Польские описи

Автор

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Благодаря помощи сотрудников НИАБ (Минск) наш архив пополнился новыми документами, которые относятся к польскому периоду нашего крестьянского рода. Они не отвечают на все вопросы, но значительно пополняют наши сведения по истории рода и, что важно, по истории деревни Изубри. Называются эти документы Инвентари Фольварка Шилова. Самый ранний инвентарь датируется 1763 годом. Далее следует инвентари 1772 и 1775 гг.

Привожу название самого раннего Инвентаря:

INWENTARZ  

Folwarku Szylowa

sporzadzony roku

     1763

Надо пояснить, что Инвентарь – это хозяйственная опись, содержащая поименное перечисление крестьян, принадлежащих помещику. В этом инвентари схожи с российскими Ревизскими сказками. Но польские инвентари, кроме имен крестьян, содержат сведения о земельных наделах крестьян и количестве скота на их дворах. Здесь же указаны налоги и повинности.

Фольварк – это  помещичье хозяйство. В нашем случае село Шилово являлось административным центром этого хозяйства и, скорее всего, именно там находился дом управляющего. В описи 1772 года фольварк Шилово уже указан как входящий в имение Любавичи. Надо понимать, что подобных фольварков в имении было несколько, и административный центр находился в Любавичах.

В Ревизской сказке 1782 года Любавичское имение не упоминается, и опись крестьян производится лишь в пределах Шиловской вотчины. Возможно, имение было разделено между несколькими наследниками, и одному из них достался прежний фольварк Шилово, который был переименован в Шиловскую вотчину.

Владельцы фольварка Шилово

Под описью 1763 года стоит подпись DOROTA LUBECKA.  Ниже помещена красная сургучная печать, на которой отчетливо виден  дворянский герб с изображением топора (секиры)  и креста.

 

Любецкие – княжеский род, который жил в пределах Великого княжества Литовского. Происходил он от князей Друцких, которые разделились на несколько ветвей, одна из которых и приняла фамилию Любецкие (по названию своего главного имения). В официальных источниках их обычно именуют Друцкие-Любецкие.

В Инвентаре 1772 года Дорота уже указывается как Дорота Оссолинская-Огинская.

В доступных источниках (большей частью, Интернете) сведения о польских князьях Огинских, Осолинских и Друцких-Любецких весьма скупы и не полны. Но сопоставляя польские Инвентари и Ревизские сказки, а так же информацию из интернетовских статей, можно сделать некоторые обобщения :

Дорота (год рождения неизвестен) происходила из рода князей Оссолинских, и замуж вышла за князя Друцкого-Любецкого.

Поскольку Инвентарь 1763 г. подписан только ею, можно предположить, что к этому времени она стала вдовой. Скорее всего, Шиловский фольварк достался ей как вдове из наследства мужа. Но не исключено, что это было владение князей Оссолинских, и оно было приданным Дороты.

Вторично замуж она вышла в 1764 г. за князя Матеуша   Огинского. Именно это и фиксирует Инвентарь 1772 г. , в котором Дорота упоминается   уже как Оссолинская –Огинская. Упоминаемая первая фамилия – Оссолинская – является ее девичей фамилией. Но Инвентарь 1772 г. подписан не Огинскими, а Бржозовским Александром. Видимо, Шиловский фольварк к этому времени был взят им в аренду у владельцев.

Умерла княгиня Дорота в 1782г., и новым владельцем Шилова стал   князь Франтишек Друцкой-Любецкий (сын Дороты от первого брака), что зафиксировано в Ревизской сказке 1782 г. По законам того времени, приемный сын имел право наследовать лишь материнскую часть движимого и недвижимого имущества. Именно ему и перешла вотчина Шилово, которая ранее принадлежала его матери.

Надо сказать, что в Интернете я не нашел упоминаний  о том, что у нее был сын в первом  браке. Видимо, сведений о ней сохранилось весьма мало, поэтому Инвентарь 1763 г. может существенно дополнить ее биографию.

Инвентарь 1772 г., в котором упоминается Дорота, уже как жена князя Огинского, имеет следующее оглавление

Инвентарь фольварка Шилова имения Любавичи в повете Оршанском лежащего принадлежащего ясновельможным панам Матеушу с Козельска и Дороты с Оссолинских Огинских, мерецких, козянских старост, полковников войск королевских.

По праву арендному сдано на три года на условиях в том праве выраженных пану Александру Бржозовскому, чашнику Закрочимскому, за сумму денежную в том праве установленную.

Году тысяча семьсот семьдесят второго дня святого Юрия Римского месяца апреля двадцать третьего дня...

 

 

Шиловский фольварк

Шиловский фольварк располагался в Оршанском повете и включал в себя в 1763 году следующие деревни (цифрами указано количество дворов):

Шилово 10, Серцейа 6, Бородзино13, Кеново 52, Морги12, Ситовшчизна27, Дашкевиче3, Зубаки12, Козлы6, Пырье5, Маршчаки4, Обрубы4, Никаны3, Луково5.

Общее число дворов – 162. Как можно предположить, число крестьян в фольварке было порядка 1000-1500 человек.

Границы земель в Инвентарях не указаны, но упоминаемые в описях селения сохранились до сих пор, что позволяет   определить, пусть и несколько грубо, площадь земель бывшего фольварка Шилова -   около 50 -100 км кв.

По описи 1772 года фольварк состоял из следующих деревень:

Шилово9, Серцейа4, Бородзино17, Кеново52, Морги12, Ситовчизна22, Зубаки16, осада на Зубрах 3, Дашкевиче6, Козлы7, Пырье4, Климяцина12, Маршчаки3.  Всего 166 дворов.

В 1775 году:

Серцея 6 , Шилово 12, Бородзино 15,  Морги 15, Ситовшчизна 28, Кеново 57, Зуброво 7, Зубаки 17, Дашкевиче 6, Козлы 7, Пырье 3, Маршчаки 3, Падоры 3. Всего 179 дворов.

 

Деревня Изубри

Первый раз деревня (Wies) Изубри упоминается в Инвентаре 1772 г, и названа она osada na Zubrah (т.е. поселение на Зубрах). Поскольку это поселение не упоминается в Инвентаре 1763г., можно предположить, что она была основана как выселки между 63 и 72 гг. Первоначально здесь было поселено всего три крестьянские семьи. Инвентари составлены на польском языке, и я, записывая имена по-русски, постарался сохранить то звучание, которое присутствовало в польском подлиннике :

1.Роман Илейкин

2.Автух Хведоров

3.Андрей Хролов

Их жены и дети в Инвентаре не указаны.

В Инвентаре 1775 г. указано новое название  - Wies Zubrowo (деревня Зуброво; в этой же описи зафиксирован и вариант Зубровцы). К этому времени количество дворов увеличивается до семи. В Инвентаре, кроме количества земли и скота,   приводится состав семей поселенцев:

1.  Автух Хведоров 45, жена Малания 40, сын Амельян 9, дочери Ханна 5, другая Ханна 3,

Брат Леон 35, жена Васия 33, сын Мехей 9, дочери Хадосья 12,   ….7, Прасковья 2,

Другой брат Амельян 30, жена Аксиния 30, дочь Кася 4.

  1. 2. Гардзей Романов 47, жена Авдоцья 43, сыновья Иван 19, Ларко 17, другой Иван 12,

третий Иван 4, дочь Мария 9.

  1. 3. Карней Карпекин 45, жена Авдоцья 43, сын Змитрок 7.
  2. 4, Хришко Шарапин 37, жена   …33, сыновья Дземьян 16 женат, Иван 9, дочь Дарья,

жена Дземьяна Аксенья 17.

  1. 5.Карней Андросов 47, жена Авдоцья 40, сыновья Апанас 17, Пилип 7, дочь Ханна 5.
  2. 6, Савка Марков.43, жена Авдоцья 45, сыновья Кузьма 19, Кондрат 17, Йозеф 10, Левон 7,

Дочь Хадора 15.

  1. 7, Сидор Левонов Копик 45, жена Настасья 43, сыновья Андрей 4, Прохор 3, дочь Наталья,

Брат Павлюк 40, жена Ульяна37, дочь Прасковья 5,

другой брат Купрей23, жена Рипина 21.

 

Поселенцы в Зуброве

Из каких мест были те крестьяне, которых поселили в Зуброве?

Роман Илейкин и Андрей Хролов были жителями деревни Кеново. И они записаны в Инвентаре 1763 года. Но вот с Автухом Хведоровым все оказалось сложнее: в Инвентаре 1763 г. среди жителей Кенова   он не значился. Не нашел я его имени и в списках жителей других деревень.

Но в Инвентаре 1772 г. он записан уже три раза. Под номером 67(опись Кенова) содержится следующая запись:

Fiodor Towrachow z syny, corka -

Т.е Федор Товкачов с сыновьями, дочь… (имя дочери не вписано)

А ниже, между строк была сделана следующая приписка:

Autyhowy z Zubrow

Поскольку в предыдущей графе этой же строчки значилось четыре морга земли (около 3 гектаров), принадлежащих Федору, то по смыслу можно понять, что часть этой земли   отошла Автуху .

Под номером 71 этой же описи записано:

Awtuch Chwiodorow (сверху вписано z Zubrow) z bracia

Po tym Awtuchow morgach pupo…

Ранее в этой же строчке был указан размер земельного надела – 1/6 влоки (около 3.5 гектара).

Третья приписка, упоминавшая Автуха, была помещена при описании деревни Бородзина за этот же год:

  1. Nikiper Kopik z dziecmi malemy

А ниже помещена приписка:

….(первое слово неразборчиво) Autuh z Zubrowcow

Здесь все понятно и без перевода: некто Никифор Копик с малыми детьми обрабатывал земельный надел в 1/4 влоки (около 5 га), который был передан Автуху с Зубровцов.

Из этих записей можно понять, что Автух с братьями обрабатывал один или два земельных надела в Кенове, один из которых принадлежал Федору Товкачеву. Поскольку отчество Автуха - Федорович, то, скорее всего, Федор Товкачев приходился ему отцом. Братья обрабатывали не только свой надел в Зуброве, но и надел, который им отошел после раздела с отцом. Между Изубрями и Кеновым всего 3.5 км, поэтому работать на два хозяйства было не так уж и затруднительно.

Обрабатывали они и принадлежавший Копикам земельный надел в деревне Бородзино. В Инвентаре 1775 г. Копики уже значатся в Зуброве (братья Сидор, Павлюк и Купрей, но Никифор не упоминается). Не исключено, что они приходились Автуху родственниками (предположим, через жену). Поскольку Бородино (Бородзино польских Инвентарей) находится в полукилометре от Кенова, то особых трудностей с поездками сюда из Зубров не было. Всего-то полчаса ходьбы.

В Инвентаре 1775 г. Автух Федоров, помимо Зубров, два раза упоминается в Кенове – ему отошла часть земельного надела (1/6 влоки), которым владел Михалко Зубака.

Помимо этого, он обрабатывает еще 1/8 влоки (видимо, эта земля отошла ему от Федора Тавкачова).

Всего в Кенове Автух с братьями обрабатывал более 6 га земли.

Надо сказать, что  Инвентаре встречаются случаи, когда крестьяне помимо своего надела обрабатывали еще и дополнительный. Но случаев, когда крестьяне обрабатывали по нескольку наделов, в Инвентарях не отмечено. Я пока не могу сделать каких-то определенных выводов из этого факта, но, похоже, братья Федоровы обладали какой-то  поразительной работоспособностью.

 

Кто отец Автуха?

Ранее я уже говорил о том, что Федор Товкачов, по всей видимости, был отцом Автуха.

Выводы относительно их родства казались мне вполне обоснованными, и я с удовлетворением считал, что нашел имя еще одного   своего предка. Но все испортил Инвентарь 1775 г. , в котором обнаружилась   запись, ставившая под сомнение эти выводы.

В описи деревни Кеново было записано:

36.Федор Товкачев 57, сыновья Карней 23, Григор 19, Михалко 15, дочери Авдоцья27, Арина 17

37.Кондрат Хведоров 27, жена Ханна 20, сын Прокоп 2.

 

В этом же Инвентаре за 1775 год, при описании деревни Зуброво, указан возраст Автуха Федорова - 45 лет.

Что же получается? Федору было всего 12 лет, когда у него родился сын Автух? Может ли быть такое?

Должен сказать, что в этих же Инвентарях мне встретился подобный случай: мужу было 13 лет, а жене -18. Но, детей у этой юной пары не было. К тому же, это был единственный случай такого раннего супружества. Все это и заставило меня сомневаться в том, что Федор был отцом Автуха.

Я не уделял бы Автуху такого пристального внимания, но его младший брат Леон, как я считаю, является одним из моих прямых предков. Но Леон в польских Инвентарях упоминвется лишь один раз, в отличии от Автуха, который упоминается неоднократно. Это и заставляло меня искать своих предков, ориентируясь, прежде всего, на Автуха..

Я вновь обратился к Ревизской сказке 1782 года. Она была составлена всего семь лет спустя после польского Инветаря и, что важно, в ней указывался возраст крестьян. При описании деревни Кеново под номером 2 было записано:

  1. Федор Матвеев (85) вдов,

У него дети

Сыновья Кондрат 40

Кирыла 35

Михайла 25

Григорей 27

Дочерь Евдокия 19

Жена Кондрата Анна Артемова 19

У них дети

Прокопей 8

Мартин 6

Денис 3

Данила 1

Вначале я решил, что Федор Товкачев и Федор Матвеев – разные люди, поскольку разница в возрасте между ними была не 7 лет (как это следует, учитывая годы составления описей) а все 28!

Но имена детей совпадали! Следовательно, это была одна и та же семья. Но вот с возрастом членов этой семьи творилось что-то невообразимое. Федору приписали лишние двадцать один год, его сыну Кондрату – шесть, жене Кондрата, Анне, в 1775 было двадцать лет, а в 1782 г. -девятнадцать! Предположим, этому случаю можно найти объяснение: у Кондрата это был второй брак, и он взял себе молодую жену с тем же именем. Но как быть с остальными разительными расхождениями в годах?

Обращают на себя внимание и некоторые другие несоответствия. В   описи 1775 г. записан сын   Федора, Карней 23 года. Но в описи 1782г. Карнея нет, но появляется Кирила 35 лет, которого нет в предыдущей описи.

Дочери Федора, Авдоцье , в 1775 г. было 27 лет, Но в 1782г. она записана как Евдокия и указан возраст - 19 лет.

Но все же, в   этих описях были и вполне корректные записи. С разницей два-три года совпал возраст Михаила, Григория и Прокопия.

Какой вывод можно сделать из всего этого?

Вывод самый простой: с одной стороны невнимательность писарей, которые ошибались и с именами (тому в моем архиве есть несколько примеров) и с годами. Но самое важное - это неумение крестьян из-за неграмотности правильно определять свой возраст. У детей и подростков возраст определялся еще довольно точно, но с годами многое забывалось , и возраст определялся по каким-то значительным событиям, произошедшим в год рождения человека, или близкими  к этому рождению.

Помню, как моя бабушка привязывала события своей жизни к запоминающимся событиям своего времени: Володю я родила сразу после раскулачивания; с Изубрий мы уехали еще до войны; Люду я родила сразу после войны; брат мой уехал в Америку еще до Германской войны и т.д. Естественно, при таком счете лет неизбежны многие ошибки. Что мы и видим на примере семьи Федора Матвеева.

 

Когда родился Федор Матвеев?

Следуя этой схеме счета лет, очень запомнившейся мне с детства, я попробовал найти истоки ошибок в дате рождения Федора Матвеева. Писари того времени были не совсем глупые люди, и если они неправильно указали возраст Федора, то в этом могла быть не только их ошибка, но и ошибка самого Федора, или неправильное понимание его слов.  Предположим, он считал свои годы, привязывая свое рождения к какому-то значительному событию, связанному с историей Польши. Такими событиями могли быть войны или избрание нового польского короля.

Федор родился на рубеже XVII-XVIIIвв. В близкие к этому времени годы польский трон занимали следующие короли:

Ян III Собеский 1673-1696

Август II Сильный, курфюрст Саксонии 1697-1704

Станислав Лещинский 1704-1709

Август II Сильный 1709-1733

Станислав Лещинский 1733-1744

Меня сразу же заинтересовало то обстоятельство, что короли Август и Станислав по два раза занимали польский трон. Не здесь ли источник ошибок определения возраста?

Другим важным событием этого времени было вторжение шведов на территорию Речи Посполитой. В 1701 году Карл XII , разбив польско-саксонское войско, даже захватил Варшаву. В течении последующих нескольких лет он успешно противостоял коалиции стран (Польша, Россия и Саксонии) и в 1708 г. двинулся в сторону Смоленска. Несколько сражений с русской армией произошло вблизи Орши. Несомненно, что подобные события надолго запомнились местным жителям.

В Ревизской сказке 1782 г. записано, что Федору 85 лет. Следовательно, он родился в первый год первого правления Августа, т.е. в 1697 г. Но, эта дата весьма сомнительна, поскольку она не согласуется с Инвентарем 1775 г., согласно которому Федору в 1782 г. должно быть 64 года. К тому же,    изучая документы по своим родственникам   почти за два века, я не встречал случаев долгожительства. Почему же Федор должен быть исключением?

Поэтому у меня появилось предположение, что Федор родился в первый год второго правления Августа, в 1709 году. Следовательно, на момент составления Ревизской сказки ему было 73 года. Но при опросе то ли он не мог внятно объяснить, при каком короле он родился, то ли писарь не знал точно историю Польши, поэтому были перепутаны первое и второе восшествие на престол Августа.

Легко представить следующую ситуацию:   Федор, на вопрос, когда он родился, отвечает примерно так: точно своих лет я не помню, но, как говорили мои родители,  родился я лет десять после того, как шведы начали нас воевать, при вступлении на престол короля Августа.

Когда Федор говорит о шведской войне, то он подразумевает, прежде всего, ее начало, т.е.1701г.

Таким образом, дату своего рождения Федор назвал довольно точно, привязывая ее к памятным событиям польской истории. Но с тех пор прошло более семидесяти лет, и многие события начали забываться.

Войны со Швецией Польша вела часто, и писарю было трудно понять, о какой войне говорит Федор, поэтому он не обратил на слова о войне особого внимания, и начинает подсчет лет Федора, имея в виду первое вступление на престол Августа. Так он высчитывает, что Федору в 1782 году 85 лет.

Как я полагаю, та же ошибка имела место и при составлении Инвентаря 1775 г. Писарь не слишком хорошо знал годы правления польских королей, поэтому не обратил внимание на слова о короле Августе. Но он много раз слышал местные рассказы о шведской войне, которая до   Оршанского  повета докатилась в 1708 году, когда шведы двинулись в сторону Смоленска. Отталкиваясь от этой даты, прибавив десять лет, он находит год рождения Федора – 1718. Следовательно, при составлении описи ему было 57 лет.

Старшему сыну Федора, Автуху, в 1782г. было или 50, или 52 года. Если считать, что Федор родился в 1709 г., то разница в возрасте между ними была 21-23 года, а это значит, что Федор женился в 19-20 лет. И это вполне соответствует брачным обычаям того времени.

Следует ответить и на следующий вопрос: почему Автух, Леон и Амельян жили отдельно от отца? Видимо, дело в том, что Федор женился во второй раз, у него росли дети от второй жены, и старшие сыновья стали в доме лишние. Поэтому они и переселились на новое место. Но, поскольку число работников в доме Федора убавилось, и он уже был не в силах один обрабатывать весь свой земельный надел,  часть его земли отошла к старшим сыновьям.

 

 

Матвей Товкачов

В Инвентаре 1763 г. по Кенову записаны три человека с прозвищем Товкачов:

Федор Товкачов

Авсей Товкачов

Мацвей Товкачов

 

Мацвей Товкачов, как я предполагаю, являлся отцом Федора. Но, к сожалению, в остальных двух Инвентарях он уже не упоминается. Не упоминается и Авсей Товкачов. Видимо, они к этому времени уже умерли, поэтому проследить родственные связи Товкачовых не представляется возможным. Буду надеяться на новые архивные документы, которые позволят более надежно  установить имя отца  братьев Автуха, Леона и Амельяна.

 

 

 

 

 

 

 

Прочитано 458 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить