Бестужев-Рюмин А.П.

Автор Хронос

Материал с сайта Хронос: Всемирная история в интернете

 

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин Бестужев-Рюмин Алексей Петрович (1693-1766), граф, российский государственный деятель и дипломат, генерал-фельдмаршал (1762). В 1740-41 кабинет-министр, в 1744-58 канцлер. С 1762 первоприсутствующий в Сенате.

 

Бестужев-Рюмин Алексей Петрович (1693, Москва - 1766, там же) - гос. деятель, дипломат. Происходил из старинного дворянского рода. Был отправлен Петром /на учебу сначала в Копенгаген, затем в Берлин, где показал отличные успехи и знание латинского, немецкого и французского языков. Определен в посольство под начало Б.Я. Куракина. С 1713 по 1717 служил при дворах курфюрста ганноверского и английского короля, затем вернулся в Россию и через два года был отправлен послом в Данию, где пробыл до 1740. Верный слуга Петра 1, он приобрел царскую доверенность и был произведен в камергеры. После смерти Петра 1 в результате дворцовых интриг Б.-Р. впал в немилость и, лишь добившись поддержки Барона, смог получить место кабинет-министра. После свержения Бирона он снова оказался в опале и даже был приговорен Анной Леопольдовной к смерти, но казнь была заменена ссылкой. В 1741 Б.-Р. принял участие в дворцовом перевороте, возведшем на престол Елизавету Петровну, в 1742 получил титул графа, в 1744 стал канцлером и в течение 16 лет руководил внешней политикой России. Стремился сохранить политическое равновесие в Европе, выступая против Франции и Пруссии и находя союзников в Голландии, Австрии и Англии. Б.-Р. готовился к войне с прусским королем Фридрихом II, считая его наиболее опасным врагом. Во время Семилетней войны (1756--1763) Б.-Р. впал в немилость, обвиненный в самовольном приказе об отступлении рус. войск из Пруссии. В 1758 приговорен к отсечению головы, но казнь была заменена ссылкой в деревню. В 1762 Екатерина II по случаю восшествия на престол восстановила Б.-Р. в его чинах и произвела в генерал-фельдмаршалы, хотя он никогда не служил в армии и не участвовал в сражениях. В политике более не играл роли. Умер, находясь не у дел.

 

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

 

Сын тайного советника, гофмейстера и фаворита Анны Иоанповны Петра Михайловича Бестужева-Рюмина и Евдокии Ивановны Талызиной Алексей родился в Москве. Получил хорошее образование в академии Копенгагена, а затем в Берлине, проявив большие способности к языкам. В 19 лет был определен дворянином при посольстве князя Б. И. Куракина на конгрессе в Утрехте; затем, находясь в Ганновере, сумел получить чин камер-юнкера при ганноверском дворе. С разрешения Петра 1 с 1713 по 1717 г. состоял на службе в Ганновере, а затем в Великобритании и приезжал в Санкт-Петербург с известием о восшествии на английский престол Георга 1.

 

В 1717 г. Бестужев-Рюмин возвратился на русскую службу и был назначен обер-камер-юнкером при вдовствующей герцогине Курляндской, а затем занимал пост резидента в Копенгагене с 1721 по 1730 г.; в Гамбурге с 1731 по 1734 г. и вновь в Копенгагене до 1740 г.

 

Находясь все эти годы на дипломатической службе, Алексей Петрович получил орден св. Александра Невского и чин тайного советника. В 1740 г. по протекции герцога Бирона ему был дан чин действительного тайного советника, а затем он был назначен кабинет-министром в противовес графу Остерману. Бестужев-Рюмин содействовал Бирону в назначении его регентом при малолетнем императоре Иоанне Антоновиче, но с падением герцога и сам лишился своего высокого положения. Был заключен в Шлиссельбургекую крепость, а затем приговорен судом к четвертованию, замененному, из-за недоказанности обвинения и сильных покровителей, ссылкой в деревню. В конце того же года был вызван графом Головкиным и князем Трубецким в Санкт-Петербург, успев принять участие в перевороте 25 ноября 1741 г. в пользу Елизаветы Петровны. Через пять дней после своего воцарения императрица пожаловала Алексею Петровичу орден св. Андрея Первозванного, а затем — звание сенатора, должность директора почтового ведомства и вице-канцлера.

 

25 апреля 1742 г. отец Алексея Петровича был возведен в графское достоинство Российской империи; таким образом и он стал графом. В 1744 г. императрица назначила его государственным канцлером, а 2 июля 1745 г. император Священной Римской империи Франц 1 удостоил Бестужева графского титула. Канцлер стал графом двух империй.

 

С 1756 г. Бестужев-Рюмин состоял членом созданной по его инициативе Конференции при высочайшем дворе и имел возможность влиять на действия русской армии, участвовавшей в этот период в Семилетней войне. Руководя внешней политикой Российской империи, он ориентировался на союз с Великобританией, Голландией, Австрией и Саксонией против Пруссии, Франции и Турции. Разъясняя императрице свой политический курс, неизменно ставил в пример Петра 1 и говорил: «Это не моя политика, а политика вашего великого отца». Изменение внешнеполитической ситуации, приведшей к союзу Великобритании с Пруссией и сближению России с Францией в ходе Семилетней войны, а также участие Бестужева-Рюмина в дворцовых интригах, в которых были замешаны великая княгиня Екатерина и фельдмаршал Апраксин, привели к отставке канцлера. 27 февраля 1758 г. он был лишен чинов и знаков отличий и отдан под суд; после длительного следствия Алексея Петровича приговорили к смертной казни, которую императрица заменила ссылкой в деревню. В манифесте о преступлениях бывшего канцлера говорилось, что «ведено ему жить в деревне под караулом, дабы другие были охранены от уловления мерзкими ухищрениями состарившегося в них злодея». Бестужев был сослан в свою можайскую деревню Горетово.

 

Петр III отрицательно относился к опальному вельможе и, вернув других сосланных сановников прежнего царствования, его оставил в ссылке. Свергнувшая супруга и занявшая престол Екатерина 11 возвратила Бестужева из ссылки и особым манифестом восстановила его честь и достоинство. В нем говорилось: «Граф Бестужев-Рюмин ясно нам открыл, каким коварством и подлогом недоброжелательных доведен он был до сего злополучия... (...) ...За долг христианский и монарший мы приняли: его, графа Бестужева-Рюмина, всенародно показать паче прежнего достойным покойной тетки нашей, бывшей его государыни, доверенности и нашей особливой к нему милости, яко сим нашим манифестом исполняем, возвратя ему с прежним старшинством чины генерал-фельдмаршала, действительного тайного советника, сенатора и обоих российских орденов кавалера с пенсионом по 20 000 рублей в год».

 

Получив чин генерал-фельдмаршала, Бестужев тем не менее не вернул себе звания канцлера, на которое рассчитывал. В начале нового царствования он входил в число ближних советников Екатерины II, но активной роли в политике уже не играл. Екатерина изредка обращалась к Бестужеву за советом: «Батюшка Алексей Петрович, прошу вас приложенные бумаги рассмотреть и мнение ваше написать».

 

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин был женат на Анне Ивановне Беттихер и имел сына и дочь.

 

Использованы материалы книги: Соловьев Б.И. Генерал-фельдмаршалы России. Ростов-на-Дону, "Феникс" 2000.

 

Бестужев-Рюмин Алексей Петрович (22.06.1693—10.04.1766), граф, государственный деятель, генерал-фельдмаршал, сын тайного советника. Обучался в Копенгагенской академии, в 1710 — в Берлине, где показал отличные успехи в латинском, французском и немецком языках и разных науках. В 1712 Бестужев-Рюмин был при посольстве на конгрессе в Утрехте, а в следующем году обратил на себя внимание ганноверского курфюрста Георга. С согласия Петра I был причислен к ганноверскому двору камер-юнкером, а с восшествием Георга I на английский престол послан министром в Россию от нового короля. В 1717 был отозван в Россию, где назначен обер-камер-юнкером к вдовствующей герцогине Курляндской, а в 1718 — резидентом в Данию. В 1721 Бестужев-Рюмин выдвинулся организацией торжественного празднования Ништадтского мира. Во время коронации Екатерины I получил чин действительного камергера. После смерти императора А. Д. Меншиков подверг Бестужева-Рюмина преследованиям, мстя за участие его отца в противодействии планам временщика в Курляндии. Не лучше было положение его и в начале царствования Анны Ивановны. Лишь в 1732 он был переведен в Гамбург и назначен чрезвычайным посланником в Нижний Саксонский округ. Съездив в Киль, Бестужев-Рюмин вывез из архива герцога Голштинского много ценных бумаг, особенно духовную имп. Екатерины I, документ, весьма важный для Анны Ивановны, т. к. был составлен в пользу потомков Петра I. Вскоре Алексею Петровичу удалось войти в доверие к Э. И. Бирону, и после некоторых дипломатических перемещений в 1736 он был произведен в тайные, а в 1740 — в действительные тайные советники и вызван в С.-Петербург для присутствия в Кабинете в качестве противовеса гр. А. И. Остерману. Бестужев-Рюмин содействовал назначению Бирона регентом и, когда последний пал, был заключен в Шлиссельбургскую крепость, однако оправдался и получил свободу, лишившись только должностей. С восшествием на престол Елизаветы возвышение Алексея Петровича пошло быстрым ходом: вскоре он получил звание сенатора и вице-канцлера, место главного директора над почтами, был награжден Андрея Первозванного св. ап. орденом, а в 1744 — возведен в государственные канцлеры. Почти 16 лет Бестужев-Рюмин заведовал иностранными делами России. В его политике возобладали дружба с Венским двором, направленная против Пруссии и отчасти Франции, и добрые отношения с Англией. Во многом он способствовал Ахенскому миру и был главным виновником участия России в Семилетней войне.

 

Бестужев-Рюмин находился в прекрасных отношениях с Екатериной Алексеевной и враждебных — с Петром Федоровичем, даже замышлял лишить последнего права на русский престол и возвести Павла Петровича на престол под опекунством Екатерины. В 1757 Елизавета тяжко заболела; положение Бестужева-Рюмина стало критическим; полагая, что Елизавета умрет, он отдал распоряжение русскому главнокомандующему С. Ф. Апраксину, недавно перед тем одержавшему победу под Грос-Егерсдорфом, отступить в Россию. Выздоровевшая Елизавета за такой поступок лишила Алексея Петровича чинов и знаков отличий; канцлер был приговорен к отсечению головы, но императрица ограничилась ссылкой его в деревню Горетову, в 120 верстах от Москвы, где было «велено ему жить в деревне под караулом, дабы другие были охранены от уловления мерзкими ухищрениями состаревшегося в них злодея». В ссылке пробыл Бестужев-Рюмин более трех лет, занимаясь больше Свящ. Писанием, и уже в 1763 издал книгу под заглавием «Утешение христианина в несчастии, или Стихи, избранные из Священного Писания», позже им изданную на французском, немецком и шведском языках.

 

По восшествии на престол Екатерины II комиссия по настоянию Бестужева-Рюмина пересмотрела дело и приговор и оправдала его. Екатерина возвратила ему все ордена и чины со старшинством службы и переименованием в генерал-фельдмаршалы (1762). Но, уволенный по причине преклонных лет от занятий военных и гражданских, Бестужев-Рюмин, как ни стремился, не мог уже оказывать прежнего влияния на государственные дела.

 

Алексей Петрович наиболее отличился на дипломатическом поприще: 1) в 1741 он заключил союзный оборонительный договор с Великобританией сроком на 15 лет; 2) в 1743 — такой же союзный оборонительный договор с Пруссией на 18 лет; 3) в 1746 подписал оборонительный союзный договор между Российским двором и имп. Марией Терезией; 4) в 1753 заключил и подписал в Москве секретнейший оборонительный «артикул» с австрийским полномочным Претлахом относительно Оттоманской Порты; 5) в 1756 Бестужев-Рюмин подписал вместе с французским и австрийским уполномоченными акт о присоединении Российского двора к Версальскому договору между Францией и Австрией, а в 1757 заключил добавочные конвенции с представителями тех же государств. Кроме того, он подписал ок. 10 договоров и конвенций с европейскими государствами: Польшей, Швецией, Данией.

 

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru

 

Бестужев-Рюмин Алексей Петрович (22.5.1693-10.4.1766), граф (1724), генерал-фельдмаршал (1762). Младший сын П.М. Бестужева-Рюмина. По ходатайству отца получил разрешение вместе со старшим братом поехать для обучения за границу за собственные средства. Обучался в Копенгагене и Берлине (1708-1712). По повелению Петра I определен на службу при посольстве в Голландии (1712) к русскому полномочному министру в Голландии князю Б.И. Куракину; с разрешения Петра I поступил на службу к ганноверскому курфюрсту Георгу-Людвигу первоначально полковником, а затем камер-юнкером.

 

В 1714, вступив на английский престол, Георг взял с собой Бестужева-Рюмина и затем отправил его в качестве английского министра к Петру I с нотификацией о восшествии на престол. В Англии Бестужев-Рюмин пробыл около 4 лет.

 

В 1717, узнав о бегстве царевича Алексея Петровича в Вену, поспешил написать ему письмо с уверением в преданности и готовности служить «будущему царю и государю» (на следствии Алексей не выдал Бестужева-Рюмина) В 1717 Бестужев-Рюмин просил у Георга I увольнения от службы, так как отношения между Петром и ганноверским домом стали портиться По прибытии в Россию в 1718 Бестужев-Рюмин назначен обер-камер-юн-кером ко двору вдовствующей герцогини курляндской Анны Ивановны, где прослужил около двух лет.

 

В 1721 заменил князя В.Л. Долгорукого в качестве русского министра-резидента в Дании при дворе короля Фридриха IV. Бестужеву-Рюмину было поручено добиться от Дании признания за Петром императорского титула, а за герцогом голштинским - королевского высочества. Он должен был также настоять на беспошлинном проходе русских судов через Зунд. Переговоры затянулись По случаю заключения Ништадтского мира Бестужев-Рюмин устроил великолепный праздник для иностранных министров. Гостям были вручены медали с изображением Петра I в честь памятного события.

 

В 1724 датское правительство признало императорский титул Петра I. В день коронования Екатерины I Петр пожаловал Бестужева-Рюмина в действительные камергеры. Жаловала его и Екатерина I, но в 1727 Бестужев-Рюмин вмешался в интриги так называемого бестужевского кружка и помогал сообщникам, влияя на венский двор. Хотя раскрытие кружка и не отразилось непосредственно на участи Бестужева-Рюмина, однако надолго лишило его возможности вернуться в Россию. В 1731, после воцарения Анны Ивановны, Бестужева-Рюмина перевели резидентом в Гамбург и лишь в 1732, после многократных жалоб и просьб с его стороны, назначили чрезвычайным посланником при Нижнесаксонском округе. Он всеми силами старался угодить новому правительству и добился этого. Он извлек из архива в Киле документы о правах герцогов Голштинских на русский престол, раскрыл заговор (мнимый) князя Черкасского, в связи с чем счел необходимым лично прибыть в Санкт-Петербург (1733), где обратил на себя внимание Бирона. В 1740 назначен кабинет-министром. После падения Бирона Бестужев-Рюмин был арестован и заключен в Шлиссельбургскую крепость, приговорен к смертной казни через четвертование (14 января 1741), но благодаря падению Миниха и влиянию русских вельмож казнь была заменена (в апреле 1741) ссылкой в единственное неконфискованное у него имение в Белозерском уезде (в 312 душ). В том же году поддержал Елизавету Петровну и после ее воцарения стал вице-канцлером и сенатором. 25.4.1742 пожалован в графское Римской империи достоинство. Ему удалось (в июне 1744) добиться высылки французского посланника Шетарди, удаления из России агентов прусского короля - принцессы Цербстской (мать будущей Екатерины II) и Брюммера - и запрещения Лестоку вмешиваться в иностранные дела. В июле 1744 назначен канцлером. В 1748 он нанес еще более тяжелый удар врагам, доказав подкупленность Воронцова и Лестока. Первый потерял свое прежнее влияние, а Лесток после суда и пытки был сослан в Углич. Такими мерами Бестужеву-Рюмину удалось отчасти устранить влияние Франции и Пруссии и сблизить Россию сначала с Англией, а потом и с Австрией, с которыми были заключены субсидные и союзные соглашения. Одновременно с усилением влияния Бестужева-Рюмина росла враждебность России по отношению к Пруссии Фридриха Великого. Руководя внешней политикой России, Бестужев-Рюмин ориентировался на союз с Великобританией, Голландией, Австрией и Саксонией против Пруссии, Франции и Турции. Изменение внешнеполитической ситуации (союз Великобритании с Пруссией и сближение России с Францией) в ходе Семилетней войны, а также участие Бестужева-Рюмина в дворцовых интригах (сближение с Екатериной Алексеевной и рассмотрение плана возведения ее на престол, минуя наследного великого князя) привели в 1758 к его падению.

 

27.2.1758 арестован, лишен чинов и знаков отличия. В 1759 после длительного следствия приговорен по обвинению в оскорблении Величества к смертной казни, замененной ссылкой в деревню Горетово Можайского уезда. В 1762 возвращен из ссылки, в 1763 получил чин генерал-фельдмаршала; входил в число ближайших советников императрицы Екатерины II, но активной роли в политике уже не играл В 1763 награжден орденом Св. Анны. Уволен со службы в 1764 по возрасту Бестужев-Рюмин известен еще как изобретатель капель, которые он открыл во время занятий химией в Дании (1725). Секрет их приготовления он сообщил академику Моделю, который передал его аптекарю Дуропу. Екатерина приобрела рецепт их изготовления у вдовы последнего за 3 тыс. руб. и обнародовала его в «Санкт-Петербургских ведомостях». Бестужев-Рюмин был большим любителем медальерного дела. Он отчеканил медали в память Ништадтского мира (в 1721 и в 1763), в память своей ссылки (1757-1762), в честь вступления на престол Екатерины II (1763). Во время ссылки в Горетове он составил книгу «Избранные из Священного Писания изречения во утешение всякого невинно претерпевающего христианина» (издана в 1763 на русском, немецком и французском, а в 1764 - шведском языках). Старший сын Бестужева-Рюмина Петр умер молодым, не вступив в брак; второй, Андрей, за беспутное поведение (по просьбе отца) был заточен в монастырь. Использованы материалы книги: Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005

 

Бестужев-Рюмин Алексий Петрович (1693-1766), родился в Москве 22 мая 1693 г. Воспитывался вместе с братом своим заграницей. В 1712 г. он был отправлен, в числе других лиц русского посольства, на конгресс в Утрехт. После того с разрешения имп. Петра I Алексей Петрович поступил на службу к курфюрсту Ганноверскому, который пожаловал его камер-юнкером. Когда курфюрст Георг и взошел на английский престол, он отправил Бестужева в качестве посланника к Петру. Чрез три года Б. был отозван в Pоссию. В 1718 г. поступил обер-камерюнкером к вдовствовавшей герцогине Курляндской, Анне Иоановне, но через два года был назначен резидентом в Дании, в 1731 г. его переместили резидентом же из Дании в Гамбург. Б. ездил в Киль, осмотрел архивы герцога Голштинского и вывез в Петербург много интересных бумаг, между которыми была духовная имп. Екатерины и. В конце 1734 г. Бестужев был перемещен снова в Данию, благодаря расположению к нему Бирона, Б.: едва приехав в Копенгаген, был аккредитован посланником при нижнесаксонском дворе и пожалован тайным, а в 1740 году, 25 марта, действительным тайным советником, с повелением явиться в Петербург для присутствия в кабинете. Бирону, для противовеса графу Остерману, нужен был ловкий человек, а таким и был Бестужев. В благодарность за это, Бестужев содействовал в назначении Бирона регентом Российской империи на время малолетства Иоанна Антоновича.

 

8 ноября 1740 г. пал Бирон. С падением его пострадал и Бестужев, который был заключен в Шлиссельбургскую крепость. Не смотря на старания запугать его, Б. совершенно оправдался и его освободили, но только лишили должностей. По вступлении на престол императрицы Елисаветы Петровны, благодаря ходатайству друга своего, лейб-медика Лестока, граф Алексей Петрович был пожалован в короткий промежуток времени 1741 - 1744 г. в вицеканцлеры, сенаторы, и главные директоры над почтами, орденом св. ап. Андрея Первозванного, и наконец великим канцлером. Достигнув высокого звания канцлера и не имея соперников, Бестужев-Рюмин шестнадцать лет управлял Россией. Он был расположен к Венскому двору, ненавидел Пруссию и Францию. Последствием его ненависти к Пруссии была разорительная война против Фридриха Великого, стоившая России более трехсот тысяч человек и более тридцати миллионов рублей. Наследник престола Петр Федорович, почитатель Фридриха, ненавидел Бестужева; в свою очередь и Петр Федорович был ненавидим канцлером, так что, когда родился Павел Петрович, то Бестужев вздумал лишить родителя престола и упрочить его за Павлом Петровичем, под опекунством Екатерины.

 

В 1757 г. тяжкая болезнь постигла Елисавету. Бестужев, думая, что императрица уже не встанет, самовольно написал генерал-фельдмаршалу Апраксину возвратиться в Россию, что Апраксин и исполнил. Но Елисавета Петровна оправилась от болезни. Разгневанная на Бестужева за его своеволие, императрица 27 февраля 1758 г. лишила канцлера чинов и знаков отличий. Виновником его падения был любимец наследника, камергер Брекдорф. Алексей Петрович был удален в принадлежащее ему село Горстово, Московской губернии. Его приговорили к смерти, но государыня заменила этот приговор ссылкою. Ссылка канцлера продолжалась до водворения императрицы Екатерины II. Он был вызван в Петербург и Екатерина возвратила опальному чины, ордена и переименовала в генерал-фельдмаршалы. Кроме того, последовал Высочайший указ, в котором была обнародована невинность Бестужева-Рюмина.

 

С 1741 - 1757 Б. участвовал во всех дипломатических делах, договорах и конвенциях, которые Россия заключила с европейскими державами.

 

В 1763 году он напечатал в Москве сочиненную им книжку: "Утешение христианина в несчастии, или стихи, избранные из Священного Писания". Эту же книжку в последствии Бестужев напечатал в С.-Петербурге, в Гамбург и Стокгольм на французском, немецком и шведском языках. Преосв. Гавриилом она была переведена на латинский язык. Манштейн говорит про Бестужева, что он был ума разборчивого, приобрел долговременною опытностью навык в делах государственных, был чрезвычайно трудолюбив; но вместе с тем горд, хитер, мстителен, неблагодарен и жизни невоздержной.

 

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь.

 

Бестужев-Рюмин Алексей Петрович - граф, русский государственный деятель и дипломат, генерал-фельдмаршал (1762). Кабинет-министр (1740-1741), канцлер (1744-1758). В течение 16 лет фактически руководил внешней политикой России. Участник дворцового заговора (1757), был арестован и сослан. Реабилитирован Екатериной II. С 1762 года первоприсутствующий в Сенате.

 

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин родился 22 мая 1693 года в Москве в семье известного русского дипломата Петра Михайловича Бестужева-Рюмина. В 1708 году Алексей вместе со старшим братом Михаилом по распоряжению Петра I был послан учиться в Копенгаген, а затем в Берлин. Алексей весьма преуспел в науках, особенно в иностранных языках. После окончания учебы братья совершили путешествие по Европе, а по возвращении в Россию поступили на дипломатическую службу. Алексей Бестужев-Рюмин был направлен чиновником в русское посольство в Голландию. Молодой человек оказался в центре острых дипломатических переговоров ведущих европейских стран. Он начинал службу под опекой знаменитого петровского дипломата Б.И. Куракина и присутствовал при подписании Утрехтского мира (1713), завершившего войну за Испанское наследство. В 1713 году Бестужев-Рюмин, получив разрешение Петра, поступил на службу к курфюрсту ганноверскому, ставшему через год английским королем Георгом I. Молодой русский дворянин, прекрасно воспитанный и образованный, очень понравился королю, он пожаловал его в камер-юнкерры и направил в качестве посланника к Петру I. Алексей Петрович обладал всеми качествами искусного дипломата: был умен, хладнокровен и расчетлив, хорошо разбирался в европейской политике. В 1717 году Бестужев-Рюмин вернулся на русскую службу. В 1720-1731 годах он был резидентом (представителем) в Копенгагене, где с успехом решал задачу нейтрализации враждебного России английского влияния в Дании. В 1731-1734 годах - резидентом в Гамбурге. Бестужев-Рюмин ездил в Киль, где ознакомился с архивами герцога Голштинского. Он вывез в Петербург много интересных документов, среди бумаг оказалась духовная императрицы Екатерины I. В конце 1734 года Бестужева-Рюмина снова перевели в Данию. Благодаря покровительству фаворита русской императрицы Бирона Алексей Петрович был аккредитован посланником при нижнесаксонском дворе и пожалован тайным, а 24 марта 1740 года действительным тайным советником. Бестужев-Рюмин переехал в Петербург, где занял место кабинет-министра. Первый министерский опыт дипломата оказался недолгим и едва не стоил ему жизни. В результате переворота, свергнувшего ненавистного русскому дворянству регента Бирона, Бестужев-Рюмин был арестован заговорщиками во главе с Минихом и брошен в каземат Шлиссельбургской крепости. Под допросом он дал показания на Бирона, но при первом же удобном случае отказался от всех обвинений в адрес временщика, сославшись на угрозы и плохое содержание в тюрьме. Бестужев-Рюмин был привлечен к суду и приговорен к четвертованию. Но Анна Леопольдовна, бывшая недолгое время на престоле, заменила ему казнь ссылкой в Белозерский уезд. Вскоре Бестужев-Рюмин получил оправдание, но от дел его отстранили. Дворцовый переворот 25 ноября 1741 года привел к власти младшую дочь Петра I Елизавету Петровну. В первые полгода царствования Елизаветы значительное влияние при дворе имел французский посланник И.Ж. Шетарди и лейб-медик императрицы граф Лесток. Во многом благодаря их стараниям Бестужев-Рюмин вернулся ко двору, был награжден орденом Андрея Первозванного, назначен сенатором, а затем вице-канцлером. Шетарди даже советовал Елизавете назначить его канцлером. Француз надеялся, что обязанный ему своим возвышением Бестужев-Рюмин будет послушным орудием в его руках. Вице-канцлер Бестужев-Рюмин имел вполне определенные, сложившиеся взгляды на основные задачи русской дипломатии. Главным он считал возвращение к продуманному внешнеполитическому курсу Петра I, что позволило бы России укрепить свой престиж и расширить влияние на международной арене. Когда Шетарди попытался склонить Елизавету к переговорам со Швецией на условиях пересмотра решений Ништадтского мира, он получил решительный отказ. Алексей Петрович полностью разделял позицию императрицы, твердо убежденный в том, что "невозможно начинать никаких переговоров иначе, как приняв в основания Ништадтский мир". Летом 1742 года возобновились военные действия между Россией и Швецией; закончились они полным разгромом шведской армии. В этих условиях шведское правительство решило быстрее начать переговоры о заключении мира. В августе 1743 года в Або был подписан мирный договор России и Швеции. В разработке условий договора Бестужев-Рюмин принимал активное участие. Шведское правительство подтвердило условия Ништадтского мира. Территориальные приобретения России оказались весьма незначительными. Подобные уступки со стороны русской дипломатии, на первый взгляд, могут показаться неоправданными. Тем не менее это был верный и весьма дальновидный шаг. Хорошо зная, что Швеция постоянно становится объектом интриг французской и прусской дипломатии, Бестужев-Рюмин предпочитал заключить длительный мир на умеренных условиях, чем подписывать договор, который вызовет желание пересмотреть его сразу же после подписания. Расчет вице-канцлера оправдал себя уже к осени 1743 года, когда шведское правительство, совершенно неожиданно для версальского двора, подписало с Россией Декларацию о военной помощи, опасаясь нападения Дании и роста крестьянских волнений внутри страны. Бестужев-Рюмин представлял собой довольно редкую фигуру в политической жизни России этого периода, когда фаворитизм набирал силу. Пользуясь большим влиянием на Елизавету, он никогда не был ее фаворитом. Огромное трудолюбие, проницательный ум, блестящие дипломатические способности, умение убеждать позволили ему стать победителем в сложнейшей и жесточайшей борьбе с "французской партией" и ее сторонниками. Однако, считая, что цель оправдывает средства, Алексей Петрович весьма часто пользовался далеко не честными методами, среди которых были и перлюстрация корреспонденции противника, и подкуп, а иногда и шантаж. Но проводимый Бестужевым-Рюминым внешнеполитический курс отличался продуманностью, принципиальностью и четкостью в защите интересов России.

 

В 1742 году возобновились русско-английские переговоры о союзе. Победы русской армии в войне со Швецией сделали ненужной помощь Англии на Балтике. В августе в связи с бесперспективностью попыток французской дипломатии навязать России свое посредничество в мирных переговорах со Швецией французский посол Шетарди был отозван в Париж. Его отъезд ускорил переговоры, завершившиеся 11 (23) декабря подписанием Московского союзного договора России и Англии. Договор с Англией и активизация русско-австрийских отношений вызвали большую озабоченность в Версале и в Берлине. Деятельность Бестужева-Рюмина могла не только привести к дискредитации версальского посла (Шетарди) при дворе Елизаветы, но и противоречила всем внешнеполитическим планам французского правительства. Поэтому неудивительно, что одной из важнейших задач французской дипломатии в 1742-1745 годах было свержение Бестужева-Рюмина. В этом деле французских представителей полностью поддерживала прусская дипломатия. Фридрих II ставил в прямую зависимость от отстранения Бестужева-Рюмина свои успехи в деле изоляции и полного разгрома Австрии. Если же вице-канцлер удержится на своем месте, следовало "для приобретения его доверия и дружбы" израсходовать значительную сумму денег на его подкуп. Хотя Бестужев-Рюмин, как и большинство государственных деятелей того времени, довольно охотно брал взятки, тем не менее ни французской, ни прусской дипломатии не удалось его подкупить. Он вел ту политику, какую считал нужной. Вице-канцлер нанес ответный удар по "французской партии". По его указанию переписка Шетарди с версальским двором была перехвачена, дешифрована и представлена Елизавете. Помимо весьма откровенных высказываний о целях и задачах политики Франции по отношению к России императрица нашла в письмах нелестные отзывы и комментарии о придворных нравах и быте Петербурга, а главное - о себе самой. В июне 1744 года с громким скандалом Шетарди был выслан из Петербурга. Разоблачение Шетарди привело к падению влияния "французской партии" и укрепило положение Бестужева-Рюмина, который в июле 1744 года был назначен канцлером. Новый канцлер руководствовался во внешней политике такими принципами, в которых видел основу могущества России. Свою концепцию Бестужев-Рюмин называл "системой Петра I". Суть ее состояла в постоянном и неизменном сохранении союзнических отношений с теми государствами, с которыми у России совпадали долговременные интересы. В первую очередь, по мнению канцлера, к ним относились морские державы - Англия, Голландия. С этими странами у России не могло быть территориальных споров, их связывали давние торговые отношения, а также общие интересы на севере Европы. Несомненное значение имел и союз с Саксонией, так как саксонский курфюрст с конца XVII века был еще и королем польским. Бестужев-Рюмин понимал, что Польша с ее нестабильным внутренним положением и постоянной борьбой шляхетских группировок за влияние на очередного избранного короля всегда может стать объектом для антирусских интриг. Важнейшим союзником для России Бестужев-Рюмин считал Австрию, поскольку Габсбурги являлись старыми противниками французских Бурбонов на континенте, а поэтому были заинтересованы в поддержании определенного баланса сил в Центральной и Восточной Европе и не допускали усиления влияния там версальского двора. Основное же назначение русско-австрийского союза Бестужев-Рюмин видел в противодействии Османской империи, которая была в то время весьма опасным южным соседом и для России, и для Австрии. С помощью этого союза он рассчитывал противостоять не только антирусским интригам французской дипломатии в Турции, но и решить одну из важнейших внешнеполитических проблем России - получить выход в Черное море и обеспечить безопасность южных границ. Среди тайных и явных противников России на международной арене Бестужев-Рюмин выделял Францию и Швецию, так как первая опасалась усиления влияния России на европейские дела, а вторая - мечтала о реванше, который восстановил бы ее позиции на Балтике и северо-западе Европы. Хотя у России с названными странами были столь различные интересы, Бестужев-Рюмин считал, однако, что следует поддерживать с ними нормальные дипломатические отношения. Особое внимание Бестужев-Рюмин уделил характеристике "неприятеля потаенного", а потому и более опасного - Пруссии. Канцлер считал, что верить слову и даже договору, подписанному с Пруссией, нельзя: это доказала вся вероломная внешняя политика прусского короля, поэтому союз с ним невозможен и опасен. "Коль более сила короля Прусского умножится, - подчеркивал канцлер, - толь более для нас опасности будет, и мы предвидеть не можем, что от такого сильного, легкомысленного и непостоянного соседа... империи приключиться может". Тем не менее Бестужев-Рюмин не отрицал возможность и необходимость поддерживать между Россией и Пруссией дипломатические отношения. "Внешнеполитическая программа канцлера Бестужева-Рюмина, конечно, не была лишена недостатков, - считает российский историк дипломатии А.Н. Шапкина. - Основными из них были чрезмерная приверженность системе трех союзов (морские державы, Австрия, Саксония) и определенная переоценка общности интересов России с этими странами. Но Бестужев-Рюмин был дальновидным политиком, знавшим большинство тонкостей европейских дипломатических отношений. Он сумел вполне верно определить основные задачи, стоявшие перед русской дипломатией в тот период, указал ее явных и тайных противников, прямых и потенциальных союзников. Внешнеполитическая концепция Бестужева-Рюмина была в целом мало динамичной, но одновременно достаточно гибкой, так как предполагала использование разнообразных методов для достижения поставленных целей и для противоборства с дипломатическими противниками, избегая при этом открытой конфронтации. Однако следует отметить, что в программе канцлера доминировала антипрусская направленность". На принятие Елизаветой внешнеполитической программы Бестужева-Рюмина и изменению внешнеполитического курса России повлияли события осени 1744 года, когда положение в Европе вновь обострилось. В августе прусский король возобновил войну против Австрии. Прусские войска захватили часть Богемии и вторглись в Саксонию. Бестужев-Рюмин приступил к выполнению своей программы.

 

Еще в феврале 1744 года был возобновлен оборонительный союз с саксонским курфюрстом, однако оставался в силе и союзный договор с Пруссией, заключенный в марте 1743 года. В сложившейся ситуации оба правительства обратились к России за вооруженной поддержкой, как это предусматривалось в договорах, чем поставили российское правительство в затруднительное положение. Петербургский кабинет являлся союзником двух воюющих государств. Бестужев-Рюмин считал необходимым действовать решительно. К этому его побуждала не только собственная внешнеполитическая программа, но и то серьезное поражение, которое прусские войска нанесли Австрии и Саксонии весной и летом 1745 года, когда значительно продвинулись в глубь Прибалтики и стали угрожать северо-западным границам России. В сентябре 1745 года канцлер представил на рассмотрение императрицы записку о мерах, которые должно принять российское правительство в связи с прусско-саксонским конфликтом. Его позиция прозвучала весьма четко: Пруссия, побуждаемая "наущениями и деньгами Франции", нарушила свои договорные обязательства и напала на Саксонию и Австрию, поэтому не может рассчитывать на какую-либо поддержку России. Выступая за оказание помощи Саксонии, Бестужев-Рюмин подразумевал прежде всего дипломатические средства, а в случае неудачи - направление вспомогательного корпуса. Однако канцлер не исключал и возможности вступления в войну в результате присоединения России к заключенному в январе 1745 года Варшавскому договору с Англией, Голландией, Австрией и Саксонией для совместного отражения нападения Пруссии.

 

В конце 1745 года в Петербурге начались напряженные переговоры о заключении русско-австрийского оборонительного союза. Несмотря на определенную общность интересов, русско-австрийские переговоры были далеко не простыми. Бестужев-Рюмин решительно отклонил настойчивые требования австрийских представителей распространить casus foederis (случай союза) на уже идущую франко-австрийскую войну. Он подчеркнул, что это слишком тяжелое обязательство, не подкрепленное достаточной компенсацией, кроме того, это не отвечает ни интересам России, ни ее внешнеполитическим задачам. Переговоры завершились подписанием 22 мая 1746 года союзного договора России с Австрией сроком на 25 лет. Договор предусматривал оказание взаимной помощи войсками в случае, если союзник подвергнется нападению со стороны третьей державы. Русско-австрийский договор служил краеугольным камнем во внешнеполитической программе канцлера Бестужева-Рюмина и несколько позже был дополнен соглашениями с Польшей и Англией. Соглашение с Австрией на данном этапе отвечало интересам России и позволило достаточно эффективно противостоять расширению прусской агрессии в Европе в годы Семилетней войны. Вслед за подписанием русско-австрийского союзного договора в Петербурге начались русско-английские переговоры о заключении субсидной конвенции - особого вида союзного договора, условия которого предусматривали содержание войск одной из договаривающихся сторон, предоставленных ей другой стороной. Петербургский кабинет рассчитывал привлечь Англию для борьбы с растущей прусской агрессией.

 

С июня по октябрь 1747 года было подписано три конвенции. Подписание союзного договора с Австрией и трех субсидных конвенций с Англией твердо определило позицию России и сыграло значительную роль в приостановке прусской агрессии и в окончании войны за Австрийское наследство. Канцлер Бестужев-Рюмин был противником русско-французского сближения. Для великого князя и наследника Петра Федоровича Фридрих II был кумиром, поэтому Петр не только выступал против войны с Пруссией, но и откровенно выдавал планы ведения войны через английского резидента прусскому королю. Бестужев-Рюмин с тревогой наблюдал, как ухудшается здоровье Елизаветы. Единственное спасение для себя канцлер нашел в поддержке жены Петра III, великой княгини Екатерины Алексеевны. Задуманный им план должен был привести к свержению Петра III и воцарению Екатерины при ведущей роли в управлении самого Бестужева-Рюмина. Однако заговор был быстро раскрыт. Бестужев, успевший уничтожить компрометирующие его бумаги, был арестован, лишен чинов, званий, орденов и в 1758 году сослан в свое подмосковное имение.

 

Взошедшая в 1762 году на трон Екатерина II вызвала из ссылки опального дипломата, сделала его генерал-фельдмаршалом и "первым императорским советником". Екатерине II импонировали ум, твердая воля и деловые качества этого политика. "Граф Бестужев думал как патриот и им нелегко было вертеть, - вспоминает государыня в своих "Записках", - хотя человеком был сложным и неоднозначным..." Но если в начале своего правления Екатерина нуждалась в советах мудрого дипломата, то затем она нашла более молодых сподвижников. Бестужев-Рюмин удалился от дел, и вскоре опубликовал книгу "Утешение христианина в несчастии, или Стихи, избранные из Священного Писания". Эта книга была издана в Санкт-Петербурге, Гамбурге и Стокгольме на французском, немецком, шведском и латинском языках. Бестужев-Рюмин прославился не только как великий русский дипломат. Алексей Петрович изобрел популярные и в наши дни "бестужевские капли" от головной боли...

 

Использованы материалы сайта http://100top.ru/encyclopedia/

 

ХМаРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТ

 

Прочитано 2412 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта