Архив Зои Арсеньевны Козыревой

Автор Зоя Козырева

 

 

 

 

Мой отец, Козырев Арсений Савельевич, уроженец деревни Пречистое Гжатского уезда Чальско-Дорской волости.Деревню во время войны сожгли немцы. Жителей угнали в Германию.Многие погибли в дороге.Деревня после войны не восстановилась. Отец оставил подробное описание деревни Пречистое, которое я помещаю в данном материале.

Раньше деревня принадлежала помещику Боброву Ивану Михеевичу. Отец моего деда, Василий, работал у него и, разбирая сруб, упал сверху и умер. После революции, как рассказывал мой отец, Бобров И.М. жил в простой избе как простой крестьянин - никто его не тронул. А дед мой - Козырев Савелий Васильевич ходил к нему помогать - инструмент чинить и тому подобное.

У деда до революции было 4 га земли,несколько коров,две лошади. Семья была большая 8 детей. Так что жили небогато. Отца отдавали в учение к сапожнику. Совсем как по Чехову. Зимой он в Москве занимался извозом. Сначала как гужевой извозчик,а потом и как легковой. В колхоз идти не захотел и в конце 20-х или в начале 30-х уехали в Москву.

 

Это послевоенная фотография- 1946 или 1947 Г

В нижнем  ряду- Ираида -дочь, Прасковья Ивановна-мама,Савелий Васильевич-отец и сыновья слева направо - Сергей,Арсений,Николай,Федор,Иван. Нет старшего на фото-Якова. У бабушки была награда-мать-героиня.

 

Записки Арсения Савельевича

1.

Деревня Пречистое это наша родная деревня где мы родились и провели свои детские года и захватили немного юношеские.

Мне и моим братьям д. Пречистое является настолько родной и близкой, что мы помним её, и вспоминаем о ней почти всегда, когда собираемся вместе. Я например помню Пречистое с самых своих ранних ле, когда она была в таком виде, который был у нее до революции. В ней было столько построек, что её можно было считать за маленький городок, хотя там не было ни одной каменной постройки, а дома были все одноэтажные под соломенными крышами, поросшими ярко зелёным мхом, особенно их северные скат (ы). На некоторых крышах появлялись маленькие березки, которые начинали расти из семян, (сережек), занесённых на крыши ветром. При вьезде в деревню, нужно было проехать ворота, которые всегда закрывались. Делались они из простых жердей. Когда человек проезжал, он останавливал лошадь и ворота снова закрывал. Изгородь тянулась вокруг всей деревни. В деревне перед войной было 45 дворов, а сразу после установления советской власти 40. Каждый двор (хозяйство) в среднем имело 5-6 построек вместе с домом. Таким

2.

образом на сравнительно небольшой площади размещалось свыше двух сот построек. Деревня наша нравилась не только нам родившимся там и проведшими там лучшие свои годы, она нравилась всем, кто её знал, кто хотя раз в ней побывал. Да и как её не любить было! Ведь она была такая живописная и располагалась в такой живописной, пересеченной оврагами и лесами местности.

В 1964 году будучи в Горбунах у нашей двоюродной сестры … мы с братом Николаем решили оттуда сходить в Пречистое. Деревни со времени войны не стало. Но это место, наше родное «святое» место, мы попрежнему считаем Пречистым. Так вот когда мы с Николаем собрались идти наша двоюродная сестра … заметила: когда она была еще молодой девушкой и жила в своей родной деревни Мосоловке, тоже богатой и красивой, перед большими праздниками её посылали мать и тетки в Пречистое к тете Паше, нашей матери помочь убираться, мыть и стирать   в доме и готовится к празднику. Так вот она, когда её посылали чуть ли не бегом туда бежала, так ей нравилось наше Пречистое. Никаких личных девичьих интересов, которые бы её тянули туда, в Пречистое у неё не было. Ей очень нравилась сама деревня.

Когда мы с Николаем шли в деревню, по пути мы зашли к Ксюше Сироткиной в Лобкове, где мы немного отдохнули, попили и поговорили -

3.

Когда мы сказали, что идем в Пречистое, Ксюша, которая всю жизнь прожила в Лобкове высказалась так: «Да деревня Пречистое мне нравилась больше всех деревень какие она знала. И что уже после войны будучи в лесу, куда она ходила со своей двоюродной сестрой Улькой Галкиной из Мосоловки или по грибы или по ягоды они вышли к д. Пречистое вернее к Пречистинскому лесу, как она выразилась, и вот тогда они с Улькой вспоминали6 «Да, какая же красивая была деревня Пречистое!».

Деревня Пречистое имела две стороны, расположенные с запада на восток. На возвышенности, вернее на склонах, которые спускались к небольшой речушке, протекавшей тоже с запада на восток и впадавшей в р. Шань, которая обозначена на географических картах, вернее наша речушка является по существу истоком реки Шани. Речка наша кончалась у «Чертова болота», а за ним начиналась р. Шаня.

Так вот две стороны деревни находились на довольно большом расстоянии одна от другой, их разделяла как я уже сказал речка. А текла она не строго по прямой, а с некоторыми извилинами.

4.

К тому же в деревне были и овраги и горки так, что между сторонами деревни помимо речки было много различных хозяйственных построек, сараев, амбаров, бань – ближе к речки. На каждой стороне перед домами были довольно обширные лужайки, затем шла дорога, а за дорогой сараи и амбары, а за сараями и амбарами под горой протекала речка, а около речки кое у кого были баньки. У нас тоже за сараем, под горой у речки была баня.

Поскольку каждая сторона деревни проходила – или тянулась с запада на восток, а дома одной и другой стороны своей передней частью (окнами) были обращены к речке, выходило так, что окна домов нашей стороны были обращены на север, а окна домов другой стороны были обращены на юг. Речка наша была маленькая и начиналась она недалеко за деревней с ее западной стороны.

Я помню свою деревню, её дома, и другие постройки, а также …ручейки, пригорки, горки, ветлы, липы и березы также четко и ясно, как будто я побывал там вчера и всё там видел таким каким была деревня 50 лет назад.

Деревню нашу украшали не только её природные особенности, её местность, в ней жили люди и люди в абсолютном своем большинстве очень хорошие. Какие были добрые, отзывчивые, веселые и дружные

5.

наши деревенские мужички и старички.

Деревня это община, и нашим мужичкам приходилось решать много важных социальных, как теперь выражаются, вопросов. Решать многие общие жизненные, дорогие каждому дела. И надо сказать, к чести нашим мужикам особенно к их авторитетам таким как Петр Михайлович Глебов, Василий Матвеевич Гусев – старик, Харчевников, Кузьмичевы (Дегтяревы) и многим другим, возникавшие общие проблемы решались быстро, мирно, без каких либо противоречий. А общих дел было очень много. Раздел земли, когда нарезали учаски вместо черезполосицы, ежегодный раздел сенокосных угодий, раздел лесных делянок при заготовке дров, совместное устройство общей кузницы, маслобойки, мельницы и многие другие вопросы, которые затрагивали каждого, в решении которых был заинтересован каждый. Причем заинтересован большей частью материально. И вот все эти вопросы решались в большей части тихо и мирно. Просто удивляться приходится. Вот какие молодцы были наши деревенские мужички. Больше хочу сказать на все вот такие общие дела наши деревенские жители выходили как на праздник, да и возвращались по домам после их решения обычно в очень хорошем распо-

6.

ложении духа. К чести нашим деревенским мужикам, следует отметить, что они были не очень взыскательными и придирчивыми к слабым. Например в деревне с весны, после того как земля начинала подсыхать всем миром выходили ремонтировать дороги и чинить мосты. Не всегда наш отец например оказывался дома. Большей частью он был в отъезде (в Москве). Выходить приходилось или матери или Якову, нашему старшему, которому было 12 или того меньше. Однако никто нас и нам подобных не упрекали. А некоторые выходили по два, а то и по три человека из дома.

В деревне были общие кузница, маслобойка, которая давала большие доходы и мельница. Все хозяйства к ним имели одинаковое отношение. Никто не пользовался какими-либо привелегиями в смысле получения доходов. Правда устройство мельницы каждому обошлось в определенную сумму. Как выразились мужики «каждый свел со двора корову». Но ведь были такие у которых не было больше одной коровы. А сводить последнюю корову никто не мог и не сводил. Значит с этим считались те, кто поделился своим, кровным как говорится.

Одним из значительных и важных общественных работ в нашей деревне было строительство плотины за деревней, которая перекрывала речку и

7.

овраг за березником. Плотина была возведена за одно лето. По объему это было довольно внушительное сооружение не одна тысяча кубических метров земли было вложено в плотину. Когда плотина была сделана в деревне было создано большое водохранилище. На его базе была построена водяная мельница. Однако благодаря тому, что сброс воды во время работы мельницы был слишком большим и её запас в водохранилище быстро понижался, коэфициент полезного действия всего сооружения был очень мал. В этом убедились мужики сразу. И поэтому решено было вместо водяной сделать паровую мельницу. Решено – сделано. Откуда столько энтузиазма было у наших мужиков? На этот вопрос ответить очень трудно. Но энтузиазма было много. Когда воды накопилось много, мужики решили поехать в Токарёво на р. Ворю наловить там мальков привезти впустить

8.

в нашу «плотину». Так называли образовавшееся водохранилище. Так и сделали. Ездили не все, но многие везли из Токарёва рыбу в бочках и ушатах с водой, которую часто меняли, чтобы сохранить рыбу. И действительно рыбы в «плотине» наплодилось очень много.

Я уже упоминал, что все общественные работы проходили очень весело. Никто не считался с тем сколько человек из дома работает на этих работах. С одного двора 2-3-4 человека, а с другого один или вовсе ребятишки вроде нас. Помню, когда заканчивали сооружение плотины, землю возили на лошадях в телегах, на которых обычно навоз вывозили в поле. Возил землю на своей лошади Егор Матрошкин (Червяк). Когда он подвез очередную телегу земли, молодые ребята такие как … Петя Гусев и другие так опрокинули его телегу с землей в сторону водохранилища, что и

9.

телега и лошадь полетели в воду и скрылись под водой. Егор не растерялся и сам прыгнул в воду и там перерубил гужи телеги и освободил свою лошадь, а иначе бы она погибла.

Когда было решено построить паровую мельницу мужики поехали в Калугу и оттуда привезли паровой котел, который везли 10 или 12 лошадей гуськом, а другие везли саму машину. Помню как длинный обоз подъехал к деревне. Мы ребятишки, да и все жители сбежались смотреть как везут машину. Ехали мимо нашей усадьбы 9наша вторая усадьба была крайней). Впереди везли котел на нем сидел Борис Петрович («Хохол») со своей гармошкой и что-то играл. На передней части котла был водружен красный флаг.   …было так и весело и шумно «вся деревня …». Тут же началась гулянка у … в новой избе, там, где у него была организована чайная.

10.

Наша вторая усадьба, на которой не было никаких построек, была крайней. Раньше она была Гусевых, а затем её передали нам. Видимо потому, что у нас была большая и перспективная семья. У отца из 8 детей было 7 сыновей. На этой усадьбе у нас был огород и небольшой молодой сад. Поскольку крайняя усадьба была наша то и участок первый от деревни был выделен нам, а не дяде Грише, дом которого был крайним. Его участок был следующим за нашим. Наш участок мне больше нравился чем другие в этой юго-восточной части Пречистенского землевладения.

1.

Наша мама

Мать наша родилась в 1888 году в дер. Мосоловке в семье местного крестьянина Ивана Лукьяновича Горчакова. Мать ее (наша бабушка Настя). Семья была большая. У дедушки Ивана и бабушки Насти было два сына и 5 дочерей. Наша мама была младшая. Замуж ее выдали когда дедушки (ее отца) в живых уже не было.

Деревня Масоловка была не большой домов 40-50. Все жители были глубоко верующими старообрядцами. И наш дедушка был дьячком в церкви. Эта обязанность выполнялась добровольно, не оплачивалась. Наша мама вышла замуж приблизительно в 1910 году в деревню Пречистое за нашего (см. через лист)

2.

Между нашей деревней Пречистое и Мосоловкой была деревня Лобково. Она характерна тем, что наш род , если можно так сказать, начался из Лобкова и бабушка Настасия – мама нашей матери, и бабушка Акулина – мать нашего отца были Лобковскими.

Дедушка Иван (тятенька – как называла его наша мама) умер от большого горя. На Ильин день, когда в деревне праздновали, как престольный праздник, один местный житель будучи пьяным и большим злодеем, кричал среди гулявших: Вот сейчас згорит дом Лукашенков.

3.

Лукашенковы так как дедушка был Иван Лукьянович. И действительно вскоре дом их загорелся и згорел. Это горе так повлияло на дедушку что он был так потрясен и слёг. Долго болел.

Перед кончиной злодей, который поджег дом пришел к дедушке просить прощения. «Прости меня Христа ради дядя Иван». «Бог тебя простит» был его ответ и умер.

4.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прочитано 132 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить