Коновницын П.П. Из воспоминаний

Автор Коновницын П.П.

Из воспоминаний П. П. Коновницына

Петр Петрович Коновницын родился в 1764 г. На военной службе с 1785 г., в 1796 г. стал генерал-майором. Участник кампаний 1788-1790 (против Швеции) и 1792 (в Польше) гг. В 1798-1807 гг. в отставке, затем назначен в Свиту е. и. в. В 1812 г. генерал-лейтенант, начальник 3-й пехотной дивизии, потом дежурный генерал в штабе 1-й и 2-й армий. В кампании 1813-1814 гг. командовал гренадерским коредком. С 1815 по 1819 г. — военный министр, затем начальник военно-учебных заведений и член Государственного совета. Скончался в 1822 г.

...24-го числа авангардное дело в 2-х верстах от Бородина, с коего вся Бородинская позиция армии открывается, было дело авангардное, где промежду равнин находится лощина. Сей вид я помню и могу довольно похоже представить. Тут при целых армиях нашей и неприятелей истреблено нашей кавалерией и казаками несколько эскадронов лучшей его кавалерии, взяли в плен адъютанта Нея...

Бородинскую нашу позицию нужно смотреть с двух высот: с первой - впереди от деревни Семеновское, а с другой — с правого фланга неприятельского, по старой Смолянке, где на горе гребешком лес. На правом фланге нашем есть также удобная для съемки высота; а чтобы с фронта видеть на всю позицию нашу по большой дороге Смоленской, за 2 версты есть также высота, которая покажет первый взгляд, где было мое авангардное дело. О деле Бородинском я могу только сказать о тех войсках, при коих я был, ибо весь разум мой и все мои напряжения душевные и телесные обращались на те предметы, кои меня окружали в пылу и жестоком огне. Я был с 25-го числа совсем на левом фланге, на старой Смолянке, в отдельном корпусе у Тучкова. 26-го весьма рано переведен с дивизией к Багратиону, к деревне Семеновское, перед коею высоты, нами занимаемые, были неприятелем взяты. Я их рассудил взять. Моя дивизия за мной последовала, и я с ней очутился на высотах и занял прежние наши укрепления. При сем довольно счастливом происшествии получаю известие, что Багратион и его генерал штаба Сен-При ранены, коих уже понесли, и мне, как на сем пункте старшему, Багратионом оставлено главное начальство, для чего должен был я тотчас войти в новое начальство, ориентироваться во всем, что есть, до присылки генерала Дохтурова.

Я, видя стремление всей неприятельской кавалерии, от коей тучи пыли от земли до небес столбом показывали мне ее ко мне приближение, я с Измайловским полком, устроя его в шахматные каре, решился выждать всю неприятельскую кавалерию, которая в виде вихря на меня налетела. Не буду заниматься счетом шагов от каре, в коих обложил неприятель мой карей, но скажу, что он был так близок, что каждая, можно сказать, пуля наша валила своего всадника. Перекрестные огни боковых фасов произвели тысячи смертей, а остальному ужас. Такового рода были три неприятельские атаки, и все безуспешные. Измайловские гренадеры, не расстраивая строя, бросились на гигантов, окованных латами, и свергали сих странных всадников штыками. После каждого (?) кавалерия наша гнала и поражала неприятелей без пощады. Литовский гвардейский полк был от меня левее на высоте и тут же невероятную стойкость и храбрость оказывал.

Неприятель, заняв высоты, перекрестными выстрелами уменьшил наши неподвижные каре, мог их бить, но не победить. Перед вечером я по приказу отправился взять команду 3-го корпуса после раненого генерала Тучкова на старую Смоленскую дорогу, на левый фланг обеих армий.

Из воспоминаний Коновницына. В. Харкевич. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вып. 1. Вильна, 1900. С. 125-127. Материал взят с сайта "История Государства" Раздел "Бородино в воспоминаниях современников"

Прочитано 1395 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта