Лев XIII. Великий папа рабочих

Автор

Виченцо Джоакино Раффаэле Луиджи граф Печчи, будущий папа Лев XIII, родился 2 марта 1810 года  в Карпинето-Романо, около Ананьи, в богатой семье римских аристократов.

 

Можайское Историческое Общество уже писало о  деятельности папы Льва XIII, одного из самых энергичных  и мудрых понтификов XIX века (см. статью  «Папа Лев XIII и масоны” в этом же  разделе). В статье описывается бескомпромиссная борьба папы с тайными масонскими обществами.

Но  противостояние   разрушительному новому мировому порядку, который несли с собой масоны,  является лишь одной из граней деятельности Льва XIII. В истории он более известен как поборник социальной справедливости, поборник устройства общества на принципах милосердия, сострадания и взаимного уважения-  т.е. на основах евангельских заповедей. Он выдвинул целую программу гармоничного существования всех слоев общества, рабочих и капитала, государства и церкви.  Он стремился уберечь католические  государства от революционных кровавых потрясений, от беспощадной и озлобленной борьбы классов, от ненужных разрушений сложившихся институтов общества. Он призывал не столько к государственному регулированию взаимоотношений всех слоев общества, как к построению нравственных отношений, основанных на религиозной совести каждого человека.

Наивных мечтателей в истории человечества всегда было предостаточно. Поэтому программу, выдвинутую папой,  можно отнести к подобным привлекательным, но совершенно бесполезным в социальном плане мечтаниям. Но, тем не менее, принципы, заложенные Львом XIII в своей программе, актуальны по сей день. Все христианские демократические движения современной Европы основаны именно на этих принципах. И все социальные достижения людей труда в Европе свершились мирным путем, к чему и призывал папа. Поэтому программа Львом XIII не так уж и утопична.

Актуальна эта программа и для нынешней России, в которой взаимоотношения людей труда и капитала находятся на уровне взаимоотношений времен Великой промышленной революции. Складывается такое ощущение, что  Россия  в социальном плане   отброшена на сотни лет назад, и рабочему человеку вновь надо упорно отвоевывать  свое право на достойную жизнь.

И если власть хочет избежать великих потрясений и революций, то   одно из разумных решений – следовать программе, выдвинутой 120 лет назад папой Львом XIII.

    ***

Весь XIX  век т.е. с началом Великой  промышленной революции, решался и рабочий вопрос. Наиболее сострадательные люди с возмущением относились к  чрезмерной эксплуатации рабочих капиталистами, призывали правительства своих стран обратить самое пристальное внимание на   немыслимые условия  труда и жизни трудящихся.  Но кроме возмущения и обращения к правительству, многие из них выдвигали свои программы облегчения жизни пролетариата. Одними из первых были Фурье, Сен-Симон,  Оуэн – основоположники так называемого утопического социализма. Но их практические шаги по воплощению своих идей в реальную жизнь и построению общин коллективного труда и справедливого распределения благ оказались неудачными. На смену им пришли радикалы от социальных учений, призывающие насильственным путем и через революции добиваться социальной справедливости. Обеспокоенные распространением подобных настроений в рабочей среде, правительства некоторых европейских стран попытались законодательно улучшить положение рабочего класса. Но почти двадцать лет  подобных усилий и проведение международных конференций так и не смогли существенно изменить что-либо в этом вопросе.

Таким образом, все светские и законодательные  попытки найти некое компромиссное решение между интересами работодателя и наемного рабочего окончились безуспешно. И тогда католическая церковь в лице папы приняла решение не оставлять без своего внимания эту сложнейшую и болезненную  проблему.

Деятельность  французских, германских и австрийских консервативных католиков, занимавшихся социальной политикой, побудила папу принять предложение австрийского герцога Франца Куфштайна, которое заключалось в том, что церковь  должна  создать комиссию по рассмотрению социальных вопросов с точки зрения христианского учения (разработка тезисов о труде, о собственности, о перераспределении прибыли и т. д.)

 В 1885 году начались заседания церковной  комиссии, так называемого Фрейбургского союза, о результатах которых постоянно информировали папу.

 В 1890 г. кайзер Вильгельм II провел в  Берлине очередную конференцию по улучшению трудового законодательства, на которой присутствовали представители от Франции, Англии, Италии и Швейцарии. Но все решения конференции носили рекомендательный характер, и  вряд ли могли существенно повлиять на разрешения рабочего вопроса. Стало очевидно, что и государство вряд ли способно существенно повлиять на взаимоотношения капитала и пролетариата.

И тогда католическая церковь в лице папы выступила со своими предложениями, в которых важнейшим инструментом изменения взаимоотношения классов была христианская совесть. 15 мая 1891 года была обнародована энциклика "Rerum novarum" (Новые вещи) по рабочему вопросу, в которой  выдвигалась  новая  общественная концепция, призванная привести общество к социальной и политической стабильности. Папа признавал незыблемость основ частной собственности, но требовал и уважения к человеку труда. 

До этого для церкви имущественные различия были естественными, и в них она не видела социального вопроса. Соответственно с этим и задача церкви ограничивалась лишь благотворительностью. Эта позиция оказалась несостоятельной – взаимоотношения капитала и наемных рабочих становились все более драматичными и нетерпимыми, и охватить благотворительностью миллионы обездоленных уже не представлялось возможным. Поэтому энциклика "Rerum novarum" признала права рабочих на профессиональное объединение, приняла к сведению существование классов и наличие противоречий между ними, то есть признавала истинное положение. Энциклика искала ответ на вопрос, каким образом можно было бы исключить классовую борьбу из общества, ликвидировав тем самым помехи, ставшие на пути его развития. Согласно энциклике, для преодоления классовых противоречий и примирения с целью достижения общественного благоденствия следовало бы руководствоваться формулой христианской любви. Признание этой  концепции позволяло укрепить позиции католических партий и церкви среди трудящихся. Именно поэтому "Rerum novarum" рассматривают как один из наиважнейших документов католицизма Нового времени, важным этапом поиска им ответа на насущные  вопросы своего времени.

"Rerum novarum" считала возможным окончательно решить социальный вопрос путем изменения общественного положения рабочих без политической борьбы, путем улучшения его экономического положения. Для этого и государство, и церковь должны оказывать рабочим совместную помощь. До тех пор, пока это не осуществится, рабочие имеют право самостоятельно отстаивать свои права посредством самоорганизации. Тем самым энциклика отвергает положение об оказании сверху опеки, о благотворительности; она признавала право рабочих бороться всеми легальными средствами, включая и забастовки, за достойную оплату их труда.  Поэтому энциклика "Rerum novarum" стала важной вехой, поскольку через нее папа объявил" о намерении церкви решить центральную общественную проблему капитализма -  рабочий вопрос. Эта позиция обусловила временное оттеснение на задний план консервативно-благотворительного направления.

Rerum novarum произвела на современников большое впечатление. Впервые Церковь заявила, что социальные проблемы человечества ей не чужды - наоборот, она собирается активно в них участвовать и предлагать свои пути их решения. Правда, были и хулители, выдвигавшие всякие обвинения - от потворства революционерам до благословения бесчеловечного капитализма. Но основная мысль энциклики иная.  Отвергнув как социализм, так и либеральный капитализм, папа фактически предлагает «третий путь» - путь сотрудничества капиталистов и рабочих под эгидой Церкви. Позднее он получил известность как «корпоративный строй».   

***

После ознакомления с энцикликой папы Льва XIII, нельзя не задаться вопросом: насколько серьезны были ожидания католической церкви пробудить христианскую совесть у капиталиста? Нет ли в этом папском послании изрядной доли наивной мечтательности (если не откровенного лицемерия)? Можно ли надеяться, что у алчного  эксплуататора проснется совесть, и он  проявит  сочувственное  внимание к материальному положению эксплуатируемых им работников?

 Ответ на этот вопрос содержит история промышленного развития Европы. Может быть, это покажется неожиданностью, но среди капиталистов было достаточное количество  сострадательных людей, которые стремились не только к получению личной прибыли, но и прилагали немалые усилия для  улучшения жизни своих работников. Роберт Оуэн, один из основателей утопического социализма, в молодости был успешным  фабрикантом. Значительную часть полученных доходов он тратил на социальное обеспечение своих рабочих. И это не мешало его фабрикам процветать. Вся Европа воспринимала как чудо успешный социальный  эксперимент Оуэна, и его  посещали многие знаменитые люди того времени. Посетил Оуэна и цесаревич Николай Павлович во время своего путешествия по Европе, и даже предлагал ему переселиться в Россию. Просил цесаревич и содействия   Оуэна в деле организации переселения миллиона англичан в Россию, ставших лишними у себя на родине вследствии дикой и неуправляемой капитализации страны. Но Оуэн  отказался и от первого, и от второго предложения.

Можно назвать и десятки других фабрикантов в Англии, Франции, Германии, Бельгии, которые подобно Оуэну часть своей прибыли тратили на социальное обеспечение своих работников. Таким образом, идеи  папы Льва XIII не были  плодом его наивных заблуждений, а основывались на многих примерах, когда капиталисты проявляли сострадание и человеколюбие к своим наемным работником. В условиях, когда нормы эксплуатации были, практически, не ограниченными, эти люди  проявляли поразительную гуманность к бесправному большинству, и демонстрировали похвальную умеренность в погоне за наживой. Такие качества души можно назвать совестью, можно назвать и христианской добродетелью.

Были такие примеры и в России. Если читатель бывал в подмосковном Орехово-Зуеве, то мог видеть, кроме фабричных корпусов, и здания школ, ремесленных училищ и многоэтажные дома для заводских рабочих, построенных фабрикантом Саввой Морозовым.
 Еще более разительный пример заботы о рабочих проявил Сергей Иванович Мальцов, который владел целой промышленной империей –более ста заводов и фабрик, десятки сельских хозяйств, расположенных  в Брянской, Смоленской, Калужской губерниях. Его деятельности посвящена статья «Реквием по Мальцову. Как был построен и убит русский земной рай», помещенная на нашем сайте.

Социальное обеспечение  работников на предприятиях Мальцова во много раз превышало  и русские, и западные нормы. На «горячих» участках рабочий день был восьмичасовой – пролетариат  в Европе стал бороться за подобные нормы  много позднее. Рабочие у Мальцова  получали квартиры из 3-4 комнат в добротных деревянных или  каменных домах. За хорошую работу «жилой» долг (порядка 500 рублей по тем деньгам) с них списывался. Дрова и медобслуживание для всех были бесплатными. В школах, помимо обязательных предметов,  преподавались пение и рисование, а желавшие и дальше обучаться, шли в пятилетнее техническое училище – «мальцовский университет». Его выпускники обычно становились директорами и управляющими на мальцовских предприятиях.

Эти примеры дают представление о том, что и капиталисты не были лишены человеческих чувств. Золотой телец не у всех стоял на первом месте.

К расширение именно таких качеств в человеке и призывала энциклика папы, и именно такие качества предлагалось целенаправленно воспитывать у христиан. В том случае, когда капитал не хотел следовать подобному пути, энциклика благословляла рабочих на организованную защиту своих прав – через создание профсоюзов и объединений. По-существу, это было разрешение духовной власти на социальную революцию.

Можно представить, как много проклятий обрушилось на Католическую церковь и лично на папу  после опубликования этой энциклики. Папа не побоялся пойти не только против всемогущего мира капитала, но и против государственной власти в своем стремлении защитить права трудящихся – большей части своей паствы. И стоит склонить голову перед подобным мужеством. 

Пример иного подхода к нуждам своей паствы дает нам Московский патриархат. Наши иерархи неоднократно заявляли о построении симфонии между Церковью и государством. Симфоия, то есть согласованность в действиях и полное взаимопонимание,  - это прекрасно!  Как следовало ожидать,  и народ  найдет свое место  в этой симфонии. Но, как показала жизнь, под государством Православная церковь понимает исключительно власть.   Народ, как верховный носитель этой власти (положение конституции РФ), церковью не замечается. Не особо тревожит  церковь и  та дикость, которая сейчас преобладает во взаимоотношениях  капитала и народа. И это достойно самого искреннего сожаления, поскольку человек  труда в нашей стране стремительно нищает, лишен  правовой защиты во многих социальных сферах, лишен   и возможности к самоорганизации. Но это все  мало интересует православных иерархов. Симфония с большинством населения страны  и защита  прав этого большинства не входят в планы Православной Церкви.  Это обездоленное большинство  никогда не удостаивалось и вряд ли удостоится  и особых патриарших посланий, в которых бы звучали слова утешения и надежды в годы социального хаоса и национального унижения.

Пример тому - недавно произнесенная речь патриарха Кирилла в Тюмени на форуме Всемирного русского народного собора (июнь 2014 г.).  Особые упования патриарх возложил на "лояльность русского народа к государству" (из дальнейшей речи  стало понятно, что здесь под государством понимается исключительно власть). Эта лояльность и поможет русскому народу стойко и безропотно перенести и экономический обман, преступления,  социальную несправедливость и многие другие беды нашего непростого времени.  Далее патриарх скромно заметил, что "над всем этим мы работаем", видимо, намекая на некую   гипотетическую и весьма неопределенную возможность Церкви несколько сгладить зверства  рыночной экономики.  Замечу от себя, что дикий капитализм у нас процветает уже четверть века, но этой работы, пожалуй, ни один  христианин пока не заметил.  Вот и все пастырское утешение в дни всенародного бедствия.

Прочитано 1002 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта