Устоит ли Никольский собор?

Автор Владимир Куковенко

18 апреля – Международный день охраны памятников и исторических мест.

Праздник этот появился по инициативе ученых, архитекторов, реставраторов и работников государственных органов охраны памятников истории и культуры. Задача его – еще раз напомнить обществу о необходимости бережного отношения и сохранения культурного наследия, которое было создано усилиями многих околений на протяжении веков, в разных странах и на разных континентах нашей планеты.

Видимо, к этому дню соединенными усилиями природы, человеческой жадности  и чиновного равнодушия, Можайску был поднесен еще  один  малоприятный подарок. Первый такой подарок - это распродажа Бородинского поля.

 

14 апреля

 Утром 14 апреля   на крепостной горе Можайска, у юго-западного угла Новоникольского собора, перенасыщенный  талыми водами  грунт не выдержал и начал  сползать  по склону. Оползень имеет ширину около 20 метров вверху, но внизу он расширяется метров до 40, надвигаясь на частные дома Бородинской улицы.

Похоже, что это только начало. В Можайске  еще лежит снег, и река Можайка только начинает разливаться. Берегов она не подмоет, но поднимет  уровень грунтовых вод,  что  грозит увеличением оползня, или же еще новыми обрушениями грунта. А это уже   серьезная причина для беспокойства  -  удастся ли спасти Новоникольтский собор от полного или частичного обрушения?

В 1995 году грунт около собора уже обрушался, но не в таком количестве.  Тогда чиновники от культуры  и можайская администрация не приняли никаких мер к укреплению склона холма. Понадеялись на Бога. И правда, Бог помог в тот раз, и собор устоял.. Продержался он семнадцать лет.

Сейчас, похоже, ситуация сложней. Юго-западный угол собора начал обваливаться,.  В верхней части здания  появились угрожающие трещины. Сколько еще простоит   собор уникальной псевдоготической архитектуры? Год, два... или начнет разрушаться  уже этой весной?

 

15 апреля

Вид на собор с восточной стороны. Привычная грязь, неухоженность, но  признаков разрушения еще не наблюдается.

 

 

 

 

Проход к южной стороне уже закрыт. Оползень  образовался у дальнего угла собора.

 

Закрыт прозод и к западной стороне.

 

 

Оползень движется к этим частным домам. Видимо, жителей придется отселять.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ниже на снимке видны следы оползня 1995 года.

 

Река Можайка. Вода прибывает.

 

 

 

 

 

 

Можайск еще в снегу. Вид с крепостного холма.

 

 Как мне видится спасение собора?

Вопрос о спасении собора дальновидные и болеющие душой за свое культурное наследие люди поднимали давно. Лет десять назад даже были составлены проекты укрепления склонов и полной реставрации объекта.  Работы были оценены,  примерно, в  200 миллионов рублей. Уже тогда было очевидно, что угроза обвала близка. Но государство не выделяло денег и местные чиновники, проявив удивительное равнодушие к архитектурному памятнику, бездействовали.

Сейчас, когда угроза обрушения стала очевидной, началось некоторое движение. Выражается оно  в том, что чиновники, прежде всего, стали выяснять, кому же   принадлежит  памятник? Раньше он числился в реестре архитектурных памятников, потом его передали РПЦ. Но Николина гора осталась в реестре археологических памятников.  Для чиновников сейчас главное не спасение собора, а решение вопроса о том, кто же должен выложить огромные деньги на его сохранение?

Вся эта бюрократическая  машина очень неповоротлива и нерасторопна, поэтому  не стоит ждать скорого решения.  Потом начнется длительный процесс изыскания средств и получения разрешения на их освоения.  Собор может   и разрушиться к этому времени.

Могли бы можайские  административные власти проявить инициативу и собственными силами, не обращаясь к государству, спасти Никольский.собор? Думаю, что это было бы  наиболее быстрым и наиболее достойным решением вопроса.

Как это можно сделать?

 Во-первых, районныне и горолдские власти  могли бы обратиться к жителям района и города и предложить совместными усилиями, не ожидая нерасторопной помощи  властей области и различных ведомств, спасти собор. Считается, что в районе постоянно проживает около 70 тысяч и около 200 тысяч дачников.  Можно было бы организовать сбор средств. Предположим, с детей и пенсионеров по 100 рублей, с остальных по их материальным возможностям. Если бы глава Можайского района  Беланович и глава города Можайска Сунгуров заявили, что отдают на спасение собора, предположим, по 100 тысяч рублей, то это бы послужило примером для всех можайцев. В том числе для административных работников и можайских нуворишей. И деньги были бы собраны быстро и в достаточном количестве.

 Во-вторых, следовало бы   подойти  к своему культурному достоянию не только с любовью, но и с изрядной долей бережливости. И как следует пересчитать предложенные проектировщиками сметы.

Я работал в проектных организациях и имею представление о том, как неимоверно завышаются сметы на подобные работы.  Раньше еще были контрольные органы, которые как-то сдерживали этот процесс. Сейчас же таких органов нет, и вопрос сбережения денег  зависит только от заказчика и его компетентности в этих вопросах. Думаю,  что на спасение Никольского собора хватило бы и половины той суммы, которая заложена в сметы. А то и меньшей. 

В-третьих,  следовало бы опереться в восстановительных работах на силы можайцев. У нас в городе живет большое количество грамотных специалистов. Есть архитекторы, проектировщики, геологи, строители и т.д. Есть свои строительные организации и строительные бригады. Следовало бы   создать штаб для организации и координации  работы добровольцев.  Уверен, что если бы можайцы почувствовали в действиях администрации искреннюю  и бескорыстную любовь к культурному достоянию города, то  многие с энтузиазмом включились бы в работу.  В этом случае можно было бы отказаться от дорогих услуг московских организаций. Это было бы и дешевле, и патриотичней по отношению к собственной истории.

Думаю, что осуществление этой небольшой программы не только позволило бы спасти памятник архитектуры, но и  значительно сблизило бы народ и власть.

Но, к сожалению, все это из  области фантазии. Все эти планы предусматривают одну существенную деталь –  высокий авторитет властей в глазах жителей района. Притом, авторитет не административный, а моральный. А за последние четыре года власть настолько  утратила свой авторитет в глазах можайцев, что никакие благородные призывы не способны восстановить взаимное доверие.  На призыв сбора средств  и предложение дружной совместной работы с администрацией мало кто откликнется.  И не потому, что можайцы жадны,  равнодушны и ленивы, , а в силу того, что мы им просто не верим.

Но и эта ситуации не безнадежна. Наши Можайские чинуши сейчас на различных мероприятиях с восторгом и умилением говорят о дореволюционных традициях, о  дворянском и купеческом  честном слове и бескорыстии в поступках. Сейчас самое время им вспомнить традиции меценатства, которые были сильны в  обществе той поры. И пожертвовать частью своего состояния на спасение Можайского собора.

К тому же, многие можайские чиновники и предприниматели  были награждены недавно церковными наградами.  В Никольском соборе служит  сам о. Даниил (Жирнов), Благочинный Можайского района.  Он от имени Церкви щедро раздавал можайским чиновникам и состоятельным людям Патриаршие юбилейные медали в честь 200-летия Бородинского сражения. Сейчас настало время убедиться в том, достойны ли награжденные такой высокой чести, и смогут ли они оправдать чаяния и упования о. Даниила. Другими словами, пожертвовать частью своей собственности на благое дело.

Предположим, можно было бы продать вот этот строящийся   в центре города магазин.

 

 

Владелец его, будь он патриотом своего города, продал бы строение с землей, а на вырученные деньги спас бы уникальный архитектурный памятник! Таких магазинов в городе десятки, но Никольский собор один. Да и можайцы, видя такое бескорыстие,  быстро бы откликнулись на доброе дело и  бесплатно  выполнили бы часть работ.

Можайское историческое общество могло бы бескорыстно взять на себя геодезическое обеспечение работ.

Если жалко продавать магазин, то можно было бы продать вот этот незастроенный участок  площадью в несколько гектар,  расположенный  в центре города.

 

 

 


 

 

Но, к сожалению,  не пойдет владелец и этого магазина, и этого участка на такие жертвы! В этом можайцев убедили последние четыре года. Владеет этой собственностью  мэр города и кавалер церковных наград В.Сунгуров. И как показала жизнь, он охотно принимает награды, но для  своего города  не способен на благородные поступки. Это только гражданин Минин пожертвовал всем своим достоянием во имя святых целей. А Сунгуров не из той породы.

Видимо, нужно обращаться к районным чиновникам. Тем более, что церковной награды удостоен и Д. Беланович, глава районной администрации. Теперь ему самое время порадеть за разрушающийся собор.

  Рассуждая умозрительно, приходишь к выводу, что у района деньги  есть. За последние четыре года с молчаливого согласия районной  администрации было   продано под дачное строительство  (неизвестно кем и неизвестно кому!)   около 8000 гектар можайской земли.  В том числе, и на Бородинском поле. А там земля наиболее дорогая.  Говорят, что стоимость одной сотки земли в наиболее престижных местах достигает 10-20 тысяч долларов (от 300 до 600 тысяч рублей). В этом случае стоимость гектара   может быть от  30 до 60 миллионов рублей. Думаю, что денег  от продажи гектар 20-50 (это  около  0.5 % от всех проданных земель), вполне хватило бы для спасения не только Никольского собора, но и  многих других исторических объектов района. Но только в том случае, если  положить их не в собственный карман и не отправить в зарубежные банки, а отдать на спасение памятника культуры.

 

Это Бородинское поле, на котором главы сельского поселения Чурикова и Склюева разрешили продать земли под дачи. .Деньги от продажи могли бы спасти наш уникальный архитектурный памятник.

Но и эти надежды, похоже, беспочвенны. Стоимость проданной в районе за последние годы земли оценивается в несколько миллиардов рублей (если не десятков миллиардов!). Но эти деньги не превратили наш район в оазис стабильности и процветания. И не спасли наше историческое достояния. Этих денег просто нет. А глава района вряд ли последует примеру гражданина Минина и отдаст свое нажитое...

А раз нет денег и нет бескорыстных патриотов, то будущее   Никольского собора начинает вырисовываться с особой четкостью.

 

 

 

 

 

16 апреля

 

Опозень увеличился и еще больше приблизился к  домам и строениям на Бородинской улице.

 

 

 

 

 

Оползень. Вид сверху.  Еще один небольшой дождь и  склон обрушится полностью.

 Трещины в почве . Видимо, и эта часть склона скоро поползет вниз.

 

 

 

 

 

Северная  сторона собора. И здесь уже начались разрушения и смещения в сторону склона.

 

 

 

Южная сторона собора. Угол уже отваливается. Кто-то из сердобольных служителей храма поставил палочку, чтобы удержать  вываливающиеся  кирпичи. Помогло. Но,  надолго ли?

 

 

 

 

 

 

17 апреля

Оползень увеличивается. 

Особенно заметно это вверху. Там, где вчера были лишь трещины в  почве, сегодня  произошла просадка  грунта. Обнажаются камни старинной  опорной стенки, которая была возведена в 1800-х годах для укрепления склона. В документах того времени она называется контрофорсом.

 

 

Около оползня встретил сегодня двух чиновников из надзорных органов. По их словам,  пока идет сбор общей информации об объекте. Если это федеральный памятник, то платить за укрепление склонов должно государство в лице Минкульта. Если это собственность РПЦ, то платить  должна Церковь. У Минкульта, оказывается, нет информации о том, кому принадлежит собор!

Они же мне рассказали, что приезжала ученая  комиссия для осмотра характера повреждения склона. Выводов пока не сделано.

Более ста лет назад  на Никольском холме уже был один мощный оползень.  Проводились инженерные обследования,  и склон укреплялся.

Привожу выдержку из  выводов комиссии 1908 г.

 

Исторический архив г. Москвы, 1908 г.

 

"Размывание склонов никольской горы весенними водами".

 

17 июня 1908 года командированный московским губернатором губернский архитектор Б.Н.Нилус, гражданский инженер Я.Л.Мелик-Бегляров, неприменный член по земским и городским делам из Присутствия М.Н. Оловянников в присутствии приглашенных  Председателя можайского уездного земства графа Ф.А. Уварова, можайского уездного исправника А.А.Красовского, городского старосты А.А.Петрова, церковного старосты собора Елфимова, настоятеля собора Дмитрия Лебедева, инженера путей сообщения И.П. Блавдзевина произвели осмотр.

По осмотру оказалось:

1. В 17 саженях от места нахождения собора на крутом откосе холма, на котором расположен храм, оползни до 50 кв. саж.  (227.5 кв.м), спускающиеся до низу, до нежилых помещений городских обывателей. Причем нарушение почвы могут иметь продолжения, трещины в почве расположены параллельно северной стороне храма.

(Здесь явная ошибка. Имелось в виду, что трещины параллельны южной стороне храма. Прим. В.К.)

Главные причины: дождевая и весенняя вода, скапливающаяся

1. на покатой с востока на запад площади, где стоит храм, устремляется по лотку  к месту повреждения и создает оползни.

2. В естественном резервуаре, находящемся с западной стороны холма, и направляется на этот же склон, дополняя дело разрушения. (Речь идет о  так называемом "Грязном  прудке", находящимся  на крепостном холме на запад от собора. В настоящее время уже не существует. Прим.В.К.)

3. Размывы, по мнению комисси, приняли еще более внушительные размеры и потому, что принятые церковным старостою меры по укреплению откоса в этом месте были неверными, а именно, снят дерновый покров и была произведена поверхностная набивка свай, ослабивших почву.

4. Собору опасности нет. При его осмотре был выявлен ряд существенных трещин на сводах, арках и пилонах, имеющих направление с севера на юг.

5. Комиссия произвела частичное открытие фундаментов и убедилась, что храм стоит на материке. Фундамент откопали на 5 аршин  (3.5 м) и убедились, что подошва фундамента заложена на материке. Кладка фундамента состоит из бутового камня сложенного на известковом растворе.

Рекомендации:

6. Надо прорыть канавы 0.25  на 0.25 саж. и засыпать их щебнем для спуска из резервуара и пруда, чтобы отвести поток от места разрушения.

7. На месте существующего оползня в нижней  его части и в 2-х местах по откосу забить ряды частых свай 5-ти вершкового леса на глубину не менее 2- саженей, соединив их схватками и притянув их к анкерным сваям. Забивка свай должна производится не копром, а ручной бабой по предварительной выемке грунта буром на глубину до 2-х саженей.

8. В обнаруженных трещинах необходимо произвести огородительный дренаж, соединив его наклонно с вышеуказанными вертикальными канавами. Необходимо спланировать выпуклость на холме и земли от планировки сложить в виде борта вдоль откоса, давшего трещину.

9. Церковный причт представил планы собора.

 

 

 

Сто лет назад ограничились лишь укреплением склона холма. Сейчас эти полумеры вряд ли помогут, поскольку ситуация значительно осложнилась  Сейчас нужно  укреплять  фундаменты  собора.и делать это немедленно. Если сто лет назад оползень находился  в 17 саженях  (около 36 м)  от здания, то сейчас это расстояние сократилось до  8м.  Площадь оползня увеличилась с 227 кв. м до 800 -900. Уже обнажается верхняя часть контрофорсов, и видно, что  они находятся лишь с южной стороны холма.. Опозень же начинается от юго-западного угла собора, т. е.  оттуда, где этих контрофорсов нет.  Катастрофа близится.

 

 

.

Справка.

Новоникольский собор построен на месте проездной  башни Можайской крепости. Постройка началась в 1804 году и закончилась весной 1814 г. Выполнен в так называемом  псевдоготическом стиле. Но, готика в архитектуре не доминирует, и угадываются в отдельных элементах некие восточные (мавританские) мотивы. Именно так воспринимаются ажурные кирпичные беседки, помещенные на крыше собора по его углам..

Традиционно считается, что архитектор собора неизвестен.Но в результате собственных исследований  я пришел к выводу, что архитектором собора является В.И. Баженов, И этот собор должен был замыкать вертикальной доминантой дворцовый ансамбль в Царицыно. Но, поскольку Екатерина  II  отказалась от своего подмосковного дворца, то собор в Царицине так и не был построен.  

Спустя более чем четверть века  проект Баженова был все же осуществлен. Но уже в Можайске.

Занимаясь его изучением, я пришел к выводу, что этот собор есть сооружение оккультное. Построен он в честь Жака де Моле, великого  магистра ордена Тамплиеров, к  500-летию  со дня его трагической кончины (сожжен на костре 18  марта 1314 года).  Никольский собор представляет собой  типичный образец  масонской архитектуре,  главными признаками которой является выражение через размеры зданий неких мистических и оккультных идей. В Никольском соборе  встречаются размеры в 666 вершков, 666 дюймов, , 66.6 футов и тому подобные.  Вокруг собора несколькими точками намечен гигантский двенадцатиугольник, общий периметр которого равен 666 саженям. Мне трудно судить, какие идеи передавал Василий Иванович -кроме сатанинских - этими размерами. Возможно, это идея дуализма, и число 666 служит выражением темной стороны нашего бытия.

По сведениям, собранным у краеведом Власьевым  (расстрелян в 1937 году) , в соборе до революции проходили по ночам какие-то таинственные богослужения на иностранных языках.

Если читатель заинтересуется этим вопросом, то может обратиться к моей небольшой книге "Масонская архитектура и масоны Можайска", сведения о которой помещены в разделе "Объявления"

 

 

 

 

 

 

18 апреля.