Граф Сергей Семенович Уваров. К 160-летию со дня смерти

Автор М.Ф.Хартанович

 

 

Редер Христиан Федорович (1769–1828)

Портрет графа С.С. Уварова. 1810-е

Картон, масло. 43 х 30,5

Поступление: От М.Л. Карповой в 1935 г.

Портрет поступил в Пушкинский Дом как изображение графа С.С. Уварова в молодости работы неизвестного художника. Авторство Х.Д. Редера было установлено благодаря хранившейся в Пушкинском Доме идентичной литографии, изданной в литографском заведении

П.Ф. Гельмерсена в Петербурге.

Х.Д. Редер – живописец, рисовальщик и литограф, учился в Дрездене у Ф.  Казановы, с 1800 г. жил в России; один из первых русских литографов.

 

 

Граф Сергей Семенович Уваров возглавлял Императорскую Академию наук с 18 января 1818 г. по 4 сентября 1855 г.

Вторая четверть XIX века была важным поворотным периодом в деятельности Императорской Академии наук. Реформам, проводимым в системе академической науки 1830–1840-х гг., предшествовал социально-экономический кризис, который повлиял и на положение отечественной науки. Академия наук претерпевала большие трудности: финансирование учреждения оставалось в пределах штатного расписания устава 1803 г. Происходил заметный отток зарубежных ученых. Членам Академии приходилось отвлекаться от научных занятий ради заработка вне ее стен.

С.С. Уваров родился в Петербурге 15 августа 1786 г. (по М.П. Погодину, С.В. Рождественскому в Москве) (1). Он принадлежал к старинному дворянскому роду татарского происхождения, со 2-й половины XV века состоявшего на русской службе. Уваров получил хорошее домашнее образование, слушал лекции в Гёттингенском университете в Германии, 30 января 1798 г. он поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел юнкером. 27 июня 1799 г. был «исключен из службы по малолетству», а 7 июня 1801 г. вновь принят. С 26 марта 1803 г. – переводчик, с 1 января 1804 г. – камер-юнкер Двора Его Императорского Величества. С 21 июня 1806 г. С.С. Уваров был назначен в русское посольство в Вене, с 22 октября 1809 г. – секретарем посольства в Париже. 31 декабря 1810 г., возвратившись в Петербург, Уваров стал попечителем Санкт-Петербургского учебного округа, членом Главного правления училищ и действительным статским советником. 2 марта 1812 г. его утвердили помощником директора Императорской Публичной библиотеки.

12 января 1818 г. С.С.  Уваров был назначен президентом Императорской Академии наук (2) с оставлением в должности Попечителя учебного округа. В 1821 г., в конце правления Александра I, он ушел в отставку с должности попечителя учебного округа в Петербурге (3).

С 28 июля 1822 г. по 21 ноября 1824 г. Уваров был директором Департамента мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов. 13 июня 1824 г. стал тайным советником, 22 августа 1826 г. по должности управляющего Государственными заемными и Коммерческими банками – сенатором. 21 августа 1832 г. С.С. Уваров был назначен товарищем министра народного просвещения с оставлением в должности президента Академии наук. 21 апреля 1834 г. он был утвержден в должности министра народного просвещения. 2 апреля 1838 г. С.С. Уваров получил высший чин Российской империи – действительного тайного советника.

 

Каниевский (Каневский, Коневский) Ксаверий Ян Ксавериевич (1805-1867)

Портрет графа С.С. Уварова, президента Императорской Академии наук. 1844

Холст, масло. 116 х 90

На изображении справа внизу подпись художника: J.X. Kaniewski  pinx.1844

Поступление: Из Правления Академии наук в 1927 г.

Д.А. Ровинский упоминает данное изображение в списке портретов президентов и директоров Императорской Академии наук: «Граф Серг<ей> Сем<енович> Уваров, президент с 1818 по 1855 г. Портрет поколенный, писанный в 1844 г. академиком Ксавер<ием> Ксав<ериевичем> Каниевским с натуры» (См.: Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб., 1889. Т.4. Стб.256). Вероятно, парадный портрет С.С.  Уварова был создан по заказу Академии наук.

Ксаверий Ян (Иван-Ксаверий Ксавериевич) Каневский (Каниевский; Коневский) (1805-1867) – живописец, портретист. Пенсионер Виленского университета, посторонний ученик петербургской Академии художеств, где учился у А.О. Орловского; в 1845 г. получил звание академика.

 

Инв. ПД-48969

© ИРЛИ (Пушкинский Дом) РА

 

Брюллов Александр Павлович (1798–1877) с собственного оригинала

Портрет графа С.С. Уварова. 1820-е

Бумага, литография. 36 х 27,2

На изображении слева от центра подпись: A. Brulloff

Поступление: От Ф.А. Темчиной (из собрания

М.Д. Ромма) в 1996 г.

2 октября 1849 г. С.С. Уваров уволен от должности министра народного просвещения с оставлением в должностях члена Государственного совета и президента Императорской Академии наук.

С вступления в должность президента Академии наук С.С. Уваров уделял большое внимание естественным наукам, сохранению коллекций музеев. Идея Уварова об организации востоковедческого центра была реализована в открытии Азиатского музея.

30 января 1830 г. были утверждены «Дополнительные пункты к Академическому Регламенту 1803 г.», благодаря которым увеличилась численность академиков, проведено новое разделение по наукам в связи с развитием научных направлений. Одним из главных изменений в организационной структуре Академии наук явилось образование на базе разросшегося академического музея, коллекции которого уже не помещались в здании Кунсткамеры, восьми различных по своему профилю музеев.

В 1832 г. С.С. Уваров поручил трем академикам, Я.Д. Захарову, П.Н. Фусу и Г.И.  Гессу, составить проект нового Устава Академии.

30 декабря 1834 г. как министр народного просвещения С.С. Уваров подал в Государственный совет докладную записку о необходимости организационных преобразований в Академии наук.

января 1836 г. Императорская Академия наук по распоряжению Николая I  получила новый Устав и Штат (6). Сохранив существенные черты прежней организации, она получила возможность значительно стимулировать свою научную деятельность, привести в порядок и обогатить новые академические музеи: Минералогический, Ботанический, Зоологический, Зоотомический с лабораторией, Ботанический сад, Нумизматический кабинет, Собрание азиатских и египетских древностей и Этнографический кабинет.

Формирование структуры Академии наук во время руководства ею С.С. Уварова было завершено соединением Академии наук с Российской академией и разделением ведущего научного учреждения на три отделения: Физико-математическое отделение, Отделение русского языка и словесности, Историко-филологического отделения. Достижением нового устава стало и бесцензурное получение сочинений отечественных авторов Библиотекой Академии наук. Это была большая победа, так как с 1828 г. цензура, до того существовавшая на основании сравнительно либерального устава 1825 г., после принятия нового цензурного устава, формально оставалась в ведении министерства народного просвещения, а фактически перешла под контроль III Отделения.

Обязанности президента по новому Уставу не претерпели заметных изменений; лишь добавилось одно уточнение в деятельности главы Академии, а именно: «Президент один имеет право делать в Собрании предложения касательно управления Академии» (7).

Академия, наконец, освобождалась от обязанности обучения академических гимназистов, так как в стране уже действовала сеть новых университетов. Что касается изменений финансирования Академии, то фактически произошло индексирование средств после инфляции, и общая сумма ассигнования увеличилась вдвое. Изменения в области финансирования диктовались потребностями развития новых направлений в науке и инфляцией за последние 30 лет. По уставу 1803 г. всего на содержание Академии отпускалось 120 000 рублей. В проекте нового Устава предполагалось, что сумма увеличится вдвое – до 240 000 рублей (8).

Общее настроение членов Академии перед принятием устава было приподнятое. В воздухе витала надежда на грядущие перемены, значительно повысился авторитет научной деятельности.

C.С. Уваров старался привести в порядок научные учреждения министерства народного просвещения, которые бы могли, «сохраняя все выгоды европейского просвещения, подвергнув умственную жизнь России вровень с прочими нациями, дать ей самостоятельность народную, основать ее на началах собственных и привести в соответственность с потребностями народа и государства» (9).

18 ноября 1836  г. вышло «Положение о производстве в чины и об определении пенсий и единовременных пособий по ученой части Министерства народного просвещения», которое стало завершающим аккордом реформ 30-х годов в области науки (10). Служащие министерства разделялись на два разряда, по которым происходило производство в чины. К 1-му разряду относились «все лица, состоящие в ученой и в учительской службе по ведомству Министерства народного просвещения в должностях профессора, адъюнкта, прозектора, лектора или учителя языков в университетах, Главном педагогическом институте и лицеях, астроном-наблюдатель при Дерптском университете, старшие учителя Московского дворянского института, гимназий и дворянских уездных училищ. Все вышеназванные лица производятся в чины по выслуге сроков, установленных в Положении 25 июня 1834  г., то есть имеющих аттестаты об окончании наук в высших учебных заведениях» (11).

В этом «Положении» ничего не говорится о членах Академии наук. По §22 Устава 1836  г. ординарные академики, прослужившие в этом звании 20 лет, имели право прибавки к жалованию в размере 1000 рублей, а по §29 относились к 6-му классу чинов «Табели о рангах». Однако академики и адъюнкты Академии наук не попадали в систему разделения по разрядам Министерства народного просвещения, потому что ко 2-му разряду по «Положению» относились лица, хотя и состоявшие в службе по ученой части, но не занимавшие ученых и учительских должностей. Вероятно, члены Академии в министерстве находились на особом положении: штатное разделение по разрядам их не коснулось.

Другим важным событием в жизни Академии было объединение ее с Российской академией. 11 апреля 1841  г. на докладной записке о смерти президента Российской академии адмирала А.С.  Шишкова, Николай  I написал: «Представить проект соединения Российской академии с Академией наук» (12). Желая сохранить самостоятельное существование Академии как учреждения, «завещанного России Петром Великим» и призванного разрабатывать преимущественно точные науки, Уваров составил план такого ученого учреждения, которое под общим названием «Императорских соединенных академий» распадалось бы на три автономные части: Академию русской словесности, Академию истории и филологии и Академию наук, занимающуюся точными науками» (13). Каждая академия имела бы своего президента и вице-президента, конференцию, непременного секретаря. Общими органами всех трех академий стала бы Канцелярия и Общее собрание всех действительных членов. Но этот план император отверг. Еще 12 июня 1841  г. вышло его повеление о соединении Российской академии с Академией наук. Николай распорядился, чтобы «под общим названием Императорской Академии наук состояло три отделения: собственно Академия наук; второе отделение словесности, в коем и заключалась Российская Академия; третье отделение истории и древностей, с коим поставить в сношение и Археографическую комиссию» (14). По рескрипту на имя министра народного просвещения от 19 октября 1841  г. Российская Академия присоединена к Академии в виде особого ее отделения.

 

Диц Самуэль Фридрих (1803-1873)Портрет графа С.С. Уварова. 1840

Бумага, тушь, карандаш. 38 х 30

Справа от изображения карандашом подпись художника: JDiezt1840;

под изображением надпись на французском языке: dessine  d  apres  la  nature / St  Petersburg  mai1840. (создан с натуры / С.-Петербург май 1840). На обороте карандашом: Гр. Сергъй Семеновичъ Уваровъ / През. АН и мин. Нар. Просв.

Поступление: От И.С. Зильберштейна в 1938 г., ранее - в собрании П.Д. Эттингера.

Представляя Николаю I проект учреждения Отделения русского языка и словесности (ОРЯС), C.С.  Уваров просил оставить за ним право самому назначить членов Отделения. Разрешение было дано, и в состав ОРЯС вошли прославленные русские писатели: И.А.  Крылов, В.А.  Жуковский, П.А.  Вяземский; крупные филологи и историки: К.И.  Арсеньев, М.П.  Погодин, П.М.  Строев, А.Х.  Востоков; представители высшей церковной и административной иерархии: митрополит Филарет, Архиепископ Иннокентий, кн. П.А.  Ширинский-Шихматов, А.И.  Красовский и др. Большинство членов Российской академии получили звания почетных членов Отделения, а не действительных или почетных членов Академии наук. Членами-корреспондентами Отделения стали такие выдающиеся отечественные и зарубежные лингвисты, как В.И.  Даль, П.  Шафарик, В.  Караджич.

Основными задачами Отделения были завершение работы по составлению словаря и грамматики русского языка. Члены Отделения усердно трудились также и в области истории, археографии и археологии. Первым председательствующим ОРЯС был назначен председатель Археографической комиссии князь П.А.  Ширинский-Шихматов. 23 декабря 1841  г. Отделение открыло свои заседания.

Вполне в демократическом духе выглядит и небольшое нововведение в жизнь Академии, датированное 12 маем 1849  г.: «О дозволении избирать в члены Комитета Правления Императорской Академии наук экстраординарных академиков и адъюнктов», (15) то есть решено было принимать в члены правления и молодых членов Академии, более энергичных и менее загруженных научной работой.

Структурная реорганизация Императорской Академии наук, связанная с формированием ее трех Отделений, привели к дальнейшим изменениям в ее Уставе. Уже к концу 40-х годов потребовалась корректировка системы избрания действительных членов. 11 августа 1849  г. было принято »Положение о порядке избрания в действительные члены Императорской Академии наук» (16).

Если по Уставу 1836  г. выборы новых действительных членов (ординарных академиков и адъюнктов) проводились сразу на заседании Конференции или Общего собрания, (§§63–66) то с реорганизацией структуры Академии, созданием трех Отделений, вся основная выборная деятельность переносится в Отделения.

В Уставе 1836  г. были слабо разработаны условия конкурсного поступления в Академию наук. К середине XIX в. статус ведущего научного учреждения страны требовал дальнейшей разработки и этого вопроса. Кандидаты на место действительного члена Академии сначала проходили баллотировку по Отделениям, а затем, получив не менее двух третей голосов, представлялись Отделением Общему собранию для окончательного избрания. «Если бы два кандидата при баллотировке в Отделении получили бы законное число избирательных шаров, – читаем в §9 «Положения», – то Общее собрание производит окончательное избрание одного из сих кандидатов». В случае равенства голосов и в этой ситуации, решающее слово (голос) за Президентом (§10).

Роль С.С.  Уварова в деле организации деятельности Академии наук огромна. Министерство народного просвещения было первой инстанцией по разрешению вопросов, возникающих в научных учреждениях. Далее прошения, докладные записки и другие документы поступали на рассмотрение Государственного совета, законодательного учреждения, основанного еще Александром  I 30 марта 1801  г. Академия наук, находясь в непосредственном подчинении министерства народного просвещения, вносила предложения, проекты на обсуждение Государственного совета и получала окончательную высшую резолюцию по поводу принятия организационных, кадровых и прочих решений из рук императора. Тем самым Академия выполняла §7 и §13 Устава 1836 г.: «Академия обязана доводить до сведения правительства всякое сделанное ее членом или иностранным ученым открытие, коего приспособление к практике может с какой-либо стороны быть полезно, или для сохранения здоровья жителей, или для усовершенствования промышленности, искусств, фабрик, мануфактур, торговли, мореплавания и прочего» (17). Академия и все члены ее (§13) состоят «под особым высочайшим покровительством, оставаясь в ведении министра народного просвещения, чрез которого восходят к его императорскому величеству все дела Академии, требующие высочайшего рассмотрения» (18).

С принятием нового Устава и присоединением к Академии наук Отделения русского языка и словесности закончились преобразования в Академии не только в николаевскую эпоху, но и в период деятельности С.С.  Уварова на посту как президента Академии, и министра народного просвещения. Этот Устав действовал вплоть до 1927  г., когда структура Академии подверглась коренному переустройству.

19 августа 1839  г. состоялось открытие Главной астрономической обсерватории в Пулково. По богатству и совершенству своего оборудования Пулковская обсерватория занимала ведущее место в мире. Задачей нового астрономического учреждения являлось определение положений звезд на небесной сфере, расстояний до звезд и т.д. 12 октября 1839  г. Уваров был удостоен Высочайшего рескрипта за устройство Пулковской обсерватории. В апреле 1849  г. открылась Главная физическая обсерватория, ей подчинялись все обсерватории Горного ведомства. Одной из сторон деятельности обсерватории являлся контроль за метеорологической службой страны. 

Организационная деятельность С.С.  Уварова на посту министра народного просвещения с 21 марта 1833  г. также принесла значительные изменения в области народного образования. Во главу деятельности министерства Уваров положил широкую программу, основанную на исторических принципах русской государственности и культуры: «…приноровить общее всемирное просвещение к нашему народному быту, к нашему народному духу, утвердить его на исторических началах православия, самодержавия и народности» (19). Стремясь удержать контроль над умами, правительство предприняло наступление на проникновение опасный влияний с Запада – распространяющихся в обществе материалистических и демократических идей. Провозглашенная С.С. Уваровым программа официальной народности включала в себя в качестве незыблемого элемента социальной жизни принцип самодержавия. С.С. Уваров был уверен в правильности государственной системы, основанной на самодержавии, и считал, что попытка европеизации России обрекает ее на социальную катастрофу. «Мы, то есть люди девятнадцатого века, – писал С.С. Уваров, – в затруднительном положении, мы живем среди бурь и волнений политических. Народы изменяют свой быт, обновляются, волнуются, идут вперед. Но Россия еще юна, девственна и не должна вкусить, по крайней мере, теперь еще, сих кровавых тревог. Надобно продлить ее юность и тем самым воспитать ее. Вот моя политическая система. Если мне удастся отодвинуть Россию на пятьдесят лет от того, что готовят ей теории, то я исполню свой долг и умру спокойно» (20).

За время своего министерского правления С.С.  Уваров успел претворить основные принципы своей программы в ряд важных преобразований, затронувших все стороны учебной системы и выразившихся в новой организации управления учебными округами на бюрократических началах, ограничении университетской автономии и академической свободы по новому университетскому уставу 1835  г.

В марте 1849  г. Уваров поддержал в «Современнике» статью профессора Петербургского университета И.И.  Давыдова «О назначении русских университетов и участии их в общественном образовании» (21). Рассуждая о высоком назначении университетов, автор стремился «обнаружить легкомыслие поверхностных мечтателей и уличить их в несправедливости» их к высшим учебным заведениям (22). Цензурный комитет 2 апреля усмотрел в этой статье апелляцию к общественному мнению, что тогда было недопустимо (23). 21 марта Уваров подал царю доклад, где поддержал И.И. Давыдова и всю ответственность за статью брал на себя. В апреле 1848 г. С.С. Уварову было поручено образовать ведомственный комитет по пересмотру цензурного устава, а в сентябре 1849 г. в Государственный совет был представлен новый проект Устава о цензуре, который, однако, был впоследствии «похоронен» «Комитетом 2 апреля».

Выйдя по состоянию здоровья в отставку с поста министра народного просвещения, Уваров, по пожеланию академиков, оставался до конца своей жизни президентом Императорской Академии наук (24).

 

Неизвестный художник по литографии И.П. Беггрова 1820-х годов (?)

Портрет графа С.С. Уварова. 1833

Бумага, акварель. 20 х 17 (изобр.); 40 х 37 (паспарту)

На обороте надпись чернилами: 12 August 1833

Поступление: Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН в 1939 г., туда передан из архива РАН в 1928 г.

Сергей Семенович Уваров был удостоен многих почетных званий. Так, 16 января 1811 г. он был избран почетным членом Императорской Академии наук, 5 марта 1818 г. – почетным членом-учредителем Императорского Московского общества сельского хозяйства, 30 марта 1818 г. – почетным членом Общества любителей Российской словесности при Императорском Московском университете и утвержден президентом Йенского общества любителей латинской словесности, 14 апреля 1828 г. – членом Российской академии, 25 декабря 1838 г. утвержден по избранию почетным попечителем Краковского университета в Царстве Польском. 7 января 1844 г. – почетным членом Императорского Университета Св. Владимира в Киеве, 7 октября 1845 г. – почетным членом Императорского Русского географического общества и др. Кроме того, состоял почетным членом королевских обществ наук в Гёттингене и Копенгагене, Королевского исторического общества в Мадриде, Французской Академии надписей и словесности (25).

За годы службы Уваров неоднократно награждался орденами: Иоанна Иерусалимского (1802); Св. Владимира 2-й (1816) и 1-й степени (1818); Св. Анны 1-й степени (1826), а годом позже алмазными знаками к этому ордену за труды по Академии наук; орденом Белого орла (1834 г.); Св. Александра Невского (1835). В июле 1846 г. Уваров получил титул графа Российской империи; 6 декабря 1850 г. ему вручили высший орден Российской империи – орден Св. Андрея Первозванного (26).

Скончался С.С. Уваров 4 сентября 1855 г. и похоронен в родовой усыпальнице с. Холм Гжатского уезда Смоленской губ.

Д.и.н., вед.н.с. СПб филиала ИИЕТ РАН М.Ф. Хартанович

 

С.С. Уваров. Портрет.

Литография.

Печатал Поль Пети.

6 х 19 см

Не ранее 1849 г.

СПФ АРАН. Р.X. Оп.1-У. Д.8.

 

Титульный лист Устава Академии наук, утверждённый императором Николаем I.

Типогр. экз.

8 января 1836 г.

СПФ АРАН. Ф.1. Оп.2-1836. Д.9. Л.4.

 

Указ императора Александра I о назначении С.С. Уварова президентом Императорской Академии наук.

Копия.

12 января 1818 г.

СПФ АРАН. Ф.1. Оп.2-1818. Д.4. Л.2.

Основные труды Уварова С.С.: О преподавании истории относительно к народному воспитанию. СПб., 1813; О  Гете // В торжественном собрании Академии наук читано президентом Академии. М., 1833; Общий взгляд на философию словесности. СПб., 1848; Совершенствуется ли достоверность историческая? Дерпт, 1852; К истории классицизма в России // Русский архив. 1899. №11.

Литература о С.С. Уварове: Плетнев П.А. Памяти графа С.С. Уварова. СПб., 1855; Щербатов Г.А. Характер и значение графа С.С. Уварова // Санкт-Петербургские ведомости. 1869. №334. 4 декабря; Погодин М.Н. Для биографии графа С.С. Уварова // Русский архив. 1871. №12; Барсуков Н.П. С.С. Уваров и адмирал Шишков // Русский архив. 1882. №6; Исабаева Л.М. Общественно-политические взгляды С.С. Уварова в 1810-е годы // Вестник МГУ. Серия 8. История. 1990; Хартанович М.Ф. Николай I  и граф С.С. Уваров – реформаторы Академии наук // Вестник РАН. 1995. Т.65. №12.

Источники: Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (СПФ АРАН):

Фонд 5. Опись 3. Материалы по деятельности Уварова С.С. (1786–1855) в министерстве народного просвещения. Объем документов – 5 дел. Хронологические рамки: 1832–1833 г.; Российский государственный исторический архив (РГИА): Ф.733. Оп.12. Д.175. Материалы о службе в Академии наук (1818–1855); Ф.1162. Оп.6. Д.567. Материалы о службе в Государственном Совете (1834–1850).

Примечания

  1. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи.1802–1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2001. С.682.
  2. История Академии наук СССР. М.; Л., 1964. С.20.
  3. Хартанович М.Ф. Ученое сословие России. Императорская Академия наук второй четверти XIX в. СПб., 1999. С.15.
  4. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.35.
  5. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф.733. Оп.12. Д.8. Л.181.
  6. Летопись Российской Академии наук. 1803–1860. Т.2. / Отв. ред. М.Ф. Хартанович. СПб., 2002. С.257.
  7. Уставы Российской Академии наук. 1724–1999. М., 1999. С.114.
  8. Там же. С.43.
  9. Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения. 1802–1902. СПб., 1902. С.331.
  10. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.5.
  11. Рождественский С.В. Указ. соч. С.31.
  12. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.50.
  13. Там же. С.46.
  14. Сборник постановлений по МНП. СПб., 1875. Т.2. Отд.2. №106. Стб.256–266.
  15. СПФ АРАН. Ф.1. Оп.1а. Д.38. Л.31.
  16. Там же. С.46.
  17. Уставы Российской Академии наук. С.106.
  18. Там же. С.108.
  19. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.21.
  20. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.27.
  21. Шевченко М.М. Сергей Семенович Уваров // Российские консерваторы. М., 1997. С.127.
  22. Барсуков Н.П. Жизнь и труды М.П. Погодина. СПб., 1896. Кн.X. С.532.
  23. Шевченко М.М. Указ. соч. С.127.
  24. Хартанович М.Ф. Указ. соч. С.28.
  25. Шилов Д.Н. Указ. соч. С.683.
  26. Шилов Д.Н. Указ. соч. С.682–683.
Прочитано 877 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта