Праславянская письменность

Автор Гриневич Г.С.
 
 
 
 
 
 
 
Картинка 29 из 161
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гриневич Г. С. ПРАСЛАВЯНСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ. Результаты дешифровки. Т. 1. М., 1993 г.

Часть 2. Задолго до Кирилла и Мефодия

Славянские просветители

Маленькое чудо

Вопреки устоявшимся догмам

Храбр и другие

От Рязани до Познани

Две попытки

Исходные данные

Эпиграфический анализ

Эпиграфические ряды

Иконографический метод озвучивания знаков

Акрофонический и иные методы озвучивания знаков

Знаки и надписи на грузиках Троицкого городища

Алекановская надпись

Недимовская надпись

Надпись на глиняной иконке

Надпись на шахматной фигурке

Надпись на костяном кистене из Рославля

Надпись на костяном кистене из Белой Вежи

Надпись на баклажках из Новочеркасского музея

Княжеский знак

Надписи на прясленах

Надписи на керамике черняховской культуры

Надписи на прильвицких фигурках и микоржинских камнях

"Ум без книг, аки птица спешена"

Корсуньские книги

"Влесова книга"

Лингвистический комментарий к части второй

 

Часть 2

ЗАДОЛГО ДО КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ

 

 

"Помоги им, сирым,
неприкаянным,
Грамоте желающих вельми...
Предстоит дорога непростая нам.
Отче! Нашим чаяньям внемли.
Где ни взглянешь - всюду
жизнь расхристана;
Похотью наживы обуян,
Мелок дух, но, чуем, плещет
истина
В море неисчерпанном славян.
Мерзок им постыдный зуд
торгашества,
Гнусен подлый промысел менял.
Ремесло, искусства,
хлебопашество -
Вот что чутко ты для них избрал.
Но какой обидою жестокою
Алчный мир им исподволь
грозит.
Просвети ж их - памятью
глубокою,

Чтоб им слово стало будто щит.
Чтоб всегда пред подлою
интригою,
В битве меж корыстью и добром
Отбранялись собственною книгою,
Как в бою надежным топором..."

Юлия Гурковская
Напутствие Кирилла и Мефодия.

 

СЛАВЯНСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ

"Свет показая емоу сложение письменемъ"
Патерик Синайский, XI в.

Мы не мыслим человечество без языка, а культуру - без письма, сохраняющего для будущего мысли и достижения человека, плоды настоящего. Являясь одной из высших форм проявления человеческого духа, письмо возвышает любой народ и является непременным фактором становления и процветания этого народа. Сказанное справедливо и в отношении славян. Но говоря о славянском письме, мы не можем обойти молчанием имена двух великих людей - Константина (Кирилла) и Мефодия, с которыми в нашей истории мы связываем появление славянской азбуки и, как следствие этого, необыкновенный подъем и расцвет славянской культуры.

Праздником обновления и просвещения назван день 24 мая - День Кирилла и Мефодия, День славянской письменности, который ежегодно торжественно отмечается в ряде славянских стран. И это наша дань великого уважения и признательности к людям, своим деянием поднявшим славян к вершинам общечеловеческой культуры.

Братья родились в македонском городе Солуни (ныне греческий город Салоники), население которого в ту пору состояло наполовину из греков, наполовину из славян. Отец их был болгарин, а мать - гречанка.

Старший из братьев, Мефодий, по-видимому, не был лишен организаторских способностей и имел навыки административной деятельности: в течение ряда лет он был правителем одной из подвластных Византии славяно-болгарских областей.

Младший брат, Константин, получил блестящее по тому времени образование. В древних источниках оно обычно упоминается с эпитетом "филосов". Некоторое время Константин работал хартофилаксом (библиотекарем) при патриаршей библиотеке, а затем удалился в уединенное место для занятий. Спустя некоторое время он получил назначение "оучити философии свояземца и странныя" (т.е. "местных людей и приходящих из других стран"). На Константина дважды возлагалась миссия в Малую Азию, а затем в Хозарию с целью проповеди христианского учения. В Хозарию Константин ездил вместе с Мефодием.

Заканчивался 862 год. В Константинополь - столицу Византии, - прибыло посольство от моравского князя Ростислава. Моравские племена, жившие в бассейнах рек Лабы, Влтавы и Моравы, в начале IX века объединились, создав Великоморавское княжество со столицей в Велеграде. При князе Ростилаве княжество, отразив военный поход Людовика Немецкого, добилось полной самостоятельности. Однако немецкие феодалы пытались использовать католическую церковь для своих захватнических устремлений.

Представители моравов, прибывшие в Константинополь, обратили" к византийскому императору Михаилу III с просьбой прислать в Моравию проповедников, которые могли бы вести проповеди на понятном для моравов языке вместо латинского языка немецкого духовенства.

В Моравию было решено послать Константина и Мефодия.

И Константин сказал: "Я с радостью пойду в моравскую землю, если только они имеют буквы своего языка". На что император ему заметил: "Если ты захочешь, Бог тебе их даст".

После этого Константин приступил к разработке славянской азбуки. Взяв за основу греческое уставное письмо (унициал), он изобрел простую и удобную форму для начертания славянских букв. Он дополнил азбуку знаками передающими звуки, свойственные славянской речи и отсутствующие в греческой. Недостающие знаки Константин заимствовал из коптского письма и какого-то более древнего славянского письма.

Пользуясь созданной азбукой, Константин с помощью Мефодия перевел на славянский язык основные богослужебные книги. Эту работу братья выполнили очень быстро - за несколько месяцев. Объясняется это тем, что создавалась азбука не на пустом месте. Славяне, по всей видимости, уже владели достаточно высокой письменной культурой. Ведь нам известны по крайней мере две формы славянского алфавита - кириллица (она названа так по имени Кирилла) и глаголица - от старославянского слова "глагол", что означает "слово". Последняя употреблялась на Руси сравнительно мало, в основном в IX- XI вв., а в более позднее время - у чехов и хорватов. До сих пор идет спор, какой из двух алфавитов древнее, какой создан Кириллом и Мефодием. Но при всей разнице в начертании и кириллица и глаголица - это алфавит с одним и тем же составом букв. И независимо от того, глаголицу или кириллицу составили Кирилл и Мефодий, их заслуга как великих просветителей славян неизмерима. Ведь и при наличии исходных материалов такой труд был под силу очень крупному ученому и тонкому филологу.

По окончании работы, летом 863 года, братья отправились в Моравию, где развернули бурную деятельность: в Велеграде и моравских деревнях на богослужениях они читали привезенные с собой книги, выбирали учеников и обучали их славянской азбуке, продолжая переводить на славянский язык греческие книги. Братья сделали многое для распространения в стране новой славянской письменности и культуры.

После смерти Кирилла и Мефодия дело продолжили их ближайшие ученики. Созданная братьями азбука начала свое шествие по странам. В X веке упорядоченная славянская азбука из Болгарии попадает в Киевскую Русь. Зарождается древнерусская литература, давшая миру уже на заре XI века изумительнейшее по форме и мысли произведение - "Слово о законе и благодати" митрополита Илариона, подобия которому не имела в то время ни одна из стран.

В наши дни 863 год, первый год пребывания Кирилла и Мефодия в Моравии официально, по решению ЮНЕСКО, признан годом создания славянской азбуки. И это есть признание заслуг Кирилла и Мефодия не только перед славянами, но и перед всем человечеством. В связи с этим многие ученые предлагают именно от этой даты вести отсчет славянской истории, культуры и письменности, поскольку именно письменность является важнейшим,. если не решающим фактором в становлении и процветании любого народа. Правда, при этом они часто забывают задать себе вопросы: а была ли у славян письменность в дохристианский период, или, иначе, до азбуки Кирилла и Мефодия? И если была, то что она собой представляла? Когда зародилась и где ее истоки? Есть ли ее памятники и каковы они? Как их прочесть?

Попыткой ответить на эти вопросы и является настоящая книга.

МАЛЕНЬКОЕ ЧУДО

 

 
"Человек погиб и тело его - прах. Все близкие ушли в землю, но то, что он написал, заставляет помнить о нем того, кто читает... Они ушли, и имена их забыты. Писания их напоминают о них".
Египет, папирус Честер-Витти, IV.

Первоначальная осень 1897 года застала экспедицию археолога В. А. Городцова в селе Алеканово Рязанского уезда Рязанской губернии.

Небольшое древнее захоронение находилось за селом. Местные жители называли это место Могильцами.

Несколько крестьян, нанятых копать и таскать землю, работали споро и весело. Помощники В. А. Городцова, обрабатывая место раскопа, как всегда, были очень внимательны. Они не пропустили бы и макового зернышка, попади оно каким-либо образом в последнее прибежище человека, жившего почти тысячу лет тому назад.

Владимир Александрович, устроившись под временным дощатым навесом, здесь же, рядом с раскопом, сидя за походным столом, регистрировал находки и делал их предварительное описание. "Два обломка хорошо обожженной керамики с загадочными знаками. На одном обломке - три знака, на другом - два, из которых один цельный, от другого сохранилась часть в виде черточки. Знаки располагаются в строку. На первом обломке знаки расположены на шейке сосуда, по обрезу которой идет орнамент из черточек. На втором знаки идут ниже шейки по боковым стенкам".

Загадочные знаки? Они властно захватили воображение, рождая мысли о невероятном, почти фантастическом, но пока неразрешимом и потому нереальном. Вот если бы...

Археологи особые люди. Они верят в удачу, как дети в чудо. И их удача, - это как улыбка, которую другие перестали замечать.

Абсолютно целый глиняный горшок с загадочными знаками раскопали чуть в стороне от основного захоронения, и в тот день Городцов велел всем разойтись по домам и оставить его одного. Никто потом не узнает, как учащенно билось его сердце, когда он брал в руки это маленькое чудо, но это обстоятельство личного плана. Потом, при написании статьи, он высветит его необыкновенной ясностью изложения, не требующего для понимания этого научного факта ни специальной подготовки, ни каких-либо разъяснений. "Надпись состоит из 14 знаков, расположенных в строковой планировке. Объяснить их как клейма мастера невозможно, потому что знаков много, объяснить, что это знаки или клейма нескольких лиц, также нет возможности. Остается одно, более вероятное предположение, что знаки представляют из себя литеры неизвестного письма, а комбинация их выражает какие-нибудь мысли мастера или заказчика. Надпись сделана местным или домашним писцом, т.е. славянином".

В ученых кругах того времени эта статья не найдет никакого отклика ввиду "абсурдности постановки самого вопроса" о возможности существования у славян до контактов с Византией собственной оригинальной письменности. Да и в наши дни, по крайней мере выпускники филологического факультета МГУ, слушавшие в течение многих лет лекции С. Б. Бернштейна, вслед за своим профессором в большинстве своем считают, что "никаких убедительных фактов, подтверждающих существование славянского письма до 60-х гг. IX в., нет". Датой создания славянской письменности они продолжают признавать 863 год, связывая ее появление с деятельностью Кирилла и Мефодия. Алекановскую надпись (и многие другие) эти ученые рассматривают как научный артефакт и стараются о ней не вспоминать. В крайнем случае она привлекает внимание лишь как образец разнообразных типов клейм славянских мастеров. Двенадцать типов клейм на одном глиняном горшке!

ВОПРЕКИ УСТОЯВШИМСЯ ДОГМАМ

"И муки жизни отягченной
Легли на хладное чело" .

У геологии и археологии есть общие интересы, и каждый стоящий геолог, занимающийся тем или иным районом, в списке литературы, с которой необходимо познакомиться, всегда имеет работы по археологии. Однажды в мой список литературы попал двенадцатый номер "Археологических известий и заметок" за 1897 год. В мои планы не входило знакомство со статьей В. А. Городцова "Заметки о глиняном сосуде с загадочными знаками", но ее название с упоминанием о "загадочных" знаках заинтересовало меня. Кто мог знать, что именно с этого момента в моей судьбе, в моей жизни произойдет крутой перелом. Я встану на иную дорогу и пойду по ней, забыв обо всем, что прежде согревало и питало мой мозг и мои чувства. На этой дороге я испытаю иное счастье и иную горечь, иные удачи и неудачи, но все это будет потом. А тогда, рассматривая Алекановскую надпись, я отметил, что наряду с непонятными, незнакомыми знаками часть знаков представляет собой четко выписанные фигурки человека и животных, манерой своего исполнения напоминающие дымковскую игрушку. Вот, например: заяц, рысь, собака; а вот человек и следом за ним лошадь. В. А. Городцов предполагал, что все эти знаки - литеры неизвестного письма. Значить, они должны звучать, как звучат знаки, т.е. буквы нашего алфавита. Но как? ЧЛ - человек, лошадь. А если иначе: ЧЕ ЛО - человек, лошадь. Получилось слово ясное и очевидное, известное каждому русскому человеку. Оно означает лоб, часть головы от темени до бровей. Но какая может быть связь между глиняным горшком и человеческим лбом? Нелепица, да и только. Однако существует еще одно значение слова "чело". Оно сохранилось до наших дней, в частности на Смоленщине, и означает "наружное отверстие русской печи". В этом случае между словом и предметом, на котором оно было написано, возникала достаточно тесная связь, и это давало основание, вслед за В. А. Городцовым, предположить, что знаки Алекановской надписи действительно представляют собой "литеры неизвестного письма", скорее всего, докирилловского. Этот вывод вступал в противоречие с устоявшимся, общепринятым представлением о том, что такого письма у славян быть не должно.

Но мнение большинства - это еще не есть истина, в науке тем более. Из ее истории мы знаем множество примеров, когда прорыв в неведомое совершали именно инакомыслящие. Рискуя потерять все и приобрести при этом (в самой мягкой форме) славу вздорного человека, они шли наперекор устоявшимся мнениям и если не всегда добивались победы, торжества своих идей и устремлений, то, по крайней мере, торили дорогу идущим вслед за ними. Сказанное имеет отношение и к науке о славянах. Среди ученых, твердо и последовательно отстаивавших точку зрения о том, что у славян до Кирилла и Мефодия существовала своя собственная оригинальная письменность, можно назвать имена В. Георгиева (Болгария), П. Я. Черных, В. А. Истрина. В частности, В. А. Истрин посвятил этой проблеме десятки страниц в своем фундаментальном труде "История развития письма". Он писал: "В свете общих закономерностей развития письма представляется почти несомненным, что еще задолго до образования связей славян с Византией у них существовали разновидности первоначального письма". В своих соображениях на этот счет, как и упоминавшиеся выше ученые, В. А. Истрин опирался на археологические материалы и сообщения средневековых авторов. Старейшим среди них является "Сказание о письменах" Черноризца Храбра, болгарского монаха, жившего на рубеже IX-X веков.

ХРАБР И ДРУГИЕ

"Приими боуквы своя"
Четвероевангелие, 1144 г.

В "Сказании" Храбра говорится: "Прежде убо словене не имяху книг, но чертами и резами чьтяху и гадаху, погани суще".

В современной научной литературе этот вид "первоначального докирилловского" письма получил название письма типа "черт и резов", или "славянского рунического" письма.

О существовании письма какого-то вида у славян в докирилловскую эпоху свидетельствуют и другие средневековые авторы.

Арабский путешественник Ибн Фодлан, предпринявший в 921 году путешествие в Волжскую Булгарию, рассказал о погребении знатного русского воина с надписью на "памятнике" имени этого воина и имени царя. "Сначала они развели костер и сожгли на нем тело, - рассказывает Ибн Фодлан, - а затем они построили нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку тополя, написали на ней имя этого мужа и имя царя русов и удалились".

В другом сочинении арабского автора X века Эль Массуди есть запись о пророчестве, начертанном на камне, который он обнаружил в одном из "русских храмов".

Персидский историк Фахр ад Дин (начало XIII века) утверждал, что хазарское письмо (речь идет об исчезнувшем, но известном Фахр ад Дину хазарском руническом письме) "происходит от русского". Ибн Фодлан, Эль Массуди и Фахр ад Дин, несомненно, были знакомы с латинскими и греческими буквами, и потому полностью исключается возможность применения для надписей, которые они видели, латинского или греческого письма, хотя бы и несколько перестроенного применительно к фонетике славянской речи. Следовательно, речь шла о самостоятельном славянском письме.

Образцом этого письма в настоящее время ряд советских и болгарских ученых (В. А. Истрин, Д. С. Лихачев, П. Я. Черных, Е. Георгиев) считают надпись, оставленную нам арабским ученым Ибн эль Недимом. В труде "Книга росписи наукам", упомянув о наличии у славян в дохристианский период письменности, он передает относящийся к 987 году рассказ посла одного из кавказских племен к князю русов. "Мне рассказывал один, на правдивость которого я полагаюсь, - пишет Ибн эль Недим, - что один из царей горы Кабк (Кавказ. - Г. Г.) послал его к царю русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезаемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображены, не знаю, были ли они слова или отдельные буквы". Вслед за этим сообщением в книге помещалась надпись.

В "Повести временных лет", одной из древнейших восточнославянских летописей, написанных кириллицей, есть сообщение, согласно которому при осаде князем Владимиром Святославичем Херсонеса один из жителей этого города по имени Анастасий пустил в стан Владимира стрелу с надписью: "Кладези еже суть за тобою от востока, из того вода идет по трубе".

Встречаются указания о существовании письменности у славян, в частности на Руси, и в договорах русских князей с Византией, дошедшие до нас в списках XIV-XV веков. Два из них заключены от имени князя Олега в 907 и 911 годах, один от имени князя Игоря в 945 году.

В договоре князя Олега с греками есть указание о существовании у русских письменных завещаний: "Аще кто умреть, не урядив своего имения ци своих не имать, да возвратить имение к малым ближикам в Русь. Аще ли сотворить обряжение, такой возметь уряженное его, кому будеть писал наследити именье его, да наследит е". В договоре Игоря с греками говорится о золотых и серебряных печатях, о посыльных грамотах, которые вручались русским послам и гостям, отправляющимся в Византию: "Ношаху съли печати злати и гостье сребрени. Ныне же уведал есть князь вашь посылати грамоты к царству нашему; иже посылаеми бывають от них поели и гостье, да приносить грамоту пишюче сице; яко послах корабль селико, и от тех да увемы и мы, оже с миром приходять. Аще ли без грамоты придуть и преданы будуть нам, да держим, и храним, донде же возвестим князю вашему".

Слово печать, одинаково распространенное у всех славян, от них уже в XV веке перешедшее к немцам (Petschaft), представляется в договорах как свидетельство особенного обычая, также не исключительно русского, но бывшего и в других славянских землях. Древнейшее упоминание о печатях, какое здесь можно привести, относится к болгарам, к их договору с греками, составленному в 715 году и позже в 805 году по особенному случаю оставшемуся без подтверждения, которого желал князь болгарский Крум. В числе условий этого договора было и то, чтобы купцы являлись по своим делам не иначе как с грамотами и печатями, а те из них, которые являлись без печати, должны были лишаться своих товаров в пользу казны. Если такое условие могло нравиться болгарскому Круму, посол которого хоть и был славянин, но при дворе которого были и неславяне; если при этом оно же найдено и в Руси, то немудрено, что оно было согласовано с обычаем народным в обоих краях. Древний славянский перевод святого писания того же времени (IX-X века) подтверждает постоянно встречающимися словами печать, печатаю, запечатлети. Обязательство Святослава Цимисхию было подтверждено печатями: "написахомъ на харътии сей и своими печатьми запечатахомъ" - кто мы? Святослав говорит в этом договоре: "кляхъся и со мною боляре и Русь вся".

Печати в том значении, как обозначены они в договоре Игоря, были употребляемы и у других славян. Так у сербов, по Законнику Стефана Душана - "властеле велиции позивають се с книгам соудником, а прочий с печатию" (великие бояре вызываются к суду грамотою от судьи, а все остальные подсудимые печатью). Имелось в виду, что к грамоте прилагалась печать, а присылка одной печати без грамоты не выражала полного уважения.

Памятниками русской письменности следует считать и сами договоры с Византией, писавшиеся на греческом языке и на языке восточных славян. Особенно интересно, что в договоре Олега с греками есть указание, что Русь и Византия и в более древние времена, т.е. еще в IX веке, решали спорные вопросы "не только словесно, но и письменно".

К еще более раннему времени относятся уже упоминавшиеся письменные договора болгарских князей с Византией.

О каком-то письме у болгар в докирилловскую эпоху рассказывается и в так называемой "Солунской легенде". Аналогичная легенда имела место и у западных славян. В ней славянская письменность связывалась с неким Иеронимом (умер в 420 году).

И, наконец, еще очень важное документальное (в буквальном смысле) свидетельство.

Немецкий хронист епископ Титмар Мерзебургский (976- 1018 годы), посетивший славянский языческий храм в Прильвице, близ города Ней-Стрелица (Северная Германия), видел там идолов, на которых особыми знаками были начертаны надписи. Корпус этих надписей (свыше 100 надписей с общим объемом текста около 2 (двух!) тысяч знаков) был издан в конце XVIII века. Но уже в XIX веке нашлись ученые, посчитавшие, что надписи выполнены германскими рунами "Зля бесцельного обозначения языческих божеств на пластических изображениях" (Ох, уж эти бестолковые славяне!). Им мог бы возразить и сам Титмар. Будучи человеком грамотным (епископ!), он, надо полагать, мог отличить германские руны от знаков, которые он определил как особые.

Помимо документальных источников, существование письменности у славян в докирилловский период подтверждают и лингвинистические данные. Ведь слова "писать", "читать", "письмо", "книга" являются общими для славянских языков. Следовательно, эти слова, а значит, и славянская письменность возникли еще до разделения общеславянского языка на три ветви - южную, западную и восточную, произошедшего в середине I тысячелетия нашей эры. Высокая культура славянских племен этого периода подтверждает этот тезис. В свое время академик С. П. Обнорский утверждал, что "отнюдь не явилось бы смелым предположение о принадлежности каких-то форм письменности уже русам антского периода (т.е. примерно VI век нашей эры).

ОТ РЯЗАНИ ДО ПОЗНАНИ

"И призъва землю оть въстокъ
слънъца до западъ"
Синайский псалтырь, XI в.

Среди археологических памятников славянской письменности в первую очередь обычно называют Алекановскую надпись, речь о которой шла выше.

Близки по форме к "алекановским" и знаки на горшках из бывшего Тверского музея, а также на медных бляхах, найденных при раскопках тверских курганов X века. На двух бляхах знаки идут по кругу, образуя две одинаковые надписи.

Из находок прежних лет крайне интересны надписи на Микоржинских камнях. Найдены они в Познанском воеводстве Польши в 1856 году. Среди памятников славянской письменности, открытых в нашем столетии, наибольший интерес представляют надписи на пряслицах из Старой Рязани, Гродно, Лецкан; на грузиках Троицкого городища (верховья Москва-реки); на керамике черняховской культуры (Среднее Приднепровье). Однако не менее интересны надписи на двух баклажках, хранящихся в Новочеркасском музее; надпись на каменном нательном крестике из Московского кремля и надпись на костяном кистене из Рославля (Смоленская область), с княжеским знаком Всеволода Ярославича. Надпись, выложенная камнем на полу Софийского собора в Константинополе и потенная Ситская надпись из Родопских гор (Болгария) дополняют список славянских письменных памятников. Чтобы собрать эти и другие, просто не упомянутые здесь надписи, потребовались годы, поскольку ни у нас в стране, ни в одной из славянских стран нет какого-либо сборника или каталога памятников докирилловской славянской письменности. Надписи разбросаны по мно-гочисленным и подчас труднодоступным изданиям. Работа по их научной классификации не проводилась.

На это обстоятельство, на это положение дел обращал внимание В. А. Истрин еще в начале 60-х годов. "К сожалению, изучение истории письменности, в том числе славяно-русской, в СССР, - писал Истрин - должного внимания не придается. Ни в одном из многочисленных советских институтов не имеется отдела или сектора, который специально занимался бы историей письма. В результате изучения как всеобщей, так и русской истории письма продолжает проводиться в значительной мере в порядке индивидуальной инициативы отдельных советских исследователей. Лишь часть памятников предполагаемой русской дохристианской письменности опубликована. Публикации нередко представляют собой не документальные фотографин, а случайные зарисовки; как правило, они разбросаны по многочисленным, подчас труднодоступным сборникам и трудам институтов. Поэтому неотложной задачей является сбор всего фактического материала, его проверка, систематизация и опубликование в едином научно-документальном альбоме".

Помимо надписей на различных изделиях древнеславянских мастеров часто встречаются и отдельные знаки докирилловского письма. Достаточно назвать многочисленные Дрогочинские пломбы или знаки на монетах русских князей XI века. Знаки не образуют связных текстов и потому не принимались к дешифровке, но с ними связаны две попытки открытия и воспроизведения алфавита докирилловского письма, предпринятые в середине нашего столетия.

ДВЕ ПОПЫТКИ

 

 
"Чудный град порой сольется
Из летучих облаков;
Но лишь ветр его коснется,
Он исчезнет без следов:
Так мгновенные созданья
Поэтической мечты
Исчезают от дыханья
Посторонней суеты".
Е. А. Баратынский

Первая из попыток воссоздания докирилловского письма была сделана на основе так называемых "причерноморских знаков".

Эти знаки были открыты еще в середине прошлого столетия в русском Причерноморье: в Херсоне, Керчи, Ольвии. Археологи датируют их концом I тысячелетия до н.э. - началом I тысячелетия н.э. Знаки эти наряду с греческими встречаются на каменных плитах, надгробьях, на черепицах, амфорах и монетах.

В начале 50-х годов на причерноморские знаки обратил внимание ученый Н. А. Константинов. Сопоставив форму знаков, во-первых, с формой букв глаголицы, во-вторых, с формой знаков, встреченных на Дрогочинских пломбах, древнеславянских печатях, монетах и пряслицах, в-третьих, с формой знаков слогового письма, существовавшего в V - VI веках до н.э. на острове Кипр, Н. А. Константинов обнаружил значительное графическое сходство между знаками этих видов письма. При этом знаки глаголицы, сходные по форме с знаками кипрского слогового письма, оказались близки к ним по звуковому значению. На основании всех этих сопоставлений Константинов построил гипотезу, согласно которой причерноморские знаки ведут свое начало от знаков кипрского слогового письма. Письмо это, по его мнению, могло стать известным скифо-сарматскому, а затем и праславянскому населению Причерноморья через греческих колонистов. Под влиянием причерноморских знаков, полагал Константинов, славянами сперва были созданы знаки, применявшиеся на пломбах, печатях, монетах и пряслицах, а впоследствии и вся система буквенно-звукового глаголичного письма. Это была плодотворная гипотеза, но она рассыпалась под ударами многочисленных оппонентов, которые были уверены (!?), что большинство причерноморских знаков представляют собой родовые, племенные или личные (в том числе царские) знаки, знаки собственности, клейма мастеров и магические культовые знаки. Остается только сожалеть, что гипотеза оказалась столь незащищенной, слабой в том смысле, что она базировалась лишь на графическом сходстве различных систем письма, а одно это обстоятельство не может служить доказательством, так как оно может быть приписано случайным совпадениям. Доказательством правильности расшифровки той или иной системы знаков следует считать только прочтение связных текстов, переданных этими знаками. Среди памятников причерноморской письменности таковых не нашлось.

Другая попытка открытия и даже воспроизведения докирилловского алфавита была предпринята ученым Н. В. Энговатовым в начале 60-х годов на основе изучения загадочных знаков, встречающихся в кирилловских надписях на монетах русских князей XI века. Надписи эти обычно строятся по схеме "Владимир на столе (престоле. - Г. Г.) и се его сребро" с изменением только имени князя. На многих монетах вместо пропущенных букв стоят черточки и точки. Некоторые исследователи объясняли появление этих черточек и точек малограмотностью (опять!?) русских граверов XI века. Однако повторяемость одних и тех же знаков на монетах разных князей, причем часто с одинаковым звуковым их значением, делала такое объяснение недостаточно убедительным, и Энговатов, использовав однотипность надписей и повторяемость в них загадочных знаков, составил таблицу с указанием их предполагаемого звукового значения; значение это определялось местом знака в слове, написанном кирилловскими буквами.

О работе Энговатова заговорили на страницах научной и массовой печати. Однако оппоненты не заставили себя долго ждать. "Загадочные знаки на русских монетах, - заявили они, - это или результат взаимовлияния кирилловских и глаголических начертаний, или же результат ошибок граверов. Повторяемость же одних и тех же знаков на разных монетах они объяснили, во-первых, тем, что один и тот же штемпель использовался для чеканки многих монет; во-вторых, тем, что "недостаточно грамотные граверы повторили ошибки, имевшиеся в старых штемпелях". За этими словами стояли люди с высокими научными степенями, и Энговатов был не в силах с ними бороться, а ведь он совершенно верно подметил, что "непонятные" знаки на монетах русских князей - это не результат оплошности граверов, а литеры докирилловского письма, а точнее, письма типа "черт и резов", или, иначе, "рунического" письма. Его ошибка состояла в том, что в своих представлениях о характере этого письма он исходил из того, что письмо было буквенным. Это было очень существенно, поскольку привело к неверным конечным результатам - знакам, составившим предполагаемый алфавит докирилловского письма, были присвоены неверные фонетические значения. И тем не менее Энговатов, так остро поставив вопрос о возможности существования у славян письменности в доки рилловскую эпоху, нанес существенный удар традиционным формальным концепциям.

Неизвестно каким путем Энговатов пошел бы дальше и какое открытие подарил бы он людям. Говорят, что его сестра до сих пор хранит все его бумаги. А сам Энговатов?

Он застрелился. Из охотничьего ружья.

Историю гибели молодого ученого мне рассказал редактор одного из научных журналов между делом, небрежно листая одну из моих первых работ о дешифровке письменности типа "черт и резов". В истории было много подробностей, и рассказ был долгим. Кончив, рассказчик уставился на меня стеклянным взглядом и сухо улыбнулся. Так улыбаются в присутствии обреченных.

-А у вас есть охотничье ружье?

-Да, - ответил я. - Но вы не надейтесь. Я не застрелюсь.

ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ

"Восемь раковин каури
означают "восемь".
Ребус йоруби, Нигерия

Все надписи, исполненные письмом типа "черт и резов", имевшиеся в моем распоряжении, по месту их нахождения разделяются на две группы: надписи, найденные на территории расселения восточных славян, и надписи, найденные на территории расселения западных славян (поляков). Среди последних нашли свое место надписи на металлических фигурках из храма "Ретры" и надписи на "микоржинских" камнях. Их очень много (более 100 надписей), но в настоящей работе рас-сматриваются лишь 3 надписи на "микоржинских" камнях и 2 надписи из храма "Ретры".

Всего в работе рассматривается 25 надписей, причем 20 восточнославянских надписей выбраны также из достаточно большого их количества (около 40 надписей). Среди других восточнославянских надписей они отличаются наиболее четкими и ясными начертаниями знаков, исключающими их двойное толкование.

Надписи различными способами нанесены на предметы, изготовленные славянскими мастерами, и последнее обстоятельство позволяло заключить, что надписи выполнены на восточнославянском (дневнерусском) и на одном из западнославянских (древнепольском) (?) языках.

Надписи содержат от 2-3 до 20-29 знаков. Общее же.количество письменных знаков по 25 надписям - 240, причем разных знаков, исключая разделительные и ограничительные знаки, знаки веса и рисуночные знаки (иероглифы), среди них встречено 116 (лист 1).

Такое количество знаков, допуская даже значительную их вариантность (впоследствии подтвердилось, что 34% знаков оказались вариантами разных знаков), слишком велико для буквенного и недостаточно для словесно-слогового письма. Следовательно, скорее всего мы имеем дело со слоговой письменностью. О слоговом типе письма свидетельствует и обнаруженный в ряде надписей знак - косой штрих, стоящий обычно в нижней части строки справа от знака (лист 6 рис. 1,2; лист 8 рис. 2; лист 9 рис. 6). В индийском слоговом письме деванагари аналогичный знак назывался вирамом. "Он ставился у последнего знака слова, показывая, что слово (слог) оканчивается на согласный, а не на гласный" (37). В письменности иного типа, в частности буквенной, в вираме просто нет необходимости.

Наличие "вирама" давало основание считать, что для письма типа "черт и резов" характерны лишь открытые слоги СГ (согласный плюс гласный) и Г (гласный).

Косой штрих - вирам, стоящий справа от знака, указывал и на направление письма - слева направо.

ЭПИГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

«Скучно узнавать о том, какова
длина палочки у буквы «Л».
А. Н. Оленин,
автор первого труда
по русской палеографии

Ни один сколько-нибудь опытный дешифровщик или лингвист-профессионал, желающий получить надежные результаты, не начнет дешифровку, не проведя тщательного эпиграфического анализа. Этот анализ предусматривает изучение графических особенностей знаков письма с целью выявления закономерностей в их начертании и классификации.

В результате проведения данного анализа все без исключения знаки письменности были разделены на четыре группы: группу линейных знаков; группу рисуночных знаков; группу разделительных и ограничительных знаков и группу прочих знаков (лист 1).

В группу прочих знаков вошли знаки l L, встреченные на грузиках Троицкого городища и определенные как знаки единицы веса. Основанием к тому послужил тот факт, что знак, аналогичный знаку L , повторенный дважды и трижды, встречен на грузиках, веса которых находятся в отношении 2:3. Что касается знака ; и аналогичного ему знака : , то здесь я принял гипотезу археолога А. Ф. Дубы нина, открывшего надпись, в которой участвовал последний знак. «Возможно, это знак веса, как на других грузиках», — предполагал А. Ф. Дубынин.

Разделительные и ограничительные знаки в виде вертикальных черточек, точек, двоеточий, пробелов достаточно традиционны и известны из других письменностей. В этом смысле письмо типа «черт и резов» не было оригинальным. Роль ограничительных и разделительных знаков здесь также играют точки, вертикальные сплошные и пунктирные линии, иногда сдвоенные или с декоративными элементами (лист 1).

Группу рисуночных знаков составили 10 знаков, в которых без труда узнаются изображения копья, человека и различных животных и птиц: вепря, сохатого, собаки, зайца, рыси, лошади, сокола (?)(лист 1). При этом рисунок лошади на Алекановском сосуде рассматривается как вариант рисунка лошади, встреченного на одном из грузиков Троицкого городища.

В группу линейных знаков вошло 116 знаков. Анализируя их конструкцию, можно сделать вывод, что она для знаков, приведенных к единому масштабу, определяется довольно ограниченным набором стандартных элементов, среди которых наиболее часто встречающимися являются: короткая (типа штриха) ( 9 ) и длинная (иначе, «мачта») ( 8 ) линии и линия средних размеров ( & ); реже — линии в виде крутой дуги ( 2 ) и совсем редко — в виде правильного круга и полукруга. В отношении линий иного типа, в частности разномерных, плавно изогнутых линий и линий, изогнутых в виде пологих дуг, после тщательного сопоставления различных знаков я пришел к заключению, что они представляют собой лишь разновидности (варианты) в первом случае соответствующих им по длине прямых линий, а во втором случае — соответствующих комбинаций из двух равновеликих прямых линий: ( 2 = 4 ; S = A ) и это, в конечном итоге, позволило мне выделить варианты ( i , I , [ , { , I ) соответствующих знаков ( s , A , p , P , U ). Продолжая работу по выявлению вариантов знаков, я обратил внимание на заметное графическое сходство значительной части знаков, правда, в ином плане, чем это отмеченовыше. Сколь велико это сходство, можно продемонстрировать наглядно: B - b, n; a - A; d - f; Y - y; F - f; D - G, F, g; C - c; V - v; H - h; w - E; H - h; ! - 1; J - j; * - &. Правые члены продемонстрированных пар были определены как варианты знаков, стоящих слева (на листе 1) варианты знаков показаны в скобках). Кроме того, знаки ^ и 5 ( % , 6 ), близкие по пространственному объему, были также отнесены к вариантам одного и того же знака, а при сопоставлении надписей с одинаковым «содержанием» (лист 9) было установлено, что знак x является вариантом знака X .

Выделив из общего числа линейных знаков их варианты, было определено истинное количество разных письменных знаков письменности тала «черт и резов» — 74. Из этого числа 56 знаков, распределении по соответствующим эпиграфическим рядам, составили 1-ю подгруппу рассматриваемой группы, а остальные 18 знаков, не уложившиеся ни в один из этих рядов, составили вторую, смешанную подгруппу знаков. Всего в составе первой подгруппы было выделено 13 эпиграфических рядов. Каково же их содержание и содержание смешанной подгруппы?

ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ РЯДЫ

«Сколько бессонных ночей...»
Эдуард Дорм

Косой штрих — вирам, о котором было сказано выше, свидетельствовал и о том, что для дешифруемой письменности характерны толке открытые слоги типа СГ (согласный плюс гласный) и Г (чистый гласный), а такой строй письма, как известно, не допускает сдвоения согласных. Слоги следуют один за другим только в таком порядке: СГ СГ СГ и т.д. Но поскольку звуковая структура языка древних славян была все же несколько сложнее, то для согласования строя речи и строя письма этот знак был крайне необходим, чтобы создавать слоги типа ССГ (СГ` + СГ - ССГ). Строй письма определил, в свою очередь, и содержание эпиграфических рядов, а именно: знаки, составляющие какой-либо ряд, должны начинаться с одного и того же согласного, например: ТА ТЕ ТИ ТО или НА НЕ НИ НО и т.д. В состав же смешанной подгруппы должны были входить только знаки, обозначающие гласные, которые не могут образовывать самостоятельных рядов. Однако объем смешанной подгруппы значительно превысил количество возможных гласных за счет знаков, обозначающих слоги типа СГ, которые по тем или иным причинам не попали в свои эпиграфические ряды.

Как же формировались эпиграфические ряды? В основе построения каждого из них лежит обычный комбинационный принцип, которым, как представляется, руководствовался автор — создатель письменности типа «черт и резов», позволяющей различать знаки как целых рядов, так и отдельные знаки в пределах ряда. Иными словами, различия между эпиграфическими рядами определяются набором тех или иных стандартных элементов, их количеством либо, при равном количестве, иным планом их расположения, а различия знаков в пределах ряда, за редким исключением, — лишь планом расположения одного и того же количества стандартных элементов . [Описание и сравнительная характеристика эпиграфических рядов с разъяснением комбинационного принципа, определившего различия знаков в пределах этих рядов, помещены в Лингвистическом комментарии ко второй части.]

Сформированные эпиграфические ряды на следующем, наиболее ответственном этапе дешифровки — идентификации (озвучивании) знаков письменности призваны были облегчить эту задачу, поскольку идентификация (озвучивание) лишь одного знака эпиграфического ряда автоматически определяла звучание остальных знаков этого ряда, правда без огласовки.

Существует ряд методов озвучивания знаков письменности, принятой к расшифровке. Один из них называется «иконографическим». Суть метода состоит в сравнении знаков письменности, которую предстоит расшифровать, со знаками уже известной письменности. При этом знаки, идентичные в графическом отношении знакам известной письменности, получают фонетические значения последних. Но с какой из известных письменностей следовало сопоставлять знаки письменности типа «черт и резов»? Выбор определили некоторые обстоятельства, связанные с историей создания славянских азбук.

ИКОНОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД ОЗВУЧИВАНИЯ ЗНАКОВ

«И разоумеете истину и истина
освободит вы» («И разумейте истину
и истина освободит вас» - перевод).
Остромирово Евангелие

Никто не знает, какую азбуку изобрел Кирилл — кириллицу или глаголицу, и вообще, создал ли он одну из этих азбук или только усовершенствовал, упорядочил древнеславянскую письменность, существовавшую задолго до него. По крайней мере, в одном из посланий папы Иоанна VIII недвусмысленно говорится, что «славянские письмена» были известны до Кирилла и он их «только вновь нашел, вновь открыл». А в одном из списков Паннонского жития (жития Кирилла) при перечне букв кириллицы в примечании о том же, но в иной форме говорится: «Се же есть буква словенска и болгарска, еже есть русская». Из сказанного можно сделать вывод, что при создании кириллицы (или глаголицы) Кирилл заимствовал знаки для своего алфавита из какого-то письма, я полагаю, из письма типа «черт и резов». [Сходность же букв славянских азбук и греческого алфавита объясняется тем, что и те и другие «вышли» из единой дохристианской славянской письменности.] И действительно, при сопоставлении знаков письменности типа «черт и резов» с кириллицей и глаголицей было выявлено 23 знака, совпадающих по форме. Я не преминул этим воспользоваться, отождествив знаки дешифрируемого письма с буквами славянских азбук. Причем отождествлялись не только основные знаки, но и их варианты, встреченные как среди знаков письменности типа «черт и резов», так и среди букв азбук, в частности глаголицы (болгарская и хорватская глаголица).

В результате проведенного отождествления были идентифициро ваны — получили «приблизительное» или «условно-приблизительное» звучание 23 знака письменности типа «черт и резов» по эпиграфиче ским рядам, что позволило, в конечном итоге, считать, что:

 

 

знаки 1-го ряда обозначают слоги на «В-» (5 слогов)
  2-го   на «К-» (5 слогов)
  3-го   на «Л-» (6 слогов)
  4-го   на «Т-» (6 слогов)
  5-го   на «Н-» (6 слогов)
  7-го   на «С-» (4 слога) [Знак с «условно-приблизительным» звучанием.]
  8-го   на «Р-» (4 слога)
  9-го   на «П-» (4 слога) [Знак с «условно-приблизительным» звучанием.]
  10-го   на «Ш-» («Щ-») (3 слога)
  11-го   на «М-» (4 слога)
  12-го   на «Ж-» (3 слога)
  13-го   на «Б-» (4 слога)

Кроме того, было получено «приблизительное» и «условно-приблизительное» звучание еще 5 знаков из состава смешанной подгруппы: 0 — «Г-»; O — «Ч-»; G — «3-» (отвечающий букве «земля»); q — «3-» (отвечающий букве «зело»); W — «д-». (Поскольку сходимость двух последних знаков с буквами кириллицы и глаголицы все же несколько условна, то им было присвоено «условно-приблизительное» звучание). Еще 5 знаков из состава смешанной подгруппы были идентифицированы как «И» — знак & , как «ЙУ» — J и как гласные: знак q — «Е»; знак & — «И»; знак K — «У»; знак VU.

Общий итог идентификации знаков письменности типа «черт и резов» при отождествлении их с буквами кириллицы и глаголицы следующий. Из 74 знаков письменности типа «черт и резов»: для 5 знаков установлено фонетическое значение; для 49 знаков, обозначающих слоги типа СГ, установлено «приблизительное» звучание и еще для 10 знаков — «условно-приблизительное». Всего, с той или иной степенью надежности, было озвучено 64 знака.

Понятия: «приблизительное» звучание, «условно-приблизительное» звучание, «условно-фонетическое» и «фонетическое» значение введены в работе для определения степени надежности и информативности идентификации на самых различных стадиях дешифровки. При этом понятие «приблизительное» звучание определялось как степень информативности идентифицированного знака, когда получено лишь звучание «согласного» в слоге типа СГ, а понятие «условно-приблизительное» звучание — как степень достоверности и надежности звучания этого согласного. В процессе дешифровки, на самых различных его стадиях, особенно при использовании комбинаторного метода, «условно-приблизительное» звучание приобретало степень «приблизительного» звучания, а последнее, в свою очередь, переходило в условно-фонетическое или фонетическое значение знака.

АКРОФОНИЧЕСКИЙ И ИНЫЕ МЕТОДЫ ОЗВУЧИВАНИЯ ЗНАКОВ

«Писано бо есть во святых правиле»
Рукопись середины XVII в.

Метод акрофонии — достаточно распространенный и простой метод, которым пользовались дешифровщики всех времен для получения фонетического значения какого-либо знака (Тайна древних письмен (Проблемы дешифровки). — М., 1976). Суть метода состоит в том, что исследователь отождествляет знак с каким-либо предметом и берет для чтения из названия этого предмета первую букву или первый слог. Все это очень просто, если забыть при этом, что окружающий нас мир столь многообразен и многолик, что при желании для любого абстрактного знака, для любого крючка в нем можно найти сколь угодно предметных соответствий. И потому был применен метод акрофонии в несколько ином ключе, чем это принято: не выходя за пределы тесного круга знаков самой письменности. Этот метод был назван методом «локальной акрофонии».

Еще на стадии эпиграфического анализа было обращено внимание на то, что среди линейных знаков письменности типа «черт и резов» встречаются знаки, представляющие из себя схематические, условные изображения рисуночных знаков, исполненных в столь реалистической манере, что в них без труда узнавались изображения человека, копья, различных животных и птиц: сохатого, вепря, лошади, собаки, зайца, рыси, сокола. Было проведено сопоставление, отождествление линейных знаков письменности типа «черт и резов» именно с этими изображениями, этими иероглифами, фонетическое значение которых было: КО — КО(пье) *kopьje (Меркулова); ЧЕ(ЦЕ) — ЧЕ(ловекь) [ЦЕ(ловекъ) ] *celovekъ (Меркулова); СО — СO(хатый) (лось); BT — ВY(прь); ЛО — ЛО(шадь); ЗА — ЗА(яц) *zajeсь (Меркулова); РЫ — РЫ(сь) *rysь (Меркулова); СА — СА(бака) (собака); СЪ = СK — СK (коль) *sokolъ (Меркулова). В результате были получены фонетические значения для линейных знаков: M — КО; y — ЧЕ(ЦЕ); # — ВT; i — ЛО; w — ЗА; W — РЫ; p - СА(?) [Здесь и далее — «звездочка» перед словом, написанным латиницей - это форма написания праславянских условновосстановленных форм.]

В итоге в результате применения метода «локальной акрофонии (помимо того, что рисуночные знаки были использованы при чтении ряда надписей) были получены фонетические значения 7 линейных знаков и «приблизительное», звучание знаков 6-го эпиграфического ряда, обозначающего слоги на «Ч-» («Ц-»). Кроме того, были подтверждены «приблизительные» звучания знаков 1, 2, 3, 8 и 12-го эпиграфических рядов, а знаки 7-го эпиграфического ряда перешли из разряда знаков с «условно-приблизительным» звучанием в разряд знаков с «приблизительным» звучанием.

Метод, а точнее, прием, с помощью которого было получено фонетическое значение одного из знаков дешифруемой письменности, не имеет названия, а знак, о котором идет речь, был встречен на металлической пластине из храма «Ретра», в верхней части которой изображены солнце, луна и созвездие Рака. Созвездие сопровождал знак, аналогичный 5-му знаку Алекановской надписи (копия латинской буквы N ), с «приблизительным» звучанием «К-». Созвездие Рака у славян обозначалось словом КАркинъ. Следовательно, фонетическое значение рассматриваемого знака — КА.

Всего после применения иконографического метода и иных, упомянутых выше, методов с той или иной степенью надежности и информативности было идентифицировано 66 линейных знаков, причем для 13 знаков из этого числа были установлены фонетические значения.

Из других методов для идентификации знаков письменности типа «черт и резов» в данной работе применялись: метод искусственной билингвы и комбинаторный метод. Методы ипользовались в комплексе, и затруднительно сказать, какой из них был более эффективным при дешифровке того или иного текста. Результаты идентификации знаков, полученные при использовании этих методов, будут освещаться по мере их получения, в процессе чтения каждой отдельной надписи.

ЗНАКИ И НАДПИСИ НА ГРУЗИКАХ ТРОИЦКОГО ГОРОДИЩА

«Мал золотник, да дорог».
Русская поговорка

Троицкое городище расположено в верховьях реки Москвы, недалеко от Можайска. Время существования городища IV—III вв. до н.э. — V или VI вв. н.э. Раскопки городища проведены в 1956—1960 годах Московской экспедицией Института археологии АН СССР под руководством А. Ф. Дубинина. В результате раскопок было обнаружено большое количество самых различных предметов дьяковской культуры и среди них — глиняных грузиков.[«Дьяковцы» — кто они? На этот счет среди ученых нет единого мнения. «Уже первый исследователь Дьякова городища В. И. Сизов определил открытую им культуру как принадлежащую предкам угрофинских народов, населяющих и сейчас значительную территорию От Оби до Балтийского моря и от Волги до Дуная. И сейчас многие исследователи думают, что междуречье Оки и Волги заселяли в древности Угро-финские племена, а славяне появились здесь лишь в IX — X вв. Но есть и другие ученые, которые считали, что дьяковская культура принадлежит древним восточнославянским племенам» (61)]

Грузики — самой различной формы, в том числе в виде шариков со слегка уплощенной с одной стороны поверхностью, что придает им большую устойчивость. На этих грузиках имеются знаки в виде или вертикальных черточек, или точки, или двоеточия и т.д.

А. Ф. Дубинину удалось установить зависимость между весом шариков и знаками, на них изображенными, и определить весовую единицу, значения которой составляют: 4,0; 4,51; 3,98; 4,54; 4,0; 5,1; 4,43; 4,33; 4,38 грамма. Среднеарифметическое значение весовой единицы - 4,363 грамма. По всей видимости, жители Троицкого городища в качестве весовой единицы употребляли «золотник». Вес «золотника» — 4,266 грамм..

Помимо глиняных шариков на городище найдено около 600 грузиков «дьякова типа», различных по размерам [И соответственно по весу: от 50 до 100—150 граммов; грузики, по всей видимости, использовались для взвешивания такого дорогостоящего товара, как соль.] и форме (тюльпано-образные, биконические, катушкообразные и др.). Исключительный интерес представляют грузики со знаками письменности, найденные в слое V—VI вв. н.э.

ГРУЗИК №1

Грузик тюльпанообразной формы. Высота грузика 2,6 см; диаметр основания 4,5 см. Вес грузика, по данным археологов, 51 грамм. Надпись нанесена по окружности, на конической поверхности грузика и состоит из 7 знаков. Знаки выполнены углублениями в виде точек (лист 5, рис. 1).

3-й и 5-й знаки — разделительные линии, «...дальнейшее изучение знаков на грузиках дало основание считать их (зги линии. — Г. Г.) только линиями, разделяющими фигуры» .

4-й знак — цифра, показывающая, сколько весовых единиц содержит данный грузик. «Возможно, это знак веса, как на других грузиках»,- предполагал А. Ф. Дубинин.

Знаки 1-й, 2-й, б-й носят отчетливый рисуночный характер. «Расположение предполагаемой фигуры свиньи в начале изображенной сцены стада домашних животных, а затем крупного рогатого животного и в конце ее фигуры коня вполне соответствует остеологическим данным состава стада у населения Троицкого городища», — писал А. Ф. Дубынин, не предполагая, что эти фигурки животных — пиктографические знаки письменности.

Зачем на грузиках рисовать состав стада? Ведь не рисуем мы на гирях состав нашего «стада»: трактора, автомашины, самолеты. Мы указываем на гирях их вес, и с нашей стороны было бы несправедливо отказывать в здравом смысле нашим далеким предкам.

При чтении упомянутых рисуночных знаков (иероглифов) был использован принцип акрофонии.

1-й знак — слог ВБ ВЕ(прь) — дикая свинья, кабан
2-й знак — слог СО СО(хатый) — лось
6-й знак — слог ЛО ЛО(шадь)

«Приблизительное» звучание знака ; , как члена 4-го эпиграфического ряда, — «Т-».

Текст надписи (рабочий вариант):

ВTСО | ; | ЛОТ —

Из рабочего варианта текста надписи следует, что вес грузика дается в лотах,

По Фасмеру М., слово «лот» является заимствованным (XVI) (XVII вв.) (нем. lot или галл, lood) (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — М., 1967, т. 2, с. 522) и вроде бы не должно иметь места в древнерусской надписи V—VI вв.

Не настаивая на включении этого слова в праславянский лексический фонд, я тем не менее хочу заметить: 1) заимствование могло произойти много раньше, чем считает Фасмер М. и 2) лот как единица веса известен был еще в Древнем Египте, и вопрос о том, кто у кого и когда мог заимствовать, следует считать открытым.

Итак, Лот(ъ) — древняя мера веса - 12,797 грамма (56). Вес грузика, поданным археологов, 51 грамм. 51 : 12,797 - 4. В результате те этих несложных математических расчетов удалось идентифицировать 4-й знак: он означает цифру 4.

Текст надписи (окончательный):

ВTСО 4 ЛОТА

ВMСЪ — тяжесть, весь (Срезневский)
ВMСИТИ, ВMШУ — вешать, взвешивать (Срезневский)

Перевод текста:

Вес (Весом; Весит) 4 лота

Форма слова «ВMСЪ» — «ВTСО» — несколько необычна; правильнее было бы читать это слово как «ВTСЬ», но тогда слово «сохатый», определившее чтение второго слога надписи, следует читать как «СЪХАТЫЙ - СKХАТЫЙ». Существует же представление, что «в корне слова «сохатый» редуцированного «ъ» не было, так как оно образовано от «соха». В связи с этим на данной стадии дешифровки письма типа «черт и резов» за рисуночным знаком (иероглифом), изображающим «сохатого», закрепляются два фонетических значения: СО и СЪ = СK.

Результаты идентификации: фонетическое значение знака ; — ТА; знак ; - цифра 4; подтверждено «приблизительное» звучание знаков 4-го эпиграфического ряда, обозначающих слоги на «Т»- .

ГРУЗИК № 2

Грузик тюльпанообразной формы. Высота грузика 2 см; диаметр основания 7,5 см. Вес грузика неизвестен, так как сохранилась лишь одна его половина. Но по тому, что осталось, можно совершенно определенно сказать, что грузик по своему объему в два раза был больше, чем грузик №1, и соответственно его вес должен был быть в пределах 100—110 граммов.

Надпись на грузике нанесена по кругу, на поверхности большого диска. Первая половина надписи имеет планировку по вертикали (в «столбик»), вторая половина — обычную строковую планировку. Надпись состоит из 7 знаков (надпись неполная). Знаки выполнены углублениями в виде точек (лист 5, рис. 2).

Знаки 1-й и 2-й носят рисуночный характер и аналогичны изображениям вепря и сохатого на грузике № 1. Фонетическое значение знаков, соответственно, — ВT и СK (СЪ = СО).

Знаки 2-й и 5-й — разделительные линии.

Знак 4-й полностью идентичен знаку на грузике № 1, обозначающему цифру 4.

Фонетическое значение знака k, полученное при сопоставлении с кириллицей и глаголицей, — «у».

"Приблизительное" звучание знака H как члена 5-го эпиграфического ряда - "Н-".

Текст надписи (рабочий вариант):

ВTСK (СЪ = СО) 4 УН-

Вес грузика 100-110 граммов. Количество весовых единиц 4. Вес одной весовой единицы 100-110: 4 - 25-25,2 грамма и соответствует весу унции.

Текст надписи (окончательный):

ВTСK (СЪ = СО) 4 УНИ(КИ)

Уника, уникия - унция (Срезневский)

Перевод текста: Вес (Весом, Весит) 4 унции.

По Фасмеру М., слово "унция" заимствовано из нем. Unze (Фасмер М., т. IV, с. 163). Здесь я могу сказать то же самое, что сказал в отношении слова "лот", но при этом хочу добавить, что германцы заимствовали "унцию" у римлян ("римская унция"), а римляне в свою очередь - у этрусков.

Результаты идентификации: фонетическое значение знака H - "НИ"; подтверждено фонетическое значение знака k - "у" и "приблизительное" звучание знаков 5-го эпиграфического ряда, обозначающих слоги на "Н-"; косвенно подтверждено значение знака :, обозначающего цифру 4.

ГРУЗИК №3

Грузик тюльпанообразной формы. Высота грузика 2,2 см, диаметр основания 5 см . Вес грузика порядка 50-55 граммов, определен путем сравнения с грузиками, вес которых известен.

Надпись нанесена по кругу, на конической поверхности грузика и состоит из 6 знаков. Знаки, как и на рассмотренных выше грузиках, выполнены углублениями в виде точек (лист 5, рис. 3).

1-й знак - аналогичен знаку, изображающему "вепря" на грузиках № 1 и №2; фонетическое значение знака - ВT.

"Условно-приблизительное" звучание знака t как члена 9-го эпиграфического ряда - "П-"; "приблизительное" звучание знака как члена 2-го эпиграфического ряда - "К-"; "приблизительное" звучание знака I как члена 5-го эпиграфического ряда - "Н-".

Знаки 5-й и 6-й идентичны; вероятно, каждый из них обозначает одну и ту же единицу веса.

Текст надписи (рабочий вариант):

ВT. К(-) П(-) Н(-) вес.ед. вес.ед.

Две одинаковые весовые единицы подряд могли означать, что вес грузика равен двум весовым единицам, или, иными словами: вместе, в совокупности две весовые единицы составляют вес этого грузика, т.е. вес грузика измеряется двумя весовыми единицами.

КУПНО - вместе, всего, в совокупности (СРЯ);
КУПЪ - КУПЬ - вместе (Срезневский);
К3ПОNА с. ж. - мерило, весь (Востоков)

Учитывая, что вес грузика порядка 50-55 граммов, а вес одной унции - 25,894 грамма, я предположил, что знак обозначает унцию.

Текст надписи (окончательный): (Л.К.) [Здесь и далее буквы Л.К. означают, что результаты идентификации (озвучивания) надписи помещены в Лингвистическом комментарии.]

ВT(съ) КLПЬНО (две унции)

Перевод текста:

"Вес в совокупности две унции" или "Вес измеряется двумя унциями".

АЛЕКАНОВСКАЯ НАДПИСЬ

"Не боги горшки обжигают,
А те же люди".
Русская пословица

Выше уже говорилось об Алекановской надписи и при этом отмечалось, что часть знаков этой надписи, а именно 4-й, 6-й, 9-й, 10-й и 12-й, носят отчетливый рисуночный характер, в них без труда узнаются изображения человека и различных животных. При идентификации рисуночных знаков был использован акрофонический метод (лист 6, рис. 1).

Знак 4-й - "ЗА" - ЗА(яц); *zajecь (Меркулова)
Знак 6-й - "РЫ" - РЫ(сь); *rysь (Меркулова)
Знак 9-й "ЧЕ(ЦЕ; ЧО; ЦО)" - ЧЕ(ловекъ), ЦЕ(ловекъ), ЧО(ловекъ), ЦО(ловекъ (НГБ) ]*celovekъ (Меркулова)
Знак 10-й - "ЛО" - ЛО(шадь)
Знак 12-й - "СА" - СА(бака)?

"Приблизительное" звучание знаков 1-го, 3-го, 7-го и трижды повторенного знака %, как членов соответствующих 5, 13, 4 и 1-го эпиграфических рядов: "Н-", "Б-", "Т-" и "В-".

Поперечные черточки на концах основных элементов 3-го и 7-го знаков в данном случае имеют декоративное назначение.

Фонетическое значение 5-го знака - "КА". В нижней части строки, справа от знака, показан косой штрих - вирам; 5-й знак, с вирамом читается как одиночный согласный "К".

"Условно-приблизительное" звучание 13-го знака, определенное при сопоставлении с глаголицей, - "Д-".

Звучание 2-го знака неизвестно.

Текст надписи (рабочий вариант):

Н-?? Б-ЗАКРЫТ- В- ЧЕЛО В- СА Д-В-

В тексте нет разделительных знаков, но уже при первом знакомстве с ним, несмотря на отсутствие гласных в некоторых слогах, совершенно отчетливо читаются слова: "закрыты"; "чело", предлог "в(ъ)", стоящий перед этим словом, и последнее слово "в(ъ)-сад(и)в(ъ)". Смысл надписи, исходя из назначения предмета (горшок), очевиден: прежде чем "въсадити" (поставить) горшок в "чело", его следует (надо, должно) "закрыть" (закрывать), чтобы не остывала находящаяся в нем еда.

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

НАДKБT ЗАКРЫТЬ ВЪ ЧЕЛО ВЪСАДИВЪ

НАДKБT - быть нужным, должным. Надобъ = надобе = надоби = надобь: быти надобъ - быть нужным, должнымъ (Срезневский)
ЗАКРЫТЬ - закрыть (закрывать). Закрыти, закрыю - закрывати (Срезневский).
ВЪ - предл. В
ЧЕЛО - наружное отверстие русской печя *сelo (Трубачев).
ВЪСАДИВЪ - посадив (поставив) гл. ВЪСАДИТИ, ВЪСАЖУ - посадить, поместить (Срезневский). "А се та хочоу, коне коупивъ и кьнажъ моужъ въсадивъ, та на сьводы" - "И вот я хочу, купив коня и на него посадив княжьего мужа, потом на свод"

Перевод текста: Надо (должно) закрыть, в чело посадив.

Содержание текста следует толковать как практический совет, исполненный в традициях русских присловий, поговорок и т.п.

НЕДИМОВСКАЯ НАДПИСЬ

"Все люди братья"

Русским ученым Недимовская надпись стала известна в 1836 году, и с тех пор было высказано немало гипотез относительно ее содержания. "Одни ученые считали, что это искаженное переписчиком арабское написание, но это маловероятно. Другие вообще сомневались в подлинности загадочной надписи, считая ее выдумкой. Пытались в надписи найти общие черты со скандинавскими рунами, с буквами древних надписей Синайского полуострова, с символами славянской глаголицы. Выдвигалась мысль, что это - не надпись, а простые рисунки, вслед за ней - другая: надпись представляет собой пиктографическую маршрутную карту с обозначением рек, гор, лесов. Пытались и прочесть надпись как имя "Святослав" или как фразу "Славянин с Руси", но такое прочтение оказалось не очень убедительным".

По своей графике надпись отличается и от греческого, и от латинского, и от глаголического, и от кирилловского письма, и "в настоящее время большинство советских и болгарских ученых (Д. С. Лихачев, П. Я. Черных, Н. А. Константинов, В. А. Истрин, В. Георгиев и др.) считают надпись Ибн эль Недима образцом славянского докириллов-ского письма типа "черт и резов" .

Надпись состоит из 8 знаков, но совершенно очевидно, что знаки первый и последний представляют собой слитное написание нескольких знаков. В расчлененном состоянии (членение практически не затрагивает рисовки надписи) надпись содержит 12 знаков (лист 6, рис.2).

Фонетическое значение знаков 3, 4, 5, б и 11-го соответственно: и, и, и, вё и та.

"Приблизительное" звучание 2, 8, 9 и 12-го знаков как членов 1-го, 9-го, 13-го и 5-го эпиграфических рядов соответственно: "В-", "П-", "Б-" и "Н-".

Условно-фонетическое значение 7-го знака - СЪ = СK. Рисуночный знак (иероглиф) изображает "сокола", летящего вправо. (СЪКОЛЪ - СKКОЛЪ)*soко1ъ (Меркулова). В какой-то мере, знак в графическом отношении сближается и со знаком, встреченным на пряслине из Старой Рязани и обозначающим слог РЪ = РK. Таким образом за 7-м знаком были закреплены два условно-фонетических значения: СЪ = СK и РЪ = РK.

Фонетическое значение двух идентичных знаков: 1-го и 10-го - неизвестно.

Знак 9-й сопровождает косой штрих - вирам, призванный снимать огласовку. Знак с вирамом читается как одиночный согласный "Б".

Текст надписи (рабочий вариант):

1-й вариант: ??В-ИИИВTСЪП-Б??ТАН-
2-й вариант: ??В-ИИИВTРЫ1-Б??ТАН-

В тексте нет разделительных знаков, но присутствие трех "и" подряд, одно из которых, среднее, явно играло роль соединительного союза, позволило отделить первые три слога от остального текста. При этом выделялись и сочетания слогов третьей и четвертой части текста: ??В-И И ИВЕСЪ П-Б??ТАН/. В четвертой части текста совершенно отчетливо "просматривалось" слово "поб(ра)тан-", а поскольку 10-й знак надписи в этом слове читался как РА, а он (этот знак) идентичен в графическом отношении 1-му знаку, то текст приобрел следующий вид:

1-й вариант: РАВ-И И ИВTСЪ П(0)БРАТАН-;
2-й вариант: РАВ-И И ИВTРЪ П(0)БРАТАН-

"Рав(-)и" и "Ивесь" - вероятно, два мужских имени тюркского (?) происхождения, и поскольку речь в надписи шла о двух лицах, то слово "п(о)братан-" следовало читать как "п (о) братане". Этот вывод справедлив и для второго варианта прочтения надписи, в котором слово "Рав(-)и" может рассматриваться как самоназвание русских, а слово "Иверъ" - как самоназвание грузин (древнее название Грузии - Иверия).

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

1-й вариант: РАВЬИ И ИВTСЪ ПОБРАТАНЕ;
2-й вариант: РАВЬИ И ИВTРЪ ПОБРАТАНЕ

ПОБРАТАНЕ - мн. числ. сущ. ПОБРАТАНЪ - побратим - названный или крестовый брат,от слова побрататься - стать названными братьями, подружиться братски на век (Даль). По-болгарски, в переносном смысле, побратан - союзник.

Перевод текста:

1-й вариант: Равьи и Ивесь союзники (братья);
2-й вариант: Равьи и Иверъ союзники (братья).

"В русской летописи под 986 годом (за год до рассказа посла, записанного Недимом) сообщается о посольстве хазарского кагана к киевскому князю Владимиру. Именно с этим посольством мог прибыть на Русь кавказский посол. В связи с этим историки выдвинули два предположения: во-первых, оригинал Недимовской надписи был выполнен в год пребывания этого посольства в Киеве, и, во-вторых, надпись была "охранной грамотой" - своего рода посольским документом".

Текст надписи, подтверждающий, что Равьи и Ивесь (Равьи и Иверъ)[Равьи и Иверъ - русские и грузины.] союзники (братья), хорошо согласуется с версией о назначении надписи как "охранной грамоты".

НАДПИСЬ НА ГЛИНЯНОЙ ИКОНКЕ [Возраст IX-X вв. н.э.]

Глиняная иконка с изображением святого найдена при раскопках Вятического городища у д. Слободка на Навле сотрудниками Верхнеокской экспедиции.

Надпись на иконке расположена вертикально, в "столбик", слева от лика святого и состоит из 4 знаков (лист 6, рис. 3)

Фонетическое значение знаков 1-го, 2-го, 3-го и 4-го соответственно: КА, ВT, ДИ, U.

Текст надписи: КАВTДИU (Л.К.)

КАВTДИU - каменное изваяние. Каведь - каведия - означает: каменное изваяние (Срезневский).

Принимая во внимание, что лик святого выполнен на глине, а глина, как известно, при высыхании становится камнеподобной, то можно говорить о полном совпадении смысла надписи с "содержанием" предмета, на который нанесена эта надпись.

НАДПИСЬ НА ШАХМАТНОЙ ФИГУРЕ

"В1-Д2
Ход конем"

Костяное, цилиндрической формы основание шахматной фигуры найдено на Темировском поселении (X в.?) (лист 6, рис. 5).

Надпись состоит из двух знаков. Между знаками письменности, в верхней части строки, находится геометрическая фигура, представляющая собой сложное переплетение двух овалов: вероятнее всего, это символ шахматной игры.

Знак 1-й носит отчетливый рисуночный характер: изображено КО(пье)* kopьje (Меркулова). Согласно с принципом акрофонии, фонетическое значение знака - КО. "Приблизительное" звучание 2-го знака как члена 5-го эпиграфического ряда - "Н-".

Текст надписи: (Л.К.).

КОН-, т.е. конь

КОНЬ - название шахматной фигуры.

НАДПИСЬ НА КОСТЯНОМ КИСТЕНЕ ИЗ РОСЛАВЛЯ

"Кому кистень, а кому четки" Владимир Даль

Костяной кистень (?) найден на рославльском детинце (г. Рос-лавль, Смоленская область), на пожарище, в слое XIII века (?).

На лицевой стороне кистеня нанесен "княжеский знак", по форме "напоминающий княжеский знак Всеволода Ярославича, а также знак Ростислава Мстиславича Смоленского, правнука Всеволода". На оборотной стороне кистеня находится надпись, нанесенная по кругу. Для чтения надписи ей придана строковая планировка. Надпись содержит 6 знаков (лист 6, рис. 4).

Фонетическое значение 4-го знака - ЛО; условно-фонетическое значение 6-го знака - ВЬ = ВY; "приблизительное" звучание 1-го и 3-го знаков, как членов 1-го эпиграфического ряда, соответственно: "В-" и "В-". Знак 2-й, расположенный в центральной, наиболее обгоревшей части кистеня, просматривается плохо, но он по своей конструкции может быть отнесен к 7-му эпиграфическому ряду знаков, обозначающих слоги на "С-". "Приблизительное" звучание 5-го знака, близкого в графическом отношении к букве "земля" с фонетическим значением "ДЗ-3-3": - 3-.

Текст надписи (рабочий вариант):

В-С-В-ЛО-3-ВЬ

В сочетании полных слогов и слогов с отсутствующими гласными совершенно отчетливо "просматривается" имя Всеволод, которому, по заключению историков, возможно, и принадлежал этот кистень. А если кистень принадлежал Всеволоду, то, значит, он "Всеволожь" или "Всеволожев", о чем и говорит надпись.

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

ВЪСЕВОЛОЖYВЬ или ВЪСЕВОЛОЖYВY (в последнем случае речь могла идти не о кистене, а просто о костяном предмете - существительном среднего рода).

НАДПИСЬ НА КЕРАМИКЕ ИЗ БЕЛОЙ ВЕЖИ

"Одоле Святослав Козаромъ.
и град их Белу Вежю взя".
Повесть временных лет

На вещах и особенно на глиняных сосудах из Белой Вежи М. И. Артамонов обнаружил разнообразные знаки, а также буквы и надписи. Большинство букв и надписей, как и предполагал М. И. Артамонов, являются греческими, но на обломке одного сосуда была найдена надпись, выполненная знаками письма типа "черт и резов" (лист б, рис. 6).

Часть знаков упомянутой надписи представляет собой слитное написание нескольких знаков, и пришлось произвести их расчленение. Но если расчленение левой части надписи представляется достаточно верным, то расчленение крайней правой части вызывает сомнение. Кроме того варианта расчленения надписи, который показан на рис. 6, лист 6 видимо, возможен и другой: c - O C F, в связи с чем предлагаются два варианта чтения правой части надписи.

Итак, фонетическое значение 3-го знака - КА; 4-го и 7-го - НЕ; "приблизительное" звучание знаков K, j, Q, 3, F как членов 3, 4, 8, 1 и 5-го эпиграфических рядов соответственно: Л-; Т-; Р-; В-; Н-; "приблизительное" звучание знака O - "Ч-"; "приблизительное" звучание знака ] (?) - "Р-"; фонетическое значение знака & (?) - И; фонетическое значение знака C неизвестно.

Текст надписи (рабочий вариант):

1-й вариант: Л-Т-КА НЕ Р-В- НЕЧ-Р-ИН(Ь)*
2-й вариант: Л-Т-КА НЕ Р-В- НЕЧ-??Н(Ь)

*Знак близок по своей конструкции к знаку g с фонетическим значением НЬ = НY, встреченному на шахматной фигуре с Темировского поселения.

В тексте нет разделительных знаков, но, выделив первые три слога, образующие сочетание "лтка", было найдено в нем сходство со словом ЛАТКА - горшок, горнец (Срезневский). Я посчитал это выделение верным, т.к. это слово отвечало "содержанию" предмета, ведь надпись нанесена на глиняный сосуд, горшок.

За словом ЛАТ-КА шла отрицательная частица "не". Сочетание, которое шло за этой частицей, было слишком неопределенным: Р-В-, и я предположил, что поскольку знак 3 является зеркальным отражением знака, обозначающим слог ВT, то его фонетическое значение тоже может быть "зеркальным", т.е. ВИ. При таком варианте рассматриваемое сочетание приняло следующий вид: Р-ВИ, напоминающее слово "рьви" - "рови" - форма слова РОВЪ - яма, ров, бездна (Срезневский).

Суммировав полученный результат, я получил достаточно законченную фразу: ЛАТ-КА НЕ РЪВИ - "латка не ров (не яма, не бездна)", и, вчитываясь в нее, понял, как мне показалось, полушутливый смысл надписи, исполненной в духе русских присловий типа: "Дорогие гости: не надоели ли вам хозяева" - "Мол горшок не яма бездонная".

В слове "ровъ" первый слог я предпочел читать как РЪ = РK, а не как РО. Чисто интуитивное решение впоследствии оправдалось).

Для знака ] было принято то же фонетическое значение, что и для знака = РЬ = РT, встреченного в надписи на пряслене из Гродно.

Текст подписи, (окончательный): (Л.К.)

1-й вариант: ЛАТ-КА НЕ РЪВИ НЕЧ-РЬИНY
2-й вариант: ЛАТ-КА НЕ РЪВИ НЕЧ-??НЕ

Перевод текста:

Горшок не яма...

НАДПИСИ НА БАКЛАЖКАХ НОВОЧЕРКАССКОГО МУЗЕЯ

В Новочеркасском музее давно уже хранится баклажка с надписью, нанесенной по верхнему краю ее лицевой стороны. Во время Великой Отечественной войны, в мае 1942 года, в Новочеркасский музей поступила вторая такая же баклажка с надписью. Она была доставлена в музей политруком П. А. Ниловым с указанием, что находка сделана близ станицы Кривянской на глубине 1,5 м.

Случайность нахождения баклажек, отсутствие стратификации и точной привязки к какому-либо культурному слою не позволяют с уверенностью говорить, что эти баклажки "хазарского производства", как считает М. И. Артамонов. С таким же успехом их можно считать и восточнославянскими (древнерусскими), тем более что баклажки такого типа, в несколько измененном виде, продолжают бытовать на Украине до настоящего времени.

Баклажка - сосуд для воды, кумыса или вина. Баклажки Новочеркасского музея имеют форму низкого цилиндра высотой около 8 см при диаметре 30-35 см.

Надписи на баклажках прочерчены острием и расположены одинаково по краю лицевой стороны - под горлом с ручками. М. И. Артамонов, посвятивший надписям специальную статью, считает, что "читать их следует справа налево, рассматривая надпись со стороны горла, т.е. относительно к нормальному (подчеркнуто мною. - Г. Г.) положению сосуда горлом книзу - низом вверх" (направление чтения надписей, предложенное М. И. Артамоновым, показано пунктирными стрелками на рис. 1,2 лист 7). Иными словами, если баклажка стоит перед вами на столе, то, чтобы прочесть надпись, надо встать на голову. А. М. Щербак, занимавшийся расшифровкой надписей, так и поступил. При этом он предположил, что надписи выполнены рунами на одном из тюркских языков, и прочел: "Элчи и (также) Атаач и (также) Бука - трое (их)" - на Новочеркасской баклажке и "...кумыс, кумыс наливая (наполняя) в это большое отверстие, пей" - на Кривянской баклажке. При чтении надписей дешифровщика не смущало, что нельзя одновременно, наполняя баклажку, пить из нее"; что горло у баклажки не большое, а, наоборот, узкое, и что простое перечисление имен на баклажке с подведением итога, что "их" было "трое", никак не связано с назначением сосуда, поскольку "обычай" "на троих" - это прерогатива нашего времени.

Я читаю надписи слева направо, держа баклажку перед собой: так привычней.

1. На Новочеркасской баклажке надпись содержит 18 знаков (знаки 3, 4 и 10, 11-й имеют слитное написание) (лист 7, рис.А-1).

Фонетическое значение знаков 2, 4, 5, 6, 8, 9, 11,12, 13,16,18-го соответственно: СЕ (СА), Е, ВЪ - ВK, ВT, ВT, СЕ (СА), Е, ВЪ - ВK, ВT, СЕ (СА), ДЪ - ДО; "приблизительное" звучание знаков 1, 3, 7, 10, 15, 17 как членов 11, 3, 8, 3, 3, 13-го эпиграфических рядов соответственно: М-, Л-, Р-, Л-, Л-, Б-; фонетическое значение знака 14-го неизвестно.

В тексте отсутствуют разделительные знаки. Точки, сопровождающие некоторые знаки надписи, не могут рассматриваться как знаки пунктуации, поскольку их положение не отвечает таковым. Это особенно очевидно в случае с первым знаком - o.

Текст надписи (рабочий вариант):

М-СЕ- (СА) Л-ЕВЪВTР-ВTСЕ (СА) Л-ЕВЪВT??Л-СЕ (СА) Б-ДЪ (ДK)

При чтении надписи обращало на себя внимание сочетание слогов "сел-с", повторяющееся как рифма стихотворных строк. Причем в третьей строке намечающегося четверостишья это сочетание входило в состав вполне осмысленного, более широкого сочетания, - "весел-е", которое по своему звучанию отвечало слову "веселье". Было ясно и то, что слоги "въ" в обоих случаях играют роль предлогов, употребленных в данном случае для обозначения места или нахождения где-нибудь и требующих в слове окончания на "е". С учетом всего изложенного я идентифицировал недостающие гласные - "е" в слогах 7 и 15 и "и" - в слогах 3 и 10 и разделил текст на слова:

М-СЕЛИЕ ВЪ ВTРЕ ВTСЕЛИЕ ВЪ ВT??ЛЕ СЕ Б-ДЪ(ДK)

Надпись приобрела вполне законченный смысл: "Мысли в вере, а веселье будет в этой (этом)...", т.е. в том, на что нанесена эта надпись. Известно, что баклажки использовались для хранения (содержания) в них кумыса или вина, а вино и веселье "традиционно" неразделимы. Баклажка за ручки подвешивалась к седлу, и я предположил, что корень "веш" мог найти отражение в местном названии баклажки, из чего следовало, что "приблизительное" звучание знака - "Щ-".

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

МЫСЕЛИЕ ВЪ ВTРЕ ВTСЕЛИЕ ВЪ ВTШЪЛЕ СЕ БLДK(ДЕ)

МЫСЕЛИЕ - помыслы, мысли. Мысль - idea, мышление, помышление (Срезневский).
ВЪ - предл. "в"
ВTРЕ - в вере; ВTРА - вера; ВMРА - fides (Срезневский)
ВTСЕЛИЕ - веселье; веселиs - laetitia (Срезневский)
ВЪ ВTШЪЛЕ - в вешле; ВTШЪЛО - местное название баклажки (в словарях не встречено). Происхождение слова связано с глаголом "вешать", " подвешивать" (баклажка за ручки подвешивалась к седлу); вMсити, вMшW - librare, pendere (Срезневский)
СЕ - этой. Се - указ. мест. ср.р. "это" (?) (Срезневский)
БLДK(ДЕ) - будет; будущее время глагола БЫТИ - быть, существовать (Срезневский);

Перевод текста:

Помыслы в вере, веселье в вешеле этой будет.

2. На Кривянской баклажке надпись состоит из 29 знаков (лист 7, рис. А-2)

Фонетическое значение знаков 3, 6, 7, 10, 11, 12, 13, 14, 16, 17, 18, 19, 20, 23, 24, 26, 29 соответственно: БL, Е, ДА, ЛА(ЛЕ), КА, ДА, ВT, ЗА, ДИ, ВT, БL, КА, КА, ВЬ-ВY, ВЪ-ВK, СЕ(СА); условно-фонетическое звучание знаков 1 и 8-го - ШЪ = ШK и НЬ = НY; "приблизительное" звучание трех идентичных знаков - 2, 4, 22 и знака 21-го как членов 4-го эпиграфического ряда - "Т-"; "приблизительное" звучание двух идентичных знаков - 5 и 9 как членов 13-го эпиграфического ряда - "Б-"; "приблизительное" звучание знаков 15, 27, 28 как членов 7, 10, 9-го эпиграфическх рядов соответственно: "С-", "Ш-", "П-"; "условно-приблизительное" звучание знака 25 из смешанной эпиграфической подгруппы "3-".

Текст надписи (рабочий вариант):

ШЪТ-БLТ-Б-ЕДАНYБ-ЛА(ЛЕ)КАВОДАВTС-ЗАДИВTБОКАТ-Т-К АВЬЗ-ВЪ-Ш-П-СЕ

В тексте отсутствуют разделительные знаки, но обращали на себя внимание две группы слогов, рифмующиеся между собой: "еда" и "вола". Я посчитал их самостоятельными словами, к тому же очень близ-кими по своему содержанию. Слогу после слова "еда" я отвел роль отрицательной частицы - НY. В результате часть надписи с 6 по 13-й (нак включительно приобрела довольно осмысленное звучание: ...ЕДА НY Б-ЛА КА(К) ВОДА..." Недостающий гласный в слоге 9 наь прашивался сам собой, и я принял его. Получилась фраза, "...ЕДА НY БЫЛА КА(К) ВОДА...". Построение этой фразы позволило мне закрепить за знаком @ фонетическое значение БЫ; это же значение получил и 5-й знак, аналогичный в графическом отношении знаку 9-му. Затем я возвратился к началу надписи и в сочетании первых трех слогов: ШЪТ-БО увидел слово "штабы" (чтобы), и дополнив второй слог недостающим гласным, получил слово ШTЬTOБL - "штабы" (чтобы). В результате за знаком L, повторяющимся в надписи трижды, было закреплено фонетическое значение ТО. Смысл надписи стал понятным, когда я прочел начало надписи: "ШЪТОБL ТОБЫ(БИ)[Правильно ТОБM - ТОБЕ. Автор надписи был, видимо, не в ладах с правилами склонения личных местоимений.] ЕДА НY БЫ-ЛА КА(К) ВОДА..." и когда вспомнил, что в баклажках наши предки хранили вино, которое автор надписи советовал пить, чтобы еда не была как вода (вода здесь понималась как что-то пустое, невкусное).

В окончательном виде надпись стала выглядеть следующим образом:

ШЪТОБL ТОБИ ЕДА НY БЫЛА КА(К) ВОДА ВTСL ЗА ДИВT БОКА ТИ ТОК(М)А ВЬЗUВЪШЕ ПИ СЕ. (Л.К.)

ШЪТОБL - чтобы.
ТОБИ - тебе; правильно ТОБЕ.
ЕДА - еда. MДЪ, MДЬ - Mда, пища (Срезневский)
НY - "не" отриц. част.
БЫЛА - была
КА(К) - как
ВОДА - вода
ВTСL - весу; ВTСО - "веса": местное название баклажки (в словарях не встречено) связано с корнем "вес" ("подвесить" - баклажка за ручки подвешивалась к седлу)
ЗА - "за" предл.
ДИВT - два; правильно ДЪВА или по крайней мере ДИВА, "В древнерусском языке форма ДЪВА относилась только к словам муж.р., тогда как ДЪВЬ - к словам жен. и ср.р., и склонялось это название по двойственному числу, имея, таким образом, лишь три различавшиеся между собой падежные формы: имен.-вин. пад. ДЪВА, ДЪВА, род. - места. ДЪВОЮ; дат.-твор. ДЪВЪМА". Но поскольку фонетическое значение знаков, составивших слово E # - ДИВЕ, в настоящей работе определено достаточно твердо, то следует предположить, что автор разбираемого текста был не настолько грамотен, чтобы писать без грамматических ошибок.
БОКА - бока. БОКЪ - сторона тела. Несогласованность во фразе "диве бока" (правильней "два бока") аналогична несогласованности, отмеченной у Срезневского: "Не преклонил еси бока своя къ женам ".
ТИ - ты
ТОК(М)А - только. ТЪКМА = ТЪКЪМА; ТЪКЪМО = ТОКМО - только (Срезневский) [Строй письма, для которого были характерны лишь открытые слоги типа СГ и Г, не допускал сдвоения согласных, а поскольку строй речи восточных славян был все же несколько сложнее, то несогласованность строя письма и строя речи, помимо введения вирами, устранялась потерей па письме одного из сдвоенных согласных, обычно второго, чаще сонорного.]
ВЬЗUВЪШЕ - взявши, гл. ВЪЗ5ТИ, ВЪЗЬМW = ВЗ5ТИ, возьму (Срезневский)
ПИ - пей; повел.фор.накл.глаг. ПИТИ, ПИЮ - пить (Срезневский)
СЕ - это; указ.мест. (Срезневский)

Перевод текста:

Чтобы тебе еда не была как вода, весу за два бока ты только взявши, пей это.

Толковать текст можно однозначно, как добрый, житейский совет мастера, изготовившего баклажку, будущему владельцу этой баклажки.

КНЯЖЕСКИЙ ЗНАК

"Всегда и в пурпуре и в злате...".
Е. А. Баратынский

По мнению историков и этнографов, настоящий княжеский знак выражает понятие: герой; царь, бог (устное сообщение доктрра исторических наук Н.Р. Гусевой). Княжеский знак представляет собой лигатуру, т.е. совместное написание двух знаков, обозначающих слоги "И" и "БО" (лист 5, рис. 4).

И - местоимение муж.рода - ОН (Срезневский) БО -бог

Текст надписи:

И БО(Г) (Л.К.)

Перевод текста: он бог

Чтение надписи абсолютно совпадает с представлениями специалистов о "содержании" княжеского знака.

НАДПИСИ НА ПРЯСЛЕНАХ

"Кудель - вычесанный и перевязанный
пучек льну, пеньки, изготовленный
для пряжи".
Владимир Даль

...пряжа прялась из кудели при помощи веретена. На веретено для ускорения вращения надевали глиняное или каменное колечко - "пряслен". При разборке прясленей и веретен из большой кучи каждая пряха стремилась найти свой пряслен, с которым она привыкла работать, и потому пряслены старались отличить, подписывая их. На прясленах часто употребляли слова "отдавать", "относить" или писали имя владелицы. Так, в зашифрованной надписи на пряслине из Великих Лук (Эрмитаж) написано: "Водаи Силичи"; на Черниговских прясленах, опубликованных Г. Ф. Корзухиной в книге "Русские клады", знаками кирилловской письменности сделаны подобные надписи: "Вонеси Вупноси", "Вонеси Белоснези"; на пряслине из Киева написано: "Потворин пряслень"; на пряслине из Дунайской Болгарии - "Лолин пряслень" и т.п. Полагая, что эта традиция имела глубокие корни, я при дешифровке надписей, выполненных на прясленах знаками письменности типа "черт и резов", использовал билингвистический метод: пряслены рассматривались как своего рода искусственные билингвы.

В данном случае речь пойдет о надписях на прясленах из Одесской области, Лецкан (Яссы, Румыния), Гродно и Ст.Рязани.

1. Пряслен, найденный при раскопках в Ст.Рязани, известен в литературе как "княжий". Действительно, если начинать чтение надписи со знака, написание которого отвечает букве "К" кирилловского письма, то можно прочесть: "княже??". Но во-первых, начало надписи, нанесенной по кругу таким образом, что ее начало и конец смыкаются, четко обозначено разделительным знаком, а во-вторых, надпись выполнена не кириллицей, а знаками письменности типа "черт и резов".

Надпись содержит 9 знаков (лист 8,рис. 1). Знак 1-й, как я уже говорил, представляет собой разделительную черту. Фонетическое значение знаков 2, 4, 6, 7 соответственно: BT, ТА, ЙУ, КА; условно-фонетическое значение знаков 3 и 9 соответственно: РЪ = РK и ВИ; "приблизительное" звучание знаков 5 и 8 как членов 4 и 10-го эпиграфических рядов соответственно: Т- и Ш-.

Текст надписи (рабочий вариант):

ВT РЪ ТА ТT ЙУ КА Ш-ВИ

Проведя аналогию между надписью на пряслине из Великих Лук (см. выше) и дешифрируемой надписью, я предположил, что последние три слога в ней - "каш-ви" отвечают имени, точнее, прозвищу: "Кашева", прозвищу (вероятно, от слова "каша") той женщины, которой надо вернуть пряслен. После этого надпись приобрела следующий вид:

ВTРЪТАТT ЙУ КАШTВИ (Л.К.)

ВTРЪТАТT - возвратить (возвращать)
ЙУ - теперь, тогда: ю - теперь, тогда (Срезневский)
ЙУ - ее: личн. мест., ж. р., вин. п.

Перевод текста:

1-й вариант: Возвратить теперь (тогда) Кашеви
2-й вариант: Возвратить ее Кашеви.

2. В надписи на пряслине, найденном недалеко от Гродно, на территории дреговичей, Л. В. Алексеев, опубликовавший ее, читает три знака - буквы (полагая, что это кириллица), составившие слово "имя". Остальные четыре знака Л. В. Алексеев не идентифицировал, полагая при этом, что именно ими и должно быть записано само имя. Я читаю надпись в перевернутом положении. Надпись содержит 7 знаков, нанесенных по кругу таким образом, что начало и конец надписи смыкаются. Начало надписи обозначено точкой (лист 8, рис. 2).

Знак 1-й - точка, используется в надписи как разделительный знак. Фонетическое значение знака 4 - КА, знака 5 - ДИ; условно-фонетическое значение знака 3 - ШT; "приблизительное" звучание знаков 2, б, 7 как членов 8, 5 и 6-го эпиграфических рядов соответственно: Р-, Н-, Ч-; в нижней части строки, справа от знака, обозначающего слог КА, встречен косой штрих - вирам, призванный снимать огласовку, создавая слоги типа ССГ (СГ`+ СГ - ССГ). Знак с вирамом читается как одиночный согласный К.

Текст надписи (рабочий вариант):

Р-ШTК ДИН-Ч-

По аналогии с первым прясленем, искомое имя владелицы данного пряслена я определил в сочетании последних трех слогов: "дин-ч-", которое имело большое сходство с именем Диноча.

Диноча - уменьшительная, ласкательная форма от женского русского имени Дина.

Поставив вопрос: "Кому принадлежал пряслен?" и ответив на него: "Диночи", я получил фонетическое значение последнего знака надписи: знака P - ЧИ.

К моменту чтения данной надписи фонетические значения всех членов 8-го эпиграфического ряда, к которому относился знак |, мне были известны (РЫ, РЪ, РЕ); известно было, что знак T ( R ) из смешанной подгруппы имеет фонетическое значение РА, РО и недостающий гласный для слога, который обозначал рассматриваемый знак, я выбирал из ограниченного числа гласных: и, у, ь, е, о; я остановился на "Ь".

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

РTШTК ДИНОЧИ

РTШTК - видимо, то же, что верешок, иверешок, иверешек, означающие черепыо, черепок (Даль), т.е. глиняное пряслице (?), глиняный пряслен (?).

Смысл надписи на пряслине из Гродно такой же, как и на других известных прясленах: кому принадлежит, чей пряслен - решек.

Перевод текста:

Решек (пряслен) Диночи.

3. Пряслен из Лецкан, недалеко от Ясс (Румыния), найден в 1968 году румынским археологом К. Блошю в одном из погребений би-ритуального могильника культуры Синтана де Муреш-Черняхов. Погребальный инвентарь датирует погребение второй половиной - концом IV в. Найдена серебряная монета Констанция II - серебряная силиква чеканки конца 348 г. Определение и дешифровку надписи проводил крупнейший рунолог Вольфганг Краузе, который посвятил ей специальную статью. К. Блошю и В. Краузе полагали, что надпись исполнена древними германскими рунами. Однако, прежде чем приступать к анализу этой надписи, необходимо сделать небольшое отступление с целью ознакомления с руническим письмом.

Прежде всего само слово "руны" происходит от корня, означающего "тайна". Название это дано не современными учеными, до сих пор не раскрывшими загадку происхождения этих письмен, а древними германцами, приписывавшими знакам магическую силу.

Рунические надписи находят в самых различных частях Западной Европы. Больше всего их обнаружено на территории Швеции. Самые ранние рунические тексты найдены на территории Ютландского полуострова и прилегающих островов - они относятся к III в. до н.э. Помимо того, эти надписи имеются в Англии, Шотландии, Норвегии, Исландии, ГДР и ФРГ, Франции, Австрии, Греции, Румынии, на острове Бсрезань в Черном море и даже на Волыни, возле города Ковель, где был найден наконечник копья с рунической надписью. Руны вырезались на самых различных предметах, высекались на камне, чеканились на металле. До нашего времени дошли рунические рукописи и календари, вырезанные на палках в виде меча или посоха, молитвенники и обращения к языческим богам, магические заклинания и имена владельцев оружия или украшений, запечатленные знаками рун.

Язык рунических текстов известен. Точнее, они написаны на нескольких языках, которые являются ответвлениями германской группы, куда входят современные исландский, норвежский, датский и другие языки. Известно чтение рунических знаков, и порядок следования одного рунического знака за другим. Но неизвестно, когда и кем было изобретено руническое письмо, и что послужило для него основой.

Эти же вопросы встают перед учеными и при знакомстве с письменами, открытыми в начале XVIII века по берегам Енисея шведом Страленбергом. По месту находок надписей их именуют "енисейскими", орхонскими, "сибирскими" рунами. Язык этих рун считается древнетюркским.

"Европейские" и "азиатские" руны имеют большое внешнее сходство, но знаки, подобные по начертанию, читаются в этих письменностях по-разному. Отличаются "азиатские" руны от "европейских": и числом знаков (тридцать восемь вместо двадцати четырех в стандартном европейском руническом алфавите), и характером письма. Европейские руны - чистый алфавит, а в азиатских встречаются и слоговые знаки.

Но и "европейские" и "азиатские" руны имеют сходство с письмом типа "черт и резов". Сходство усиливается тем, что часть знаков, одинаковых в графическом отношении, имеют близкие звучания. Это сближение рун со слоговым письмом типа "черт и резов" позволяет предположить, что, вероятнее всего, (руны и "европейские" и "азиатг ские") возникли не сами по себе и вне связи друг с другом, а на основе письма типа "черт и резов", поскольку буквенное и буквенно-слоговое письмо представляет собой следующую ступень развития письменности по отношению к слоговому. Иными словами, с учетом отмеченной близости, именно руны могли образоваться из письма типа "черт и резов" и никак не наоборот.

Но вернемся к надписи на пряслине, исполненной, по мнению В. Краузе, германскими рунами. Первичное ее чтение, предложенное ученым, следующее (в русском переводе): "Это ткань Идо здесь - Рангно". В "Рангно" В. Краузе видит имя собственное от женского вестготского имени Рангохильда; другое имя, Идо, он считает тоже вестготским, стоящим в родительном падеже. Чтение надписи, предложенное В. Краузе, более чем неопределенное. Но иначе и не могло быть, поскольку надпись выполнена не германскими рунами, а знаками письменности типа "черт и резов".

Надпись на пряслине двустрочная, имеет пунктуацию, указывающую на начало надписи и ее конец (лист 8, рис. 3). Первая, нижняя строка содержит 5 письменных знаков (6-й - разделительный знак, в виде вертикальной черты). Фонетическое значение знаков: O - СL; p - СЕ(СА), W - ДИ, & - И; "приблизительное" звучание знака) , как члена 11-го эпиграфического ряда, М-.

Начало второй, верхней, строки представляет собой слитное написание нескольких знаков. После расчленения я насчитал в строке 14 знаков.

Знаки 4, 6 и 10-й - разделительные линии между словами; знак 14-й ограничительная линия, обозначающая конец строки и надписи в целом.

Фонетическое значение знаков: v - ШЕ, B - КА, y - ЧЕ, ЦЕ, 4 - ВО, G - ЖЬ, ЗЬ, D - НЬ = НY, Y - ЛИ, U - СО, & - И; условно-фонетическое значение знака = - РЬ = РY; знак B` - знак слога КА с вирамом читается как одиночный согласный К.

Текст надписи (рабочий вариант):

1-я строка: СLСЕДИ М-И
2-я строка: РTШTК ЦЕ ВОЗЬНY СLЛИИ

Практически все знаки надписи имели установленное фонетическое значение и представлялась хорошая возможность проверить надежность дешифровки. Работа с надписью свелась к ее чтению.

Текст надписи (окончательный) (Л.К.)

1-я строка: СLСЕДИ МLИ
2-я строка: РTШTК ЦЕ ВОЗЬНY СLЛИИ

СLСЕДИ - соседи; ед.ч. СLСЕДЪ. СусMдъ, сосMдъ - соседь (Срезневский)
МLИ - мои. мест., муж. р., мн. ч.
РTШTК - видимо, то же, что верешок, иверешок, ивеерешек, означающие черепье, черепок (Даль), т.е. глиняное пряслице.
ЦЕ - однако, хотя; *сt (Трубачев)
ВОЗЬНY - дать точный перевод слова я затрудняюсь. Возможно, толкование в смысле "отнести" (или "взять"), по аналогии с тем, как на пряслине из Великих Лук: "Водам Силичи" - "отдай Силичи", или на другом пряслине "Вонеси Вупноси": "отнеси Вупноси".
СОЛИИ - Солии. Соля - производное от Сола - русское женское имя (редкое).

Перевод текста:

1-я строка: Соседи мои.
2-я строка: Решек (пряслен) однако отнести (?) Соле.

Содержание текста предельно ясное, и не требуется никаких дополнительных разъяснений.

НАДПИСИ НА КЕРАМИКЕ ЧЕРНЯХОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

"Несть бо зелья, могуща
Божию казнь пременити"
Творение Кирилла,
еп. Туровского

1. Надпись на венчике сосуда из п. Огурцово состоит из 2 знаков. Фонетическое значение знаков: ЛT, КА (лист 8, рис. 5).

Текст надписи: ЛTКА (Л.К.)

ЛTКА - лекарство. ЛMКЪ = ЛMКА - лекарство (СРЯ)

Перевод текста: лекарство.

Из текста надписи следует, что данный сосуд предназначался для хранения лекарства.

2. Надпись на кувшине из Раду-Негро состоит из четырех изящно выписанных знаков. Фонетическое значение знаков: ЛЁ, ВИ, ЛО, И (лист 8, рис. 4).

Текст надписи: ЛTВИ ЛОИ (Л.К.)

ЛTВИ - львиное; прил.от с. ЛЕВЪ
ЛОИ - сало, жир. Лои - сало, жиръ (Срезневский)

Перевод текста: львиное сало

Из текста надписи следует, что сосуд предназначался для хранения лекарства - львиного сала. "Сии судь коемоу вредоу есть цельба, рекъше уенина (уена - гиена) зльчь (желчь) и львовъ лай, или бычья кровь" (Срезневский).

3. Надпись на обломке керамики из с. Лепесовка состоит из 2 знаков. Фонетическое значение знака ) - ПО; "приблизительное" звучание знака T как члена 9-го эпиграфического ряда - П- (лист 8 рис. 6).

Текст надписи (рабочий вариант): ПОП-

По смыслу, согласуясь с возможным назначением сосуда (предназначался для хранения вина или воды), напрашивалось слово "попей".

Текст надписи (окончательный): ПОПЕ (Л.К)

ПОПЕ - попей (?) гл. Пити, пию - пить (Срезневский)

Перевод текста: попей (?)

НАДПИСИ НА ПРИЛЬВИЦКИХ ФИГУРКАХ И МИКОРЖИНСКИХ КАМНЯХ

"Разидошася по земле и прозвашася
имены своими где седша
на котором месте"
"Бе един язык словенеск"
Повесть временных лет

Совместное рассмотрение надписей на Прильвицких металлических фигурках и Микоржинских камнях определяется тремя моментами: во-первых, и Прильвицкие фигурки и Микоржинские камни найдены в области расселения западных славян [Металлические фшурки найдены в Сев. Германии, в Прильвице, близ Ней Стреличы, в так называемом храме "Ретры" - славянском языческом храме; микоржинские камни - в Познанской области (Польша).]; во-вторых, в отношении надписей на этих предметах существуют два мнения: надписи подлинные и надписи подложные - фальсификаты, в, в-третьих, те исследователи, которые находят эти надписи подлинными, считают, что они написаны германскими рунами "для бесцельного обозначения языческих божеств, на пластических изображениях". Дискуссия по двум последним моментам велась слишком долго (надписи на Прильвицких-Стрелецких фигурках были опубликованы 1771 и 1795 годах, а Микоржинские камни найдены в 1856 году), и нет смысла продолжать ее в том же ключе: для этого у нас не хватит и места, ни времени, а ограничившись сказанным, перейти к чтению вадписей, заметив при этом, что надписи выполнены на западном (польском?) наречии общеславянского языка, а точнее, на древнепольском (?) языке.

МИКОРЖИНСКИЙ КАМЕНЬ №1

Камень четырехугольной формы, с закругленными углами. В центре овала нарисована фигура человека, держащего в левой руке предмет (возможно, камень) треугольной формы. Надпись двустрочная. Одна, короткая, строка помещена под фигурой человека и состоит из 4 знаков; вторая, более длинная, проходит по внутреннему периметру овала и состоит из 9 знаков. "Внутри" надписи заключено изображение созвездия Тельца (лист 9, рис. 1).

На современных картах звездного неба и на старинных литографиях созвездие Тельца изображается в виде четырех точек - звезд: три, образующие треугольник, четвертая - в центре треугольника (лист 9, рис. 2,3).

Фонетическое значение знаков 5, 6, 7, 10 и 12-го соответственно: НЬ = НY, ЙУ, НЬ = НY, РА, И; "приблизительное" звучание 1, 3, 4, 8 и 11-го знаков, как членов 11, 10 и 7-го эпиграфических рядов, соответственно: М-, М-, Ш-, С-, С-; фонетическое значение знака d - неизвестно; 9-й знак - указующая стрелка.

Текст надписи (рабочий вариант):

М- d М-Ш-НЬ ЙУНЬСИ m РАС-Иd

Прежде всего, обращало на себя внимание сочетание слогов ЙУНЬС-, помещенное под изображением созвездия Тельца, а ведь ЮНЬЦЬ - Телец (знак зодиака) (Срезневский). Соответствие слова помещенному над ним изображению практически абсолютное. Несколько иначе звучит лишь 3-й слог этого слова: вместо Ц - С. Но подобное употребление "С" на месте "Ц" я отнес за счет особенностей древнепольского языка.

Отметив абсолютную сходимость знакa d с "зеркальным" отражением современной русской буквы Я, фонетическое значение которой ЙА, я чисто условно посчитал, что знак d может обозначать звук ЙА. Впоследствии мое предположение подтвердилось.

Приняв значение знака d как ЙА, я для короткой строки получил текст: РАС-ИЙА, который имел вполне осмысленное звучание: РА-СИЯ (РОСИЯ), и я, дополнив недостающую гласную - "И" во второй слог, получил слово: РАСИИЙА (РОСИИЙА). Для окончательного текста я выбрал слово РОСИИЙА, сделав вывод, что знак R имеет двойное фонетическое значение: РА и РО.

Начало "длинной" строки, после того как я подставил вместо 2-го знака слог ЙА, также приобрело смысл. В сочетании слогов М-ЙА четко обозначилось слово "моя", а сочетание оставшихся слогов М-Ш-НЬ о звучанию было близким к слову "мешьнь".

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

РОСИИЙА. МОЙА МЕШYНЬ ЙУНЬСИ

РОСИИЙА - Росия (Росийя)
МОЙА - моя
МЕШYНЬ - знак (цель). Мишень; мешина - печать, клеймо от Ср.Перс. нишан - знакъ, мета, цель (Срезневский).
ЙУНЬСИ - Телец (созвездие) Юньць - телец (знак зодиака) (Срезневский)

Перевод текста:

Росия. Моя мета (мой знак) Телец.

НАДПИСЬ НА ФИГУРКЕ ИЗ ХРАМА РЕТРЫ

Надпись процарапана на спине фигурки человека, держащего в левой поднятой руке треугольный предмет (возможно, камень). Фигурка - точная копия рисунка на Микоржинском камне №1, и на ней присутствует та же группа знаков, которая на Микоржинском камне №1 была прочитана как "МОЙА МЕШYНЬ". Но помимо этих знаков на фигурке имеются еще 12 знаков, организованных в две строки (лист 9, рис. 4,6).

Фонетическое значение знаков 6, 9, 10, 11, 12, 13, 16 и 17-го соответственно: НА, НА, ME, НЕ, ЙА, ЗА(ЖА), КО, ЙА, ЛА; "приблизительное" звучание 7 и 14-го знаков как членов 12-го эпиграфического ряда - 3-; "приблизительное" звучание 8-го знака, определенное при сопоставлении с кириллицей - Г-; знак /, с вирамой читается как одиночный согласный - Н.

Текст надписи (рабочий вариант):

МОЙА МЕШYНЬ НА 3-Г- НАМЕН ЙА ЗА(ЖА)3-(Ж-) КОЙАЛА

Во второй строке сразу выделяется сочетание трех слогов: НАМЕН; глагол НАМЕНЮ - указать, назвать, упомянуть (Срезневский).

На груди фигурки изображены созвездия Геркулеса и Змееносца, которые по отношению к созвездию Весы находятся как бы на них (на Весах) (лист 9 рис. 4,5). Весы (созвездие, знак зодиака)) - Зиге - Зугь (Зигия, Зукиан, Зигосъ, Цигь).

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

МОЙА МЕШYНЬ НА ЗИГИ НАМЕН. ЙА ЖАЖL КОЙАЛА

МОЙА - моя
МЕШYНЬ - цель, знак, мета.
НА - на
ЗИГИ - (на) весах
НАМЕН - указана; по глаг. Наменю - указать, назвать, упомянуть (Срезневский).
ЙА - я
ЖАЖ(Д)L - жажду; жаждати, жаждаю - жаждать, желать; жажа, жажда - жажда (Срезневский)
КОЙАЛА - в словарях не встречено и только лишь по смыслу может быть истолковано (не переведено!) как "чудо" - "чуда".

Перевод текста

МОЯ МЕТА (мой знак) НА ВЕСАХ УКАЗАНА (указан). Я ЖАЖДУ ЧУДА (?).

МИКОРЖИНСКИЙ КАМЕНЬ № 2, С ЛОШАДКОЙ

Камень четырехугольной формы, с закругленными углами. В центре овала нарисована фигурка лошадки. Надпись нанесена по внутреннему периметру овала и состоит из 21 знака (лист 10, рис. 1).

Надпись, помещенная непосредственно над лошадкой, состоит из 4 знаков и полностью идентична надписи, помещенной под фигуркой человека на Микоржинском камне № 1. Содержание надписи: РОСИЙЙА.

Надпись, размещенная по периментру овала, состоит из 17 знаков. Фонетическое значение знаков 1, 2, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 11, 13, 14, 15, 16 и 17-го соответственно: HA, НИ, БT, ПО, РО(РА), ШЬ = ШY, НИ, И, ЛО, ЛО, ЙУ, ШЬ = ШY, НА, И; условно-фонетическое значение знака R - ЗL, знака 0 - ГИ; "приблизительное" звучание знака k , как члена 3-го эпиграфического ряда - Л-; а с учетом того, что этот знак абсолютно идентичен, в зеркальном варианте, знаку K, с фонетическим значением ЛА, его фонетическое значение могло быть очень близким. Я предположил, что он мог звучать как Л'А, точно так, как звучит "А" в слове М'АСО (мясо). Но звук 'А появился, в соответствии с "исторической грамматикой русского языка", лишь в XI веке, а в более ранних веках слово "мясо" ("м'асо") произносилось как "месо". На этом основании я предположил, что фонетическое значение знака - ЛU.

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

РОСИЙЙА. НА НИЗL БT ПОЛU РОЩYНИ И ЛОГИ ЛОЙУШЬ НАМ

НА НИЗL - на Низу; Низь - нижнее течение реки, местность на нижнем течении реки (Срезневский)
ПОЛU - степь, поле (степи, поля); Поле - открытое место, поляна луг, поле, степь (Срезневский.) Pole - поле (П-РС).
БT - было в прошлом; Бь - глагол БЫТИ - для обозначения прошедшего времени (Срезневский)* byti (Трубачев).
РОШYНИ - рощи. Рощение - роща, лесь: "Пришедше же ночи, Изяславъ и Ростиславъ и сьседоста верх города по Троубещу, а Гюрги тамо и ста оу рощени" (Срезневский); Roslina (рошьлина) - растение (Линде).
ЛОГИ - лога. Логъ - логь, лощина, овраг (Срезневский).
ЛОЙУШЬНАИ - устрашающие (?); возможно, происходит от слова "лаю" - уловлять, подстерегать, устрашать (Срезневский, СРЯ).

Перевод текста: Росия. На Низу были степи, рощи и лога устрашающие (?).

В тексте надписи дается исчерпывающее географическое описание низовий одной из русских рек, вероятнее всего, Днепра. Упоминание понятия "РОСИЙЯ" подтверждает этот вывод, поскольку не только из византийских источников известно, что в Азово-Тмутараканской Руси имел место "город Росия (предположительно на территории современной Керчи)", с которым связано одно из ранних крещений Руси (Введение христианства на Руси. - М.: Мысль, 1987, с. 30).

МИКОРЖИНСКИЙ КАМЕНЬ № 3, С ОБЛАКОМ

Камень имеет форму вытянутого прямоугольника, плавно закругленного в нижней части и скошенного кверху с двух сторон. На одной стороне камня нарисовано облако и здесь же начертаны три знака, фонетическое значение которых: СИ; НЕ; БО (БL) (лист 10, ряс. 2).

Текст надписи: СИ НЕБО (Л.К.)

СИ - это. Си - указ.мест. - это (Срезневский)
НЕБО - небо

Перевод текста: Это - небо

Содержание надписи полностью согласуется с изображением на камне - облако на небе.

На обратной стороне камня надпись нанесена по наружному периметру небольшого правильного круга, таким образом, что получается изображение какого-то светила. Круг - само светило, знаки письменности - его лучи. Надпись содержит 6 знаков, фонетическое знание которых: СИ, ЙА, НЕ, НО, НЕ; "приблизительное" звучание знака s как члена 3-го эпиграфического ряда - "Л-".

Текст надписи: СИЙАНЕ Л (У) НОНЕ

Перевод текста: Сияние лунное.

НАДПИСЬ НА СТАТУЭТКЕ БОГА ИЗ ХРАМА РЕТРЫ

Надпись нанесена на одну из металлических жертвенных статуэток. Надпись восьмистрочная и состоит из 20 знаков. Фонетическое значение знаков 1, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 12, 14, 15,16, 17, 18, 19 и 20-го соответственно: МО, ЙА, ШЬ = ШY, ЛО, ШЬ = ШY, PO (РА), КО, ЛО, ЙА, СИ, ЛT, ШЬ = ШY, ЛО, И, МО, И; "приблизительное" звучание знака m, как члена 2-го эпиграфического ряда, К-; фонетическое значение знака J и знака Y, вероятно близких по звучанию (в конструкции знаков много общего), неизвестно (лист 10, рис. 3).

Текст надписи (рабочий вариант):

МО?? ЙАК-ШЬ ЛОШЬРОКО ??ЛО ЙА?? СИЛTШЬ ЛОИ МОИ

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

МОЖЕ ЙАКИШЬ ЛОШЬ РОКО ЖИЛО ЙАЖЬ СИЛTШЬ ЛОИ МОИ

МОЖЕ - moze (може) - может быть (Линде)
ЙАКИШЬ - jakis (якишь) - какой-нибудь, какой-то (Линде)
ЛОШЬ - Los (лошь) - лось (Линде)
РОКО - Rоk, roki (рок, роки) - год, годы (Линде)
ЖИЛО - Zeli - zyli ов. Zyc - жить (Линде)
ЙА - ja (я) - я (Линде)
ЖЪ - ze (жъ, ,же) - жъ, же (Линде)
СИЛЕШЬ - silic sie (силичь зи) - напрягаться (Линде)
ЛОИ - loj (лой) - жир, сало, мускулы (?), члены (?) (Линде)
МОИ - moj (мой) - мой, мои (Линде)

Перевод текста:

Может быть какой-то лось жил годы, я же напряг члены свои (мои), т.е. убил лося.

Я полагаю, что данная надпись сделана охотником, убившим лося. Чтобы боги (или бог) не разгневались на него за содеянное, охотник приносит им (или ему) в жертву металлическую статуэтку (возможно, статуэтка, на которой нанесена надпись, изображает лесного бога), сообщая при этом очень деликатно, что он де не убил лося, а всего лишь напряг члены (мускулы) свои. По всей вероятности, слово "убить" было запретным.

"УМ БЕЗ КНИГ, АКИ ПТИЦА СПЕШЕНА"

Выше уже говорилось, что надписи, исполненные письмом типа "черт и резов", имеют обширную географию. Они встречены на огромных просторах от Рязани до Познани и от Москвы до Стамбула. Но это, как говорится, внешняя сторона вопроса. Более важным же представляется момент иной. Речь идет об установлении замечательного для истории славянской культуры явления: написанное слово в дохристианском славянском мире вовсе не было диковинкой. Оно было привычным средством общения между людьми, таким же естественным делом, как еда, сон, работа. Умение писать и читать было доступно представителям самых различных социальных слоев общества. Среди авторов надписей княжеский сановник и священнослужитель, торговый человек и охотник, гончар и деревенская пряха. И такое состояние грамотности славян в IV-IX веках, по всей видимости, было бы невозможным без хорошо поставленного книжного дела. Ведь "ум без книг, аки птица спешена". Но что можно сказать о книгах, существовавших в период, который ученые до настоящего времени называли "бесписьменным"?

КОРСУНЬСКИЕ КНИГИ

"Отьчьские книгы преложи".
Житие Мефодия

Создатель славянской азбуки - Кирилл, задолго до того как им была создана эта азбука, находясь проездом в Крыму, в Корсуни (Херсонесе), видел у одного русского Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами: "обрете же ту Евангелие и Псалтырь русьскими письмены писано, и чловека обретъ глаголюша тою беседою, и беседова с ним и силу речи приимъ, своей беседе прикладаа различна писмена, гласная и согласная, и к богу молитву творя, въскоре начать чести и сказати, и мнози ся ему дивляху...", - сказано в "Паннонском житии" (Кирилла).

Указанное место "Жития" у многих исследователей вызывало сомнения. Одни считали непонятным, зачем могло понадобиться восточным славянам переводить в дохристианское время христианские богослужебные книги; другие считали это место "Жития" позднейшей вставкой. Однако известно, что в середине IX века среди восточных славян уже было много христиан. Так, патриарх Фотий в своем послании в 867 году пишет о крещении в начале 60-х годов многих "россов", в том числе целой княжеской дружины; по словам Фотия, на Русь был даже послан из Византии епископ. Аналогачные свидетельства, относящиеся к 40-м годам IX века, встречаются и у арабского писателя Ибн Хордадбега; согласно Ибн Хардадбегу, русские купцы в Багдаде, которые "относятся к племени славян", "выдают себя за христиан и, как таковые, платят поголовную подать". Предположение же о позднейшей вставке опровергается, во-первых, достоверностью всех сведений, сообщаемых "Житием" Кирилла, а во-вторых, тем, что рассказ о славянских книгах, найденных им в Корсуни, встречается во всех 23 списках этого "Жития", причем не только в русских, но и в южнославянских. И потом "Паннонское житие" Кирилла было составлено в конце IX века в Моравии или Паннонии одним из учеников Кирилла и Ме-фодия, т.е. болгарином или моравом по происхождению. И в этом случае совершенно непонятно, зачем могло понадобиться болгарину или мораву делать "вставку", согласно которой восточнославянская письменность признавалась таким образом древнее болгарской и моравской. В пользу более позднего (X век) происхождения этого места "Жития", казалось бы, свидетельствует наличие в нем "грамматических терминов": "письмена", "гласные", "согласные" и другие. Однако ученый-филолог Кирилл, несомненно, был знаком с трудами греческих грамматиков и термины эти вполне могли быть созданы еще в школе Кирилла.

Многими учеными высказывались также предположения, будто "русскими письменами" названы в "Житии" не русские буквы, а скандинавские руны, занесенные к восточным славянам варягами племени "Русь", или готские ("прушские", "фрушские") или самаритянские или даже сирийсие ("сурьские") письмена.

Предположения эти столь же малоправдоподобны как и разобранные выше. Во-первых, ни в одном из дошедших до нас 23 списков "Жития" слова "прушские" и "фрушские" или "сурьские" письмена не встречаются, а всюду указывается, что книги, найденные Кириллом, были написаны "русьскими" (в двух списках - рушкими) письменами. Во-вторых, в "Житии" Кирилла проводится точный перечень языков, которыми он владел; варяжского, готского и сирийского языков в этом перечне нет. Следовательно, если бы книги, найденные Кириллом в Херсонссе, были написаны по-варяжски, по-готски или по-сирийски, Кирилл не смог бы быстро научиться читать и понимать их, а об этом прямо говорится в "Житии"; в особенности трудно было бы Кириллу освоить сирийское письмо, графически очень сложное из-за его декоративности. В-третьих, в "Житии" сказано, что Кирилл научился читать и понимать найденные им книги, "к своей беседе (т.е. к своей болгарско-македонской речи) прикладывая различные письмена, гласные и согласные". А такое обучение было возможно лишь в случае близости языка книг, найденных Кириллом, к языку самого Кирилла. Против готской гипотезы свидетельствует также то, что составителю "Жития" было знакомо имя готов. В XVI главе "Жития" готы названы именно этим именем, а не каким-либо иным, близким к "русам".

Особенно невероятной представляется сирийская гипотеза. Во-первых, в отличие от славян и готов Сирия находилась далеко от Корсуни и вряд ли имела с ней тесные торговые, а тем более культурные связи. Во-вторых, Сирия еще в VII веке была завоевана арабами. А арабы, вместе с мусульманской религией, силой навязывали завоеванным народам арабское письмо. Поэтому к середине IX века различные разновидности сирийско-христианского письма могли сохраниться в Сирии лишь в немногих тайных христианских общинах. Следовательно, появление в середине IX века в Корсуни сирийско-христианских книг надо считать почти невероятным. Наконец, в-третьих, Кирилл должен был бы заинтересоваться книгами на славянском языке; но Евангелие и Псалтырь на сирийском языке вряд ли смогли вызвать у Кирилла столь большой интерес, что он стал бы заниматься их изучением, да еще в момент, когда он был поглощен подготовкой к предстоящим спорам о вере с хазарами. А если бы Кирилл даже и заинтересовался сирийско-христианскими книгами, то он, несомненно, обратил бы внимание на явно "еретический" характер сирийских христианских учений (несторианство, манихейство, якобинство и др.). Ведь всю первую половину своей жизни Кирилл провел в спорах о вере с иконоборцами, магометанами и евреями.

Корсуньские книги до нас не дошли, но факт их существования в прошлом бесспорен. Спорить мы можем лишь о том, каким письмом они были исполнены - слоговым типа "черт и резов" или каким-то иным, возникшим на основе последнего.

И еще одна "книга", шумные споры вокруг которой не утихают и по сей день.

"ВЛЕСОВА КНИГА"

"Добро есть, брате, почитание книжное"
Поучение соловецкой библиотеки

Началась история этой книги в 1919 г. Шла гражданская война. Офицер белой армии полковник Изенбек занимает для своего штаба имение князей Куракиных под Орлом (по другой версии, поместье Великий Бурлук помещиков Задонских в Харьковской губернии). Повсюду следы поспешного бегства и разорения. Книги выброшены из шкафов, валяются на столах, на полу. Вот какие-то деревянные дощечки, некоторые уже раздавлены солдатскими сапогами, на них едва проглядывают какие-то знаки. Изенбек, интересовавшийся археологией, приказывает денщику собрать уцелевшие дощечки в мешок...

Эмигрантская судьба забрасывает Изенбека в Бельгию. В свое время Ф. А. Изенбек учился в Петербургской Академии художеств. Теперь это пригодилось. Бывший полковник подрабатывает на фабрике ковров, рисуя восточные орнаменты. С этим нелюдимым и мрачным человеком знакомится другой эмигрант литератор-историк Юрий Петрович Миролюбив. Однажды он пожаловался Изенбеку: задумал произведение из жизни Древней Руси, но не имеет необходимых материалов. Изенбек молча указал ему на лежащий в углу старый мешок.

Миролюбов развязывает его, берет дощечки и рассматривает их. Он поражен. Он видит древнерусские буквы, разбирает слова. Он переписывает тексты, а наиболее рельефные дощечки фотографирует, пытается перевести их. На переписывание и чтение уходит 15 лет. Начерно "расшифровав" тексты, Миролюбов приходит к выводу, что они рассказывают о древних славянах и охватывают время с пятого века до нашей эры по седьмое столетие нынешнего летосчисления. Так, в одной из табличек "Влесовой книги" говорится, что за 1300 лет до Германариха (вождь готов, покоривший в середине IV века н.э. огромные пространства Восточной Европы от Балтики до Черного моря, от Волги до Дуная и разгромленный гуннами в 376 году) предки славян еще жили в Центральной Азии, в "зеленом крае". В "книге" подробно описывается как часть наших предков из Семиречья шла через горы на юг (судя по всему, в Индию), а другая часть пошла на запад "до Карпатской горы"; также подробнейшим образом описывается и столкновение славян с аланами, готами и гуннами.

Но содержание "Влесовой книги" этим не исчерпывается. В ней говорится также о гуманности славян, их высокой культуре, об обожествлении и почитании праотцов, о любви к родной земле. Отвергается версия о человеческих жертвоприношениях - вот, к примеру, что вычитал Миролюбов в тексте дощечки №4 (нумерация условна): "Боги русов не берут жертв людских и ни животными, единственно плоды, овощи, цветы, зерна, молоко, сырное питье (сыворотку), на травах настоенное, и мед и никогда живую птицу и не рыбу, а вот варяги и аланы богам дают жертву иную - страшную, человеческую, этого мы не должны делать ибо мы Даждь - боговы внуки и не можем идти чужи-ми стопами..."

Оригинальна ранее неизвестная система мифологии, раскрывшаяся Миролюбову во "Влесовой книге". Вселенная, по мнению древних славян, разделялась на три части: Явь - это мир видимый, реальный; Навь - мир потусторонний, нереальный, посмертный, и Правь - мир законов, управляющих всем миром.

После смерти Изенбека (1941 год) дощечки были утеряны. Сохранились лишь несколько фотографий и переписанный, вернее, транслитерированный текст "Влесовой книги", выполненный Ю. Миролюбовым. Позднее в работе приняли участие зарубежные специалисты - востоковед А. Кур из США и С. Лесной (Парамонов), проживавший в Австралии. /(Именно А. Кур предложил назвать дощечки "Влесовой книгой", по упоминавшемуся в них языческому богу Влесу (Велесу. - Г. Г.)/

С. Лесной, продолжая дело, начатое Ю. Миролюбовым, закончил чтение текста "Влесовой книги". Опубликовав полный текст книги, он пишет статьи: "Влесова книга" - летопись языческих жрецов IX в., новый, неисследованный исторический источник" и "Были ли древние "руссы" идолопоклонниками и приносили ли они человеческие жертвы", которые пересылает в адрес Славянского комитета СССР, призывая советских специалистов признать важность изучения дощечек Изенбека. В посылке находилась и единственная сохранившаяся фотография одной из этих дощечек. К ней были приложены "расшифрованный" текст дощечки и перевод этого текста.

"Расшифрованный" текст звучал следующим образом:

1. Влес книгу сю п(о)тшемо б(о)гу н(а)шемо у кие бо есте прибезица сила. 2. В оны вр(е)мены бя менж якы бя бл(а)г а д(о)бл иже ршен б (я) к (о) цт в р(у)си. 3. А то (и)мщ жену и два дщере имаста он а ск(о)ти а краве и мн(о)га овны с. 4. она и бя той восы упех а О(н)игд(е) не имщ менж про дщ(е)р(е) сва так(о)моля. 5. Б(о)зи абы р(о)д егосе не пр(е)сеше а д(а)ж бо(г) услыша м(о)лбу ту а по м(о)лбе. 6. Даящ (е)му измлены ако бя ожещаы тая се бо гренде мезе ны...

Текст дощечки состоит из 10 строк, но остальные 4 строки С. Лесному не всегда удавалось расчленить на отдельные слова, и потому их содержание толкуется неоднозначно. Ограничившись лишь 6 строками, я; естественно, приведу перевод именно этих строк.

1. Влес книгу сю потшился богу нашему, в коем бо есть прибежищная сила. 2. В оны времена был муж, что был благ и доблестен, кто ршен был, как отец в Руси. 3. И тот имел жену и две дочери, имел он и скот, и коровы, и много овец с 4. Оными, и были те... и он нигде не имел мужей для дочерей своих, так молил 5. богов, чтобы род его не пресекся, и Даждь-бог услышал мольбу ту и по мольбе б. дал ему измоленное, так как поженил их, вот грядет меж нами...

Первый, кому в нашей стране 28 лет назад предстояло провести научное исследование текста дощечки, была Л. П. Жуковская - языковед, палеограф и археограф, ныне главный научный сотрудник Института русского языка АН СССР, доктор филологических наук, автор многих книг. После тщательного изучения текста она пришла к выводу, что "Влесова книга" является подделкой по причине несоответствия языка этой "книги" нормам древнерусского языка. Действительно, "древнерусский" текст дощечки не выдерживает никакой критики. Примеров отмеченного несоответствия можно было привести достаточно,но я ограничусь лишь одним. Так, имя языческого божества Велесь, давшее название названному произведению, именно так и должно выглядеть на письме, поскольку особенность языка древних восточных славян состоит в том, что сочетания звуков "О" и "Е" перед Р и Л в положении между согласными последовательно заменялись на ОРО, ОЛО, ЕРЕ. Поэтому у нас существуют исконно свои слова - ГОРОД, БЕРЕГ, МОЛОКО, но при этом сохранялись и вошедшие после принятия христианства (988 год) слова БРЕГ, ГЛАВА, МЛЕЧНЫЙ и т.д. И правильное название было бы не "Влесова", а "Велесова книга".

Л. П. Жуковская высказала предположение, что дощечка с текстом - это, по всей видимости, одна из подделок А. И. Сулукадзева, скупавшего в начале XIX века у ветошников старинные рукописи. Есть данные, что у него были какие-то буковые дощечки, исчезнувшие из поля зрения исследователей. О них есть указание в его каталоге: "Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.". Про Сулакадзева, славившегося своими фальсификациями, говорили, что он употреблял в своих подделках "неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий".

И тем не менее, участники Пятого Международного съезда славистов, состоявшегося в 1963 году в Софии, заинтересовались "Влесовой книгой". В отчетах съезда ей была посвящена специальная статья, которая вызвала живую и острую реакцию в кругах любителей истории и новую серию статей в массовой печати.

В 1970 году в журнале "Русская речь" (№3) о "Влесовой книге" как о выдающемся памятнике письменности писал поэт И. Кобзев; в 1976 году на страницах "Недели" (№18) с обстоятельной популяризаторской статьей выступили журналисты В. Скурлатов и Н. Николаев, в № 33 за тот же год к ним присоединились кандидат исторических наук В. Вилинбахов и известный исследователь былин, писатель В. Старостин. В "Новом мире" и в "Огоньке" были опубликованы статьи Д. Жукова, автора повести о знаменитом собирателе древнерусской литературы В. Малышеве. Все эти авторы ратовали за признание подлинности "Влесовой книги" и приводили свои аргументы в пользу этого.

Одним из таких аргументов (основных) являлось предположение, что "книга" написана на одном из "территориальных диалектов" древнерусского языка, нам неизвестного, к тому же подверженного западнославянскому влиянию, о чем свидетельствуют такие формы, как "менж", "гренде". Высказывалось даже предположение, что в написании дощечек, "судя по стилю изложения", участвовало несколько авторов, причем один из них, видимо, был праполяком.

Согласиться с этим нельзя. Дело, видимо, в другом. Если допустить, что "Влесова книга" не подделка, остается одно и, кажется, единственное предположение, что знаки дощечек озвучены неверно, что и привело, в конечном итоге, к столь плачевному результату.

А можно ли допустить, что "Влесова книга" не подделка? Точнее, не "Влесова книга", а та единственная дощечка, фотография которой только и имеется в нашем распоряжении (об остальных дощечках - то ли они были, то ли их не было - мы не можем судить). Я допускаю. И вот на каком основании.

"Текст, изображенный на фотографии, написан алфавитом, близким к кириллице", - отмечала в свое время Л. П. Жуковская. Текст состоит из 10 строк. В каждой строке содержится от 41 до 50 знаков. Общий объем текста 465 знаков, причем различных знаков в нем 45- 47 (Кириллица, по дошедшим до нас рукописям, имела 43 буквы, глаголица, согласно памятникам того же времени, имела 40 букв). Но тем не менее среди этого "завышенного" для буквенного письма количества знаков не нашлось места для знаков, обозначающих звук Ы и сверхкраткие гласные, для которых в кириллической азбуке существуют свои обозначения - Ъ и Ь.

Я провел небольшое исследование. Взял несколько отрывков из "Слова о полку Игореве", по объему отвечающих объему текста дощечки, и просчитал, сколько раз в них встречаются Ы, Ъ и Ь знаки. Получилось, что Ы встречается в среднем 5 раз, Ь знак - 7 раз, а Ъ знак - 30 раз.

В дореволюционной России Ъ знак употреблялся, можно сказать, к месту и не к месту. Все, наверное, видели старые вывески, на которых даже фамилии владельцев каких-либо заведений кончались на Ь знак: БАГРОВЪ, ФИЛИПОВЪ, СМИРНОВЪ и др. Так что поддельщик, тот же Сулукадзсв, как известно человек грамотный, пожелавший придать своей подделке достоверный облик, наверняка ввел бы в нее по крайней мере Ъ знак.

В слоговом же письме типа "черт и резов" не было и не могло быть отдельных знаков для звуков, которые мы в нашей азбуке обозначаем знаками (буквами) Ы, Ь и Ъ, и это обстоятельство, пусть косвенно, указывает на связь письма "Влесовой книги" со слоговым письмом типа "черт и резов". К тому же подавляющее число знаков "Влесовой книги" в графическом отношении абсолютно идентичны знакам последней. Из сказанного можно сделать вывод, что, по всей видимости, письмо "Влесовой книги" представляет собой переходную форму письма от слогового к буквенному, в котором наряду со знаками, передающими одиночные звуки, могли присутствовать знаки, передающие целые слоги, а также знаки, звучание которых различно в различных положениях. Например, знак В, который в письменности типа "черт и резов" имел фонетическое значение ВЬ=ВY (Y - сверхкраткое), на дощечке,, в положении перед полумягким согласным, мог звучать как ВYYЛЕС), а в иных случаях - как В (ВОНЫ).

И еще. В своей первой статье, опубликованной в журнале "Вопросы языкознания" (№2 за 1960 год), Л. П. Жуковская, анализируя текст "дощечки", писала: "За древность (дощечки. - Г. Г.) говорит так называемое "подвешанное" письмо, при котором буквы как бы подвешиваются к линии строки, а не размещаются на ней. Для кириллицы эта черта неспецифична, она ведет, скорее, к восточным (индийским) образцам. В тексте сравнительно хорошо выдержана сигнальная линия, проходящая у всех знаков по середине их высоты, что является свидетельством в пользу наибольшей возможности древности докириллического памятника".

Тонкости, и особенно "подвешанное" письмо, учтенные при изготовлении дощечки, по-моему, слишком "тонко" для Сулукадзева или какого-либо другого подделыцика, и это обстоятельство, в совокупности с наблюдениями и соображениями относительно Ы, Ь и Ъ знаков и по поводу типа письма "Влесовой книги", - вполне серьезное основание для того, чтобы считать, что "дощечка" не подделка, а "страница" подлинной книги - образец книжного дела IX века.

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ЧАСТИ ВТОРОЙ

ОПИСАНИЕ ЭПИГРАФИЧЕСКИХ РЯДОВ (ЛИСТ 2)

Конструктивными элементами знаков первого ряда являются две, а в некоторых случаях три равновеликие линии - линии средних раз меров (в зависимости от масштаба надписи они могут быть короче или длиннее), сходящиеся почти под прямым углом - 4. 3нак 4, повер нутый вправо на 90% дает знак 3, а повернутый влево - знак #. К по следнему по своей конструкции (тот же прямой угол) очень близок (сближение идет через вариант 7 ) знак X, в котором появляется третий стандартный элемент - еще одна линия средних размеров. При перемещении третьего элемента знака x вверх на 90°, (снова угол 90°) указанный знак преобразуется в знак ^, а графические варианты последнего - знаки 5, %, 6. Таким образом, 1-й эпиграфический ряд завершается знаками в виде правильного круга, что на первый взгляд, вроде бы, противоречит принципу построения эпиграфических рядов. Поэтому нахождение этих знаков 1-м ряду я посчитал несколько ус ловным.

Те же конструктивные, стандартные элементы, что и стандартные элементы первого ряда - равновеликие линии средних размеров, использованы и для построения знаков второго эпиграфического ряда, но здесь они в ином количестве, нежели в первом ряду, для которого в общем характерно присутствие в основном двух линий. Во втором же ряду, в строении всех знаков участвуют три линии средних размеров, образующие то равносторонний треугольник z то схематическое изображение острия копья, обращенного либо вверх M, либо вниз m. Из каждого этого знака путем элементарных перемещений составляющих элементов легко можно получить еще один знак этого ряда - B.

Занимаясь построением данного эпиграфического рада, я обратил внимание на два близких по своей конструкции знака - > и .. Знаки были построены из одних и тех же стандартных элементов, но в первом случае боковая ветвь (2) отходила от "мачты" (1) вверх, линия (3) примыкала к ней снизу, а во втором случае боковая ветвь (2) отходила от "мачты" (1) вниз и линия (3) примыкала к ней сверху. При перемещении последней к основанию боковой ветви знак < превращался в знак B, и это дало мне основание отнести знак < ко второму эпиграфическому ряду знаков. (Знак < обнаружен в надписях на фигурках из храма "Ретры", которые в данной работе не рассматриваются). Аналогичное преобразование знака ,, связанное с перемещением линии (3) по боковой ветви (теперь это было перемещение вверх) привело к образованию знака r, аналогов которому среди знаков я не встретил.

В строении знаков третьего эпиграфического ряда снова принимают участие две линии, но линии эти разновеликие: одна - средних размеров, другая - длинная ("мачта"). Линия средних размеров в виде боковой ветви, опущенной вниз, отходит от середины "мачты", образуя фигуры, которые представляют собой зеркальное отражение одна другой: s - S (зеркальное отражение одна другой представляют собой и фигуры k - K , в которых боковая ветвь значительно короче), Сближенные навстречу друг другу, эти фигуры образуют еще один знак рассматриваемого ряда - знак Y .

В отличие от вышеописанных рядов, конструкция знаков четвертого эпиграфического ряда определяется совершенно иным набором стандартных элементов. Здесь при построении знаков использованы длинная линия ("мачта") и одна или две, а иногда и три короткие линии типа "штриха". Причем один "штрих" (иногда это два "штриха", слившиеся в одну линию) всегда расположен перпендикулярно к "мачте", по ее середине: j, F. А второй "штрих", если он не образует с первым, как уже говорилось, единой линии, обычно располагается на концах "мачты" (внизу или наверху): ;, :. На концах "мачты" располагается и появляющийся иногда третий "штрих": L, l.

Набор стандартных элементов знаков пятого эпиграфического ряда как в количественном, так и в качественном отношении практически тот же, что и набор элементов знаков предыдущего, четвертого, ряда - длинная линия ("мачта") и две короткие линии типа "штриха". Но в отличие от 4-го ряда "штрихи" 5-го ряда по отношению к "мачте" занимают совершенно иное положение: ближе к концу "мачты" (а не на концах), либо в большинстве случаев (в четырех из шести) по ее середине, но не перпендикулярно к ней, а под углом. Исключением, которое лишь подтверждает правило, является знак Н, строение которого определяется наличием двух "мачт" и поперечного "штриха", перпендикулярного к ним. Как же я представляю себе комбинационный принцип, примененный при создании знаков описываемого ряда? Прежде всего, в качестве исходного знака, мне кажется, был выбран знак d, состоящий из "мачты" и двух "штрихов", образующих единую линию, косо секущую эту "мачту" по ее середине. При перемещении кососекущей линии вверх и вправо получался знак A, зеркальным отражением которого являлся знак a. Два "штриха", расположенные ближе к концам "мачты", образовывали знак h, вариант знака H знак Н - это практически знак H, повернутый на 90°, но в конструкции знака Н есть свои особенности, о которых я говорил выше, но которые, тем не менее, не дают основания для исключения этого знака из описываемого ряда. Использование приема, смысл которого состоит в том, что какой-либо знак в пределах эпиграфического ряда го отношению к исходному должен являть собой зеркальное отраже-ние этого исходного знака, позволил мне предположить, что в данном ряду недостает знака D, который должен обозначать иной слог, нежели знак d (несколько позже знак D был обнаружен в надписях на фигурках из храма "Ретры", которые в данной работе не рассматриваются). Знаки f и F ( G g ), в которых появляется еще один элемент - боковая ветвь, отходящая от основания "мачты", я также отнес к 5-му ряду рассматривая их как варианты, соответственно, знака d и D.

Новый набор стандартных элементов - две длинные линии и одна короткая - "штрих", определил особенности строения знаков следующего, шестого ряда. В этом ряду одна из длинных линий всегда играет роль "мачты", а вторая, в виде боковой ветви, отходит от нее. Причем очень важно, что боковая ветвь отходит от "мачты" либо чуть ниже ее вершины, либо невысоко от ее основания, важно потому, что на письме иногда достаточно легко можно спутать знак $ со знаком A, из предыдущего 5-го ряда.[Знак этого ряда без штриха - $ был встречен в надписях на фигурках из храма "Ретры" после того как были вычерчены все таблицы, и по этой причине он не нашел в них своего места.] Присутствие короткой линии - "штриха" в конструкции знаков данного эпиграфического ряда, в самых различных положениях по отношению к "мачте", придает знакам совершенно определенный, "оригинальный" вид.

В строении знаков седьмого ряда принимают участие одна длинная линия ("мачта") и две линии средних размеров. Линии средних размеров, под углом в 45o отходят от середины мачты либо вниз, либо вверх, образуя знаки p и P, которые, кстати, являются зеркальным отражением один другого, если ось обращения провести параллельно строкам этого текста. Знаки U и O, мне представляется, скомбинированы из тех же элементов, что и предшествующие - двух линий среднего размера, образующих крест E , и двух половинок "разломанной мачты". Части "разломанной мачты" особенно наглядно проявляются в конструкции знака O. Явная незаконченность рассматриваемого ряда позволяет предположить, что в этом ряду вполне может "меть место знак u ( i ), являющийся зеркальным отражением знака U ( I ).

Две длинные линии и одна линия средних размеров определяют особенности строения знаков следующего, восьмого ряда. Но главным, пожалуй, здесь является не столько количество и тип линий (одна из длинных линий на письме иногда выглядит как линия средних размеров, и тогда этот ряд знаков по количеству и типу линий становится аналогичным знакам седьмого ряда), сколько план их расположения, близкий, в общих чертах, к плану расположения двух линий по отношению к "мачте" первых знаков 7-го ряда, он тем не менее имеет свои особенности. Здесь боковые линии - одна длинная (?), другая средних размеров - отходят от "мачты" также под углом 45o, но не от ее середины, как в 7-м ряду, а одна - длинная - от самой вершины, а другая - линия средних размеров - от "привершинной" части "мачты" ( W, Q ). Два других знака рассматриваемого ряда \ и |, близкие в конструктивном отношении двум первым знакам, скомбинированы, как мне представляется, по тому же принципу, что третий и четвертый знаки 7-го ряда. При комбинировании использовались все те элементы, которые участвуют в строении первых двух знаков рассматриваемого ряда, но при этом, чтобы создать дополнительные, усложняющие строения знака, детали, "ломалась", по всей видимости, линия, находящаяся внутри "угла". Это из ее частей были построены маленький подобный угол и маленький треугольник, вписанные в "большие" углы ( |, \ ). И еще несколько слов о знаке = , который определен мною как вариант знака |. Аналогичный "недостроенный" знак, но в зеркальном отражении +, вполне может иметь место в рассматриваемом эпиграфическом ряду, тем более что близкий по начертанию знак } , обнаружен после того, как была вычерчена вся графика для данной работы, в надписях на фигурках из храма "Ретры".

В строении знаков девятого эпиграфического ряда принимают участие, главным образом, две длинные и две короткие линии. Длинные линии, пересекаясь, образуют фигуру, подобную букве "х" - R, а две короткие - типа "штриха", располагаясь либо в перекрестии этой фигуры, либо на концах длинных линий - то внизу, то наверху, образуют следующие три знака ряда: r, t, T. В том же плановом сочетании длинной и короткой линий, как в последнем знаке, но как бы в половинном варианте, решен еще один знак описываемого ряда: *. Этому знаку в графическом отношении абсолютно идентичен знак (, помещенный в смешанную подгруппу, как вариант знака 9. Различия этих знаков становятся явными при приведении их к одному масштабу - * и (, что наглядно продемонстрировано в Недимовской надписи.

С использованием двух длинных линий построены и знаки десятого эпиграфического ряда, но две другие линии, в отличие от знаков девятого ряда, здесь не короткие, а средних размеров. Линии средних размеров наподобие "крыши", поднятые над "колоннами", роль которых исполняют длинные линии, образуют знак c. "Крыша", провалившаяся между "колоннами", - это следующий знак ряда - V . Знак p представляет собой зеркальное отражение предыдущего знака при условии, что ось, обращения проходит параллельно этим строкам. Наличие короткой линии - "штриха" - сверху несколько усложняет конструкцию знака, но в противном случае этот знак походил бы на вариант знака x - X из следующего, 11-го, ряда.

Знаки одиннадцатого эпиграфического ряда, подобно знакам второго ряда, построены с использованием трех линий среднего размера, но в их расположении я не смог .наметить достаточно четкого плана (такого, как для знаков второго ряда), по которому проводилось их комбинирование. И тем не менее эта кажущаяся бессистемность в построении знаков сыграла роль определяющего момента, позволившего объединить эти знаки в один, названный "хаотическим", эпиграфический ряд.

Характерной особенностью знаков двенадцатого эпиграфического ряда является крест E, образованный из двух линий среднего размера. Крест различим даже в тех случаях, когда он осложняется еще одной линией среднего размера, проходящей либо через его центр - w, либо располагающейся перпендикулярно правому нижнему лучу креста - e . Ярко выраженная "крестообразность" знака R позволила мне отнести этот знак именно к данному ряду, хотя в строении знака принимают участие совершенно иные стандартные элементы - длинные линии. В строении знаков тринадцатого эпиграфического ряда принимает участие стандартный элемент в виде крутой дуги, отсутствующий в конструкциях знаков всех остальных ранее описанных эпиграфических рядов. Это служит хорошим доказательством самостоятельности рассматриваемого ряда, и нет необходимости останавливаться на более подробном его описании.

Результаты идентификации (озвучивания)
знаков письменности типа "черт и резов"
при окончательном прочтении:

Надписи на грузике № 3 Троицкого городища: фонетическое значение знака z - "КL" [Состав гласных древнерусского языка, унаследованный из праславянского, включал следующие фонемы: [а] [о] [у] [ы] [е] [и] [t] [ъ] [ь]. "Все эти гласные сохранились в древнерусском на всем протяжении его "дописьменной" (кавычки мои. - Г. Г.) истории (29, с. 116). Однако вместе с тем восточные славяне унаследовали из праславяиского языка еще два гласных звука. Этими звуками являлись носовые [о] ([l]) и [е] ([u]). Судьба этих звуков оказалась иной по сравнению с другими гласными: считается, что к IX-X вв. Они были утрачены и восточные славяне на месте [е] стали произносить [а] после мягкого согласного, а на месте [l] - [у]. Например: о. - слав. dlbъ; русск. "дубъ"; о. - слав.*rlkа - русск. "рука". Звуки [u] и [l] имели определенные буквенные обозначения в кириллической азбуке: [u] обозначалось буквой 5 ("юс малый"), а [l] - буквой 3 ("юс большой")], знака I - "НО"; условно-фонетическое значение знака t - "ПЬ"; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 2-го и 5-го эпиграфических рядов, обозначающих слоги на "К-" и "Н-"; "приблизительное" звучание знаков 9-го ряда - "П-". Знак l определен как знак "унции". Аналогичные знаки встречаются и на других грузиках Троицкого городища, но каких-либо сопроводительных надписей на них при этом не отмечено.

Алекановской надписи: фонетическое значение знака d - НА; знака H - БT, знака F - ТЬ, знака % - ВЪ, знака W - ДИ; условно-фонетическое значение знака w - ДЪ = ДK; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 5, 13, 4 и 1 эпиграфических рядов, обозначающих слоги на "Н-", "Б-", "Т-" и "В-".

Недимовской надписи: установлено фонетическое значение знаков: T - РА; ) - ПО; a - НЕ; X -ВЬ = ВY; условно-фонетическое значение знака Z - СЪ = СK; РЪ = РK; подтверждено фонетическое значение знаков: ; - ТА; # - BT; * - И; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 13-го эпиграфического ряда, обозначающих слоги на "Б-"; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 9-го, 5-го, 1-го, 4-го эпиграфических рядов, обозначающих слоги на "П-", "Н-", "В-", "Т-".

Надписи на глиняной иконке: подтверждено фонетическое значение знаков: B - КА; # - BT; e - ДИ; V - U; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 2-го и 1-го эпиграфических рядов, обозначающих слоги на "К-" и "В-".

Надписи на шахматной фигуре: фонетическое значение знака g - НЬ = НY; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 5-го эпиграфического ряда, обозначающих слоги на "Н-".

Надписи па костяном кистене из Рославля: фонетическое значение знака ^ - ВЪ = ВY; знака p - СЕ (в Алекановской надписи аналогичный знак читался как СА, следовательно, знак имеет двойное фонетическое значение - СА и СЕ); знака 4 - ВО; знака 7 - ВЬ = ВY; условно-фонетическое значение знака G - ЖЬ = ЖY (ЗЬ = ЗY); подтверждено фонетическое значение знака i - ЛО; подтверждено "приблизительное" звучание знаков 1-го, 7-го и 3-го эпиграфических рядов, обозначающих слоги на "В-", "С-" и "Л-".

Надписи на керамике из Белой Вежи: фонетическое значение знака K - ЛА; условно-фонетическое значение знака Q - РЪ = РK; знака 3 - ВИ; подтверждено фонетическое значение знака B - КА; знака a - НЕ; "приблизительное" звучание знака j - "Т-"; знака O - "Ч-".

Надписи на Новочеркасской баклажке: фонетическое значение знаков o - МЫ; Y - ЛИ; \ - РЕ; 2 - БО; K - ЛЕ; условно-фонетическое значение знака u - ШЪ = ШK; подтверждено фонетическое значение знаков p - СЕ; q - Е; 5 - ВЪ = ВK; # = ВT; выдвинуто предположение, что знак w, помимо значения ДЪ = ДK мог иметь значение ДЬ = ДY.

Надписи на Кривянской баклажке: фонетическое значение знака L - ТО; знака u - ШЪ = ШK; знака @ - БИ, БЫ; знака G - НЬ = НY; знака I - CL; знака l - ТЫ(ТИ); знака q - 3U, знака p - ШЕ; знака r - ПИ; подтверждено фонетическое значение знака q - Е; знака Q - ДА; знака K - ЛА; знака N, n - КА; знака # - ВT; знака 4 - ВK; знака E - ЗА; знака E - ДИ; знака 7 - ВЬ = ВЁ; знака 6 - ВЪ = ВK; знака p - СЕ; установлено, что знак 1, 2 имеет двойное фонетическое значение БL и БО.

Княжеского знака: подтверждено фонетическое значение знака & - "И", знака ! - БО.

Надписи на пряслине из Ст. Рязани: фонетическое значение знака Q - РЪ = РО; знак 3 - ВИ; условно-фонетическое значение знака : - TT; знака v - ШT; подтверждено фонетическое значение знака # - ВT; знака ; - ТА; знака / - ЙУ; знака B - КА.

Надписи на пряслине из Гродно: фонетическое значение знака A - НО; знака P - ЧИ; знака v - ШT; условно-фонетическое значение знака | - РЬ = РY; подтверждено фонетическое значение знака B - КА; знака W - ДИ.

Надписи на пряслине из Лецкан: фонетическое значение знака D - МО.; подтверждено фонетическое значение целой группы знаков, обозначающих слоги: со, се, ди, и, рь = ре; ше, ка, це, во, зь, не, ли.

Надписи на венчике сосуда из п. Огурцово: подтверждено фонетическое значение знака A - ЛT и знака B - КА.

Надписи на кувшине из Раду-Негра: подтверждено фонетическое значение знака A - ЛT, знака 3 - ВИ, знака i - ЛO, знака 9 - И.

Надпись на обломке керамики из с. Лепесовка: условно-фонетическое значение знака T - ПЕ, подтверждено фонетическое значение знака ) - ПО.

Надписи на микоржинском камне № 1. Результаты идентификации: фонетическое значение знака Z - МО; знака d - ЙА; знака U - ME; знака C - ШЪ = ШY; знака { - СИ; знака R - РО; подтверждено фонетическое значение знака G - НЬ = НY; знака J - ЙУ; знака & - Й, И.

Надписи на фигурке из храма Ретры: условно-фонетическое значение знака e - ЗИ; знака 0 - ГИ; знака R - ЗL; подтверждено фонетическое значение знака X - МО; знака d - ЙА; знака U - ME; знака C - ШЬ = ШY; знака g - НЬ = НY; знака f - НА; знака w - ЖА(ЗА); знака M - КО; знака K - ЛА.

Надписи на микоржинском камне № 2: фонетическое значение знака R - ЗL; знака 0 - ГИ; знака k - Л'А(ЛU); подтверждено фонетическое значение знака f - НА; знака H - НИ; знака h - БT; знака ) - ПО; знака t - РО; знака C - ШЬ = ШY; знака & - И, Й; знака i - ЛО; знака j - ЙУ; знака d - НА; знака { - СИ; знака d - ЙА.

Надписи на микоржинском камне № 3: фонетическое значение знака s - ЛУ; подтверждено фонетическое значение знака { - СИ, знака a - НЕ, знака d - ЙА, знака A - НО: знака 2 - БО.

Надписи на статуэтке бога из храма Ретры: условно-фонетическое значение знака J - ЖЕ, ЖИ; знака m - КИ; знака g - ЖЪ; подтверждено фонетическое значение знака x - МО; знака d - ЙА; знака C - ШЬ = ШY; знака i - ЛО; знака R - РО; знака M - КО; знака { - СИ; знака a - ЛT; знака & - И.

Результаты идентификации знаков письменности типа "черт и резов", по всем выше перечисленным надписям, сведены в таблицу "Линейные знаки письменности типа "черт и резов" (лист 11), и на ее основании можно сделать выводы о характере этой письменности и фонетической системе языка, на котором исполнены расшифрованные надписи.

Итак, письмо типа "черт и резов" было слоговым. Древние славяне употребляли устойчивый набор слоговых знаков. Причем все эти знаки передавали только слоги одного типа, а именно открытые, состоящие из сочетаний "согласный плюс гласный" или же "чистого гласного" - СГ и Г. Такой строй письма не допускал сдвоения согласных. Носкольку звуковая структура языка древних славян была все же несколько сложнее, то они применяли особый знак, косой штрих - "вирам" стоящий обычно в нижней части строки справа от письменного знака. "Вирам" был призван снимать огласовку, создавая слоги типа ССГ (СГ` + СГ = ССГ). Помимо применения "вирама", несогласованность строя письма и строя речи устранялась "потерей" на письме одного из сдвоенных согласных (второго, сонорного), например: "ток(м)а - тока" - только.

Состав гласных языка (языков?), на котором исполнены расшифрованные надписи, включал следующие фонемы:

гласные переднего ряда - [и], [е], [t], [ь], [u];
гласные непереднего ряда - [ы], [о], [а], [ъ], [l], [у].

Для четырех из них [и], [е], [е], [у] установлены знаковые обозначения. Знак, обозначающий гласный звук [о], установлен условно. В надписи на "луке" из старой Ладоги, которая в данной работе не рассматривается, был встречен знак ?, имеющий графическое сходство с глаголической (хорватской) буквой "Он", фонетическое знчение которой [о]. Выявление знаков, обозначающих гласные [t], [а], [l], возможно в будущем, когда появятся новые тексты. Знаковых обозначений для звуков [ь], [ы], [ъ] в письменности типа "черт и резов" быть не могло.

Система согласных, не отличающаяся от системы согласных праславянского и древнерусского (конца X - начала XI в.) языков, имела тем не менее одну особенность. Здесь не различались некоторые согласные, шумные по способу образования:

[К ] и [X ] (заднеязычные по месту образования)
[Ц] и [Ч] (переднеязычные по месту образования).

По крайней мере слоги КА и ХА, ЦЕ и ЧЕ обозначались (каждая пара в отдельности) одним знаком B, y.

В письменности типа "черт и резов" имелось несколько слогов без определенного гласного, т.е. один и тот же знак мог читаться и как "РА", и как "РО", и как "СА", и как "СЕ" и т.д.

Существовали в письменности и знаки, обозначающие йотированные гласные: d - ЙА; / и j, J - ЙУ.

К настоящему времени, как явствует из таблицы, идентифицированно чуть более 70 различных знаков письменности типа "черт и резов", а теоретически их количество может быть не менее 150, и потому впереди всех нас ждет большая работа.

Прочитано 2780 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта