Дмитрий Михайлович Юзефович

Автор Виктор Шестаков

Дмитрий Михайлович Юзефович

 

Виктор  Шестаков, Русская народная линия

02.10.2012


12 полтавчан 1812 года …

На Полтавщине проживало немало выходцев из шляхетных польских династий. Заводя здесь семьи, они обживались и становились местными. Происходит ли наш герой от знатного рода Юзефовичей-Глебицких или от другой ветки, пока сказать сложно. Известно, что согласно информации Формулярного списка 1820 года Дмитрий Михайлович Юзефович происходил из дворян Полтавской губернии, а родился в самой Полтаве в 1777 году.

Образование он получал дома, а после был записан в лейб-гвардии Преображенский полк. Детство и молодость Юзефовича можно полноправно назвать военной. С 12 лет он уже находился в армии. Бывший сержант 1 января 1795 года становится капитаном. Через несколько месяцев его приглашают на должность адъютанта в штабе генерал-аншефа графа Ксаверия Браницкого.

Знамя Харьковского драгунского полка
Знамя Харьковского
драгунского полка

После Юзефовича переводят в Екатеринославский кирасирский полк в чине ротмистра. 10 октября 1798 года получив чин майора, Дмитрий Михайлович переводится в Ростовский драгунский полк.

Настоящей его любовью был Харьковский драгунский полк, где он начинал службу в 1803 году став командиром эскадрона.

Первым сражением будущего героя стал печальный для русской армии опыт Аустерлица. Дмитрий Юзефович командовал драгунами в корпусе Кутузова и вкусил горечь поражения. Кстати, за эту битву Юзефович получает и свою первую награду - шпагу с надписью «За храбрость».

Далее, полк воевал с Наполеоном уже в составе корпуса Эссена, и также отличился когда Дмитрий Михайлович с солдатами атаковал местечко Шумово и взял в плен два неприятельских эскадрона. Юзефович после такого стал кавалером ордена св. Георгия 4-й степени. В реляции указали: «В воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении против французских войск под м. Шумовым, где с командуемым эскадроном неустрашимо атаковал неприятельскую конницу и, опрокинув их эскадроны, перерубил и взял несколько в плен».

Он еще не раз демонстрировал свою смелость в этой кампании и закончил ее полковником со званием шефа Харьковского полка, который, по мнению военного историка Д. П. Бутурлина, был в числе шести лучших кавалерийских полков русской армии.

По воспоминаниям сослуживцев, «был роста несколько выше среднего, строен, имел приятную наружность», был хорошо образован, владел свободно французским, немецким и польским языками.

Французский гусарФранцузский гусар

 

В 1809 году Юзефович принимал участие в малоизвестном Галицком походе русской армии. Начало Отечественной войны застало Дмитрия Михайловича на Волыни в составе 2-ой армии Багратиона. Командуя отрядом из Харьковского драгунского полка, 3 Бугского и других казачьих полков и легких отрядов, он действовал на правом фланге армии и отличился в разведке позиций корпуса Даву под Могилевом. Юзефович дошел до Смоленска вместе с дивизией генерала Неверовского, с которым дрался под Красным и у стен крепости на Днепре. Именно ему поручил прикрывать переправы и отход из города.

Именно харьковские драгуны отличились в бою под Колоцким монастырем и сражении за Шевардинский редут, где умудрились захватить у французов пушку. В Бородинской битве харьковские драгуны и их командир покрыли себя славой, совершив ряд смелых контратак, во время одной из которых отбили захваченную французами артиллерию полковника Кандыбы и почти уничтожили 4 полк польских улан. Орден св.Владимира Юзефович получил за Бородино из рук главнокомандующего.

Смоленск, 18 августа 1812 года, 6 часов утра. Христиан Вильгельм Фабер дю ФорСмоленск, 18 августа 1812 года, 6 часов утра. Христиан Вильгельм Фабер дю Фор 

Бородино. Реконструкция 2012 годаБородино. Реконструкция 2012 года

 

Тарутинский маневр, кровавая схватка за Малоярославец и спасение группировки под Вязьмой - это вехи «постбородинского» маршрута Дмитрия Юзефовича. «Невозможно было уступить одного шагу, - писал А. П. Ермолов о Тарутинском бое, - ибо позади на большое пространство к стороне лагеря продолжающая покатость оканчивалась речкою и неприятель, овладев возвышениями, мог видеть всякое движение в нашем лагере, а по речке, расположа передовые посты, препятствовать водопою». Во время сражения Харьковский полк «с отличною храбростию атаковал два раза неприятеля:... опрокинул оного и, врубаясь в самые ряды их, привел его в большое расстройство и гнал до самых колонн их». «В продолжение войны обстоятельства, возлагая на нас горькую необходимость отступления, облегчали неприятелю достижение его намерений. Здесь в первый раз безвозмездны были его усилия!».

Когда русская армия перебралась в Европу, то полк Юзефовича участвует в осаде Модлина и Глогау, отличается в боях при Носсене и под Бишофсверденом. Под крепостью Торгау, харьковские драгуны неожиданно атаковав противника отбили у него сразу три укрепленных блокгауза!

Новыми наградами героя стали золотая шпага с алмазами и надписью «За храбрость» и прусский орден Красного Орла. Боевой соратник Неверовского, Юзефович воевал вместе с ним под Бауценом, Кацбахом и Лейпцигом.

 

Император Александр I, награждая генерала орденом св. Георгия, поручил ему «зачистку» от французов Вестфалии и Бергского княжества. В кампании 1814 года Дмитрий Михайлович командуя отдельным корпусом союзных войск, блокировал крепость Мец, и как указывал рескрипт: «января с 25, и покорил ее марта 29; во время этой блокады гарнизон делал из крепости 16 ночных и 38 денных вылазок, которые постоянно отражались и нередко с большими потерями для неприятеля, за что получил Высочайшее благоволение».

Юзефович успел послужить комендантом города Нанси и начальником русских войск в Лотарингии. После победы он возвращается в Россию, где стал командиром 2-й бригады 4-й драгунской дивизии, а 27 ноября 1816 года получил в командование 1-ю драгунскую дивизию. После Юзефович поочередно командовал 1-й конно-егерской и 2-й уланской дивизиями.

Ранения и контузия сказывались на здоровье ветерана. Дмитрий Михайлович решает удалиться от ратных дел и возвращается со своей женой Марией Дерфельден, на Полтавщину. Здесь в своем имении в Ромнах 21 сентября 1821 года он и принял смерть...

Собор Святого духа. РомныСобор Святого духа. Ромны

Ценнейшим источником, характеризующим Дмитрия Михайловича Юзефовича стали дневники известного историка Александра Васильевича Никитенко - тайного советника, профессора Петербургского университета и действительного члена Академии наук (Никитенко А.В. Записки и дневник: В 3 т. Т. 1. М. 2005). Очевидец характеризует знаменитого полтавчанина так: «Димитрий Михайлович недаром принадлежал к числу борцов за свободу России и Европы. Он вынес из столкновения с Западом немало гуманных идей и сдержанность обращения, вообще малоизвестную его сверстникам. Когда союзные войска вступили во Францию, он был назначен генерал-губернатором Нанси и оставил там отличную память по себе. Но, умея применяться к обстоятельствам и, в силу своего ума и образования, обуздывать природные влечения, он все же не был лишен деспотической жилки, и это хотя редко, но прорывалось и в личных его, и в служебных отношениях. Возлюбив кого-нибудь, он осыпал его знаками своего внимания, но являлся ничтожный повод, возникало легкое недоразумение, и обращение его становилось небрежно холодным... 

Высокий рост, умное, весьма оживленное лицо, быстрая речь и повелительный жест делали из него внушительную фигуру. На шее у него красовался Георгиевский крест, с которым он никогда не расставался. Другие же ордена, Анны 1-й степени и Прусского Орла, он надевал только в высокоторжественные дни, на парады и молебствия. 

Многосторонне образованный, он очень любил литературу, следил за всеми новыми ее явлениями, выписывал все русские журналы и газеты, не исключая и каких-нибудь плохеньких «Казанских Известий», и все, сколько-нибудь замечательные, вновь выходившие книги. В свободные часы, по вечерам, он любил читать вслух, в кругу близких, произведения новейших поэтов, начиная с Державина и до Мерзлякова, Батюшкова, Жуковского. Его интересовала всякая новая мысль, радовал и всякий счастливый стих, удачное выражение, оборот.

Дмитрий Михайлович и сам вдавался в авторство, но, кажется, ничего не печатал, исключая одной, и то переводной с французского, статейки, помещенной в издававшемся тогда в Харькове «Украинском Вестнике».

 

Прочитано 1323 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта