Из дневника В.-А. Фоссена

Автор В.А.Фоссен

Из дневника В.-А. Фоссена

Вильгельм-Антон Фоссен родился в 1784 г. Во французской армии с 1803 г. При Бородине был сержант-майором 111-го полка дивизии Компана, после битвы произведен в подпоручики. Участвовал в кампаниях 1814 и 1815 гг. После Реставрации был уволен из французской армии и поступил на прусскую военную службу. Умер в 1860 г.

Утром, 7-го числа, на рассвете, забили по всей линии утреннюю зорю, взошла заря, по всем корпусам прочли воззвание: «Солдаты! Сегодня вам предстоит битва под стенами Москвы. Будьте также храбры, как при Аустерлице. Победа — наша. Я обещаю вам занятие древней столицы России, хорошие зимние квартиры и благополучное возвращение на родину, дабы оставшиеся в живых из вас могли бы со временем сказать: и я участвовал в великой битве под стенами Москвы».

Едва прочли это воззвание, как неприятельские ядра стали уже лопаться среди наших рядов. Наши отвечали тем же, и вот таким образом началось наше жаркое дело. Слышались выстрелы 20 и 30 орудий за раз и при этом страшный гул от надвигающейся кавалерии и артиллерии. Густой дым скоро закрыл от нас совсем поле сражения. Около 9 часов утра дивизия генерала Компана, сильно теснимая неприятелем, бросилась в лес, где началась с обеих сторон ружейная перестрелка. Неприятель поставил орудия и гаубицы близ леса, и фанаты из них били в линию наших стрелков. Генералы и штаб-офицеры появились за фронтом, и слышно было, как они кричали: «Смелей, друзья! Солдаты, вперед!»

Солдаты проявили значительную храбрость и отвагу. Мы одержали победу, но она обошлась нам дорого: до 300 солдат и много офицеров остались убитыми в лесу. Я был задет двумя пулями: одна попала в мой патронташ, другая пробила мой кивер. Лучшего моего товарища, сержант-майора Вергелла, пришлось мне оплакать: он пал около меня, сраженный неприятельской пулей в голову, как раз в то время, когда составлял список уцелевших солдат. Поручик Дечорери был ранен пулей в правую руку, выронил свою шпагу, побежал к перевязочному пункту, дабы перевязаться, и вскоре вернулся назад с известием, что там падает столько же ядер, сколько у нас ружейных пуль, и остался у нас до вечера. На другой день он получил орден.

Около 11 часов мы достигли наконец опушки леса и увидали левую от нас часть большого поля битвы: несколько высот были заняты нашими и орудия взяты, но, тем не менее, неприятельская кавалерия атаковала и прорывалась сквозь наши ряды, захватывала орудия и забирала в плен. Нашей кавалерии пришлось даже отступить: огонь из орудий был так силен, что команды не было слышно. Некоторое время нельзя было решить, на чьей стороне победа, как вдруг слева от нас прискакал отряд кирасир, генерал во главе их громко крикнул: «Кирасиры, вперед! Сабли вон! Атакуйте неприятеля». Было 3 часа пополудни, когда мы внезапно услыхали на нашем правом крыле страшную пушечную пальбу вместе с ружейными выстрелами. То был отряд поляков, который грозил обойти неприятельскую позицию. Минута была решительная.

Около 4 часа дивизия генерала Компана двинулась форсированным маршем вперед, штыками взяла все позиции, бывшие до того у неприятеля, и в 5 часов мы были полными хозяевами всего поля; впрочем, наши вольтижеры были еще до глубокой ночи заняты преследованием врага. Наши потери, сравнительное потерями врага, были, хотя и не особенно велики, но все же: у нас 7 сентября, к вечеру, по ведомостям, было убитых более 400, в том числе по крайней мере 20 офицеров; полковник и все штаб-офицеры были более или менее серьезно ранены; определить количество прочих раненых солдат и офицеров я не могу.

Дневник В. Фоссена. Русский архив. 1903. Кн. 3. С. 470-471.

Материал взят с сайта "История государства"

Прочитано 898 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить