиеся строки:

……

Я не уверен в том, что без В.А.Цвелева эта, трибунная, струна в моем творчестве смогла бы стать главной, определяющей.

Правда, однажды (где-то уже в середине 50-х) он озадачил меня своим авторитетным замечанием:

Следи, чтобы в стихах меньше было опилок, пустот. Не употребляй в строчках такие слова: ведь, хоть, хъотя…

Если первая часть замечания (об «опилках») еще как-то поддавались уразумлению, то вторая – совсем сбила меня с панталыку; я, как сороконожка, на время (и довольно длительное) совсем разучился «ходить» - писать. И это продолжалось до тех пор , пока я наконец осознал, что и эти слова – междометия годятся для дела, если их применять «с головой» - усмеючи.

… Поэт-переводчик Василий Цвелев был вхож в Поэзию еще во времена Сергея Есенина. Так что его рассказ о встрече с с этим человеком вполне может считаться достоверным.

Итак, рассказ В.А.Цвелева.

Дело происходит в Москве в писательской гостинице. Мой земляк входит в есенинское жилье и видит хозяина на полу, в окружении множества листочков со стихами. Эта комбинационнная игра продолжалась и в присутствии В.А.Цвелева.

Вывода из своего рассказа земляк не сделал. Может быть (как я думаю сейчас), и умышленно: «догадайся, мол, сам!..»

И вот сейчас, сдав в набор очередную книгу, я по-настоящему начинаю понимать, что композиция поэтического сборника- дело не такое уж и простое. Как и любой другой организм, книга должна иметь и законченный порядковый вид, отвещающий вкусам и целям, поставленным перед собой ее автором.

Протвино 4.10.06.

Прочитано 621 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта