К Николе Можайскому

Автор

К Николе Можайскому История церквей Можайского благочиния Краткое описание церквей можайского благочиния Город Можайск стоит на р. Можайке близ впадения её в р. Москву. Первое упоминание о нём в летописях относится к 1231 г. В 1293 и 1382гг. город был сожжён татарами, в 1341 и 1368 гг. его осаждали литовцы. В 1303 г. он присоединён к Московскому княжеству. С 1389 по 1462 гг., при Андрее Дмитриевиче, третьем сыне великого князя Димитрия Донского, существовало удельное Можайское княжество. Оно процветало, но следующий князь, Иван Андреевич, своим участием в междоусобной войне на стороне князя Юрия Дмитриевича Галицкого вызвал поход на Можайск великого князя Московского и уничтожение Можайского удела. Когда иностранцы спросили одного из русских, почему Можайск считается священным, тот ответил, что тут в крепостной церкви находится "деревянный образ святителя Николая, которому делают приношения не одни жители Можайска, но народ со всей страны ходит туда на богомолье и для жертвований; да сам великий князь каждый год жалует туда вклад святому". Предание о происхождении образа «Николы Можайского» говорит, что после горячей молитвы жителей осаждённого Можайска в соборе Святителя Николая последовало чудесное видение Святителя над храмом с мечом в одной руке и храмом (или городом) в другой, в знамение того, что он защитит свой город и свой храм. Враг в ужасе бежал. Благодарные жители устроили образ Святителя в том виде, как он им явился. Этот образ — одна из древнейших святынь Московской епархии. В Можайск часто ходили на богомолье цари и патриархи. В 1547 г. Иван Грозный ездил "в Можайск к Николе". В 1559 г. он приезжал с царицей Анастасией молиться об её исцелении (предполагали, что она отравлена). В 1603 г. на молении у Николы Можайского был Борис Годунов со всем семейством; в 1648 г. царь Алексей Михайлович "праздновал Николе Чудотворцу в Можайску"; в 1680 г. царь Феодор Алексеевич был здесь "на праздник святого Чудотворца Николая... Божественныя литургии слушал..." Неоднократно у святителя бывали святейшие патриархи Филарет, Никон, Иоаким, Адриан. Массовое паломничество к святителю Николе, великому чудотворцу, преобразило небольшой пограничный город к западу от Москвы. В нём в начале XVII в. существовало 75 храмов: приходских, монастырских, придельных; появились 16 монастырей, подворья царей, цариц, патриархов. Вслед за тем развились вспомогательные службы нужды государева двора удовлетворяли дворы (конюшенный, соколиный, воловий), псарня, зверинец... Возле двора царицы существовала Царицына слобода, возле двора патриарха — Патриаршая. Ещё в середине XVI в. максимально расширился посад (пригород). В нём было около 2000 посадских и слободских дворов, не считая крупных царских, боярских, монастырских, церковных... Население составляло до 12 тысяч человек, а в летние периоды, с наплывом паломников-богомольцев, раза в полтора больше. Расцвету Можайска способствовали также воинская ставка, сборы войск. Десять монастырей правильным кольцом окружали крепость, венчая ближайшие к ней холмы Якиманский, Борисо-Глебский, Троицкий, Пятницкий, Богородицкий, Петровский, Воскресенский, Благовещенский, Петропавловский, Мироносицкий. На восточной стороне посада монастыри Мокро-Никольский, Сретенский, Настасьинский. По холмам берега реки Москвы ещё три - Лужецкий, Васильев-ский, Алексеевский. Ещё два, Борисо-Глебский и Троицкий, стояли по сторонам большой Московской дороги. Восемь деревянных храмов посада окружали городской торг. Вокруг пруда на р. Можайке, перед государевым двором и крепостью, стояли церкви Святителя Николы Можайского и Воздвижения Креста Господня на Вратех, Успения Богородицы на площади возле Государева двора, Святителя Николы на самом дворе, Святых Козьмы и Дамиана за Государевым садом, Варвары Великомученицы, Иоанна Предтечи, Успения Богородицы, Андрея Стратилата против крепости. По высокому берегу р. Можайки — храмы Апостолов Петра и Павла, Жен Мироносиц, Мученика Никиты, Великомученика Георгия, Симеона Столпника, Иоакима и Анны, Трёх Святителей, Происхождения древ Честнаго Креста Господня на Давыдовой горе, Анастасии мученицы. Замыкал вид храм Святителя Василия Кесарийского на Васильевской горе. Разорение, от которого город так и не смог оправиться, постигло его в Смутное время. Перед отступлением поляки и литовцы сожгли почти весь Можайск, включая многочисленные монастыри и храмы, предварительно разграбленные. Большая часть монахов, священнослужителей, жителей города была перебита. Исчезли целые улицы и переулки посада. Тогда же были разграблены и сожжены дворы царя, царицы, патриарха. Поляки унесли с собой общерусскую святыню, образ святителя Николы Можайского (впоследствии вернули). Зимой 1617 г. к восстановленной крепости подошёл, на пути в Москву, польский королевич Владислав с войсками. Долгие восемь месяцев он пытался взять твердыню, но напрасно. Тогда он поставил на Брыкиной горе всю свою артиллерию и в бессильной злобе многодневной канонадой стёр с лица земли остатки города. В 1624-26 гг. Баженом Огурцовым, Михаилом Ушаковым и Фёдором Возоулиным под руководством И.В. Измайлова, начальника Приказа каменных дел, была сооруженановая кирпичная крепость. Можайская земля — родина патриарха Иоакима. В городе у Троицкой церкви (на месте которой ныне стоит Дворец культуры) в 1656 г похоронен его отец, дворянин Пётр Иванович Савёлов. В 1812 г. в окрестностях Можайска разразилось одно из самых кровопролитных сражений XIX в. — Бородинская битва. Город был полностью разорён. В нём остались тысячи русских раненых воинов, большинство из которых погибли. В 1938 г. город снова утратил свою главную святыню. Образ святителя Николая Можайского лишили драгоценного одеяния и отправили в Москву, в реставрационную мастерскую И. Грабаря, а затем в Третьяковскую галерею. Многочисленные жертвы были вызваны гонением на Церковь. В возрасте 73-х лет 21 октября 1937 г. был расстрелян архиепископ Можайский Димитрий (в миру Иван Иванович Добросердов). После смерти супруги и ребёнка он принял монашество, в 1914 г. был хиротонисан во епископа, в течение 20 с лишним лет своего епископства управлял многими епархиями, был в ссылке. Архиепископом Можайским, викарием Московской епархии, он стал в середине 1930-х гг. Жил в Москве, где и был арестован 29.09.1937 г. В конце того же года были расстреляны можайские священники: о. Павел Понятский (р.1867), о. Константин Любомудров (р.1879), о. Николай Сафонов (р.1900), о. Сергий Воскресенский (р.1893), о. Сергий Голощапов (р.1882), о. Сергий Успенский (р. 1878). Во время Великой Отечественной войны в городе были разрушены Вознесенский и Троицкий храмы, а в районе — храмы в сёлах Александрово и Глазово и сильно повреждены храмы с. Криушино и с. Ельня (разобраны после войны). Гонения на Церковь в последующие годы привели к тому, что к началу 1980-х гг. на территории района богослужения совершались только в двух церквах, теперь же все церкви Можайского благочиния по благословению Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия восстанавливаются и в каждую из них назначены священнослужители. 9 мая 1998 г. архиепископом Можайским Григорием освящён скульптурный образ святитиля Николая, изваянный для города В. Клыковым. По благословению Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия над образом воздвигнута часовня. Эта работа, одиннадцатая в серии, написана по материалам краеведческих экскурсий церковно-приходской школы при Иоанно-Богословском храме г. Ликино-Дулёво Орехово-Зуевского благочиния. При подготовке текста использовалась дореволюционная и современная периодика, книги. Никольский собор Возвышающийся над городом грандиозный собор (1779-1814) поставлен на месте Никольской надвратной церкви Можайского кремля. В 1802 г. священник Григорий Ильин и купец Пётр Марголин просили разрешить использование материала разбираемой Можайской крепости для возведения собора. В него включены фрагменты крепостной стены, а также главной проездной башни (часть стен в подклете, сложенных из огромных глыб дикого камня). Надвратный храм стал южным приделом, с севера была пристроена равная по площади часть. В 1596 г. Можайская крепость была деревянной, с обмазанными глиной стенами и пятью башнями, с двумя воротами — деревянными Петровскими и каменными Никольскими. Над вторыми стояла церковь Воздвижения Креста Господня с приделом святителя Николая. В начале XVII в. во имя святителя был освящён главный престол. В 1685 г. перестроенный храм освящал патриарх Иоаким. Главной святыней храма и города был резной деревянный образ (XIV в.), выполненный почти в рост человека, — Никола Можайский. В правой руке он держит поднятый меч, в левой — город, изображённый в виде зубчатой крепостной стены. В соборе были ещё придельные церкви — иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость и Нерукотворного Образа Спасителя, устроенная в 1820 г. в ротонде (разрушена в Великую Отечественную войну). Штат собора состоял из протоиерея и двух священников. Священник о. Михаил Успенский возглавлял можайское отделение епархиального Кирилло-Мефодиевского братства, помогавшего приходским школам и содействовавшего духовному просвещению народа. Настоятель (с 1862 г.) протоиерей Сергий Соболев (ум. в 1898 г. в возрасте 72 лет) родился в Можайском уезде, после окончания семинарии в 1853 г. был рукоположен митрополитом Московским Филаретом в священники к Никольскому собору. За время настоятельства сделал отопление, новый иконостас, при нём храм был расписан. В течение 25 лет о. Сергий был законоучителем уездного училища, 20 лет членом Можайского духовного правления, был также директором уездного отдела попечительного о тюрьмах комитета, благочинным, с 1871 г. состоял членом от земства в уездном училищном совете, с 1889 г. был председателем уездного отделения епархиального училищного совета при Кирилло-Мефодиевском братстве. В 1933 г. собор был закрыт. Во время войны разрушен купол, впоследствии так и не восстановленный. В 1960-е гг. в храме разместили трикотажную фабрику. В 1994 г. в соборе возобновились богослужения. У подножия крепостного вала сохранилась придорожная часовня. Петропавловская церковь Рядом с Никольским собором стоит маленькая Петропавловская церковь. Она построена в 1849 г. Размерами и внешним убранством она в точности повторяет старый белокаменный Никольский городской собор, который стоял на этом месте с начала XV в. до 1844 г., когда рухнул. По договору с можайским духовенством крестьянин Щеглов, восстанавливавший храм, был должен сделать точную копию старого, но уже в кирпиче. Собор был богато украшен внутри. Он был одним из тех каменных храмов, которыми украсил свой удел князь Андрей Можайский. Церковь Святых праведных Иоакима и Анны Недалеко от центра Можайска стоят два храма. Меньший, по наружной отделке, относится, казалось бы, к XVIII в., но его южная стена, обращённая к храму XIX в., сложена из блоков белого камня и выдаёт глубокую древность постройки. Это церковь Иоакима и Анны, являвшаяся частью собора Якиманского монастыря (упразднён в 1764 г.) — известным с конца XVI в. приделом святителя Леонтия Ростовского. В 1770-е гг. он был капитально перестроен, а с середины XIX в., после сноса смежного с ним древнего храма, выделился в самостоятельный. Южная белокаменная стена осталась от храма, сооружённого в 90-х гг. XIV в., и была у него северной. В 1880-х гг. пристроена трапезная. В советское время храм не действовал, в нём разместили архив. Рядом стоит большой каменный храм Святых праведных Иоакима и Анны, построенный в 1871 г. по проекту Казимира Викентиевича Гриневского (1825-1885), с колокольней, надстроенной в 1893 г. по проекту Павла Георгиевича Егорова, и приделами святителя Николая Чудотворца и Ахтырской иконы Божией Матери. Святыней храма являются два больших древних скульптурных изображения Николы Можайского «с мечем и градом» (городом). Священники храма о. Кирилл Харитонович Чмель (1879 г. - 2.12.1937 г.) и о. Николай Александрович Сафонов (1900 г.-15.12 1937 г.) расстреляны на Бутовском полигоне под Москвой. Настоятель протоиерей Пётр Деревянко одним из первых в епархии установил постоянное шефство над исправительно-трудовой колонией. Ещё в 1990 г. в ней, расположенной, на окраине Можайска, имелось помещение для молитвы. В 1999 г. на территории колонии заложен храм в честь иконы Божией Матери Споручница грешных. Чин освящения основания храма совершил архиепископ Можайский Григорий. Церковь Илии Пророка в Ильинской (Лужецкой) слободе Первое упоминание в документах об Ильинской церкви в Лужецкой монастырской слободе относится к 1596 г. В 1629 г. здесь «место под церковь и под могилы, а на церковной земле во дворе поп Василий Макарова и дьячок Иванко Тихонов». В 1653 г. церковь ещё не восстановлена: «место, что была церковь святого пророка Илии на посаде, пустошь, что был погост Ильинский». В 1678 г. при церкви — священник Григорий Васильев. В 1705 г. — «Лужецкого монастыря Ильинская слобода, что под городом, а в ней церковь Илии пророка деревянная» (каменный храм построен в 1852 г. и в 1902 г. расширен по проекту Владимира Константиновича Филиппова). При храме Илии пророка в начале XX в. было открыто Ильинское общество трезвости с библиотекой-читальней, приобретённой на средства Лужецкого архимандрита Вениамина. При посещении Можайска в 1912 г. митрополитом Владимиром ему в Ильинской церкви сослужили архимандрит Вениамин и настоятель Ильинского храма священник К.Н. Некрасов. Казначей общества, личный почётный гражданин Аркадий Алексеевич Хлебников от лица всех трезвенников приветствовал владыку Владимира, который выслушал кантату "Призыв к трезвости", исполненную хором любителей: Сгинет похмельное зло роковое Станет и трезв, и радушен народ Смело, товарищи, тесной семье: К счастию трезвой дорогой вперед! 8 июля 1912 г. члены общества трезвости со священником о. Константином Некрасовым отправились в Колоцкий монастырь. Проходя Бородинское поле, они застали перезахоронение праха генерала Д.П.Неверовского. Паломники пропели "Вечную память" павшим. Игуменья Спасо-Бородинского монастыря Ангелина предложила им отдохнуть и откушать чаю. В Колоцком монастыре архимандрит Никифор разместил их в гостинице. В соборе при пении паломников о. К. Некрасов отслужил молебен Божией Матери. Священник Константин Никитович Некрасов (род. 1872) был расстрелян 15.12.1937г. на Бутовском полигоне под Москвой, ныне прославлен в лике новомучеников на Архиерейском соборе 2000года. У стен храма находится могила одной из тех женщин, непоколебимая вера которых помогала сохранить храм во время войн и гонений, — монахини Ольги (скончалась 5.06.1987 г., в миру Ольга Мелешкова), псаломщицы. Она была пострижена в мантию в Новодевичьем монастыре. В первые годы Великой Отечественной войны работала на железной дороге. С 1943 г. и до кончины выполняла послушания при Ильинском храме: была истопницей, убирала храм, пекла просфоры, управляла хором. Монахиня Ольга любила церковное пение, хорошо знала Церковный устав. Её отличали исключительное трудолюбие и бескорыстие, глубокое смирение и кротость. Несмотря на усилившуюся в последние месяцы жизни болезнь, она регулярно посещала храм. 16 июля 1999 г. в Можайске на 85-м году жизни был убит один из старейших клириков Московской епархии, протоиерей Борис Пономарёв. С 1955 г. он был настоятелем, устранял раны, нанесённые Ильинскому храму войной. Он был удостоен всех наград священника, включая митру, и ордена Святого равноапостольного князя Владимира II степени, а также права служения Божественной литургии с отверстыми Царскими Вратами до "Отче наш". Богородский Лужецкий Ферапонтов монастырь Лужецкий монастырь, одна из древнейших обителей земли Московской, основан в 1408 г. преподобным Ферапонтом, родившимся в Волоколамской земле и происходившим из боярского рода Поскочиных. В миру он носил имя Феодор. Уже в зрелом возрасте принял иноческий постриг в московском Симоновом монастыре Рождества Божией Матери, по благословению настоятеля монастыря Феодора, племянника великого игумена земли Русской Сергия Радонежского. По делам обители Ферапонту нередко приходилось бывать на Белом озере, и край этот ему полюбился своим безмолвием. Он вместе со своим другом, преподобным Кириллом Белозерским, в этом суровом северном краю основал монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Десять лет провел инок в молитвенных трудах, и слава о нём докатилась до князя Андрея Можайского (третьего сына Димитрия Донского), владевшего уделами в Белозерье. Он посещал обитель, беседовал со старцем и полюбил его за строгость жизни духовной. Желая устроить в своём княжестве иноческую обитель, князь Андрей решил, что никого достойнее Ферапонта не найти, и упросил его перейти в Можайск. Преподобный Ферапонт, обозрев окрестность и «обретя место удобно и вельми красиво», устроил трудами рук своих и на щедроты князя первый храм новой обители, в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Желая возвысить монастырь, князь исходатайствовал настоятелю сан архимандрита, в каковой и был возведён преподобный Ферапонт по благословению митрополита Московского Фотия (ум. 1431). Князь начал строить келий, делал в обитель большие вклады, снабжал всем необходимым. Бог судил закончить путь жизни земной преподобному Ферапонту в Лужецкой обители. Он отошёл ко Господу 27 мая 1426 г., на 90-м году от рождения, и был похоронен рядом с собором. Позднее над гробницей построили церковь. К лику святых он причислен на Московском соборе 1547 г. Некоторые источники сообщают, что уже в 1420 монастырский собор был каменным. С 1523 по 1526 гг. архимандритом монастыря был Макарий будущий митрополит Московский и всея Руси. В 1526 г. выстроен новый пятиглавый, величественный собор Рождества Божией Матери. Сделанные во 2-й половине XVI в. росписи почти все погибли при пожаре 1812 г. Придельная церковь Преподобного Иоанна Лествичника в 1723 г. была восстановлена и освящена в честь преподобного Ферапонта. Она разрушена в 1960-х гг. В 1547 г. построена надвратная церковь Спаса Преображения. В 1519 г. возведена и во 2-й половине XVIII в. перестроена Введенская трапезная церковь; это вторая по времени каменная постройка в монастыре. В писцовых книгах XVI в. она описана как шатровая. Она особенно пострадала в годы безбожия: в храме размещалась фурнитурная фабрика. Бедствия Смутного времени для монастыря начались в 1605 г., когда Можайск был занят отрядами первого самозванца. В 1610 и 1614 гг. подступали поляки, в 1617 г. войска королевича Владислава и гетмана Ходкевича. В монастырском синодике записан убиенный в 1618 г. архимандрит Митрофан. Можайская земля была полностью разорена, но в монастырских сёлах восстанавливались храмы, их освящали архимандрит Лаврентий (1638) и архимандрит Савватий (1639). Бедствие постигло монастырь в 1655 г., когда в нём, едва начавшем оправляться после Смутного времени, скончались от морового поветрия настоятель архимандрит Моисей и до 20 человек братии. В 1692 г. при деятельном участии святейшего патриарха Иоакима, происходившего из дворянского рода Савёловых, в обители была сооруженаколокольня высотой более 35 метров. В том же году появился корпус келий. Монастырскаяограда с башнями построена большей частью в 1680-84 гг. В 1713 г. архимандрит Гедеон освящал церковь в Вострицах, в 1737 г. архимандрит Дионисий — церкви в Глазове и Горетове. В 1760-х гг. построен настоятельский корпус. С 1798 по 1801 г.г. архимандритом Лужецкого монастыря был Августин, (в миру Алексей Васильевич Виноградский (1766-1819)). Он хорошо знал греческий, еврейский, латинский и французский языки. С 1811г. в связи с болезнью митрополита Платона управлял Московской митрополией, в 1818 г. стал архиепископом Московским и Коломенским. Его прозвали "златоустом двенадцатого года" за патриотические проповеди во время нашествия Наполеона. 20 августа 1812 г. из монастыря было внесено в казну 2000 рублей в пользу раненых русских воинов, и 22 августа генерал Левицкий уведомил обитель об особой благодарности князя Кутузова за эту жертву. На следующий день братия отбыла вместе с монастырской ризницей в Толгский мужской монастырь под Ярославлем. Бедствия 1812 г. для Лужецкого монастыря продолжались два с половиной месяца, с 25 августа по 11 ноября. 26 августа в 11-ти верстах от него произошло Бородинское сражение. Назавтра русские войска отступили через Можайск, в который вошли французы – маршал Жюно с Вестфальским корпусом Штаб маршала с частью артиллерии разместился в монастыре. Пробив в стенах бойницы для орудий французы превратили его в крепость. Хотя он пострадал меньше чем город, но храмы были осквернены: Введенская церковь превращена в казарму, церковь Преподобного Ферапонта — в столярную. По всему нижнему этажу келий и в трапезной французы разместили лошадей. При отступлении они по храмам и келиям разбросали мешки с порохом, а иконостас соборной церкви подожгли. Прибежавший церковь служитель её Иван Матвеев успел вытащить мешки, предотвратив взрыв и полное разрушение монастыря. 18 декабря 1812 г. были заново освящены храмы Преподобного Ферапонта и Великомученика Феодора Тирона. Соборная церковь была освящена в 1814 г., а Преображенская — в 1817 г. До 1824 г настоятелем Лужецкого монастыря был архимандрит Поликарп, впоследствии в течение 12 лет являвшийся ректором Московской духовной академии. В 1837 г. по случаю 25-летия Бородинской битвы цесаревич Александр Николаевич (будущий император Александр II) посадил четыре серебристых тополя. В память об этом посещении в обители была устроена часовня. Архимандрит Дионисий (в миру Дмитрий Петрович Виноградов, ум 1898) был настоятелем с 1874 по 1893 гг., когда уволен на покой. Он опубликовал список всех 75 настоятелей обители. При нём положено начало ежедневному пению акафиста при гробе преподобного и установлено ежегодное поминовение всей прежде почившей братии (15 января по старому стилю) и князя Андрея Дмитриевича (2 июля), им? которого, как основателя монастыря, с 1878 г. разрешено упоминать на ектеньях. Аримандрит Дионисий в 1892 г выпустил издания, являющиеся основным материалом для краеведов по Можайску и в нашидни, — Можайские акты 1506-1775 гг. и краткую летопись Лужецкогс монастыря с 1408 по 1892 гг. 12 ноября 1912 г. в монастыре праздновали 35-летие пребывания в нём архимандрита Вениамина. Он был из крестьян Самарской губернии, с 22 лет в монастыре, с 1904 г. настоятель. В то время Лужецкий монастырь находился в упадке, кельи были непригодны для жилья, хозяйство запущено. За годы настоятельства архимандрита Вениамина надстроен братский корпус, сделана новая рака с серебряной верхней доской для гробницы преподобного Ферапонта, расписан собор, проведён водопровод, реставрирована Введенская церковь при трапезных палатах, где на первом этаже имеется придел великомученика Феодора Стратилата. Монастырь был закрыт в 1926 г. В нём, кроме уже упомянутой фурнитурной фабрики, разместили цех по производству медицинского оборудования. На месте некрополя находились складские помещения, фабричные гаражи со смотровыми ямами, поэтому до недавнего времени дожди вымывали останки погребенных. В братских келиях были устроены коммунальные квартиры. Во время фашистской оккупации монастырь использовался как лагерь для военнопленных, а после освобождения Можайска для подобных же целей его использовал НКВД. Монашеская жизнь в обители возобновилась в 1993 г., когда по благословению митрополита Ювеналия был назначен настоятель — игумен Борис (Петрухин). Мощи преподобного Ферапонта почивали в монастырском соборе, в придельной церкви его имени, которая была разрушена в советское время. Митрополит Ювеналий, испросив благословения Святейшего Патриарха, создал епархиальную комиссию во главе с архиепископом Григорием, которая 26 мая 1999 г. приступила к работе по обретению мощей преподобного Ферапонта. Резолюция Святейшего Патриарха на докладе епархиальной комиссии: "31.05.1999г. Слава Богу, что ещё одна святыня обретена. К мощам преподобного Ферапонта, основателя Можайского Лужецкого монастыря, почивающим ныне в обители, будут притекать люди Божий, прося молитвенного предстательства и укрепления на своем жизненном пути у подвижника земли Русской". Перед началом Божественной литургии святые мощи преподобного были изнесены из надвратной церкви и поставлены на уготованном месте. За оградой монастыря, под горой, за оградой поставлена деревянная часовня над родником, называемая колодезем преподобно го Ферапонта. Церковь Рождества ХристовА в Селе Бородино В начале XVII в. здесь «погост Воздвиженский на государеве Цареве земле на речке Вейне с церковью Воздвижения Креста Господня и приделом святителя Николая». 1626 г. — «место церковное, пашни лесом поросли». Около погоста — сельцо Бородино. В 1626 г. в вотчине за Богданом Васильевичем Коноплёвым — полсела Бородина, другая половина за его двоюродным братом Дмитрием Михайловичем Коноплёвым. Село им дал Фёдор Васильевич Коноплёв в обмен на вклад, данный его братом Богданом при пострижении Фёдоре во иноках Федосея, в Пафнутьев монастырь. В 1697-1701 гг. село во владении окольничего Тимофея Петровича Савёлова (его брат Иван Петрович — будущий патриарх Иоаким). В 1698 г. он подал прошение о строительстве церкви Рождества Христова с приделом преподобного Сергия. Она освящена в 1701 г. Священником был Семён Яковлев. После смерти Петра Тимофеевича Савёлова (он с 1701 по 1704 гг. воевода в Можайске, адъютант фельдмаршала Б.П.Шереметева, член суда над царевичем Алексеем) в 1746 г. селом владела его вдова Афинья Семёновна и его родные братья Тимофей и Афанасий, потом их дети Пётр Тимофеевич, Автомон и Алексей Афанасьевичи, затем их дети Николай Петрович и Василий Автомонович. В 1768 г. принадлежавшая последнему часть села была продана за долги Евдокиму Алексеевичу Щербинину. В 1798 г. с. Бородино куплено отставным бригадиром Василием Денисовичем Давыдовым, соратником Суворова. Здесь прошло детство Дениса Васильевича Давыдова (1784-1839) и его брата Евдокима, портрет которого, написанный Орестом Кипренским, многие считают портретом Дениса Васильевича. В 1801 г. Денис поступил на военную службу: сначала кавалергард, потом гусар. Участвовал в войне с Наполеоном. Вот что он писал о подготовке к Бородинской битве: "... Мы подошли к Бородину. Эти поля, это село мне были более, нежели другим, знакомы! Там я провел беспечные лета детства моего и ощутил первые порывы сердца к любви и к славе. Но в каком виде нашел я приют моей юности! Дом отеческий одевался дымом биваков. Ряды штыков сверкали среди жатвы, покрывшей поля, и громады войск толпились на родимых холмах и долинах. Там, на пригорке, где некогда я резвился и мечтал... — там закладывали редут Раевского... Всё переменилось! Завернутый в бурку и с трубкой в зубах, я лежал под кустом леса за Семёновским, не имея угла не только в собственном доме, но даже и в овинах, занятых начальниками. Глядел, как шумные толпы солдат разбирали избы и заборы Семёновского, Бородина и Горок для строения биваков и раскладывания костров..." Первой, кто начал восстановление храма после изгнания французов, была Маргарита Михайловна Тучкова. Её муж пал смертью храбрых на Бородинском поле, на месте его гибели она позднее основала монастырь. В церкви Смоленской иконы Божией Матери её усердием был устроен нижний храм во имя Сергия Радонежского. С 1830 г. село стало собственностью императорской фамилии. В 1892 г. в Бородинском дворце останавливались великий князь Сергей Александрович с супругой Елизаветой Фёдоровной. В верхнем храме села был иконостас из Алексеевского монастыря в Москве, перенесённого на новое место при строительстве храма Христа Спасителя. В нижнюю церковь Преподобного Сергия иконостас пожалован императором Александром II. В церкви хранилась древняя икона Смоленской Божией Матери, сопутствовавшая во всех сражениях князю П.И.Багратиону (передана в храм при перезахоронении Багратиона на Бородинском поле). В 1912 г. во время юбилейных торжеств храм посетил император Николай II. Ближе к Можайску, на р. Москве, до 1950-х гг. стояла церковь Успения Божией Матери в с. Криушино, построенная в 1716 г. на средства П. Савелова (разобрана колхозом «Рассвет»). Спасо-Бородинский монастырь Спасо-Бородинский монастырь возник из поминальной часовни, построенной Маргаритой (в монашестве Марией) Тучковой, урождённой Нарышкиной, на месте гибели мужа и наибольшего кровопролития в битве на Бородинском поле, где, по словам В.А Жуковского, «войско целое легло и Престол и Русь спасло». В первые годы правления императора Александра I в Москве проживала семья Нарышкиных, в которой росли два сына и две дочери. Один из сыновей — будущий декабрист Михаил Михайлович Нарышкин. Дочь Маргарита своей красотой при первых же выездах в свет обратила на себя всеобщее внимание. Она была набожной, по всем большим праздникам бывала в церкви, говела. Мать называла её "моя монашенка". Отец осуждал за чрезмерное, по его мнению, рвение, говоря: "Терпеть не могу, когда люди из своей среды выбиваются и оригинальностью щеголяют. Никто из Маргаритиных подруг не хуже и не лучше её, никто из них от религии не отходит и от веры не открещивается. Но светской девушке все каноны править наряду с монашками вовсе не пригоже". Первый брак с Павлом Михайловичем Ласунским принес много страданий, в 1806 г. Маргарита Михайловна вступила во второй брак с Александром Алексеевичем Тучковым, командиром Ревельского полка. Он учился в Париже, во время революции слушал ораторов. Наполеон был его кумиром, и Александр Алексеевич хотел ехать в Египет сражаться во французской армии. Позднее его оценка действий Наполеона сильно изменилась. Тучков принимал участие в походах 1807 и 1808 гг., в 1809 г. воевал в Финляндии. Маргарита, переодетая в мужской костюм, сопровождала его. В 1812 г. полк Александра Алексеевича готовился к выступлению. Тучков, с общего согласия взял из полковой церкви храмовый образ Спаса Нерукотворного и передал на хранение супруге. Она благоговейно приняла святыню и дала обет хранить её до возвращения Ревельского полка. Этой иконой он осенил голову жены и сына, это было их последнее свидание, а полковой иконе было суждено стать главной святыней будущего монастыря. С самого начала войны Маргарита получила от Александра Алексеевича только два письма и не имела представления, где он находится. Он писал только, что его корпус "двигается дальше". Семья Тучковых уже понесла первые жертвы: командир бригады Павел Алексеевич Тучков, тяжело раненный, был взят в плен. Маргариту Михайловну стали томить предчувствия, бессонница, даже молитва была бессильна утешить её. Однажды ей приснился странный сон. Она увидела себя среди широкого поля. Необъятная равнина была пуста и заброшена, и только местами возвышались небольшие холмики — не то степной бурей нанесённый песок, не то едва заметные могилы. Она шла, по обыкновению, и во сне охваченная одной заботой — о муже. Особенной тревоги она не ощущала. Шла сознательно к какой-то цели, но что за цель, сама себе не могла отдать отчет. И вдруг перед ней как будто стало спускаться облако, расстилалась какая-то пелена, заграждавшая путь. Однако она смело продвигалась вперед и когда почти в упор дошла до таинственного препятствия, то прочитала явно и чётко выступившие на белом прозрачном фоне буквы, образовавшие слово "Бородино". Она явственно во сне прочитала это название и ощутила безотчётный испуг. Проснувшись в холодном поту, она бросилась к столу и записала на внутреннем листе лежавшей на столе Библии это странное, чужое — она это чувствовала — вещее слово. У неё создалось предчувствие какой-то неведомой и неизбежной беды... Вскоре стали доходить новости о сражениях, и вот всю Россию облетело имя Бородино. Среди убитых был назван и Александр Алексеевич Тучков. Маргарита Михайловна несколько дней пробыла в забытьи. После изгнания французов из Москвы она решила отыскать место гибели мужа. Командир дивизии, в которую входил Ревельский полк, генерал П.П. Коновницын указал ей средний редут Семёновской батареи. Она поехала на поле битвы, где в это время по распоряжению правительства уцелевшие крестьяне окрестных сел с почерневшими от копоти лицами сжигали на огромных кострах трупы погибших во избежание заразы. В сопровождении схимника Лужецкого монастыря тщетно искала она останки мужа. На несколько лет уехала в Тульскую губернию, воспитывала сына, но мыслью снова и снова возвращается туда, где осталась безвестная могила мужа. В 1816 г. Маргарита Михайловна обратилась с прошением к императору Александру: «Потеряв обожаемого супруга на поле чести, я не имела да утешения найти останки его. Сия мысль беспрестанно умножает настоящую причину терзаний сердца моего, и ни в чем другом отрады не нахожу, как в предприятии соорудить храм на том священном для меня месте, где пал супруг мой». Государь император Александр Павлович изъявил особое своё монаршее благоволение и на постройку пожаловал 10000 рублей. В том же году церковь была заложена, в 1820 г. освящена архиепископом Московским Августином (Виноградским) во имя Нерукотворного Образа Спасителя. В 1826 г. на Маргариту Михайловну снова обрушилось горе: она потеряла единственного сына Николая, на 15-м году жизни он скончался от непродолжительной болезни, а брат Михаил был сослан в Сибирь как участник движения декабристов. Она погребла сына в склепе под Спасским храмом и сама поселилась в домике напротив. Скоро к ней стали стекаться девицы и вдовы, желавшие уединения и молитв. Она не отвергала никого. На 1830-е годы приходится начало строительства комплекса монастырских зданий: возводятся стены, небольшая колокольня, каменные келейные корпуса с трапезной и с тёплой церковью во имя святого праведного Филарета Милостивого, небесного покровителя митрополита Московского Филарета. 23 июля 1839 г. Владыка сам освятил храм и весь монастырь. В домик игумений Марии приходили не только сестры обители, но и крестьяне окрестных селений, и все, кому требовалась помощь. В этом домике положено начало старчеству, которым впоследствии славился Спасо-Бородинский монастырь.В 1833 г. Спасская община, до того времени скромно пребывавшая на положении как бы случайно поселившихся вместе подвижниц, была официально утверждена под именем Спасского общежития, а в 1838 г. возведена на степень второклассного монастыря с присвоением ему имени Спасо-Бородинского. Настоятельницей утверждена Маргарита Михайловна Тучкова, причём её генеральская пенсия навсегда сохранена за новой обителью. В 1839 г на Бородинском поле, на батарее Раевского, был воздвигнут по проекту архитектора А. Адамини и освящён памятник-часовня в честь погибших воинов, в склепе под ним был перезахоронен прах генерала П.И. Багратиона (1765-1812), смертельно раненного на месте, где после был основан монастырь (в 1932 г. памятник взорван, могила героя осквернена, в 1987 г. восстановлен). Николай I прибыл в монастырь и лично просил настоятельницу принять участие в церемонии. На Бородинском поле Маргариту Михайловну (на которой лица не было) встречал старший брат Александра Алексеевича — Павел Алексеевич, он командовал парадом. От нахлынувших воспоминаний на другой день у Маргариты Михайловны началась нервная горячка, горе снова охватило её. Оправившись от болезни, она приняла рясофор с именем Мелании, а 28 июня 1840 г. митрополит Филарет совершил над ней обряд великого пострижения и на следующий день посвятил её под именем матери Марии в сан игуменьи созданного ею Спасо-Бородинского монастыря, которою была до дня своей кончины апреле 1852 г. Помимо храма Спаса, за это время были построены Филаретовский храм, каменная колокольня, три хозяйственных корпуса. Последней и самой крупной заботой матери Марии было построение соборного храма во имя Владимирской иконы Божией Матери, празднование которой совершается 26 августа, в самый день Бородинской битвы. При матери Марии храм был выведен на поверхность земли, но до завершения строительства она не дожила. Храм был освящён епископом Дмитровским Леонид (Краснопевковым) в 1859 г. при её преемнице игумении Сергии (в миру княгиня Софья Васильевна Волконская, урождённая княжна Урусова, 1809-1884), вступившей в число сестёр монастыря в 1848 г. Она лишилась четырёх малолетних детей и супруга (князь Александр Андреевич Волконский умер в 1847 г. и похоронен у Спасского собора). Через 40 дней после смерти мужа она стала послушницей Спасо-Бородинского монастыря. Через несколько месяцев после кончины игумений Марии она была пострижена в монашество и на следующий день возведена в сан игумений, будучи выбранной сестрами. Соборный храм Владимирской иконы Божией Матери был построен по проекту архитектора М.Б. Быковского. Вслед за ним воздвигнуты больница, богадельня, повышена ограда, устроенная ещё при матери Марии. Постепенно увеличиваясь, обитель к 1912 г. насчитывала 275 инокинь. В 1911 г. на колокольню поднят новый колокол в 300 пудов. В монастыре, соединённые любовью к Богу, молитвой и послушанием, жили женщины, которые в миру не имели бы возможности ужиться и работать бок о бок, здесь же крестьянская девушка трудилась рядом с послушницей Верой (урождённой баронессой Бодэ). В обители старчествовала схимонахиня Сарра (Потёмкина, ум. 1911), которую ещё в ранней её юности привёз сюда известный подвижник старец Зосима (Верховский). После её смерти и до закрытия монастыря старчествовала преподобная Рахиль (прославлена в лике местночтимых святых 28 июля 1996 г., празднование 10 октября, над её могилой вне стен монастыря построена часовня). С самого основания монастыря непрестанно читалась Псалтырь по павшим воинам, и в келейное правило монахинь входило обязательное чтение обширных синодиков. В 1874 г. в обители возведён трапезный храм Усекновения главы Иоанна Крестителя, в подклете которого расположились монастырская кухня и просфорня. Название этой церкви знаменательно, ведь в день Усекновения главы Иоанна Крестителя Русская Православная церковь молится о воинах, павших на поле брани. При игумении Гаврииле (Львовой, ум. 1906) была открыта церковно-приходская школа, богадельня. На время управления монастырем игумении Ангелины (Курочкиной, 1911-1924) выпали как и великое торжество (100-летие Бородинской битвы и посещение обители императорской фамилией в 1912 г.), так и великие скорби (г образование монастыря в официальных документах в сельскохозяйственную артель). В начале 1929 г. Спасо-Бородинский монастырь был закрыт, после чего в его зданиях располагались школа, военный госпиталь, турбаза, музей. Игумению Лидию (Сахарову) и сестер арестовали и сослали. Храмы ветшали, но с 1970-х гг. по инициативе Спасо-Бородинского военно-исторического музея начали проводиться реставрационные работы, а в 1992 г. — монастырь вновь открыт. Игумения монастыря — матушка Таисия. Успенский Колоцкий монастырь Монастырь основан в 1413 г. князем Андреем Димитриевичем Можайским по случаю явления на р. Колочи иконы Божией Матери. События подробно описаны в "Повести о Луке Колочском", вошедшие в состав Никоновской и многих других общерусских летописей Х XVII вв. Тот, кому Богоматерь явила свой Чудотворный образ, был бедным крестьянином имени Лука. Идя по лесу, он увидел стоящую на дереве икону Божией Матери. Лука снял её и поставил тоже на дереве возле своей нивы. В его отсутствие какой-то нищий увидел икону и взял себе. Лука отыскал нищего и принёс икону домой. В доме лежал больной, с давних пор страдавший расслаблением всего тела. Когда он выслушал рассказ Луки об иконе, то попросил поднести её к себе. Благоговейно облобызав образ, больной с верою приложил его к своему челу, глазам и устам и тотчас же получил исцеление, как будто никогда и не был болен. Слух о совершившемся чуде быстро распространился по окрестным селениям, и жители во множестве стали собираться к святой иконе и привозить больных. С иконой Богоматери Лука отправился в Можайск. Жители города, уже знавшие о чудотворном образе, устроили во главе с князем Андреем Димитриевичем и боярами торжественную встречу. Во время пребывания иконы в Можайске от неё совершилось много чудес. Затем Лука отправился с иконой в Москву, где она также торжественно была встречена митрополитом Фотием, духовенством, боярами и народом. Повинуясь тайному внушению свыше, Лука стал обходить многие города, и везде святая икона распространяла вокруг себя сияние непрестанных чудес. Исцелённые, побуждаемые благодарностью к Богоматери, давали Луке щедрые пожертвования, так что он собрал вскоре великое богатство. Возвратившись в Колочь, он построил церковь Рождества Пресвятой Богородицы, где и поставил чудотворную икону. Колочская икона имеет ещё две створки, на одной из них помещён образ пророка Илии, на другой - Николая Чудотворца. Но богатство, давшее Луке возможность совершить святое дело, его и соблазнило: он построил себе роскошные хоромы, окружил себя множеством рабов и рабынь и проводил время в пиршествах, удовольствиях и забавах. Он сделался гордым и даже заносчивым по отношению к самому Можайскому князю Андрею Димитриевичу На охоте, например, он бил ловчих князя и отнимал у них соколов. Князь терпеливо сносил обиды, памятуя, что Сама Пречистая Богоматерь удостоила Луку явлением Своего чудотворного образа. Скоро Лука был вразумлён свыше. Однажды ловчие князя Андрея поймали медведя и повезли его в город. Лука, увидев проезжавших мимо его дома ловчих, остановил их и приказал выпустить медведя к себе во двор. Зверь, очутившись на свободе, тотчас же с яростью бросился на Луку, ловчие едва спасли его, всего израненного. Князь, услышав о несчастии с Лукою, увидел здесь кару Божию. Он тотчас приехал к больному и обратился к нему со словами увещания: "Божия Матерь прославила тебя явлением Своего чудотворного образа, а ты обратился к суете, предался праздной и гибельной жизни. И вот неожиданно разразилась над тобою страшное несчастие, которое показывает тебе с непререкаемою ясностью, как ненадёжно и гибельно уповать на богатство, а не на Бога. Вразумись и покайся!" Сильные слова князя произвели в душе Луки переворот: он со слезами стал каяться в грехах своей прежней жизни и тут же умело употребил всё богатство на дело, угодное Богоматери и полезно для спасения его души. С согласия Луки на месте, где стояла созданная им церковь, князь построил монастырь Пречистой Богоматери назвал его Колоцким. Раскаявшийся Лука постригся в иноки в этом монастыре и провёл в нём остальную жизнь в слезах и покаянии. В древности монастырь был значительным, его настоятели участвовали во всех важных событиях своего времени. Игумен Евфимий был на соборе 1572 г., разрешившим Иоанну Грозному четвёртый брак. Игумены Колоцкие подписывали грамоты о войне и мире (1566 г., игумен Герман), участвовали в избрании патриарха (1589 г.), подписывались под грамотой об избрании на престол Бориса Годунова в 1598 году. До 1609 г. в монастыре было уже две каменные церкви: Успения Пресвятой Богородицы с приделом святителя Николая Чудотворца (перестроен в XVIII в.) и Богоявленская. Церковь Святитиля Алексия, митрополита Московского, была устроена под колокольней. Монастырь имел деревянную ограду. Затем он был разорён неприятелем. В 1626-1627 обе церкви стояли разрушенными, а в церкви Святителя Алексея совершались богослужения. Обитель пребывала в запустении до начала XVIII в., хотя по приписным книгам 1676 г. за монастырем числилось 74 крестьянских двора, 838 душ крепостных, обширные земельные угодья и 5 прудов. В 1724 г. обитель была приписана к Новоспасскому монастырю, в ней было 15 монахов. В первой половине XVIII в. построена ныне существующая колокольня. В 1764 г. после отобрания монастырских вотчин Колоцкий монастырь был причислен к 3-му классу. В 1784 г. Екатерина II отпустила 5750 рублей для поправки строений. Были отстроены новые каменные настоятельские келии (1785), ограда с башенками, обновлены братские келий и трапезная. Келий находились по обеим сторонам колокольни, но впоследствии разрушены. В 1794 г. Успенский собор был о пяти главах, в трапезной два придела — святителя Николая и пророка Илии. С 1787 г. монастырь - в ведении Смоленской епархии. В 1812 г., во время Отечественной войны, он оказался серьёзной преградой на пути французской армии к Москве, став форпостом русской позиции накануне Бородинского сражения. 20 августа здесь расположилась штаб-квартира главнокомандующего М.И. Кутузова, а 21-го — сосредоточились главные силы русской армии, которые на следующий день отступили к Бородину. 24 августа у стен монастыря войска русского арьергарда вступили в ожесточённую схватку с авангардом французской армии. Генерал-майор Войска Донского И.К. Краснов получил в этом бою смертельную рану. С отходом русских войск в монастыре разместился штаб Наполеона. После Бородинского сражения здесь был устроен французский госпиталь и сборный пункт подобранного оружия. 29 октября отступающие французские войска вновь прошли через монастырь, сам Наполеон ночевал здесь, все помещения были заняты ранеными. На следующий день у стен обители вновь произошел бой "великой армии" с отрядами казаков. Французы разграбили иконостас, церковную утварь и сожгли все деревянные постройки. В 1818 г. монастырь посетил государь император Александр I. Ему была поднесена копия чудотворной иконы. На восстановление обители было отпущено из сумм Синода 10 тысяч рублей. Настоятелем, игуменом Иоасафом (Серединским), на эти средства возобновлён собор, сделан иконостас, расписаны стены. В 1830 г. во время эпидемии холеры в монастыре был устроен карантин, и заболевших в обители и в округе не было. В 1837 г. монастырь посетил цесаревич Александр Николаевич (будущий император Александр II). С колокольни он осматривал Бородинское поле. В 1839 г. в монастыре закончены восстановительные работы. У проезжей дороги устроена деревянная часовня. В 1896 г. в монастыре было 8 человек братии: 5 иеромонахов, 2 иеродиакона и один монах. Перед чудотворной иконой в субботу совершались акафистные пения. Монахи ходили с чудотворной иконой по сёлам, служа молебны. После 1917 г. монастырь был закрыт. В соборе до 1934 г. служили как в приходском храме, при нём находили убежище нашествующие из закрытых монастырей. Колочская икона была перенесена в г. Гжатск. В 1930-е гг. в зданиях монастыря был ин для глухонемых детей, в войну — госпиталь. После войны учреждения довели здания до аварийного состояния, монастырские стены были разобраны. В 1993 г. уцелевшие здания переданы Спасо-Бородинскому монастырю для устройства подворья. Богослужения проводились в церкви Преподобномученицы Елизаветы. Возродилась традиция — в день празднования Колочской иконе совершать Крестный ход на святой источник, где восстановлена часовня. Ныне самостоятельный Успенский Колоцкий женский монастырь возглавляет игумения Рахиль. Церковь Успения Божией Матери в Старом Селе При впадении речки Колочи в р. Москву стоит село, само название которого говорит о его древности — Старое. Но село названо по имени владевшего им в конце XVI в. Василия Ивановича Старого. В XVII в. по церкви Святого Великомученика Георгия Победоносца село называлось Юрьевским. В 1626 г. им владел Иван Иванович Полтев. В селе была церковь Великомученика Георгия Победоносца с приделомсвятителя Николая Чудотворца, разрушенная в Смутное время. В 1662 г. построена новая трёхпрестольная церковь Смоленской иконы Божией Матери с приделами Святителя Николая Чудотворца и Преподобного Сергия Радонежского. В 1673 г. селом владел Дмитрий Иванович Полтев, а в 1715 г. — его сын Никита Дмитриевич, он построил в селе в 1726 году на месте сгоревшей деревянной церкви каменную, ныне существуй церковь Успения Божией Матери. В 1790 г. владелец села майор Г.Я. Усов пристроил к ней трапезную часть, колокольню и четырёхколонные портики на южном и северном фасадах. На кладбище в 1980-х гг. ещё сохранялись надгробия семьи Усовых. Одно из старейших — надгробие раба Божия боярина Александра Даниловича Усова, который преставился года 1782 февраля 26 дня. Рядом могила Николая Николаевича Усова (1855-1909). Он был уездным предводителем дворянства (1890 г.), имел чин надворного советника и был мировым судьей, жил в усадьбе Новое, по соседству со Старым Селом. Поодаль — поваленный крест розового мрамора с надписью: "Степан Александрович Усов 1825-1890 г." После того, как А.Г. Усова вышла замуж за Бориса Карловича Бланка (1769-1825), сына московского архитектора, поэта и переводчика, подполковника в отставке, предводителя дворянства Можайского уезда в 1807-1810-х гг., семья Усовых обосновалась в соседней со Старым Селом усадьбе Новое. В 1890 г. усадьбой в Старом Селе владел г. Остафьев. В советское время церковь закрыта и находилась в запустении. Во 2-й половине 1980-х гг. проведён косметический ремонт. Сохранились усадебный пруд и часть парка. На дороге из Старого Села в Никольское остатки кладбища указывают место, где до 1960-х гг. стояла Преображенская церковь с. Горячкино, построенная в 1782 г. Церковь Преображения Господня в Селе Сивково В начале XVII в. в дворцовой Борисовской волости была пустошь Сивково, по челобитью Ивана Петровича Савёлова (1652 г.) отмеренная ему в поместье. Защищая Можайск в 1618 г., погибли его братья Акиндин и Тихон. Он построил для себя дом и поселил дворовых людей. После его смерти селом владел его брат Тимофей Петрович, думный дворянин, брат патриарха Иоакима, который в 1685 г. по дороге в Колоцкий монастырь побывал в Сивкове и благословил Тимофея Петровича создать каменную церковь. Особенностью конструкции было устройство ложи для патриарха в толще западной стены и патриаршей палатки над западной частью придела. Т.П. Савёлов (ум. 1699) был патриаршим боярином. Святейший патриарх Иоаким заботился о возводимой по его благословению церкви Преображения Господня с приделом великомученицы Екатерины, патриаршие мастера делали престол и киоты к иконам местного ряда. 20 мая 1687 г. патриарх освятил храм, слушал всенощную и служил Божественную литургию в новопостроенной церкви. В 1704 г. сыновья Тимофея Петровича, Пётр и Тимофей, разделили имение отца. Сивково осталось во владении Тимофея Тимофеевича Савёлова. Он был стольником у царицы Прасковьи Фёдоровны, статским советником, членом Оружейной палаты. Погребён в Лужецком монастыре. В 1828 г. согласно завещанию владельца села князя Николаевича Кропоткина по проекту архитектора Григорьева была сооружена колокол1890-х гг. селом владел коллежский регистратора Иван Иванович Вяжлинский. Церковь Воскресения Словущего в Селе Борисово На высоком берегу р. Протвы в 1600 г., в присутствии Борис Годунова, был основан Царь-Борисов городок. Построена каменная крепость с четырьмя башнями, выкопаны пруд и рвы. В 1618 г. крепость выдержала два приступа войск польского королевича Владислава. С. Борисово было вотчиной Бориса Годунова ещё до его воцарения, здесь в 1585-1586 гг. им была воздвигнута каменная шатровая церковь Страстотерпцев Бориса и Глеба высотой 74 метра. В 1603 г. царь Борис Феодорович с царицею и детьми ходил на богомолье в Пафнутьев-Боровский монастырь, оттуда приехал в Царь-Борисов городок и присутствовал при освящении церкви. После Смутного времени вся Можайская земля лежала в запустении. Писцовая книга уезда за 1629 г. сообщает: "Село Борисово на реке Протве, что было село государево дворцовое, а в нем храм каменный вверх (то есть шатровый) во имя страстотерпцев Бориса и Глеба, да в селе Борисове место церковное, что был храм во имя Иоанна Предтечи, а в нем образы и книги, и все церковное строение было мирское, храм сожгли литовские люди. Да в селе Борисове место монастырское, что был монастырь Рождества Божией Матери, а в церкви образы и книги и все церковное строение было прежних государей жалованье, да в том же монастыре было 15 келий. Да в селе Борисове был государев сад и ныне в порозжих землях. Да в селе ж Борисове на Борисове городище город каменный, а в нем четыре башни каменных без кровли, изба караульная, а иных дворов нет, стоит пуст". Церковь Бориса и Глеба была разобрана в начале XIX в., тогда же разобраны и остатки каменной крепости. Впервые в документах деревянная церковь Обновления храма Воскресения Христова в Борисове городище упоминается в 1653 г., "у той церкви два двора поповых, в приходе 131 двор". В 1738 г. при церкви два священника — Гаврила Иванов и Иван Иванов. В 1811 г. построена ныне существующая каменная церковь с престолами Обновления храма Воскресения Христова, Собора Божией Матери, страстотерпцев Бориса и Глеба. К ней была приписана деревянная церковь Святителя Николая в с. Старом. Настоятель храма преподавал Закон Божий в Борисовском начальном училище, в 1890-х г.г. настоятелем был священник Алексий Викторович Строганов. В советское время храм в Борисове закрыт, лишился завершающей церковное здание ротонды и колокольни, перестроен под клуб. Церковь Покрова Божией Матери в Селе Тропарево Село принадлежало Юрию Пушечникову. В XVI в. в нем была церковь Пророка Илии. В начале XVII в. оно сожжено. "В городском стане на землях, что запустели от литовского разорения с 1609 г., что было прежде село за Юрием Пушечниковым, князь Семеновское поместье Иванова сына Лыкова. В селе место церковное — Илии Пророка. Церковь сожгли литовские люди». В середине XVII в. пустошь Тропарёва — во владении дьяка Ивана Ивановича Переносова, он поселил крестьян, построил вновь церковь Покрова Божией Матери с приделами Николая Чудотворца и Илии Пророка. «А рублена та церковь о 6 углах с трапезною, а наверху клетки, а на клетках три круглых главы крыты чешуею, а кресты и яблоки под ними обиты жестью, да два колокола». В 1661 г. после Ивана Переносова село досталось его сестре Федосье Ивановой — жене Федора Байкова. С 1667 г. селом владел стольник, князь Иван Михайлович Коркодинов, в 1692 г. он уже боярин. В 1689 г. Тропарёво перешло его сыну, стольнику, князю Петру Алексеевичу, который в 1713 г. построил каменную церковь, освящённую игуменом Верейского Спасо-Входоиерусалимского монастыря Арсением. В 1717 г. деревянная церковь взята в Спасо-Входоиерусалимский Верейский монастырь. После князя Петра Алексеевича селом владела его дочь Александра по разделу с сестрой Екатериной. Род Коркодиновых, происходящий от внука предпоследнего князя Смоленского Юрия Ивановича Коркоды, пресекся в начале XVIII в. В XVIII в. село принадлежало князьям Хованским. В 1-й половине XIX в. — подпоручице А.П. Лукиной и титулярной советнице Ф.А. Скуратовой. В середине XIX века усадьбу приобрел А.О. Армфельд (1806-1868), профессор судебной медицины Московского университета, друг Н.В. Гоголя, Аксаковых, Л.Н.Толстого, известный острослов и поэт-каламбурист, пользовавшийся любовью и доверием студентов. Семья Армфельд владела усадьбой до 1917 г. У храма похоронен Николай Александрович Армфельд, умерший в тюрьме. В революционную деятельность его вовлекла сестра Наталья (1850-1887), окончившая Гейдельбергский университет, знавшая несколько языков, любившая живопись и музыку. Активная участница партии "Народная воля", она в 1879 г. была арестована в Киеве на конспиративной квартире. При этом революционеры оказали вооруженное сопротивление, один жандарм убит, были раненые. Наталья Александровна взяла вину на себя, хотя стреляла не она. На каторге заболела чахоткой. Выйдя на поселение, вышла замуж за ссыльного революционера, родила дочь и вскоре умерла. Сразу после неё умерли приехавшая к ней в ссылку мать Анна Васильевна и дочь. В 1937 г. храм был закрыт и разграблен. В 1991 г. передан общине верующих. Церковь Мученика Андрея Стратилата в Андреевском В 1596 г. село Львово-Андреевское на р. Протве с деревянной, построенной "клецки" (клетью, домиком) церковью Андрея Стратилата — вотчина Новодевичьего Московского монастыря. В 1629 г. церковь, разорённая в Смутное время, стояла "без пения", т.е. без совершения служб. В 1678 г. по ходатайству прихожан построена новая деревянная церковь. С 1764 г. село управлялось Коллегией экономии. Ныне существующая каменная церковь Мученика Андрея Стратилата построена в конце XIX в. В советское время она закрыта, в здании устроена столовая. Церковь Обновления храма Воскресения Христова в селе Юрлово (ЕЛьМаново-Воскресенское) В наше время у самой дороги близ с. Юрлово стоит полуразрушенный храм Воскресения Словущего древнего села Ельманово-Воскресенское. Церковь в селе была исстари. В Смутное время она уничтожена литовцами. В 1629 г. село было во владении Ивана Елизарова сына Бартенева как старинная вотчина его отца и деда. Село затем названо Воскресенским по церкви, построенной в 1654 г. Петром Борисовичем Бартеневым. В 1687 г. перешло к его сыну Павлу Ивановичу Бартеневу. Он в 1711 г заложил село своему зятю Анисиму Ивановичу Березникову, который в 1727 г. построил ныне существующую церковь Обновления храма Воскресения Христова с приделом великомученицы Екатерины. В 1830-х гг. Ельмановом, где было тогда 500 душ, владел отставной драгунский офицер Павел Алексеевич Березников. Гостившая в усадьбе А.О. Смирнова-Россет писала: чистота и порядок совершенно казённые и казарменные, прекрасный хлеб пекли, рядом со столовой — оранжерея, в которой росли георгины и розы, на дворе была кузнечная изба, столярная, имелись свои портные и сапожники. Люди казались запуганными. Цивилизация и дичь сливались в Ельманове. Павел Алексеевич в доме не держал ни одной книги. В 1898 г. настоятелем храма был священник о. Михаил Афанасьевский. В 1940-60-х гг. разрушили алтарь храма, трапезную часть и верхние ярусы колокольни. Церковь Великомученика Димитрия Солунского в ШИМОНОВО Село Шимоново, до которого сейчас трудно добраться, — очень древнее. Название его, вероятно, сохранило имя владельца Ивана Шимонова, дьяка удельного князя Михаила Андреевича Верейского, жившего в середине XV в. В конце XVI и в XVII вв. село, находившееся в Верейском уезде Городского стана, известно как вотчина дворян Радиловых, которые вели своё происхождение от татарского мурзы, выехавшего из Золотой Орды к великому князю Московскому Василию Васильевичу В 1592 г. царём Феодором Иоанновичем село было пожаловано в вотчину Матвею Радилову, потом перешло к его сыну Ивану. В Смутное время оно уничтожено. В 1628 г. Максим Иванович Радилов (он был воеводой в Туринске и Тюмени) подал челобитную, в которой отражён страшный разгром страны после гражданской войны, интервенции и безвластия: "Родовая, старинная их (Радиловых) вотчина, пустошь, что было село Шиманово на речке Конопленке, все пусто. И прадед, и дед, и братья, и племянники все померли, и иные на государевой службе побиты, и ныне опричь де его — Максима и сына его Богдана Радиловых вотчичей нет никого". Селом владели Богдан Максимович, потом его дети Никита, Феодор и Степан. В 1671 г. Степан Богданович Радилов отдал половину села в приданое сестре Наталье при выходе её замуж за Ивана Васильевича Приклонского. После смерти Степана Богдановича его половина села перешла к сыну Ивану. В 1749 г. подполковник Максим Федорович Радилов испросил разрешение на постройку деревянной церкви. Каменная церковь построена в Шиманово в 1801-1805 гг. владелицей села Е.А.Радиловой. Главный престол освящён во имя святого великомученика Димитрия Солунского. В трапезной части - придел преподобного Александра Свирского. В плане храм близок построенному М.Ф.Казаковым московскому храму Козьмы и Дамиана на Маросейке. В XIX в. селом владел Афанасий Николаевич Гончаров, надворный советник и жалованный потомственный дворянин, дед супруги А.С.Пушкина Наталии Николаевны. Гончаровы владели селом до конца XIX в. В 1895 г. в шимановской церкви был освящён другой придел во имя преподобного Сергия Радонежского. В советское время храм закрыт, утрачено внутреннее убранство. Разобрана колокольня. СЕЛа Купрово Церковь Воскресения Христова В Купрово мы шли от Цезарево через Гальчино, где думали увидеть маленький храм Преображения Господня, построенный в 1827 г. Но на его месте — куча щебня, храм разрушен в 1970-е гг. Писцовые книги Можайского уезда 1626 г. отражают картину разорения, в которой находилась Можайская земля после Смутного времени. На месте с. Прокофьевского, Купрово тоже — пустошь. Здесь было поместье Якова Чернецова, потом Ивана Михайловича Сычёва. В селе — место, где раньше стояла церковь Обновления храма Воскресения Христова. В 1650 г. в Прокофьево-Купрово — поместье князя Михаила Андреевича Шаховского. Последствия Смутного времени сказывались долго. Сохранилась челобитная вдовы Федосьи Новосильцевой государю, поданная 12 мая 1652 г. Её мужа в 1618 г. убили под Троицким монастырём литовцы, отец в 1632 г. погиб под Смоленском в бою тоже с литовцами. Отцу была дана вотчина в Можайском уезде, когда царствовал Василий Иванович Шуйский. Отец был постоянно на войне, и вотчина запустела. А в 1650 г. вотчина была передана князю Михаилу Андреевичу Шеховскому. Вдова же Федосья бродит меж домов и помирает голодной смертью со своей внучкой Прасковьей и внуком недорослем Фёдором Сычёвыми. Дело тянулось долго, и, не видя ему конца, Федосья постриглась в монастырь. Тяжбу продолжил её зять Афанасий. Но осилил князь Шеховской. И в 1676 г. променял Купрово Никифору Кондратьевичу Озерову, от которого село перешло к его сыну Григорию Никифоровичу. А он в 1702 г. 6 марта получил разрешение вновь построить церковь во имя Обновления храма Воскресения Христова с приделом Николая Чудотворца. Она освящена в 1703 г. В 1784 г. Купрово принадлежало Ивану и Александру Петровичам Озеровым, доставшись им после отца и матери — Петра Григорьевича и Анны Ивановны. Их внук Пётр Иванович Озеров (1776-1843) участвовал в 1798 г. в Итальянском походе с Суворовым, был адъютантом великого князя Константина Павловича и совершил переход в Швейцарию. В 1801 г. — полковник конной гвардии, участник всех войн с Наполеоном, после Аустерлицкого сражения получил орден равноапостольного князя Владимира 4-й степени и шпагу за храбрость. В 1807 г. — действительный камергер, в 1813 г. — тверской губернатор, впоследствии сенатор, действительный тайный советник, член Государственного совета, член комиссии по построению в Москве храма Христа Спасителя. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. Ко времени строительства храма Озеровы селом уже не владели. По рассказам местных жителей, в церкви до её закрытия в конце 1930-х гг. висела доска с надписью, что церковь построена в 1843 г. Архивные документы называют имя строительницы храма: его возвела местная помещица Белобородова. Вернуться в Можайск можно через Бартенево и Сокольникове, где была усадьба Озеровых, а в конце XIX в. Постниковых, и стоял каменный храм Рождества Христова конца XIX в. Церковь Святителя Николая в Губино Село Губино на речке Береге известно с 1626 г. как дворцовое. В 1675 г. царь Алексей Михайлович поменял его на вотчину патриаршего боярина Тимофея Петровича Савёлова. В 1678 г. в селе деревянная церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. В ней деисусы и местные иконы, книги, колокола и всё строение — прихожан всяких чинов. Служили попы Карп Анисимов и Артемий Иванов, пономарь. В селе насчитывалось 12 дворов крестьян, 5 бобылей. Т.П. Савёлов умер в 1699 г. и похоронен в Лужецком монастыре. Затем селом владел его сын Тимофей (1668-1744), стольник, воевода, статский советник, член Оружейной палаты (погребён в том же монастыре). Село перешло к его сыну Петру Тимофеевичу, и в 1771 г. — к его вдове Екатерине Ивановне и сыну Дмитрию Петровичу, ротмистру, депутату Можайского дворянства. Его сын Пётр (1809-1831) погиб во время польского восстания в битве под Остроленкой, другой сын Дмитрий (1827-1877) служил в Московской уездной конторе, погребён в Колоцком монастыре. В начале XIX в. усадьба перешла к Н.С. Воейкову, который в 1819 г. построил ныне существующую каменную церковь Святителя Николая, в 1860-х гг. построена трапезная с престолом иконы Божией Матери Всех скорбящих радость. В 1890 г. усадьба Губино — во владении господина Аристова. Законоучителем в начальном училище был настоятель храма священник Александр Игнатьевич Востоков, а попечителем — дворянин Н.А. Одинцов. В советское время храм закрыт, разрушены алтарь, завершения храма и колокольни. Церковь Великомученика Димитрия Солунского в иВакино Если по той же дороге, на которой стоит с. Губино, проехать немного дальше, то слева от шоссе среди деревьев покажется колокольня церкви с. Ивакино. В древности здесь был погост Алексин на речке Четверже, исстари стояла Дмитриевская церковь. В начале XVII в. погост разорён. В 1626 г. на его месте всё ещё пустошь, но рядом появилось сельцо Ленкино, имение Ермолая Евменьевича Стогова. В 1685 г. владельцами были его вдова Феодора с дочерью Афимьей и его брат Иван Евменьевич с детьми Петром и Григорием. Феодора вышла замуж за Дмитрия Саввича Сумарокова. Возле бывшего погоста находилась пустошь Ивакино, на которой стольник Павел Фёдорович Леонтьев поселил пять дворов крестьян. По его челобитью в 1690 г. на церковной земле в Алексино ведено построить церковь Святого мученика Димитрия Солунского. В 1704 г. в новопостроенную церковь попу Мине Федорову выдан антиминс. После построения церкви погост именуется селом Дмитровским, Ивакино тоже. С 1709 г. им владел брат Павла Фёдоровича, Василий. Их сестра Татьяна Фёдоровна, жена князя Василия Щербатова, в 1726 г. продала село жене князя Степана Ивановича Путятина, Лукерье Осиповне. В 1732 г. его купил сенатский секретарь Михаил Иванович Владимиров. Ныне существующая каменная церковь Казанской иконы Божией Матери с приделом святого великомученика Димитрия Солунского, находящаяся в руинированном состоянии, построена в 1814 г. на средства владельца села И.В.Скворцова. В советское время закрыта и разрушена. Церковь Святителя Николая Чудотворца в Мокром Село Мокрое до революции относилось к Гжатскому уезду Смоленской губернии и было центром волости, в болотах которой берёт начало р. Москва. Здесь в 1807 г. в усадьбе князя Василия Васильевича Долгорукова возведена каменная церковь Святителя Николая с отдельно стоящей колокольней. Они соединены построенной в 1892-1895 гг. на средства М.А. Александрова трапезной (тогда же была повышена колокольня). Князь Василий Васильевич Долгоруков (1752-1812) с 10 лет был адъютантом отца, генерал-аншефа В.М. Долгорукова-Крымского, в 1788 г участвовал в штурме Очакова, награждён орденом святого Георгия 2-й степени, генерал-поручик. В 1797 г., в день коронации, император Павел I дал ему чин действительного тайного советника, но вскоре выслал с семьей на жительство в деревни. С 1799 г. он в отставке. Жена князя Екатерина Фёдоровна Барятинская (1769-1849) была прекрасно образована. В 1786 г. В.В. Долгоруков командовал полками в Белоруссии и, только что женившись, воинские смотры превращал в праздники, забавляя супругу, в которой души не чаял. Во время 2-й турецкой войны он был в свите князя Потёмкина-Таврического. Тот ухаживал за его женой и по отношению к князю Василию позволял себе возмутительные выходки. Раз в присутствии русских и австрийских генералов Потёмкин бранил русского офицера, а князь Василий вступился. Потёмкин вышел из себя — схватил его за Георгиевский крест, и, дёргая его, закричал: "Как ты смеешь защищать его, ты, которому я из милости дал сей орден, когда ты во время штурма Очаковского струсил?" — Встав из-за стола, Потёмкин подошёл к австрийским генералам и сказал: "Извините, господа, я забылся: я знаю наш народ, и с ним обошелся так, как он того заслуживает". Церковь закрыта в 1939 г. Некоторое время стояла без службы, потом недолго служил странствующий священник. Ключи находились у старика, церковного сторожа, он открывал храм и читал по умершим Псалтырь. После его смерти церковная утварь была вывезена, книги, для которых имелась отдельная комната под колокольней, растащили по домам. За церковью был усадебный дом, он разрушен ещё до войны. Большой пруд перед церковью спущен в 1941 г., "когда нас завоевали", как сказала местная жительница. Во время войны была разрушена церковная ограда. Кто-то подрубил все четыре столба в трапезной — три ещё держатся, четвёртый с частью свода обвалился. В подвале вода, летом жители берут её для полива огородов. Церковь Богоявления Дровнино Древнее село Дровнино находится в пяти километрах от истока Москвы-реки. Первые известия о селе связаны со Смутным временем, когда на Руси бушевала гражданская война и Москва была захвачена поляками. Дворцовое с. Дровнино с деревянной церковью Святителя Николая было разорено. В результате потери Смоленска граница России придвинулась к Можайску, и Дровнино стало в 1630-х гг. пограничным селом. В 1662 г. "в приселке Дровнино. Дворцовой Старковой волости" вновь построена деревянная церковь "клецки" во имя святителя Николая Чудотворца. В ней служил поп Василий Давыдов. В 1709 г. дворцовая Старкова волость с приселком Дровнино была дана в вотчину князю Василию Владимировичу Долгорукову (1667-1746), участнику всех войн Петра I: Северной 1700-1721 гг., в 1708 г. подавлял Булавинский бунт, в 1709 г. в Полтавской битве командовал конницей резерва, в 1711 г. был в Прутском походе. В 1713 г. — председатель комиссии, расследовавшей хищения по провиантской части, совершённые при участии А.Д. Меншикова. Василий Владимирович не умел притворяться, был человеком умным, храбрым, честным — друг искренний, враг непримиримый. Он отрицательно относился ко многим сторонам реформы Петра I и примкнул к сторонникам царевича Алексея. В 1718 г. был лишён чинов и сослан, с. Дровнино отписано на государя. В 1724 г. Долгорукову было разрешено вступить в службу с чином полковника, в 1726 г. он уже генерал-аншеф. В 1728 г. Дровнино снова за ним. При Петре II он назначен членом Верховного тайного совета и произведен в фельдмаршалы. При воцарении императрицы Анны Василий Владимирович был единственным членом Верховного тайного совета, который не поддержал требование об ограничении самодержавия. Жестокая опала многих членов большой семьи князей Долгоруковых вызвала его резкое порицание, за что он был заточён в 1738 г. в Соловецкий монастырь. Императрица Елизавета вернула ему фельдмаршальский чин и назначила президентом Военной коллегии. В 1728 г. в Дровнино стояла деревянная церковь, «колокольня на столбах, на ней три колокола малые, в церкви утварь: крест благословенный, обложен серебром, золоченый, евангелия, сосуды оловянные, оклады икон басменные позолоченные». Вскоре храм сгорел. По челобитью Михаила Волженского, служителя князя В.В. Долгорукова, велено ему на месте сгоревшей церкви построить вновь деревянную во имя Богоявления Господня с приделом святителя Николая. В 1730 г. её освятил игумен Колоцкого монастыря Феодор. В 1731 г. имения князя отписаны в Дворцовое ведомство. В 1742 г. снова возвращены ему. В 1744 г. продал имение племянникам Василию и Сергею. В 1748 г. Дровнино утверждено за первым из них, князем Василием Михайловичем Долгоруковым (1722-1782). Он был 13-ти лет от роду записан в солдаты во время опалы на всё семейство при императрице Анне и, несмотря на отличия в боях, повышения не получал. Снова отличившись в Семилетней войне, при Елизавете начал получать чины. Екатерина II вдень коронации произвела его в генерал-аншефы. В начале 1-й войны с Турцией он с 38000 войска вторгся в Крым, дважды разбил вдвое превосходившие его отряд по численности войска крымского хана Селима и принудил его бежать в Константинополь. Императрица наградила его орденом святого Георгия 1-й степени и титулом Крымского. Тем не менее он посчитал себя обойдённым наградами (надеялся стать фельдмаршалом), вышел в отставку и поселился в деревне. В 1780 г. был назначен главнокомандующим в Москву, где заслужил всеобщую любовь добротой, доступностью и бескорыстием. После его смерти Настасья Васильевна, его вдова разделила недвижимое имение между своими детьми Василием, Михаилом, Авдотьей, Прасковьей, Феодосьей. Дровнино досталось князю Василию Васильевичу Долгорукову. В 1820-х гг. в селе возведена каменная церковь Богоявления, которая вместе с колокольней перестроена в начале XX в., трапезная часть расширена, и в ней установлены два престола, храм облицован красным кирпичом. В 1880-х гг. здесь служил "образцовый, всеми любимый", по отзыву великого православного педагога С.А. Рачинского, о. А. Лебедев. Благодаря дружной деятельности священника и его сына, учителя Дровнинской школы В.А. Лебедева, одного из ближайших помощников С.А. Рачинского, в с. Дровнино возникло общество трезвости, численность которого быстро возросла до 700 человек. С.А. Рачинский считал, что существует связь между пьянством народа и отсутствием у него духовной пищи. Именно поэтому гаснут в народе песня и сказка, искажаются древние церковные напевы. Он писал: "...Бросается в глаза значительное усиление пьянства за последнее десятилетие (1880-е г.г.) под влиянием нового питейного устава и экономических невзгод последних годов, значительное умножение кабаков возымело свое естественное действие, в то же время общее безденежье повлекло за собой чудовищное развитие пагубного обычая платить за разные сельские работы не деньгами, а водкой... Следствие всего этого — ужасающее возрастание пьянства, ежегодное учащение случаев замерзания, убийств совершенно непредумышленных, в пьяных драках, наконец, случаев смертельного отравления алкоголем. Радетели "трезвости" возлагают свои надежды на чайные, народные театры, гимнастические упражнения. Неужели никому не приходит на мысль, что с роковыми пороками, разъедающими самую сердцевину народной жизни, можно бороться не поверхностными развлечениями, а лишь подъемом и углублением народного духа. Не гимнастика и чай могут побороть кабак, а церковь и освященная церковью школа". Дровнинская школа была известна также поднятием кустарной промышленности и успехами в сельском хозяйстве. В ней работали Ф.Терентьева и В.Васильев (воспитанники С.А. Рачинского), совместно с крестьянами была создана сельскохозяйственная артель, приносившая немалый доход. В ремесленном классе учащиеся осваивали плетение из лозы, соломы, камыша, достигая такого уровня, что их изделия экспонировались на Нижегородской выставке в 1896 г., а в 1900 г. и на выставке в Париже. Возможно, последним настоятелем храма был протоиерей Сергий Лебедев (ум. 1934). Он составил жизнеописание старицы Спасо-Бородинского монастыря схимонахини Рахили. Вскоре после его смерти храм был закрыт (по рассказам местных жителей, примерно в 1938 г.) и разорён. В 1993 г. передан общине верующих. Началось его восстановление. Новопокровский Владимиро-Екатерининский монастырь Над р. Москвой, в стороне от дорог, стоит маленький храм. Местные жители помнят, что в селе был монастырь. Одноэтажное здание келий снесено в 1970-х гг., ещё раньше разрушили монастырскую школу, деревянную церковь Знамения и настоятельский корпус. Это место — одно из немногих на Можайской земле, которое, пусть косвенно, связано с именем патриарха Московского и всея Руси Тихона. Церковь Покрова Божией Матери, построенная в 1820 г. в усадьбе графа П.А. Ефимовского, стала собором учреждённой в 1895 г. женской монашеской общины, в 1907 г. преобразованной в нештатный общежительный Владимирско-Екатеринский монастырь Гжатского уезда Смоленской губернии. Когда в 1915 г. немцы подступали к столице Литовского края, владыка Тихон вывез из Вильно в Москву православные реликвии и среди них главную святыню — раку с мощами Виленских мучеников. Её поместили в Донском монастыре под охраной и уходом иеромонаха Досифея, которому вскоре выпало доставить частицу святыни в Подмосковье. Благое дело начала Евдокия Андреевна Волкова, работавшая сиделкой в Голицынской больнице и в последние год-два единственное утешение обретавшая в вере. Она молилась за мужа, сошедшего с ума и уже несколько лет как скончавшегося, за пятерых сыновей-красноармейцев, пообещавших выгнать мать из дома, если она не прекратит ходить в церковь. Однажды ей случилось присутствовать при исцелении больной женщины у раки литовских святых в малом соборе монастыря и, как она рассказывала позже на допросе, "очень захотелось привезти частицу мощей Виленских угодников в ту местность, откуда я сама происхожу". — Волкова отправилась на родину, в Гжатский уезд Смоленской губернии, и испросила благословения у настоятельницы Владимиро-Екатерининского женского монастыря матушки Серафимы отвезти в Москву монастырскую икону Виленских мучеников для того, чтобы вставить в нее частицу святых мощей. Сам патриарх Тихон принял благочестивую старушку и, благословив её на богоугодное дело, пообещал, что икону со святыней доставит до места иеромонах Досифей. Тот отправился в путь и 10 (23) августа 1919 г. прибыл на станцию Уваровка, где передал святой образ мучеников сестрам Владимиро-Екатерининской обители. "Тотчас же, — сообщила игуменья Серафима патриарху, — принесли к образу святых мучеников больного мальчика пятнадцатилетнего, жителя станции Уваровки, у которого два года как ноги были без движения. Отец больного на руках поднёс мальчика к образу мучеников, он приложился к святыне и тут же почувствовал движение в своих ногах и встал. Теперь мальчик этот ходит без помощи других" — Жители окрестных деревень, прослышав о чудесах, стали часто наведываться в обитель и неизменно заказывали молебен с водосвятием Виленским мученикам. Но письмо игуменьи, прежде чем попасть к адресату, по тайным советским законам изучалось в Наркомате юстиции. Результатом стало требование предать суду иеромонаха Досифея и игуменью Серафиму. На допросе она сказала: "Сама видела, как привели больную женщину, она приложилась к иконе со святыми мощами и пошла назад здоровой. Знаю, хоть сама не видела, что и мальчик исцелился". Допрашивали и Святейшего патриарха Московского и всея Руси Тихона. 21 и 23 июля 1920 г. народный суд города Москвы слушал «дело по обвинению иеромонаха Досифея Кузьмича Жидкова и игуменьи Серафимы (она же Евдокия Евграфовна Воробьева) в контрреволюционных действиях и религиозных шантажах с кусками трупов, выдаваемых за "нетленные мощи" так называемых виленских угодников Иоанна, Антония и Евстафия», — и постановил: "Игуменью Серафиму следовало бы изъять до окончательной победы трудящихся из общества, как паразитирующую уже десять лет за счет трудящихся, но в силу ее преклонных лет передать в одно из учреждений Отдела социального обеспечения с содержанием за счет государства. Иеромонаха Досифея заключить в концентрационный трудовой лагерь сроком на пять лет, принимая во внимание его пролетарское происхождение, заменить наказание принудительными работами на тот же срок. Предложить НКЮ расследовать деятельность патриарха Тихона". Никольская Церковь Церковь Святителя Николая в с. Никольском стоит на р. Москве. Первое упоминание о нём находим под 1627 г. в писцовой книге Можайского уезда: "за Микитою Осиповым сыном Толмачевым поместье отца его с. Никольское, Клепиково тож, на р. Москве, а в селе был храм Николая Чудотворца". В 1657 г. село перешло к Ивану Никитичу Толмачёву, в 1662 г. — к его брату Семёну В 1678 г. в сельце двор помещика и 6 дворов крестьян. В 1689 г. село за Яковом Семёновичем Толмачёвым. В 1736 г. его имение утверждено за его дочерью Акулиной, женой Тимофея Каркова. В 1738 г. она заложила имение за 500 рублей оберкомиссару Василию Фёдоровичу Дудорову, за которым оно и было записано. В 1760 г. вдова владельца Татьяна Давыдовна с детьми Михаилом и Марьей продала село за 100 рублей жене коллежского асессора Алексея Григорьевича Венгерского Ирине Ивановне, которая построила ныне существующую каменную церковь. В 1787 г. она подала прошение в уездный суд о выделении части её земель для церкви. В советское время храм был закрыт, после войны его начали разбирать на кирпич. Уничтожили часть ротонды, алтарь, боковые портики. По рассказам местных жителей, пытались разобрать и колокольню, но неудачно, кирпич держался монолитно, и, проковыряв борозды на каждом ярусе, дело бросили. От с. Никольское через р. Москва расположено с. Грибово. Здесь была усадьба Лаврентия Самойловича Витберга (1753-1834), отца Александра Лаврентьевича Витберга, академика, составившего первоначальный план Храма Христа Спасителя на Воробьёвых Горах в Москве. Церковь Рождества Божией Матери в Поречье Село Поречье на р. Иночи известно с 1596 г. как "старинная вотчина Михаила Иванова сына Протопопова" В селе уже тогда стояли шатровая деревянная церковь Рождества Божией Матери с приделом святителя Николая и тёплая церковь Благовещения с приделом святителя Алексия Митрополита Московского. Документы 1626 г. рисуют картину полного разорения. Поречье во владении С.Г. Коробьина: "сельцо, что было село Поречье, а в нем были храмы, запустевшие во 1613 г. от литовского разорения" ему заложила Степанида, вдова Ф.В.Протопопова. В 1653 г. по-прежнему сельцом владеет семья Протопоповых — Иван, потом его дети Пётр и Богдан, их дети Борис и Мавра (замужем за И.М.Татищевым). В 1698 г. стольник Борис Петрович Протопопов и Иван Михайлович Татищев продали свою вотчину Поречье боярину, князю Борису Ивановичу Прозоровскому. Он в 1699 г. бил челом патриарху, прося разрешения построить на пустой церковной Рождественской земле каменную церковь Рождества Божией Матери. Своё имение он завещал императрице Екатерине I с условием, что Поречьем пожизненно будет владеть его жена Ирина Михайловна. Императрица Елизавета в 1742 г. пожаловала Поречье Алексею Григорьевичу Разумовскому. Его наследники построили усадьбу во 2-й половине XVIII в. В 1784 г. граф Кирилл Григорьевич Разумовский представил на величайшее усмотрение раздел всего недвижимого имения между своими детьми, при прошении: "Всемилостивейшая Государыня, имею я детей, рожденных с покойною моею женою Катериною Ивановной роду Нарышкиных, сыновей графов Алексея, Петра, Андрея, Льва, Григорья, Ивана, графинь Наталью, что ныне за А.Н.Загряжским, Елизавету, что за графом П.Ф.Апраксиным, Анну, что за В.С.Васильчиковым, Прасковью, что за И.В.Гудовичем... полагаю... графу Льву можайские три волости..." Лев Кириллович Разумовский родился в 1757 г. В 1774 г. был зачислен в блестящее посольство князя Н.В.Репнина и вместе с ним отправился в Константинополь. По возвращении поступил в Семёновский полк. Там он сделался одним из первых петербургских щеголей и ловеласов, но среди светских успехов сумел сохранить свежесть и чистоту сердца. По словам князя Вяземского, он "был замечательная и особенно сочувственная личность". Он не оставил по себе следов ни на одном государственном поприще, но много в памяти знавших его. Лев Кириллович был истинный тип благородного барина: наружность настоящего аристократа, он смотрел, мыслил, чувствовал и действовал как барин, росту был высокого, лицо имел приятное, строен, в обращении отличался необыкновенной вежливостью, простодушием и рыцарской честью. Он был самый любезный говорун, несколько картавил, даже насморк придавал его речи особенно привлекательный диапазон. В полку он дослужился до полковничьего чина и только в 1782 г. поступил генерал-адъютантом к князю Потёмкину. Отец сам спешил удалить своего сына из столицы: "Лев — первой руки мот, — писал он, — и часто мне своими беспутными и неумеренными издержками немалую скуку наводил". За Дунаем Лев Кириллович храбро дрался против турок и не прочь был покутить с товарищами, которые все его без памяти любили. Он под начальством Суворова командовал егерским полком, потом был дежурным генералом при князе Репнине. За военные подвиги награждён орденом святого Владимира 2-й степени. С вступлением на престол Павла I он подал прошение об отставке по болезни и отправился за границу. Пропутешествовав несколько лет, окончательно поселился в Москве. В 1800 г. Лев Кириллович по делам и для свидания с родственниками отправился в Петербург, но едва успел туда приехать, как от не благоволившего к нему Павла I получил приказание немедленно возвратиться в Москву. Его жена Мария Григорьевна (1772-1865), урождённая княжна Вяземская, в первом браке была за князем Александром Ивановичем Голицыным (ум.1817). Лев Кириллович, глубоко верующий и ревностный христианин, возвёл в 1804 г. ныне существующую церковь Рождества Божией Матери. После него усадьбой владел его брат Алексей Кириллович (1742-1822), министр народного просвещения с 1810 г. Он содействовал расширению сети начальных школ (приходские и уездные училища), учредил несколько новых гимназий, заботился об улучшении методов преподавания, запретил телесные наказания. С 1816 г. в отставке. Его дочь Екатерина вышла замуж за Сергея Семёновича Уварова (1786-1856), который стал новым владельцем Поречья. Он получил домашнее образование, с 1801 г. уже считался на службе в Министерстве иностранных дел. Уваров принимал некоторое участие в литературном обществе "Арзамас". В 1816 г. назначен попечителем Петербургского учебного округа, в 1818 г. президентом Академии наук, в 1821 г. директором Департамента мануфактур и торговли, а также банков — заёмного и коммерческого. В 1832 г. определён помощником министра народного просвещения, в 1833 г. управляющим, в 1834 г. министром. Он провёл реформу среднего образования и был поборником идеи, выражавшейся в известной формуле "православие, самодержавие, народность". Министром Уваров был до 1849 г. При нём основан университет в Киеве, многие молодые учёные стали пополнять своё образование за границей. В 1812 г. усадьба пострадала от пожара и была вновь отстроена Уваровым в 1830-х гг. по проекту Доменико Жилярди: изменена планировкаусадебного дома, возведён облицованный алым искусственным мрамором купольный зал для "Порецкого музеума", перестроены флигели, расширены оранжереи, появились каретный сарай, фабрики. Внешняя отделка дома относится к 1870-м гг., третий этаж надстроил архитектор Михаил Николаевич Чичагов (1836-1889). Сергей Семёнович создал в Поречье археологический музей, собрал ценнейшую библиотеку. Усадебный парк, созданный в 1814 г. садоводом Раше, приобрёл свой окончательный вид во 2-й половине XIX в. К.Ф. Тюрмером (его надгробие сохранилось в Поречье). Прекрасный ботанический сад — до 30000 "отборного вида растений" со всех концов света — cлужил своеобразным продолжением "музеума", парадный вход в который обрамляли скульптуры Гермеса и Флоры, далее открывалась лестница с мраморными статуями и барельефами работы итальянских мастеров. Слева от лестницы располагались экспозиционные залы, где были представлены портреты владельцев усадьбы. Далее — гостиная с выходом на балкон, украшенный фигурами "центавров", и малая гостиная, в которой, равно как и в следующих, находилось множество художественных предметов. На втором этаже была библиотека, за ней обширная зала с бюстами и собранием редких книг, далее взору открывалась скульптурная галерея. Одним из наиболее ценных экспонатов был античный саркофаг. В 1840-х гг. здесь часто бывали В.А.Жуковский (сохранился дом, в котором жил поэт, ему в Поречье поставлен памятник в 1853 г.), М.П. Погодин, С. П. Шевырев, П.А. Плетнёв, Т.Н. Грановский. У Сергея Семёновича и Екатерины Алексеевны Уваровых были дочери Александра и Наталия, сын Алексей, который и унаследовал богатейшее собрание древностей и произведений искусства. Алексей Сергеевич Уваров (1825-1884) по окончании Петербургского университета служил по дипломатическому ведомству. Однако блестяще начатую карьеру оставил и все силы отдал изучению и популяризации отечественных древностей. В конце 1840-х гг. предпринял раскопки на черноморском побережье. Но его инициативе в 1864 г. создано Московское археологическое общество, поставившее перед собой обширные задачи в сбережении и изучении памятников искусства и старины. Алексей Сергеевич участвовал в создании Российского исторического музея. В 1859 г. он женился на Прасковье Сергеевне Щербатовой. Она родилась 28 марта 1840 г. в с. Бобрики Лебедянского уезда Харьковской губернии, в семье князя Сергея Александровича Щербатова, женатого на Прасковье Борисовне, урождённой княжне Святополк-Четвертинской. Профессор Ф.И. Буслаев занимался с Прасковьей Сергеевной русской литературой, Н.Г. Рубинштейн давал уроки музыки, А.К. Саврасов учил рисунку и живописи. Вскоре после свадьбы молодые побывали во Флоренции, Риме, Равенне, Неаполе, где воочию ознакомились с выдающимися памятниками мировой культуры. Вместе с мужем Прасковья Сергеевна участвовала в работе Московского археологического общества, которое и возглавила в 1885 г., после смерти Алексея Сергеевича. Её труды: "К вопросу об издании "Древности Москвы"" (1907), "О защите памятников живой старины" (1914) и многие другие. В память о муже она в 1906 г. из своих средств учредила премию за исследования в области древнерусского зодчества. В 1910-х гг. безвозмездно передала коллекцию рукописей из порецкого музея в Российский исторический музей. Была избрана почётным членом Императорской Академии наук (1895), профессором Дерптского (1888), Харьковского (1906), Казанского (1910), Московского (1910) университетов, Петербургского археологического института (1891), Лазаревского института восточных языков (1902). Выполняя важнейший завет мужа — "научить дорожить родными памятниками, ценить всякий остаток старины, всякое здание, воздвигнутое нашими предками, сохранить и защитить их от всякого разрушения", — Прасковья Сергеевна с 1890 г. возглавляла комиссию Московского археологического общества по сохранению древних памятников. Она сыграла заметную роль в разработке законодательных мер по охране отечественного культурного наследия, в том числе по запрещению вывоза памятников за границу. Последние годы её жизни прошли в Югославии. "Память о П.С. Уваровой среди учёных будет жить долго, — писал в некрологе академик А.И. Соболевский. — Едва ли скоро мы увидим опять такого деятеля — бескорыстного, энергичного, преданного науке до самопожертвования, талантливого, как П.С. Уварова". В с. Поречье С.С. Уваров открыл в 1840-х гг. школу для своих дворовых. В 1893 г. она полностью содержалась на средства П.С. Уваровой, в том числе 30 человек жили при школе постоянно. Всего обучалось 100-130 мальчиков и девочек, преподавали два учителя и местный священник. В советское время церковь закрыта. Вновь открыта в 1990-х гг. Музейные ценности вывезены, дом разрушен в войну (восстановлены только фасады). В доме размещался санаторий. Церковь Успения Божией Матери в Мышкино С.Мышкино стоит при слиянии рек Москвы и Лусоси. В 1506 г. великим князем Василием Ивановичем село пожаловано Можайскому Лужецкому монастырю. Церковь была здесь исстари, уничтожена в Смутное время. В писцовой книге уезда за 1626 г. сказано: "Пречистая Богородица Лужецкого монастыря вотчин село Мышкино на реке Москве, а в селе место церковное, что была церковь Успения, а в церкви были образа и свечи, и книги, и всякое церковное строение мирское". В 1639 г. на старом месте построили новую церковь. В приходских книгах Патриаршего казенного приказа "жилых данных церквей" под 1639 г. запись: "По книгам Можайского Лужецкого монастыря архимандрита Савватия прибыла вновь церковь Успения Пресвятой Богородицы в Лужецком монастыре села Мышкино". В 1764 г. село было в ведении Коллегии экономии. Ныне существующая каменная церковь Успения Божией Матери с приделами Сергия Радонежского и мученицы Параскевы построена в 1865 г. В 1890 г. праздновалось 50-летие служения в ней А.И. Поспелова. Он родился в с. Мышкино, в семье пономаря. В связи с болезнью отца и необходимостью кормить семью ему пришлось бросить учёбу в семинарии и поступить на место отца. Полвека он служил в церкви Успения, сначала пономарём, потом дьяконом. Его сын, преподававший в здешнем же училище, составил церковный хор из учеников. За благоукрашение храма крестьяне Еф. Ковырков, Ал. Петров и Дм. Антонов в 1895 г. были награждены архиерейской благословенной грамотой. В селе два раза в год были ярмарки — в 10-ю пятницу по Пасхе и в престольный праздник Успения Божией Матери. После революции храм закрыт, разрушена колокольня. В соседнем селе Милятино в 1960-х гг. была взорвана каменная церковь Покрова Божией Матери, построенная в 1833 г. архитектором Д.Ф. Борисовым на средства коллежского асессора М.И. Сомова. На её месте ещё в 1980-х гг. лежали огромные глыбы кирпича. Церковь Святой Троицы Села Горетово В Горетово издавна стояла церковь Святителя Николая. Она уничтожена в Смутное время. В 1626 г. в писцовой книге записано: "В дворцовых волостях село Горетово на Москве-реке, а в ней место церковное, что была церковь Николая Чудотворца, а в церкви образа, книги и всякое строение мирское, а ныне лежит впусте с 1608-1609 года, как шел вор в Тушино". В 1638 г., по книгам архимандрита Лужецкого монастыря Лаврентия, церковная земля в с. Горетово отдана в оброк. В 1679 г. пустошь стала деревней — четыре двора крестьян, пришедших из Звенигородского уезда дворцовой Михайловской волости. В 1685 г. по именному указу деревни Горетово, сёла Абрамове и Милятино отданы из дворцовых в поместье окольничему Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину. Ему велено выстроить деревянную церковь во имя Живоначальной Троицы и прирубить церковь Николая Чудотворца. В 1686 г июля 10 дня указом святейшего патриарха велено церковь освятить. В 1710 г. священником был Евгений Кузьмин. В 1715 г. из с. Богородское переведён Игнатий Савинов. И.А.Мусин-Пушкин был женат на племяннице патриарха Иоакима, Мавре Тимофеевне Савёловой, её отец владел сёлами Сивково и Бородино. 24 мая 1687 г. патриарх в своём Можайском походе освятил церковь в с. Горетово и некоторое время жил в покоях Мусина-Пушкина. По смерти последнего в 1730 г. селом владел его сын, граф и тайный советник Платон Иванович. Он подал прошение: "В селе Горетове церковь во имя Святой Троицы деревянная ветха, и служить в ней невозможно, а ныне желаю я поставить вновь каменную церковь во имя Животворящей Троицы с приделами Николая Чудотворца и мученицы Ирины". 20 ноября 1733 г. выдан указ о строении каменной церкви, а 27 июля 1737 г. указ архимандрита Лужецкого монастыря Дионисия об её освящении. Граф был обязан своим возвышением А.П. Волынскому, с которым был дружен, и с падением его попал в опалу и сам. В 1740 г. он был лишён чинов, орденов, графского достоинства и по вырезании языка сослан в Соловецкий монастырь, его вотчины отписаны в Дворцовое ведомство. В 1749 г. его сёла пожалованы графу Алексею Петровичу Бестужеву-Рюмину (1693-1766), блестящему дипломату и ловкому царедворцу, с 1744 г. государственному канцлеру, в течение 14 лет определявшему внешнеполитический курс Российской империи. В 1757 г., во время тяжёлой болезни императрицы Елизаветы, он самовольно вызвал с фронтов Семилетней войны армию фельдмаршала Апраксина, опасаясь воцарения Петра III (оно означало крах всей политики Бестужева, основанной на союзе с Австрией, а Пётр III находился под сильным влиянием прусского короля Фридриха II). Ему же принадлежал план устранения Петра III и воцарения Екатерины II. Но Елизавета выздоровела и, разгневанная, 27 февраля 1758 г., лишив всех чинов и знаков отличия, выслала его в Горетово. В манифесте преступление бывшего канцлера обозначено так: "Ведено ему жить в деревне под караулом, дабы другие были охранены от уловления мерзкими ухищрениями состарившегося в них злодея". Долго Бестужев жил в избе, одевался в кафтан и отрастил бороду (приказал в этом виде снять с себя портрет). Ему дозволено было построить дом, который он назвал обителью печали, ибо здесь 15 декабря 1761 г. умерла его жена. В ссылке он написал книгу "Утешение христианина в несчастии". В 1763 г. его возвратили из ссылки, вернули чины и ордена. Он просил о пересмотре его дела и был оправдан. В 1764 г., предчувствуя скорую смерть, он велел выбить медаль - гроб с гербом Бестужевых, по сторонам Религия и Твёрдость. На 73-м году жизни после трёх недель жестоких страданий от болезни он скончался. Когда не стало ни его, ни его сына Андрея, по указу 1768 г. недвижимое имущество перешло во владение его племянников Михаила и Алексея Никитичей Волконских, с обязательством выдавать ежегодно 4000 рублей сестре графа Алексея Петровича по её смерть. Братья разделили имение, Горетово досталось князю Алексею, потом перешло к его вдове Маргарите Родионовне, урождённой Кошелевой, с детьми Михаилом, Николаем, Петром, Анной и Екатериной, вышедшей замуж за Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. Дети снова разделили имение, владельцем Горетова стал Пётр. Завоеватели, шедшие к Москве, неизменно проходили через можайскую землю. Отрывок из документа: "Вотчины его сиятельства князя Петра Алексеевича Волконского села Горетово Заретской слободы крестьянин Кондратий Кондратьев в 1812 г. за веру, верность и отечество собрав 6000 крестьян из собственной и других своего помещика деревень и окрестных сел, как то Горетова, Глазова, Мышкина, Болычева, Милятина, Грибова, Клементьева... встретил неприятеля в 8 верстах от Бородинского сражения и мужественно повсюду поражал французов, в одной Горетовской волости положил 1600 человек". В середине XIX в. селом владела О.И. Бартоломеус, устроившая в нём ткацкую фабрику. В 1890 г. в селе усадьба потомственной почётной гражданки Анфисы Фёдоровны Бутиковой. Она попечительствовала над местной школой, в которой был законоучителем священник Михаил Фёдорович Марков. В 1911 г. усадьба принадлежала А.И. Зиминой. Здание Троицкой церкви, возведённое в 1730 г., перестраивалось. В советское время храм лишился колокольни и трапезной, основной объём переделан: пробиты новые окна, устроены межэтажные перекрытия. Сохранившийся каменный флигель был построен в начале XIX в., в усадьбе тогда имелись также двухэтажный деревянный дом, службы, оранжерея, кожевенный, кирпичный и винокуренный заводы, пруды (соединённые каналом), плодовые сады. В наше время "Можайское море" подходит к самым ступеням флигеля, часть усадьбы ушла на дно водохранилища. Несколькими километрами ближе к Можайску расположено с. Красновидово, в котором бывшим владельцем В.К. фон Мекком в 1880 г. построена церковь Благоверного князя Александра Невского при инвалидном доме железнодорожных служащих имени императора Александра II. Ныне она под водой. Церковь Великомученика Димитрия Солунского в ТЁсово Сельцо Тёсово упоминается в документах с начала XVII в. В нём два двора крестьянских и три бобыльских, владел им Фёдор Дементьев, а после его смерти вдова Домна Дементьева. В 1657 г. сельцо купил Артемий Богданович Камынин, потом оно перешло к его сыну Дмитрию Артемьевичу, женатому на княжне Дарье Григорьевне Шаховской. "1708 года декабря в 22 день по указу великого государя по челобитью стольника Димитрия Артемьева сына Камынина ведено новопостроенную церковь Святого Димитрия Солунского, которую построил он в вотчине своей сельце Тесове на попа с причетники дань положить". В 1725 вдова Дарья Григорьевна пристроила к церкви придел Михаила Архангела. В 1736 г. селом владел Василий Дмитриевич Камынин. Его сын Дмитрий, сенатор (ум. 1812) возвёл существующую поныне каменную церковь, престолы которой были освящены во имя Смоленской иконы Божией Матери, Казанской иконы Божией Матери и пророка Божия Илии (по состоянию на 1866 г.) Дмитрию Васильевичу наследовал его сын Василий (1777-1842), коллежский советник, масон (1819). Камыниным усадьба принадлежала до 1917 г. В советское время, ещё до войны, церковь была закрыта, лишилась колокольни, апсиды, четырёхколонных портиков на южном и северном фасадах. Сгорел трёхэтажный усадебный дом. Во второй половине 1980-х гг. остатки старинного парки стали застраиваться дачами. Местная газета "Голос батрака", исполнявшая роль сыщика и доносителя, в 1920 г. поместила заметку: "Несмотря на декрет об отделении школы от церкви, в Тесовской школе в начале марта месяца местные учительницы водили всех детей школьников в церковь говеть и причащаться... Нужны ли такие педагоги советской трудовой школе? Можайский ОНО, профсоюз работников просвещения и социалистической культуры обязаны обратить на это явление должное внимание и из среды работников школы удалить губительные плевелы". К Тёсовской церкви была приписана церковь с. Александрове с престолами святителя Николая Чудотворца и великомученика Димитрия Солунского. Она повреждена во время войны, руины снесены в 1950-х гг. Церковь Успения Божией Матери Села Пушкино Село получило название, вероятно, по фамилии владельца, Фёдора Семёновича Пушкина, у которого в конце XVI в. были вотчины в Можайском уезде. Ныне существующая церковь Успения Божией Матери построена в 1766 г. Другой престол — Вознесения Господня. Колокольня и трапезная построены в 1888 г. по проекту архитектора Дмитрия Дмитриевича Зверева. В 1911 г. храм заново расписан. Настоятелем в то время был священник Е. Орлов. В XIX в. сельцом владел Сергей Григорьевич Волконский (1788-1865), сын оренбургского генерал-губернатора Г.С. Волконского и А.Н. Репниной. Он начал службу в 1805 г. поручиком кавалергардского полка, участвовал в войне с Наполеоном (1806-1807), в русско-турецкой войне (1811-1812) и в освободительном походе русской армии (1813-1814). В Париже был принят в салоне мадам де Сталь. Член Союза благоденствия, видный деятель Южного общества, он был приговорён к смертной казни, заменённой 15-ю годами каторги с последующим поселением в Сибири. Мария Волконская последовала за мужем в Сибирь. По воспоминаниям современников, в ссылке князь опростился, в салоне жены часто появлялся запачканный дёгтем и с клочками сена на одежде и в бороде. Он водил дружбу с крестьянами, в воскресные дни его видели на базаре беседующим с ними сидя на телеге и завтракающего краюхой серого хлеба. Был добр, особенно к детям, всегда мил и ласков. Амнистирован в 1856 г., ему вернули права дворянства. Его сын Михаил был товарищем министра народного просвещения. В начале XX в. (1913 г) в Успенском храме служил священник Пётр Иванович Лебедев. Он преподавал Закон Божий в местной школе, где попечителем был почётный гражданин Андрей Иванович Глушков. Справа от церкви сохранился фундамент дома Волконских. Около церкви похоронен богатый крестьянин Голованов, пожертвовавший в храм колокол. В советское время могила была раскопана, мальчишки повесили череп на забор. Церковь была закрыта, здание использовалось для целей производства. В южной и северной стенах во всю их высоту прорублены ворота для автотранспорта. Церковь Введения во храм Божией Матери в Клементьево На этом месте была деревянная церковь Святого Николая, уничтоженная в Смутное время. В 1629 г. она построена вновь. В 1653 г село входило в Шеборшинскую дворцовую волость. В 1691 г. жалованной грамоте написано: "великие государи (Пётр и Иоанн) пожаловали боярина, князя Петра Ивановича Прозоровского за его многие службы, что он при великих государях живет непрестанно, со всем усердием... ведено ему дать вотчину из своих великих государей дворцовых волостей в Московском уезде: Ше-боршинскую, Тягожскую и Карачаровскую с селами, деревнями и пустошами". В 1701 г. Клементьево отдано князю Борису Ивановичу Прозоровскому по разделу с его братом Петром Ивановичем. Оно по построении в нём в 1703 г. каменной церкви Введения во храм Бо-жией Матери с приделом святителя Николая (разрушена в советское время) стало именоваться Введенским. Борис Иванович умер в 1718 г., в завещании передав все свои имения в распоряжение с условием пожизненного владения ими его женой Ириной и выделения части на поминание их душ (для этого было продано 40 дворов). В 1727г. 10 июля в указе из Сената в Вотчинную коллегию говорится: "По завещанию императрицы Екатерины Алексеевны графу Федору Самойловичу Скавронскому и сестре его Анне Ефимовской с детьми дали вотчины в Можайском уезде: сёла Введенское, Троицкое и Никольское-Корочарово..." После раздела графине Анне с детьми Иосифом, Андреем и Иваном Михайловичами достались села Введенское (Клементьево) и Покровское (Ново-Покровское). В 1734 г. Клементьево владел граф Иосиф Ефимовский. Он подавал прошение о назначении дьячка в церковь и, вероятно, по его же прошению в 1730-х гг. была построена колокольня. После его смерти в 1742 г. сёлами Введенским и Покровским владел его родной брат Андрей по разделу в 1751 г. с женой графа Ивана Григорьевича Чернышева — Елизаветой Иосифовной, урожденной Ефимовской. 31 октября 1881 г. ктитором Сергиевского всей артиллерии собора (в г. Москве) был определен штабс-капитан Л.М.Чичагов — будущий священномученик митрополит Серафим (1856-1937). По долгу службы он имел отношение и к церкви в с. Клементьево при летних лагерях войск (артиллерии) Московского военного округа. Он приложил много усилий к материальному устройству храма и развитию духовно-просветительской деятельности в приходе, на попечении которого находились тысячи российских воинов. В с. Клементьево 1 июня 1889 г. происходило празднование 40-летия служения во священстве благочинного настоятеля церкви Введения о. Максима Иоанновича Руссова. На литургии присутствовали представители Артиллерийского ведомства и настоятели окрестных церквей. Юбиляр пригласил всех в богадельню, которую он устроил в память события 17 октября 1888 г. (чудесное спасение императорской семьи при катастрофе царского поезда у станции Борки) и пожелал освятить в день своего юбилея. Гостям был предложен обед, за которым комендант артиллерийского лагеря и другие лица произнесли речи, полные душевной теплоты. Из всего некогда величественного ансамбля строений прихода Введенской церкви сохранились здания богадельни, колокольни и башенки церковной ограды. 29 августа 1909 г. в Клементьево приехал брат государя императора Михаил Александрович. Великого князя встречали настоятель храма о. А. Сахаров и начальник лагерного кавалерийского сбора генерал Литвинов (Михаил Александрович командовал стоявшим в лагерях Черниговским полком, шефом которого была княгиня Елизавета Федоровна). С раннего утра к храму на парад стекались толпы народа. 25 мая 1914 г. праздновался день рождения государыни императрицы Александры Федоровны. При громадном стечении народа отслужена торжественная литургия, пел хор певчих 36-й артиллерийской бригады, присутствовали начальник специального артиллерийского сбора генерал-лейтенант А.А. Атабеков, инспекторы артиллерийских корпусов, командиры бригад, батарей. На площади состоялось молебствие, затем парад войск. Совершившийся в феврале 1917 г. переворот в жизни нашей Родины был отмечен в с. Клементьево церковно-патриотическим торжеством 12 марта. При пении двух военных хоров совершена божественная литургия, после которой из храма при торжественном звоне и пении хора выступил крестный ход. Все воинские силы местного гарнизона стояли шпалерами с оркестром, который играл "Коль славен", солдаты брали на караул. Крестный ход проследовал на середину площади. В колоннах всех частей гарнизона начался привод к присяге на верность и неизменную преданность Российскому государству. Затем был благодарственный молебен, настоятелем о. Сергием Сахаровым сказано одушевленное слово. После молебна произнесено многолетие Богохранимой Великой Державе Российской, правителям её и христолюбивому воинству. При пении "Спаси Господи люди Твоя" о. Сергий с крестом обошёл все войска, окропил их святой водой. Крестный ход возвратился в храм, и войскам был произведен общий парад. В советское время храм закрыт и разрушен. Церковь Благоверного князя Александра Невского в холме Если от Клементьева идти в сторону Настасьина, где в 1895 г. крестьянином Василием Павловичем Кононовым был построен деревянный храм Святителя Николая, то на половине пути в с. Холм мы увидим построенный примерно в то же время деревянный храм Благоверного князя Александра Невского. Он был домовой церковью двухклассной учительской школы, существовавшей с 1899 г. Заведующим и законоучителем в ней со времени основания до 1917 г. был о. Н.П. Голубев, все три учителя окончили курс духовной семинарии. В программе были Закон Божий, церковное пение, церковно-славянский язык, русский язык, отечественная история, арифметика, геометрическое черчение, музыкальные занятия (скрипка и балалайка). При школе имелась пасека, где ученики привыкали к обращению с пчёлами. Они сами себя содержали, на артельных началах привозили провизию, хранили её, сдавали кухарке (в других школах этим занимались заведующие, получавшие отдельную плату). Попечителем школы был купец С.М. Гудков. Храм закрыт в советское время и перестроен под клуб. По материалам краеведческих экскурсий церковно-приходской школы при Иоанно-Богословском храме г. Ликино-Дулёво Орехово-Зуевского благочиния

Прочитано 2773 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Верстка сайта